Мирилейн магией собрала корзинку, что уронила Юнна, пока Светзэр одевался.
— Я удивлена. Вы ограничились только…
— Я не так планировал.
— А как? – Мирилейн подняла с пола корзину и подойдя к столу Виконта, поставила ее.
— В более приятной обстановке. Но твой наряд вывел из меня чувства, что обычно я с радостью отдавал жене.
— Тогда не будем считать это полноценным соитием… Не старайтесь. Не нужно. – Мира наклонила голову в бок, рассматривая корзинку. – Я убью вас и без секса. Но это будет позже. А сейчас я пришла за помощью.
— Что с тобой? Ты изменилась.
— Да. Твоя дочь…
— Видимо хотела помириться со мной. В связи с некоторыми обстоятельствами, мы с ней не виделись несколько дней.
— Думаю, нужно ей все объяснить.
— Пойдём со мной. – Если бы ты застала своих родителей, что бы делала?
— Радовалась и мастурбировала. Не смотрите так удивленно на меня. Я так постоянно делала. Это редкость, видеть, как мои родители тонут в своей любви. Теперь тону и я. – Мира опустила голову вниз. – Я хочу лично вас убить. Поэтому не целуйте, не трогайте меня. Райпен почует вас, и отрубит вам голову. А я не смогу ему противостоять. Я еле уговорила его не трогать Эркелена.
Светзер вытянул руку и призвал свой посох. Стукнув об пол, круг на посохе загорелся. Светзэр взял за подбородок Миру и поднял его. Он, наклонившись, поднёс свои губы ближе к её. Мира сжала их. Светзэр прижал Миру к себе.
— Я не силен как рыцари. Я больше привык использовать магию, как выяснилось демоническую, и порошки, что частично изготовил я, частично феи. Я сражался с ведьмами на территории Кингсланд. Ты считаешь, что я встану на колени перед Райпеном – рыцарем, что даже без цели убивает?
— Ты не знаешь, но он выберет идеальный момент, и вы не успеете и слова произнести. Даже можете не узнать, что лишились жизни.
Благодаря тому, что Мира говорила, её губы были освобождены от сжатия и виконт поцеловал ее. Мира переместилась ближе к двери со злой мимикой на лице.
— Ты издеваешься. Я несколько минут назад не понимала, как я допустила твой язык к своему клитору. Помирись с дочерью. Я вижу, что вместо помощи, ты жаждешь трахнуть меня. Сейчас я в режиме не убей, не укради, не возжелай чужих мужей. Я пошла.
Мирилейн хотела переместится, но Виконт стукнул посохом и со звуком колокольчиков вокруг Миры образовался огненный круг. Мира слегка опустила веки вниз и щелкнув пальцами, потушила его. Светзэр улыбнулся.
— Та битва мне запомнилась. Ты продержалась дольше всех. Но… Не считай, что я делаю такие поступки, чтоб поиздеваться над тобой. Я уже не тот Виконт. Совесть мучает меня. Грехи сжигают душу мою, и плавят разум. Я такими поступками хочу искупить перед тобой вину.
— Искупить вину?! Не трогают меня твои слова. – Мира не поворачивалась к нему, стояла и сжимала руки в кулаки. Светзэр разглядывал её спину и растрепанные волосы. – Но я рада такому событию. Не узнала бы, что Флантр пылает ко мне любовью, что готов убить меня и самого себя. Не узнала бы, что в мире есть демоны. И что я цветная. Жалею, что раньше этой битвы не было. Жить и любить тех, кто ненавидит тебя, это мерзко и противно. Особенно узнать, что они играли в любовь. Райпен прав, вокруг одна лапша и сказки. А я верила в них. И это касается не только мужчин к женщинам. Или наоборот. Это касается вообще всего понятия о любови.
Светзэр подошел к Мире и обхватил её одной рукой, второй держал до сих пор посох, что при движении приятно звенел колокольчиками. Хоть их и не было на посохе.
— Я тоже слепо верил. А благодаря тебе, открыл глаза. И правда. Почему наша битва не произошла раньше? – Светзер вдохнул запах Миры, крепче сжимая её. – Пойдём со мной. Юнна застала меня именно с тобой.
Мира улыбнулась и освободившись от объятий, повернулась к Виконту.
— Ангел, демон, принц, рыцари, теперь и виконт. Возжелали меня. Я слышала в свой адрес много оскорблений. Не скажу, что была девочкой паинькой, но вела себя прилично, и не давала повода отцу усомниться в моей интеллигентности. Переместись сейчас в прошлое, я бы побила себя, хорошенечко побила. – Мира чуть слегка наклонилась к виконту -. Со словами, смотри на себя будущую. Внимательно смотри. И делай выводы.
Светзэр подошел к столу и взял корзину.
— Перемести нас к Юнне. Я уверен, она дома и слезы проливает.
Мира ничего не ответила. Светзэр подошел к ней, и они мигом переместились в дом девушки. Отчего оба задержали дыхание и подняли брови, увидев пикантную и неожиданную сцену.
Юнна, выбежав из замка Софии вся в слезах, и бежав к дому, случайно встретилась с молодым рыцарем по имени Цеймор. Они оба знали друг друга с детства, рыцарь был старше Юнны на пару месяцев. Он довез на лошади ее до дома, где утешал, но девушка все плакала, не объясняя причины своих слез. На вопрос друга, девственница ли она, Юнна помотала головой, не понимая, к чему этот вопрос. Цеймор решил прибегнуть к более эффективному методу и успокоить девушку. Он впился ей в губы, и стал нежно гладить по телу. Сначала Юнна сопротивлялась, но через пару секунд поцелуя она уже сама раздевала рыцаря. Светзэр и Мира переместились в тот самый момент, когда молодые давно утонув в страсти, достигали пика удовольствий. Юнна кричала громко, сидя сверху рыцаря, а Цеймор, хватая ее за бедра, помогал двигаться со страстью.
— Ты сказал, что уверен в том, что она дома и плачет. Она дома, но я вижу счастье на ее лице, а не слезы.
Мира произнесла это громко и с сарказмом. Отчего Юнна и Цеймор резко остановились и прижались к стене, они со страхом смотрели на неожиданных гостей. Светзэр взглянув в глаза дочери вышел. Юнна подорвалась за ним. Мира, подойдя к краснеющему Цеймору, взяла его за подбородок и взглянула в глаза.
— Ты… Месть — это моё блюдо… Как посмел…
Цеймор видел, как ведьма задымилась и ее лицо исказилось в зловещей ухмылке. Цеймору казалось, что зверь скалится на него. Мира еле утихомирила себя, твердя, что навредит Кистону. Она отпустила подбородок рыцаря и отошла от него. Услышала, как Юнна кричит отцу.
— Отец, я была послушной! Старалась быть как ты! Я люблю принца Александра. До сих пор люблю! Но… Ты сам согрешил с той, кого считал злом из зол.
— Юнна… Успокойся. – Хоть Светзэр и стоял спиной к полуобнаженной дочери, но его голос был громким и четким. – Я ни слова не произнес в укор тебе.
— Тогда почему ты рассержен? – Юнна упала на колени, прикрывая развязанной одеждой свои груди.
— Я не рассержен. – Светзэр повернулся к дочери. – И даже не расстроен. Просто немного озадачен.
Юнна смотрела в лицо отца, который отводил от нее глаза в сторону. В это время взгляд Миры упал на стол, на котором стояла металлическая шкатулка. Ведьма подошла ближе и взяла ее в руки. Цеймор не шевелился и молчал. Мира с ней вышла на улицу, видя, как Юнна перед отцом на коленях просит у него прощения. Светзэр просил дочь прекратить хватать его за одеяния и ползать по земле. Мира вспомнила слова голоса, что света в ней не меньше, чем тьмы. Удерживая тяжелую шкатулку на ладони, Мира размяла правую руку.
— До чего секс с принцем довел девушку. – Такими словами ведьма привлекла внимание к себе. – А ты ведь могла стать королевой. Красивой и милой королевой. Достойной королевского замка и всего королевского острова. – Мирилейн вытянула руку вверх.
— У нас был уговор не трогать ее! – Светзэр подался вперед, он бы подбежал к ведьме, но Юнна, вцепившись в отцовские одеяния, не давала ему ближе подойти к Мире.
— Успокойся, безумный фанатик. Я же говорила, что в режиме не убей.
Мира закрыла глаза, глубоко вдохнув. Опустив руку вниз, Мира выдохнула. И медленно поднимая руку, с закрытыми глазами, полностью сосредоточилась на Юнне, и сконцентрировала все свои силы и четкость своего желания. Юнна засветилась и ее тело охватили пять кругов белого света, которые спускались вниз и вверх по ее телу, пересекаясь между собой. Юнна закричала, и ее голова опрокинулась назад. Свэтзэр просил Миру остановиться, но ведьма его не слышала. Вскоре Юнна упала на четвереньки, тяжело дыша. Боль она сравнила с первым сексом с принцем. Она словно опять оказалась в этих чувствах. Мира открыла глаза.
— Что со мной? – Юнна осталась стоять на коленях, блаженно улыбалась.
— Мои поздравления. – Мирилейн обхватила двумя руками шкатулку. – Ты заново родилась. Очистилась. Теперь ты “Чистая”, если выражаться понятиями демонов и ангелов.
— Ты… – Свэтзэр смотрел на Миру и встревоженно и в тоже время он понимал, что это его не удивляет. – Способна на такое?! Способна на очищение?
— Да. – Мира разглядывала шкатулку и гладила ее рельефную крышку. – Я еще с детства такое могла. Ну почти. Я лечила свое тело, но не душу. А сейчас… Я попробовала усовершенствованную версию заклинания. – Мирилейн взяла паузу, чувствуя, что Цеймор, прячась в темноте главного входа дома, слушает их. – Я возьму это.
— Это подарок от Алекса. – Юнна встала с колен. На ее лице не было переживаний, а была милая и добрая улыбка. – Я не могу тебе её отдать.
— Юнна. – Мирилейн глянула на девушку с лукавой ухмылкой. – Пригласишь нас в дом? А то один гость все никак не решится выйти. А эта шкатулка имеет забавную историю.
Юнна проявила заботу к гостям. Она быстро и ловко накрыла на стол. Светзэру стало неудобно в своей одежде. Выйдя в уборную, он не только снял одежду, но и пытался оттереть свои засохшие выделения на штанах. Мира глянула в сторону уборной. С ее лица не сходила лукавая улыбка. Она махнула рукой. Светзэр увидел, как пятно на глазах исчезло. Выйдя из уборной, он сел между Мирой и Цеймором. Юнна, поставив что хотела, тоже села за стол. Она не скрывала, что хотела вернуть шкатулку. Мирилейн, отпив чай, маленько прицыкнула.
— Эта шкатулка не принадлежит принцу. – Мира увидела, как зрачки Юнны расширились. – Начну историю этого предмета с моего отца. Сэра Гаральда. Всем известен темперамент моего отца. Он верен Королевству и горой идёт не задумываясь, в отличие от сэра Ульфа, что не только машет руками, но и думает. Так вот. Эту шкатулку сделал мой отец. – Мира видела любопытство в глазах мужчин. Однако Юнна выражала испуг.
— Ты хочешь сказать, что Алекс украл её у твоего отца?
— Не совсем. Принц больше всех подвергался осуждению и гонению на тренировках. Но выковав свой меч, мой отец все равно не похвалил Алекса. Хотя меч принца отличался ото всех. Принц расстроился, он видел и чувствовал презрение герцога. И всячески старался доказать, что он достойный рыцарь и принц королевства. Алекс случайно увидел, как мой отец трудится над шкатулкой. И решил утереть нос моему отцу. Он изготовил идентичную. Наблюдая тайно, как он ее делает. А затем повторял действия. И вот, в один день, он заявил, что Гаральду не отличить свою шкатулку от шкатулки принца. Отец и правду не отличил. Но вместо гнева он просто поник. И взяв одну из шкатулок ушёл. Я слышала, как сэр Ульф впервые отчитывал принца. Говоря ему, что тот своим поступком и хвастовством перед всеми испортил сюрприз для дочери Герцога, то есть для меня. Отец шкатулку сделал мне, чтобы я туда свои драгоценности клала. Но не драгоценностей, ни шкатулки я не получала в те дни.
Цеймор усмехнулся.
— Сюрприз испорчен это явно.
Все глянули на него.
— Но это не повод не дарить подарок. – Светзер повернул голову обратно к Мире.
— Не повод. – Мирилейн повернула лицо к Юнне. – Я много раз пыталась призвать отцовскую шкатулку, но не выходило. Я понимала, что он ее переплавил, но не знала во что. А я не могу даже с нынешним могуществом, призвать то, чего не знаю.
— Но это мне не объясняет, почему ты хочешь забрать шкатулку? Ее сделал Алекс. И она мне дорога.
Мирилейн ближе наклонилась к Юнне.
— Дороги не вещи, а воспоминания. И ты уверена, что хочешь хранить вещь, что связанна со мной? Герцог Гаральд, придумал ее с нуля. А Алекс решил этим поступком лишь выпендриться. Не узнав об этой шкатулке ничего. Ему было все равно, лишь бы нос утереть Герцогу. И если до тебя не дошло… Ты хранишь не положительные эмоции.
Юнна медленно встала, облокотив руки на стол
— Но подарил он мне ее с положительными эмоциями.
— И где сейчас эти эмоции? Ты чиста. Твоя жизнь идет сначала. Нет страданий, нет смерти ребенка. Твое тело не помнит прошлое, лишь твой разум. Вскоре и он забудет. И скажу сразу, Цеймор не вариант.
— Он друг с детства. Не позволю его оскорблять в моем доме.
— А я и слова оскорбительного не произнесла. Просто сказала, что Цеймор не твой вариант.
— И кто же по твоему мнению, мне подходит?
Мира шептуна ей на ухо, отчего Юнна резко выпрямилась и мило засмеялась. Светзэр встал из-за стола.
— Нам пора в замок Архивов. Если честно. Не вижу логики в борьбе за обладание этой шкатулкой. Но если это компенсация. То, дочь, просто отдай эту вещь ей…
— Хорошо, отец. – Юнна поклонилась в знак уважения. – Раз у вас дела, не смею вас задерживать.
Светзэр и Мира покинули дом, просто выйдя через дверь. Цеймор пытался выяснить, кого посоветовала Мира, но Юнна отвечала, что это секрет и если Цеймор не занят, то он может ее сопроводить до рынка. Светзэр тоже пытался выяснить про подходящего избранника своей дочери, но увидел довольную ухмылку Миры, и услышал ответ, что она ему ни скажет.
— Все зависит от твоей дочери. Не важно, кто идеально ей подходит. Важен ее личный выбор.
Светзэр погрузился в свои мысли и не заметил, что Мира магией переместила его и себя на территорию ведьм. Он столкнулся с резко остановившейся Мирой, которая шла впереди, держа в руках шкатулку. Светзэр огляделся и глубоко вдохнув, тихо и сквозь зубы пробубнил.
— Территория ведьм… Мы разве не в замок Архивов собирались?
Мира повернулась к виконту лицом.
— Мы туда пойдем. Но сначала я осуществлю одну задумку. – Мирилейн щелкнула пальцами, и светлые одеяния Виконта сменились на темные. Мира накинула на его голову капюшон. – Ведьмы знают вас в лицо. Сейчас они в хаосе. Их мало. Ошибкой было явиться на мою свадьбу. Но они несут угрозу, даже в таком количестве. Попрошу тебя не говорить и все время молчать. Я тебе позже все объясню.
Дойдя до нужного дома, Мира громко и упорно стучала в дверь. Вскоре она со скрипом открылась и из полумрака проема вышла женщина в черном платье. Лицо осунувшееся, мешки под глазами. Тонкие губы, что сжимались в злой ухмылке. Черные волосы были коротко стрижены, и из них в хаосе росли ветки деревьев, с засохшими листьями.
— Ведьма Мирилейн…
Светзэр из капюшона толком не видел лица, но слышал скрипучий и явно пожилой голос.
— Ведьма Кара… До сих пор тухнешь в своей избушке. Созвала бы шабаш, объявила бы себя королевой.
— Зачем явилась. Тебе тут не рады.
Мира пожала плечами.
— Я не расстраиваюсь. Хотя, ведьму не рады видеть на острове ведьм. Это странно, не находишь?
— Мы рады видеть ведьм. Ты другое.
— Ах… Точно… Ты же украла меня, когда мне исполнилось пять лет, а я тут чудила. Пришлось вернуть.
Светзэр чувствовал взгляд в свою сторону и невольно сглотнул.
— Уходи прочь. Пока тут не разразился масштабный скандал.
Кара хотела закрыть дверь, но Мира вошла внутрь. Светзэр не отставал от Миры ни на шаг. Мира, попав в мрачное помещение, без труда нашла стол и поставила на него шкатулку.
— За этим я и пришла к тебе. Сейчас необходим мир и идиллия. Кара. Я знаю, прозвучит не в то время и не в тот час. Но… – Мира повернулась к Каре и мило ей скалилась. – Ты перейдешь на мою сторону?
Кара подняла подбородок вверх и сощурила глаза.
— Нет…
— Что ж. – Мира, не глядя на шкатулку, положила на неё руку. – Тогда прими подарок. Это знак моего уважения к тебе.
Мира покинула дом Кары, которая долго стояла и смотрела на шкатулку. Думая про себя, что в ней явно подвох и проклятье. Но любопытство взяло верх и ведьма Кара медленно подошла к шкатулке. Светзэр не мог долго молчать.
— Я не понимаю. Я считал, что шкатулка тебе дорога. Хотя, ты сама моей дочери говорила, что главное воспоминание, а не вещь. Но и сама боролась за эту вещь. А сейчас с легкостью от нее избавилась.
— Запомни Светзэр, не доверяй клятвам разбойниц, слезам русалок, даже бывших. И милым историям от ведьм.
— Что… – Светзэр ускорил шаг за Мирой, которая ловко забралась на холм с толстыми корнями, торчащими из -под земли. Вскоре они услышали хлопок и весь остров ведьм покрылся розовой дымкой. Светзэр снял капюшон и отряхивал розовую пыль. Оглядевшись, он увидел вдалеке замок Архивов. – Так значит твоя история про шкатулку была ложью.
— Маленько. – Мира улыбаясь, показала жестом знак чуть-чуть. – Я лишь приврала историю. Точнее исказила. Мой отец с легкостью отличил шкатулки. Но он был и правда расстроен. Все видели мой подарок, причем в дублированном варианте. Все рыцари расценили молчание и хмурость так, будто Гаральд не отличил. Он расплавил шкатулку, это видела я сама. Но даже за этот поступок я не возненавидела принца. Я давно знала про подарок отца и ждала его с нетерпением. Но… Если честно, мне нечего было складывать в шкатулку. Но я бы придумала, как ее использовать.
— У меня два вопроса. Во что переплавил шкатулку твой отец? И что за розовый туман произошел на острове ведьм?
— В рапиру. А розовый туман это эйфория счастья. Этот мир должен отдохнуть от насилия и язв. Там наверху итак неспокойно. Мы этого не видим. Но наши нечестивые поступки привлекают сущностей, что примерно по силе равны мне.
Светзэр глянул на небо, и увидел, как медленно плывут облака по яркому и голубому небу.
— Не совсем понимаю. И видимо не хочу понимать. – Светзэр глянул на Миру. – Переписать историю слуг замка Дуба трудоемкий труд. Ты уверена, что выдержишь?
— Не уверена, поэтому и обратилась за помощью. Надеюсь Арчебальд быстро разберется со своими делами и поможет нам.
— Ты в этом наряде всех служащих архивов заставишь краснеть. К тому же, вряд ли они пустят ведьму. Даже со мной.
— А ты прав.
Мира щелкнула пальцами, и ее одеяния, превратились в длинное платье со схожей расцветкой виконта. Голову Миры покрывал белый платок с золотым узором. Светзэр глаз не мог оторвать от Миры, которая сделала невинное и милое лицо. Сердце виконта застучало, и он осознал, что этот наряд красил Миру, и делал ее еще привлекательней. Кровь ударила в голову Светзэру, и резко переместилась к органу между ног. Светзэр чувствовал, что его тело пульсирует везде. Мира слегка нахмурилась.
— Хм… Не пойдет значит такой наряд. Ну да… Невинность и послушание явно не к моему лицу.
Светзэр, поняв, что Мира хочет сменить наряд, резко выставил руки вперед, останавливая Миру.
— Нет. Ты идеальна в нем. Прекрасна, и даже чересчур милая.
Мира глянула на него, подняв брови вверх. Виконт еще ближе к ней подойдя, взял на руки.
— Эм… Замок же Архивов там. И не нужно нести меня на руках. Или в Замке Софии так принято?
— Я прекрасно вижу в какую сторону нам нужно. Нет, служащих на руках не носят. Я не могу в таком состоянии идти и помогать тебе.
— В каком таком состоянии?
Виконт, неся на руках Миру, глянул на нее с нежностью, отчего Мира стала брыкаться, но Светзэр крепко держал ее на руках.
— Прости, Мирилейн. – Светзэр аккуратно положил Миру около дерева. – Прошу, не исчезай, не убегай. – Присев рядом, он нежно стал гладить Миру по рукам. – Я словно дикий зверь, хочу вцепится в твою плоть. Ты… В этом одеянии, так прекрасна. Словно грешный ангел очищен, и готов вступить на путь к вечному свету.
— Тогда не трахай меня. Не нужно.
Светзэр не мог избавиться от ее обаяния и просто отдался чувствам.
— Я не хочу тебя трахать. Я хочу заняться с тобой любовью. Солнце, птицы, этот легкий шелест листьев. И твое лицо. Слеп, был слеп и не видел в тебе красоты. Сейчас прозрел еще больше. Ты прекрасна, Мирилейн. Теперь я понимаю, почему маркиз женился на тебе.
— Райпен тебя убьет. – Мира не стала говорить, что Черный Рыцарь может официально быть ее мужем.
— Тогда убей меня раньше него. Только от твоей руки я умру…
Светзэр не мог больше себя сдерживать и поцеловал Миру, которая от поцелуя заплакала. Мира точно осознала, что не хотела секса. Комплименты рада принять, но сейчас она тихо просила виконта остановится. Светзэр медленно задирал подол платья, и медленно положил Миру на траву.
— Светзэр, опомнись. По- хорошему прошу. Я не могу применять магию во вред. Остановись.
— Не могу… И не хочу…
Светзэра трясло, и он целовал и облизывал лицо Миры. Ведьма взглянула в небо и мысленно просила помощи у Кистона. Она боялась призвать Райпена, который бы не задумываясь отрубил голову Виконту. Светзэр вошел в Миру, отчего ведьма, закрыв глаза и сжав руками траву, боролась с желанием не убить Виконта лично. Виконт начал двигаться быстрее и громко стонать, как вдруг рядом с ними вонзились три стрелы, пущенные сверху деревьев. Светзэр резко приподнялся и спрятал Миру за свою спину. С соседнего дерева ловко спрыгнул сэр Тарлантер.
— Простите, что отвлек. – Тарлантер мило улыбался. – Задремал на дереве. Я бы не выдал себя, но… Виконт Светзэр, кажется вы потеряли контроль над собой. И видя, что женщина вас явно не желает, решил все же позволить наглость вмешаться.
На лицо Светзэра упала тень злобы. Тарлантер, не стесняясь подошел к ним собрать стрелы.
— Сэр Тарлантер, что вы тут делаете? – Мира встала с колен и поправляла свои одеяния.
— Осматриваю состояние острова. Драконы расплодились и растут быстро. Постоянные пожары. Разбойники расшалились. Маркиз Эркелен гоняет их. Это его новое оружие смогло убить самца дракона.
— Что? Эркелен… – Мира расширила глаза в испуге. – Драконы… Пожары… Голод…
— Вы напуганы Маркиза? – Тарлантер в удивлении смотрел на нее.
— Так не пойдет. Я из кожи вон лезу, чтобы не убить. А остальные?! Ну сейчас я покажу вам идиллию и радость!
Мирилейн испарилась. А Тарлентер с любопытством глянул на Светзэра.
— Эта сцена поразила меня. Помнится, вы хотели ее убить, казнить. А сейчас восхищаетесь ею. К тому же она явно изменилась. В этом одеянии прям милая леди.
— Сэр Тарлантер, вы знаете все. Я видел, как вы росли. Возраст вам не помеха. А молодые женщины толпой ходят за вами и просят быть вас первым мужчиной.
Тарлантер рассмеялся.
— Девицы прозвали меня “Первым любовником”.
Светзэр сел под дерево. Тарлантер облокотился на ствол рядом с ним.
— Мирилейн сейчас старается быть хорошей. Как я понял из-за Ангела по имени Кистон.
— Ах, этот юнец. Да, он повлиял на нее явно. Но надолго ли? Скажу вам, тактика у вас по ублажению так себе.
— Я не стараюсь ее задобрить. Я умру, и хочу прожить остаток жизни счастливо.
— Мне бы ваш позитив. А то в последнее время чувствую себя грустным арлекином…
Мирелайн сначала переместилась в земли драконов, где увидела много молодых самок, что дрались между собой. Ведьма сжала кулаки, и наколдовала холод и снег. Драконы стали вялыми и сонными. Холод был не их стихией. Мира, присев на корточки, и прижав ладони к земле, создала огромных големов. Которые стояли и охраняли сон драконов, что быстро ушли в спячку. Мира наколдовала несколько металлических бочек и одному из големов приказала наполнить их кровью драконов. Мирилейн перемещалась от поля к полю, создавая урожай и чучел, что отгоняли птиц и насекомых от посевов. Мира хотела быстрее привести мир к гармонии, чтобы Кистон наполнялся добротой и счастьем. А пожиратели не чуев гнев, убийства, и то, что их пополняет слабели и ушли. После чего, она приступит к своему плану. Мира не жалела сил и не стеснялась людей, на глазах восстанавливала разрушенные дома. Даже Замок Йоана не обошелся без ее магии. Слухи и рассказы о Мире разносились быстрее ветра. Эркелена стало тревожить такое поведение Миры. Но как он не пытался ее догнать, она оказывалась быстрее его. Не только Золотой рыцарь гонялся за ней, но и Серебренный пытался поймать Миру и остановить ее. Алекс сам лично видел магию Миры, сидя на лошади. Но даже он не смог до нее докричаться и остановить. Столкнувшись с Эркеленом, Алекс увидел встревоженное лицо рыцаря.
— То, что она тронулась умом отброшу сразу. Но это безумие. Она постоянно колдует. Я не сомневаюсь в ее способностях. Но даже ей нужен отдых.
— Алекс, ты видел ее?
— Да. И то что она задумала, это… Она опустошит себя, колдуя. А затем, начнет все подряд уничтожать!
— Для уничтожения тоже нужны силы. Но если она потратить их. Где она их возьмет?
Оба глянули наверх в небо.
— Она съест его. А ведь в таком поведении виноват наш дружок-ангелок.
— Вот же святое дитя божества. Сам лично свяжу голубой ленточкой и подам на блюдечке Мире.
— Нужно любым способом остановить ее.
— Бойкрон?
— Сейчас день. Нужна ночь.
— Тогда… Без вариантов. Даже Райпен не сможет ее догнать.
— Попробуем обратиться к феям.
— Не стоит. У них сейчас праздник. Мир с ведьмами.
— Что? Почему мне об этом не доложили? – Алекс широкими глазами смотрел на Эркелена.
— Это рук Миры. Она делает мир и спокойствие.
— А если она рухнет в обморок от усталости? Ангел занят, Бойкрон только рад, что она умрет. И что нам делать? Я умру с ней. Королевство будет в опасности. Если ее магия исчезнет вместе с ней…
Оба молчали, затем одновременно дернули поводья и погнали лошадей, не жалея их. Мира уставала, но упорно колдовала и перемещалась в места, где нужно утихомирить людей и сделать их счастливыми. Тяжело дыша, она оказалась на корабле Руби, который был причален к порту пиратов.
— Ты что такая взъерошенная? Так еще и в таких чудных одеяниях? – Руби сидя за столом, резала лимон.
— Долго объяснять. Что нужно сделать, чтоб пираты были счастливы?
— Много сундуков золота и нескончаемый доброкачественный хмель. – Руби положила ноги на стол и стала с удовольствием жевать лимон.
— Понятно…
Мирилейн слегка пошатнулась и стала колдовать. Остров пиратов наполнялся бочонками хмельного напитка и сундуками золота. Руби присвистнула.
— Эй, раз ты стала исполнителем желаний, может наколдуешь мне классного мужика. – Руби, не услышав ответа обернулась, но увидела, что Мира исчезла. Она улыбнулась грустно. – Странное у тебя поведение… – Руби снова глянула в окно. – Ну вот и мировая очередная гулянка у пиратов.
Мирилейн уснула и упала на большие скалы в центре моря. В это место пираты не заплывают. Постоянные штормы, крутые скалы, и водовороты, где погибло много мореплавателей. Проснувшись от сильного ветра, который сдувал ее с выступа скалы, Мира морщилась от ушибов и ран. Вылечив себя, она переместилась в другое место. Мира не почуяла, что скала скрывала город, что достиг невероятного технологического прогресса. Один из жителей спрятанного и закрытого города спокойно спал, накрыв свое лицо ярким и красивым журналом. Он проснулся от резкого звука оповещения в компьютере. От неожиданности он слетел со стула и с его лица упал журнал. Видя в мониторе данные, его голубые глаза расширились в восторге. Он спустился на первый этаж и стал тарабанить по автомобилю больших размеров. Снизу, на специальной панели выехал другой житель с хмурым лицом и темной кожей.
— Джин, он уловил сигнал, прям над куполом. Кто – то был там? Возможно до сих пор.
Джин снял наушники.
— Алекс, это точно? В прошлый раз сигнал тоже был, но как показала видеокамера, затишье и пустота вокруг.
— На этот раз точно, живое существо. Быстрей, давай глянем.
Алекс еще раз постучал по автомобилю и направился на верх. Одевая свою куртку и поправляя поднятые черные локоны у зеркала, он ждал одобрения друга.
— Что ж, эти данные стоит того, чтобы снова рискнуть и выйти. Но главный глаз с нас не сводит. Он уже уверен в подозрениях, что мы не принимает таблетки.
— Те красные я до сих пор пью. Они на вкус как ягоды.
Джин, скрестив руки, повернулся к Алексу.
— Навел марафет принцесс?
— А где поклон и милое обращение, ваше высочество?
Джин фыркнул, а Алекс рассмеялся. Идя по дороге, оба уже знали, как им покинуть закрытый город. Оба разделились. Алекс со своей внешностью больше привлекал внимания. Он прыгнул на панель рекламы и стал петь тянучим и высоким тембром голоса. Все жители столпились вокруг него. Все считали, что Джин и главный правитель города Сэмброн самые умные граждане Технополиса. Поведения Агента Алекса, как принято считать в Технополисе, было бунтарско – смешным. И все агенты потешались и считали его слабоумным, но очень милым агентом. Главный всегда скрипел зубами на поведения Агента Алекса. По гуманности и цивилизованности он не мог просто взять и избавится от него. Но в его голове часто мелькала мысль открыть ворота города и вышвырнуть Агента. Алекс ловко прыгал с одной рекламной голограммы на другую, при этом порой делая неприличные жесты рукой и телом. Он все дальше и дальше уводил людей и камеры слежения, чтобы Джин спокойно мог подобраться к главному мозгу программы, что полностью контролирует город. На посту остались двое, которых явно не интересовал Алекс. Джин кашлянул и назвал свое имя и код подтверждающий его личность.
— Вы видели, что опять вытворяет Агент Алекс?
— Нет, мы тут работаем.
— На это стоит взглянуть. Даже главный там.
— Ну если главный даже заинтересовался, думаю на это стоит посмотреть.
Двое пошли быстрым шагом, а Джин с помощью сенсорного браслета создал свою копию, а сам отправился к программе. Джин ввел код, что дал ему Алекс и программа перешла под ручной контроль. Джин ввел данные и запрограммировал перезапуск системы через пол часа. Джин ловко влился в толпу вместо своей голограммы. Все видели, как Алекса в очередной раз поймали роботы и повели в камеру, которую главный специально создал для него. Джин управлял городом с помощью браслета, и чтобы не засекли, он постоянно вбивал коды защиты. Камеры слежения показывали, что Алекс сидит в камере, но на деле он пролез через люки труб и проводов в потолке, и был уже у маленькой двери люка, который служил выходом наружу. Надев костюм защиты, он выбрался и крепко вцепился в ручки люка, ведь бушевал сильный ветер. Поднимаясь вверх, его рука задела какой – то застрявший предмет в щели. Алекс увидел, как из пустоты образовался предмет из черного металла с рубинами. Взяв его в руку и разглядев, он убрал его в сумку и добрался до места, где Мира лежала без сознания и истекала кровью. Просканировав днк крови, и всю местность, он не обнаружил присутствие жизни. Алекс отправился обратно в город. Он за секунду до перезагрузки системы успел добраться обратно до своей камеры. Во всем городе погас свет и тут же включился. Главный хотел обвинить Алекса в незапланированной перезагрузке, но обнаружил его в камере, смирно сидящего. Через пару часов агента Алекса отпустили. Он добрался до своей квартиры, где Джин давно изучал данные днк крови и ожерелье.
— Ну что говорят данные? – Алекс, чуть наклоняясь, глядел через плечо Джина.
— Скажем так. Идентичные днк, что хранятся в технополисе, не подходят к этому. Но он на двадцать четыре процента схож с человеческим.
— Потрясающе. Такое сложное строение цепочки. Это либо прекрасное божество, либо ужасный зверь.
— Оба варианта подходят. – Джин встал, а Алекс сел на его место, пристально смотря на монитор. – Либо это обладатель ожерелья, либо его сожрало это существо.
— Друг. – Алекс повернулся к Джину, не вставая с кресла. – А что если это прямое доказательство существование магии?
— Алекс?! Прекрати. – Джин с укором смотрел на друга. – Я поверю в мутантов. Насекомых -мясоедов. Но магия? – Джин поднял одну бровь вверх. – Ни одни данные прошлой жизни планеты не доказали существование магии.
— А я верю. – Алекс слегка наклонил голову в бок. – Но это прямое доказательство. – Он поднял ожерелье. – Что там есть жизнь, и можно смело выйти и вернуть этот предмет хозяину.
— Если он жив. Может этот предмет валялся там с момента закрытия города от катастрофы. И его принесло ветром.
— Кровь ведь идентична, на скале и на этом ожерелье. Она свежая. А значит, какая бы жизнь не была, она там есть. К тому же, оно тяжелое, затонуло бы.
— Каков план побега?
— Я пойду один.
— Агент Алекс, задумка изучения мира за стенами города моя идея. Я был удивлен, что ты поддержал меня. А еще меня больше удивило, что твое iq выше главного. А ведешь себя как клоун и лентяй.
— Я полон тайн и загадок. – Алекс развел руки. – Я придумаю план. Но рисковать нам обоим. Опасно.
— Опасно идти туда одному. Я изобрел Хамелеон, машину, что способна преодолеть любые катастрофы природы.
Алекс согласился, и обдумывал план, как красиво покинуть город Технополис, смотря в монитор на цепочку днк. Агент Алекс не знал, что обладательница ожерелья и днк, утомленная, сидела в Замке Архивов с Виконтом и изучала всю документацию Замка Дуба.
— Мирилейн, ты вся красная.
Виконт протянул руку, чтоб дотянуться до лба ведьмы. Мира резко вскочила.
— Со мной все в порядке. – Мира пошатнулась.
— А мне кажется, ты переутомилась. Давай я продолжу, а ты иди отдыхай.
— Нет, я тоже должна принять участие.
Мира тяжело задышала и прикоснувшись к шее, поняла, что ее тревожит. Она не чувствовала тяжести ожерелья. Глаза Миры расширились, и она произнесла заклинание, но перепутала слова из-за высокой температуры. И вместо того, чтобы ожерелье оказалось у нее в руках, она оказалась там, где было ожерелье. Алекс и Джин аккуратно его убирали в прозрачный контейнер, как услышали странный звук. Обернувшись, они увидели спящую на полу незнакомую девушку, в светлых и длинных одеяниях. Оба с тревогой переглянулись друг на друга и резко подбежали к девушке.

0
28.04.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
65

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Ирина: посмотреть остальные.


Еще на тему: Эротика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Лучшие книги в жанре детектив

avataravataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravatar
Идеи для детектива

11 Детективных сюжетов

avataravatar
Как написать хороший рассказ - Penfox

Как написать хороший рассказ, если ты новичок?

avataravataravataravataravataravataravatar

Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть