Неоценимая помощь [Глава 11, часть 1]

Прочитали 67

О драконы, в следующие дни я поняла: если хочу стать лучшей ученицей, надо из перьев вон лезть…

К уже имеющимся предметам добавилось ещё два: тайный язык демонов и история Неминуемых. Так что теперь я изучала тайную демоническую письменность, при помощи которой общаются между собой не только Неминуемые, но и другие демонические ордена, которых, к моему изумлению, оказалось действительно много. Убийцы, маги, правители, палачи – каких только не было. А из истории Неминуемых я успела узнать, что его создательницей и первой Неминуемой была жена старшего демона Фрасильтора – старшая демонесса Микра́ша, погибшая около трёхсот лет назад. И это она изображена на всех знамёнах ордена. Микраша была первой, кто научился обращать проклятия в оружие, что сделало Неминуемых чуть ли не сильнейшими воинами во всех мирах… И история Ордена была мне безумно интересна! Я изучала виды проклятий, техники боя проклятых, первых убийц Ордена, и, кажется, всерьёз увлеклась.

Боевые практики же становились всё опаснее и опаснее, теперь без ушибов и ран увидеть меня было невозможно. Каждый раз после тренировок я еле держалась на ногах и сбегала в зал Полётов, чтобы расслабиться. Всё демоническое снаряжение, которое предлагал мне Воок, было уж слишком неподъёмным, я не привыкла носить такие тяжести, я привыкла летать. Уже на втором уроке демон выставил против меня ожившего скелета, на третьем – кроваво-красную собаку с острыми клыками, и, если бы не моё проклятье, которое сваливало их всех за считанные секунды, я бы не продержалась и дня в Ордене… А так всех моих противников хватало на пару ударов. Воока это сильно радовало, однажды он даже сказал, что мне не будет равных в любой дуэли. А я всеми перьями на это надеялась и верила, что экзаменационное сражение Мра’акмора будет не намного сложнее.

Уроки с парцеголотом тоже ото дня в день становились опаснее. Всё больше они походили на крылатый бой, а однажды мне и вовсе пришлось улетать от двух мантикор с ядовитыми жалами! О драконы, это самые противные летающие демоны, которых я когда-либо видела… Мало того, что они хитрющие, так и помимо этого Нокмерн не переставал метать в меня свои железные перья, сотворённые магией! Однако я очень гордилась собой. Ни одного ранения во время лётных занятий. А я-то думала, что лучше уже летать не научусь. Как же я ошибалась. В Ордене моим первым лозунгом стала фраза: «Нет предела совершенству». Вторым, выходящим из первого: «Не сможешь взлететь выше, умрёшь…»

И всё это время я неустанно пыталась вникнуть в магию. Я не спала ночами, изучая таумономикон от корки до корки, разбирая все мистические практики колдуньи Вэйн, которая, кстати, тоже прекрасно владела драконьим! И на нём творила любое своё заклинание. А из страницы в страницу повторялось: «Воля не рождает магию, воля упорядочивает энергию», – одна из основных магических теорий, ведь всё волшебство – это ни что иное, как по правильному использованная магическая энергия, которая существует вокруг нас. Я уже успела разобраться во многом. Например, в сущности заклинаний. В том, зачем вообще они нужны. Оказывается, колдовать можно, не зная ни одного заклинания! Но без него даже у опытного волшебника сотворить что-то магическое шансов не больше, чем золотых перьев у меня в крыльях. Всё потому, что упорядочить энергию магии сложно, это как целый новый мир со своими законами. Заклинания – есть ни что иное, как уже готовый инструмент для создания такого порядка энергии, который необходим заклинателю. Можно считать, что заклинание – это молоток, а эффект магии – не забитый гвоздь. Можно забить гвоздь и рукой, но это будет больно и неприятно. А можно взять готовый молоток, и всё пойдёт быстро. Можно, конечно, придумать ещё один молоток, но зачем, когда его уже придумали? Вот такие самые разные молотки уже много лет изобретают все сведущие маги. Если кто-то разобрался в том, как использовать магическую энергию так, чтобы летать быстрее, он воплотит это в жестах и словах древних языков, к которым, как я успела выяснить, помимо драконьего относятся ещё и демонический с фейским. Такие языки обладают первозданной силой и способны править энергией вокруг.

А наиболее сильные заклинания, которые изменяют саму реальность, называют заклятьями. Они, скажем, не поднимут камень на время в воздух и не отопрут запертую дверь, они превратят камень в воду или человека в этот камень. Хотя второе – это уже больше подходит под проклятье. То есть, заклинание или заклятье, всегда грозящее бедой. Хотя Микраша однажды сказала, что при должном умении, все жизненные проклятья станут дарами. И создала Орден Неминуемых. Как и с историей ордена, магию было приятно изучать. Перья трепетали от того, как много всего я узнала за последнее время!

Я успела заучить уже пять простеньких заклинаний, хотя «простенькими» назвать их язык не поворачивается. О драконы, там столько тонкостей и нюансов, что просто ужас… Малейшая неточность в произнесении или исполнении жестов приведёт к провалу. Поэтому нужно действительно много заниматься, чтобы в совершенстве овладеть магией. К счастью, времени у меня было предостаточно. Уроки занимали обычно половину «дня» ночи, а в оставшуюся я совершенствовала техники полёта и зубрила заклинания. Казалось, что вот ещё немного, и я смогу зажечь свечу у себя на письменном столе магией, но тщетно… Я все силы прилагала, до последнего пёрышка, и ничего.

Изучая таумономикон, я ещё не успела понять, как Захарра Вэйн, рождённая без магического дара, стала колдуньей. А ведь это было самое важное в моём обучении. Перечитывая очередную главу, я напоминала себе: если у неё получилось, то и у меня получится.

Пугало только одно. Я успела увидеть разницу между колдунами и волшебниками. Оба не рождаются магами, а получают силы со временем. И колдуны получают их после того, как сотворят великое зло… А какое такое зло сотворила Захарра Вэйн – для меня пока оставалось загадкой. Напрямую она об этом не писала. Или я просто ещё не нашла этого в нагромождении заметок и непонятных формулировках. Вообще, толком я разобралась только в малой части тех знаний, которые таил в себе таумономикон. Прошла уже неделя или даже больше, я теряю счёт дням, когда день не сменяется ночью, а я даже на пёрышко не приблизилась к ответу на вопрос: как мне овладеть магией.

Сейчас я собиралась на урок с мастером Мра’акмором. О драконы… Не было в замке ничего ужаснее встречи с этим демоном и остальными Неминуемыми. Он учил нас контролировать и усиливать свои проклятья, как и обещал. Ну, в смысле не «нас», а «их». Потому что на занятиях он не говорил мне ни слова, ничему не обучал, ничего не рассказывал. Никогда… Я сильно переживала, что не поспею за остальными учениками, потому что никак не совершенствуюсь, но Ликрик всегда успокаивала меня, напоминая, что мой дар всё ещё стократ сильнее, чем у всех прочих.

Придя в зал в своём чёрном платье и не попадаясь никому на глаза, я быстро вспорхнула под самый потолок и затерялась там, как ночная ворона. Не прийти на урок было запрещено в Ордене, а так хоть с пользой проведу время.

Я пришла последней. Другие ученики уже давно разошлись по рунам и практиковались в своих дарах, а демон мастер то и дело подходил к каждому и шептал на ухо ценные наставления. Перья кололо от чувства несправедливости… Почему он не хочет меня обучать?! Чем я таким ему досадила в первый же день? Да и не только ему, но и всем остальным демонятам. Мы редко встречались в коридорах, но, если встречались, я постоянно ловила на своих крыльях презрительные взгляды и переносила льющийся поток оскорблений на демоническом языке.

Я выхватила глазами Ликрик: она стояла дальше всех, окружённая валяющимся на полу оружием. Со свечой в руке она по очереди подходила к каждому предмету и, не касаясь его, силой своего проклятья отрывала его тень! А после направляла тень, скажем, меча или ножа в сторону стоящей рядом вазы, точнее, на её тень. Протыкала её насквозь и сама ваза раскалывалась на части! У Ликрик очень сильный дар. Она пока не может надолго удержать тень своего носителя, и её силы не хватает, чтобы вот так же просто ранить человека, но до чего же она может стать могущественной… Подруга заметила меня с земли и улыбнулась. Я улыбнулась ей в ответ, а мотом меня резко дернуло в воздухе, будто бы я зацепилась ногой за верёвку. Это ощущение было мне знакомо: Ликрик подчинила мою тень. И я увидела, как та замерла на полу, хотя сама я продолжала лететь с неистовой скоростью. Подруга быстро подбежала к застывшей крылатой тени и прошептала на ухо:

— Привет! — и я услышала её голос как вблизи!

— Привет! — прощебетала я, зная, что Ликрик тоже это услышала.

В последнее время мы виделись очень редко. То у меня дел выше неба, то её допоздна мучают занятиями. А мне очень не хватало спокойных вечеров, как и раньше, когда мы просто сидели в моей комнате и говорили… Поэтому мы цеплялись за каждую возможность сказать друг другу хоть словечко.

Мра’акмор запрещал мне с кем бы то ни было разговаривать во время его занятий, поэтому мы могли общаться только так, через мою тень. По крайней мере пока что он этого не замечал…

— Как твои уроки магии? — заботливо спросила подруга.

— Пока не продолжились, — дала я ей понять, что ещё не смогла сотворить ни одного заклинания. — А твои уроки пения?

— Ха-ха, — саркастично прошептала Ликрик, — У этой сирены скорее уши отвалятся, чем я запою ей.

И я усмехнулась. У всех Неминуемых часть занятий была посвящена их собственным умениям. У меня это были уроки магии и полётов, а Ликрик, раз она сирена, училась петь. Я сначала сильно удивилась, ведь думала, что она и так прекрасно это умеет. А потом Ликрик рассказала, что мама запрещала ей развивать в себе способности сирены очаровывать других. Но Фрасильтор сам назначил Ликрик эти занятия. Мы ещё ни разу не видели хозяина замка, но ни раз успели ощутить, что он исполняет важную роль в нашем обучении.

— Ла-адно, отпускаю твою тень. Не могу больше её держать. — разочарованно протянула подруга.

Я знала, что должно пройти несколько лунных фаз, прежде чем она снова сможет провернуть этот фокус с одной и той же тенью. И тоже слегка пала крыльями.

— Удачи тебе! — искренне пожелала я, пока Ликрик ещё могла меня слышать, и полетела дальше, разглядывать других учеников.

А разглядывала я их не просто так. Мы с Ликрик часто думали о том, что наши «одноорденовцы» в какой-то момент устанут от простых оскорблений в коридорах и попытаются как-нибудь иначе причинить нам вред. И в первую очередь, за счёт своих проклятий. Поэтому я очень внимательно следила за успехами демонят, подмечая, как каждый из них мог бы на нас напасть, а потом всё рассказывала Ликрик. Конечно, я надеялась, что ни до каких нападений дело не дойдёт, но подруга постоянно напоминала мне о том, что они всё-таки демоны, способные на всякие подлости. Хотя и не совсем чистокровные демоны, иначе держали бы свои настоящие имена в тайне.

Сейчас я кружила над Заро́гом, у которого были прямые рога. Все уже привыкли, что во время каждого урока Мра’акмора я просто летаю, поэтому никто, кроме подруги, не обращал на меня внимания. Зарога мы с Ликрик считали самым опасным врагом. Его проклятье позволяло ему управлять рубинами! Любую вещь из этого драгоценного камня, он мог поднять в воздух силой мысли. Поначалу над его ладонью парили обычные осколки, не больше ягоды крыжовника, а сейчас у меня перья тряслись при виде того, как он с закрытыми глазами режет рубиновым кинжалом овечью шкуру в трёх крыльях от него. Область действия его дара намного больше моей и Ликрик… Поэтому он может напасть первым, если захочет.

Я зависла над Малмур. Демонесской, о которой мы с Ликрик ничего не знали, как ни старались выяснить. На каждом занятии Мра’акмора она погружается в иллюзорные сны на рунах Ламеля и больше ничего не делает. Эта неизвестность пугала настолько, что иногда она даже снилась мне в кошмарных снах. Спросить о её даре мы, конечно, ни у кого не могли, а из истории Неминуемых ничего дельного мне в голову не прилетало. Многие проклятья были распространёнными в Ордене, так что в истории можно было найти ответ.

Я только хотела подлететь к последнему демонёнку, Кмерлу, как меня неожиданно окрикнул Мра’акмор. О драконы, впервые после самого первого занятия. У меня похолодели крылья, но я камнем стремительно спустилась вниз и встала перед учителем. Ничего хорошего его недовольный взгляд не предвещал.

— Воро-она, — начал демон зловещим голосом. — Твоя безуспешность в Ордене меня разочаровывает… — он демонстративно сложил руки на груди. — Ты позор для Неминуемых. Не умеешь сражаться, так и не освоила свой дар, не обладаешь магией… — и Мра’акмор был готов продолжить, но я уже его не слушала.

Он намеренно меня злит. Хочет, чтобы я упала крыльями. С самого начала пытается разозлить! И мне ни в коем случае нельзя вестись на его провокацию, нельзя показывать свою слабость. Ликрик говорила, что на уроках за учениками могут тайно наблюдать слуги Фрасильтора. А так как именно старший демон выбирает лучшего Неминуемого для финального испытания, нужно всегда быть сильной.

Демон всё говорил, обличая мои неудачи. Мне оставалось только смиренно стоять и терпеливо не воспринимать его слова.

— … ни на что больше ты не годишься. — закончил он, и тут я уже с испугом обратилась в слух.

— Кмерл! — позвал Мра’акмор.

С любопытством и небольшим страхом принялась оглядываться по сторонам. Из ближайшей колонны к нам стремительно вышагал демонёнок. Буквально вышел. Его дар давал ему силу перевоплощаться в призрака, поэтому сейчас его плечи охватывало затухающее голубое свечение. Его мы с Ликрик остерегались меньше всех остальных. Да, он может постоянно следить за нами, оставаясь в стенах замка, но напасть незаметно у него не выйдет точно. Демон мастер обернулся к нему.

— Потренируй вырывание сердца на этой никчёмной, — небрежно указал на меня учитель. — А это тебе, — жёлтые глаза Мра’акмора уставились на меня.

Он вытянул руку и в ней из чёрного тумана материализовался длинный деревянный посох. Демон разжал пальцы, и тот подкатился к моим ногам. Ликрик, стоящая в другом конце зала, беспокойно обернулась к нам. Я сдержанно кивнула ей, дав понять, что всё в порядке.

— Большего ты не достойна, да и то тебя не спасёт. — злостно бросил он напоследок и исчез в тёмной дымке, оказавшись через миг возле Малмур, которая уже пробудилась ото сна.

Я не спешила подбирать подаренное оружие. «Не доверяй демонам», – вот то, что я уяснила за все дни в замке. Кмерл же яростно воззрился на меня с нескрываемым удовольствием и то сжимал, то разжимал пальцы. Будто ждал этого момента сотню лет. Неужели это не шутка, и он правда постарается… вырвать мне сердце?.. Демонёнок, сделав уверенный шаг, в мгновение ока превратился в призрака. В этот момент всё его тело пылью растворилось в воздухе, и он ринулся ко мне. В этом облике он выглядел ужасающе, рога стали длиннее, когти острее, а глаза чудовищно расширялись.

То, что меня пытаются убить чуть ли не на каждом уроке, уже стало привычным, но на занятиях Мра’акмора такое впервые. С чего вдруг демон мастер перестал меня не замечать и перешёл в атаку?..

Призрак Кмерла медленно подплыл ко мне на расстояние крыла и выставил когтистую руку. Я знала, что за мной наблюдают, отступление сейчас означало бы мою слабость, а я должна быть сильной. Поэтому я ещё плотнее сложила крылья и самонадеянно подняла подбородок, играя в «уверенную Фиору». На деле же у меня дрожали перья.

Воздух наполнился леденящим ужасом, а потолок потемнел в свете рунного света пола. Я отвела взгляд от призрака. Я в безопасности. Он не осмеливался подойти ближе, боялся проклятья, которое свалит его в считанные секунды. Но даже несмотря на кажущуюся защиту, моё сердце билось вдвое чаще, чем обычно.

10.06.2021

Молодой писатель, обожающий драконов
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть