Агент Алекс сладко спал. В его ушах были вставлены маленькие наушники, в которых звучал записанный голос Миры с экзамена. Ему снился странный и необычный сон. Во сне он жил напротив Миры, и у нее не было магических сил. Мира в его сне была обычной и милой девушкой, к которой он долго находил подход. Сон шел порой быстрой перемоткой сцен, а порой очень медленно. Но Агенту он нравился. Особенно смотреть и ощущать момент в медленной скорости, как он целует ее и раздевает. Алекс сквозь сон простонал и стал открывать глаза. Образ лица Миры исчезал, а вместо него появился нос и язык дракона, который уже долгое время лизал вставший член.
— Фу… Мира… Фу… Прекрати. – Алекс приподнялся с кровати. – Твою ж… Всего обслюнявила. – Дракон полез облизывать лицо Алекса, но тот отодвинул ее морду в сторону. – Нет. Нельзя. Стань обратно человеком, и отлюблю тебя так, что тридцать восемь часов уйдет у тебя на один сон. – Алекс увидел, как Мира вжалась в пол и жалобно заскулила. Алекс тяжело вздохнул и встав, направился в ванну. За сорок два часа с момента превращения Миры в дракона, он исследовал ее и обнаружил факт, который его сильно подкосил. Мира зашагала за ним. Алекс у дверей в ванную комнату резко обернулся к ней. – Нет. Со мной нельзя. А тебя я мыл двенадцать часов назад. За это время ты не успела испачкаться. – Дракон замахал хвостом и с восторгом смотрел на Алекса, которого она считала своим хозяином. Алекс смог оборудовать квартиру под дракона, чтоб ей было легко перемещаться. – Сидеть. – Дракон сел. – Хорошая девочка. – Алекс почесал ей подбородок, отчего дракон замурлыкала и завибрировала чешуей. – Ждать.
Алекс в душе руками оперся о стену и просто стоял, ощущая, как теплая вода смывает с его лица слезы.
Алекс с Джином намучились с драконом. Алекс, как только Мира стала драконом, умолял ее превратиться обратно. Постепенно ее ДНК изменялась, как и квартира Агентов. Алекс просчитал, что у него было двадцать четыре часа, чтоб заставить Миру превратиться обратно. Но он не смог. Мира жила довольно счастливой драконьей жизнью. Она забыла, кем была, и с уверенностью считала себя животным, и в Алексе она видела доброго и заботливого хозяина. Алекс сделал ей ошейник, на котором было написано ее короткое имя и в который был встроен отслеживающий жучок. Алекс и Джин пытались объяснить Мире, что она дикое животное и должна жить на воле. Но когда они решились уехать из Технополиса на Хамелеоне и уже парили над гладью моря, они были вынуждены вернуться из-за Миры. Дракон отказался лететь в неизведанные края, и стоя на скале, звала их. Оба Агента поняли, что Мира домашний дракон. Алекс скучал по ведьме, и забота о драконе для него была хлопотной. Выгул, специальный корм. Мытье, а порой Мира обожала погонять в воздухе за летающей тарелкой – игрушкой, который управлял Алекс. Когда дракон чихал, вся квартира покрывалась сладкой тонкой паутинкой. Мебель часто была пережёвана. А Джин еле отгонял ее, чтобы она не навредила автомобилю. Он начал разработку по усовершенствованию автомобиля от защиты дракона.
Алекс вышел из душа, и накормив Миру, стал собираться на работу. Контроль над Айп триста вернулся обратно к людям. Но искусственный интеллект выбрала подчиняться самому умному. Алекс передал часть управления Сэмброну, сказав, что становиться правителем не собирается. Сэмброн промолчал, и вел себя довольно культурно. Алекс не знал, что причина кроется в драконе, которого Сэмброн боялся больше, чем ведьму. Одевшись, Алекс взглянул на Миру, которая лежала на своем пуфике и грызла резиновую игрушку в виде пингвина. Поднялся Джин.
— Алекс…
— Я в порядке. Нет повода для волнений.
— А я все же переживаю. Думаешь, я не вижу и не знаю? Ты себя загнал в депрессию.
— Возможно. – Алекс слегка улыбнулся. – Может так и к лучшему. Дракону ведь никто не разобьет сердце. А я себе никогда не прощу, что не смог за двадцать четыре часа расколдовать ее. Мне пора.
Алекс телепортировался в свой кабинет. Рабочие часы проходили как обычно. На вопросы про Агента Лейру Алекс отвечал, что она в коме и надежды на ее пробуждения малы. Стоя в одиночестве в своём кабинете, Алекс просил прощение у Миры. Агент жалел, что заставил ее сделать выбор в пользу Технополиса. В голове прокручивая раз за разом сцены интима, он рукой проник в брюк штанов. В это время зашла без стука Кит, не отрываясь от изучения информации в браслете. Свет резко погас и все окна закрылись. Кит подняла брови, но вскоре четко услышала странные для нее звуки. Она тихо подошла к столу. Алекс как не старался, снять с себя напряжение, но кончить он не мог.
— Что ты делаешь?
Кит стояла в полумраке, и не могла понять действий Агента. Алекс медленно поднял голову.
— Кит…
— Я спросила, что ты делаешь?
— Мастурбирую. Когда – то все так делали. Но это было так давно, что теперь это действие нам в жизни не нужно. – Алекс опрокинул голову вниз и сел на пол. – Я смог. Добился эффекта, что позволяет чувствовать жажду половой жизни. Но я стреляю холостыми. Смысл загружать в себя сперматозоиды, ведь некого оплодотворить то… А потом появилась та. С которой я вуаля… Но ее больше нет. Нет. Самки своего вида… Самки, от которой встал член, лишь взглянул в ее глаза… Я убил ее.
Кит слушала Алекса округлив глаза. Алекс накрыл свою голову руками, он устал. Его жизнь стала давить на него. Алекс сейчас считал, что глупо было выделяться среди всех жителей. И теперь он хотел перемотать назад время и сказать самому себе, что всеми наворотами и чудачествами, он погубит ту, которая заинтересует его больше всех.
— Как я поняла Агент Алекс, ты нарушил закон города.
— Все верно. – Алекс устало говорил, не поднимая на Кит голову.
— И вдобавок к этому, ты убил Агента Лейру? Так?
— Да…
Кит совсем растерялась, она стала отходить от Алекса, но услышала, что Сэмброн тоже имеет всплеск гормонов и правитель города, накачав наркотиками, трахает Кит как ему угодно. Алекс открыл дверь и окна. Кит от него вышла бледной и потерянной. Она напрочь забыла, зачем вообще ей нужен был Алекс. Придя в квартиру, Алекс разозлился, увидев, что дракон расковырял полы и погрыз монитор от его компьютера. Помимо этого, повсюду была липкая паутина. Алекс стал ругать дракона, который с невинным видом вжалась в пол.
— Я тебе для чего резиновую игрушку сделал?! И сколько раз говорить тебе, не ешь эти зефирки. От них ты чихаешь, и вот, что происходит! – Алек показывал на окружающую обстановку. Затем сильней стал орать на своего питомца. – Плохая девочка! Очень плохая! Вон из квартиры! Пошла прочь!
Мира заскулила. Джин, сидя внизу у машины, чувствовал, что Алекс переборщил с тоном голоса. Они оба знали, что Мира любит все грызть и разрушать. Джин открыл ей дверь, и Мира, замаскировавшись, вышла на улицу. Джин поднялся на второй этаж, и увидел, что Алекс стал прибирать комнату.
— Ей скучно. Она любит летать. И хочет больше проводить с тобой времени.
Алекс мыл полы.
— Пусть станет человеком. Тогда я весь ее.
— А что сейчас тебе мешает посвящать ей время?
Алекс замер.
— Знать, кем она была. Знать, что способна на все. Дракон?! Мне не нужен домашний питомец, тем более дракон. Нуждался бы в животине, давно бы завел.
— Вот оно, что. Знаешь. Мне обидно за тебя, друг. Депрессия совсем свела тебя. Одумайся пока не поздно.
— Уже поздно. Я…
Алекс так и не договорил. Прибрав комнату и починив сломанную технику, Алекс вышел на улицу. Он знал, что Мира у дверей, но не видел ее.
— Домой.
Алекс почувствовал шебаршение декоративных кустов и что его лизнули за кисть руки. Мира протиснулась внутрь, стала видимой. Переливаясь цветом, она побежала наверх к своему любимому пуфику и игрушке. Алекс, убедившись, что Мира ничего не грызет, кроме резинового пингвина, переместился в свой кабинет в исследовательском центре. И решил тут провести свое время для отдыха. Джин поднялся на второй этаж, но обнаружил только Миру. Устало вздохнув, он отдал порцию приготовленной еды для Алекса Мире.
Алекс дремал в своем кабинете. Ему снился сон, от которого он пришел в ярость. Алекс ругался с Мирой, которая пыталась ему объяснить, что она даст себя сожрать волку. Агент втирал ей о своих чувствах и утверждал, что она может остаться тут жить. Мира заявила ему, что Алекс ее не переубедит, и что он жалкий человек. Алекс ударил Миру по лицу, и она превратилась в дракона. Агент резко вскочил, тяжело дыша. Обладая невероятными знаниями в генетике, он переборщил с изучением гормонов в себе. Успокоившись, и проведя руками по сонному лицу, он понял, что может в ярости навредить дракону. В его браслете засветилось сообщение от Кит, с просьбой впустить ее. Алекс закрыл глаза, и открыл ей дверь. Он ожидал толпу коллег и приговор к эксгумации. Но Кит вошла тихо и скромно, и к тому же одна.
— Где все? – Алекс устало смотрел на нее. У него не было сил подняться со стула.
— Я рассказала Сэмброну, что знаю. – Кит медленно подошла к Алексу. – И я добровольно позволила совершить над собой запрещённое.
— И как? – Алекс смотрел в стол.
— Усовершенствуй меня.
Алекс медленно поднял глаза на нее. Настало долгое молчание.
Джин погрузился в свои дела. Послания от Алекса он не получал. Но, зайдя домой, он увидел полный хаос. Поднявшись наверх, он не обнаружил Миры и его удивило, что и следов пребывания Алекса нет. А значит долгие часы Мира была одна и без еды. Не дозвонившись до Алекса, он стал искать Миру. Свистя в свисток и зовя дракона, он надеялся, что Мира откликнется. Но никакого эффекта не было. Сэмброн, стоя перед монитором, злился. Он не первый час видел их секс. Видеокамеры прекрасно показывали эмоции Кит, что наслаждалась от ласк Алекса. Сам Агент не испытывал удовольствия, но он решил поэкспериментировать. Вдруг Сэмброн почувствовал рычание явно большого существа. Оглянувшись, он увидел дракона. Мира переливалась пугающей расцветкой. Увидев, что ее хозяин с другой и про нее явно забыл, она расценила это так, что он ее бросил, и другая самка для хозяина имеет большее значение, чем она. К тому же дракониха была очень голодна. Ее дикие звериные инстинкты пробудились, и она моментально одичала. Сэмброн, увидев, что дракон широко открыл пасть, вовремя успел отбежать. Мира дыхнула черным огнем, который моментально спалил огромный монитор. Она расправила крылья и сломав потолок, высоко взлетела. Система защиты оповестила всех жителей об опасности. Джин увидел, как Мира рушит купола системы, чтобы покинуть город. Мира расцарапала себе шею, содрав ошейник. Роботы гоняли ее по городу. А она в поисках выхода рушила все подряд. Джин поднял упавший на землю ошейник. Роботов становилось все больше и своим лазером они поранили ей крыло. Мира рухнула на землю, но продолжала защищаться. Джин бежал в ее сторону, одновременно разговаривая с Сэмброном.
— Прикажи системе отступить. Они убьют ее!
— Пускай… – Сэмброн довольно скалился. – Она дикое животное и опасное.
— Алекс тебе этого не простит. – Джин злился на правителя.
— Агент Алекс забил на нее. Иначе… – Сэмброн широко улыбнулся. – Какой повод ее гнева и жажды свободы?
Джин остановился и сильней сжал в руке ошейник дракона. Он добежал до раненой Миры, которую нападавшие роботы разозлили. Тяжело дыша, Джин решил попробовать докричатся до Миры. Но дракон игнорировала его и дыхнула в его сторону огнем. Когда Джин открыл глаза, перед ним был его коллега.
— Франц?
— Что стоишь столбом! – Франц тяжело дышал. – Еле успел тебя откинуть в сторону.
— Франц, нужно спасти дракона.
— Чего? – Франц не понимающе смотрел на Джина. – А разве это не нас нужно спасать от дракона?
— Нет. – Джин выглянул из груды разрушенного здания. – На самом деле она покладистая. Просто…
— Просто, что? Съела что-то не то? – Франц саркастично глядел на Джина.
— Она думает, что от нее отказались. – Джин выпрямился в полный рост. – Видимо, ее успокоит только Алекс. И я догадался, где его искать.
Франц увидел, как Джин телепортируется. И появился в момент, когда Кит орала на Алекса. Алекс пустыми глазами смотрел в пол. Джин, спокойно подойдя к ним, поднял обнаженного друга и подведя его к стене, ударил по лицу Алекса. Кит вздрогнула с визгом. Джин, не выражая эмоций на лице, стал ногой избивать друга. После пары ударов швырнул ему ошейник Миры.
— Разочарование.
Джин не стал продолжать разговор. Он подошел к Кит.
— Тронешь меня. Пожалеешь. – Кит стала отходить от Джина.
— Я жалею лишь об одном. Что с уверенностью считал, что у меня есть чудо-друг. Но видимо… Его у меня никогда не было. А ты… Думаешь, раз трахнулась с самым умным, то и привилегий больше стало? Гавно он раскисшее… А ты гниль. Как раз друг другу идеально подходите.
За окном было разрушение и здание тряслось от вибрации рева дракона. Алекс стал смеяться. Джин обернулся к нему.
— Она любила тебя. Считала, что она для тебя самое значительное в жизни. Я ее понимаю. Смотри… Вот что случается с животным, что потерял хозяина.
Алекс встал и найдя взглядом свой браслет, одел его и нажал на сенсор. Он одел себя в привычную для него свободную одежду. Ни говоря ни чего, он взял стул и стал разбивать окно. Кит, одевшись, хотела остановить Алекса. Но Джин ей не дал. Алекс выпрыгнул прямо в разбитое окно, швырнув стул в сторону. Его мотоцикл быстро прилетел. И облетая все препятствия, он оказался у дракона. Мира истекала кровью, от лазера роботов. Алекс заметил, что одно крыло повреждено. Алекс глянул на ошейник в руке.
— Айп триста. Ты еще способна действовать.
— Да Агент Алекс.
— Голограмма огромной горы огромных бифштексов.
Алекс дал указание Поппи приготовить это блюдо. Помимо изображения, Алекс настроил и запах. Отключив систему безопасности через браслет, Алекс приказал всем жителям города не двигаться и не издавать звуков. Дорси, пострадавшая от разрушения, лежа в госпитале, слышала голос Агента Алекса, отчего странно улыбнулась, подумав, что упускает прекрасный шанс посмотреть, как дракон сжигает Алекса. Мира тяжело дыша от ран и голода, моментально учуяла запах еды, который заставил ее подняться на лапы. Алекс закрепил голограмму за мотоциклом, и ехал, заманивая Миру ближе к его квартире. Он давал круги, и все быстрее увеличивал скорость, в ожидании блюда. Алекс знал, что если Мира раскусит голограмму, она поймет, что это не еда и разозлится еще сильней. Поппи как мог, быстрее готовил гору бифштексов для дракона. Алекс наложил голограмму на настоящую еду. Дракон с аппетитом стал уплетать. Чуя близко стоящего Алекса, она прорычала, не отвлекаясь от проглатывания пищи. Алекс отошел от Миры, и ждал, пока она съест все. Он снова глянул на ошейник, державший в руке и тихо пошёл в квартиру. Зайдя внутрь, он увидел следы одинокой жизни Миры. Город стали восстанавливать роботы. Джин медленно шел. Он остановился и повернул голову.
— Франц, ты до сих пор тут?
— Мой дом разрушен. И квартира тоже. – Франц мило улыбнулся. – Вот сижу и жду, когда восстановят.
Джин задумался. Его с Алексом квартира в порядке. И он пошёл дальше, явно с неохотой. В его голове гуляла обида за себя и за Миру. Одно дело существо, что схоже с разумом человека. Другое -брошенное хозяином животное, что одичало от голода и без внимания. Джин сам ощущал себя брошенным. Он увидел спину и хвост Миры, которая съела уже больше половины мяса. Джин стоял и видел, что за драконом многие жители города наблюдали. В их лицах был виден страх и научное любопытство одновременно.
Алекс, зайдя в ванну, стал отмывать игрушку от слюней Миры. Он неосознанно нажимал на нее, и та издавала пищащий звук. Мира, услышав его, подняла голову и стала принюхиваться в сторону квартиры. Джина такая реакция дракона заинтересовала. Не слыша больше знакомого писка, дракон снова приступил к поеданию мяса. Джин увидел целый и маленький автомобиль. Он подошел к нему и нажал на сигнал. Дракон только пошевелил ушами, но не отрывался от еды. Алекс стал отряхивать игрушку и вытирать ее, отчего она снова стала пищать. Мира снова подняла голову и принюхалась, но уловив запах мяса, снова приступила к еде. У Алекса засветился браслет и раздался голос Джина.
— Что ты делаешь?
— Эм… Помыл резинового пингвина. – Алекс не понимал точности вопроса.
— Нажми на игрушку.
— Зачем? – Алекс поднес браслет ближе к лицу, стоя в ванне.
— Нажми…
Алекс нажал, и Джин показал с помощью браслета реакцию Миры. Дракон долго смотрел в сторону звука. Потом с грустью опустила голову и доела мясо. Затем она медленно поднялась в квартиру. Алекс был готов к встрече. Он поднял игрушку вверх, и пища ею, приманил Миру к ее пуфику и положил игрушку в середину. Мира ближе подошла к игрушке и нюхала ее, она переливалась обычным для неё разноцветьем. Алекс, подойдя ближе к ней, хотел дотронуться и погладить. Мира прорычала, и ее чешуя перешла в яркий и предупреждающий цвет, отчего Алекс отошел от нее. Она взяла пингвина и стала уходить. У Алекса сжалась все внутри.
— Нет, Мира. Не уходи. Прости меня. Я…
Мира остановилась и держа в пасти игрушку прорычала. Алекс чувствовал, как его тело затряслось. Он побежал следом за драконом. Джин наблюдал как Мира, выйдя на улицу, расправила крылья и попыталась взлететь. Упав, она зашагала прочь от квартиры. Алекс бежал следом и кричал ей. Дракон резко остановилась и повернулась к Алексу, громко рыча на него. Затем повернувшись к игрушке взяла ее в зубы и отправилась дальше. Алекс шёл за ней. Джин шёл за ними. Алекс говорил дракону, что нужно домой и вылечить крыло и остальные раны тоже нужно залечить. Что он ее помоет и снова накормит. Но Мира игнорировала его. Дойдя до стены, она стала копать себе туннель, разрушая металлический покрой и иллюзию голограммы пейзажа города.
— Она не признает тебя. Ты больше не её хозяин.
Алекс обернулся на Джина.
— Она не выживет за стенами. Крыло… Нужно его подлечить.
— Ты разбил ей сердце. В отличии от людей, животные, потерявшие доверие к хозяевам, больше к ним не возвращаются. Отпусти ее.
Алекс опустил голову вниз. Он с помощью браслета открыл купол. Все стали щуриться от яркого и солнечного света. Мира, почуяв свежий и вольный воздух, схватила пингвина и начала карабкаться наверх. Забравшись на самую верхушку, она остановилась. Для Алекса это была надежда, что она спустится вниз к нему. Но Мира выплюнула пингвина, и скрылась из виду. Алекс скомандовал интеллекту закрыть купол. Он сел на пол. А Джин, развернувшись, пошёл домой, приводить Хамелеон и свою комнату в порядок. Он не стал говорить Алексу, что дракон стал для него привычным домашним питомцем. И он сам грустит, что Мира покинула их.
Прошло достаточно времени после ухода дракона. Квартира агентов приведена в порядок, как и сам город тоже. Жители Технополиса не загорелись желанием выйти наружу. Алекс не стал убирать пуфик, а просто его почистил и положил на него пингвина и ошейник Миры, который он починил. С Кит он не виделся, но знал, что она и Сэмброн прекрасно проводят время. Алекс взял отпуск и пытался помириться с Джином, но у него не получалось. Джин же тайком смог выходить наружу, где, сидя на скале наблюдал, как Мира пытается выжить. И тут он мог спокойно курить. Алекс знал о вредной привычке Джина, но никогда с ним не обсуждал это. Дракониха отплыла далеко от острова, но вскоре вернулась обратно. На неё нападали птицы, чуя ее ранения. Она смогла от них отбиться, но была ещё больше изранена. Джин знал, что и Алекс поднимается на купол. И зная, когда точно явится Алекс, всегда прятался за нижними выступами, где мог наблюдать, как Алекс пытался вернуть доверие Миры. Но дракон всегда отгонял от себя Агента. Джин собирался снова пойти на купол, но спускающийся Алекс его остановил.
— Джин, нужна помощь.
— Прости. – Джин даже не глядел на друга. – Я занят.
— Я в курсе, что ты тоже ходишь к Мире. А так же, в курсе, что, как и я, приносишь для нее еду. И так далее. Но ей плохо. По моим данным…
— Она давно не пьёт и не ест. Море соленое. А то, что мы ей приносим, ей мало. К тому же сырая еда, ей же кое как выловленная, пошла во вред.
Алекс увидел грустное лицо Джина.
— Прости меня. Я был подавлен. Все так закрутилось у нас. Я думал только о себе. О тебе…
— А что я? – Джин хмуро глянул на Алекса. – Я хотел выйти и изучить внешний мир. Все почти готово. Я планирую заманить ее на крышу Хамелеона и увести.
— Она не выживет… Повторю.
— Нет. Это ты не выживешь. Ты заманил ее в эти стены по своему эго, оправдывая себя. Тебе не нужен питомец. Как и друзья.
— Да. Я эгоист. Трус. И маньяк. Ты все обо мне знаешь. Несмотря на мои действия, я боюсь людей. Агрессивный. Могу не контролировать себя. Но я с легкостью с тобой сжился. Ты тоже был одинок. И она. Несмотря на то, что она говорила. Ты чуял, что она пыталась оттолкнуть нас. Ты боялся ее как человека. Но проникся, когда она стала драконом. Но я не заманивал ее сюда ради эго. Я хотел понять ее больше. Обладая такими качествами, она жила как обычная особь человеческого вида. И дракон она домашний. Она наш питомец, Джин.
Джин отвернулся от Алекса в сторону и закрыл глаза.
— И чем ты хочешь ее заманить?
— Зефирками. Она их обожает.
Джин и Алекс действовали аккуратно. Она большую часть лежала на выступе скалы, к которой им было трудно подойти. Но они подстраховывали друг друга с помощью специального оборудования. Потихоньку кладя зефирки, они заманивали Миру на большой скальный выступ купола. Добившись эффекта, что она ела при них и прямо с рук, они прежде чем окончательно телепортировать ее в квартиру, выложили дорожку зефирок с первого этажа на второй к ее пуфику и резиновой игрушке. Дракониха не заметила изменения в обстановке, а продолжила языком брать зефирки и подниматься на верх. Агенты тихо шли за ней следом. Мира, добравшись до пуфика и съев последнюю зефирку, понюхала свой пуфик и игрушку. Взяв пингвина в зубы она легла на него и тяжело задышала. Алекс подошел к ней и медленно дотронулся до ее мордочки. От его рук пахло зефирками.
— Все хорошо девочка. Ты дома. Все хорошо. – Алекс другой рукой поглаживал ее мордочку. Он стал напевать убаюкивающий мотив. И медленно проводя по шее дракона, надевать ей ошейник. Мира устала и объелась сладкого, отчего не проявляла агрессию. – Хорошая девочка. Хорошая.
Джин наблюдал, затаив дыхание. Алекс застегнув ошейник стал отходить от дракона, который засыпал. Алекс и Джин, на свой страх и риск, погрузили дракона в анабиоз, охладив помещение до максимального минуса. Поместив ее в свою домашнюю лабораторию, что была в подвале, они с помощью технических рук проводили операцию по глубоким ранам Миры, пока та лежала на кушетке, накрытым крепким стеклом.
— Ты глянь на ее кишечник. – Алекс прицыкнул. – Свобода выбора испражниться. А не могла найти места куда сходить.
— Меня больше беспокоит эта опухоль.
— Черт… – Алекс увеличил в мониторе изображение. – Это же… Сырая пища и сладкое отразилось на ней злокачественной опухолью. Не медлим.
Алекс, как и Джин, задавался вопросом, почему Мира как сильный магический ящер, не справлялась с внутренними ранами и болезнью. Ведь раньше болезней не было. Закончив со всеми ранами, в том числе и с крылом, они перенесли ее обратно на пуфик.
Джин сидел внутри машины. В дверь Хамелеона постучал Алекс. Джин открыл.
— Я… Хочу сказать спасибо. – Алекс нервно топтался снаружи.
— Не за что. – Джин собрался снова закрыть дверь.
— Поужинаем? – Алекс грустным щенячьим взглядом смотрел на Джина.
— Хорошо.
Джин, зайдя на кухню, был немного ошарашен и озадачен. Стол накрыт был красивыми блюдами на белой скатерти. И чувствовалась странная атмосфера. Он повернул голову к мимо проходящему Алексу, который, подойдя к столу, отодвинул стул со спинкой и пригласил присесть друга. Джин медленно сел. Алекс завязал ему салфетку на груди, чтоб Джин случайно не испачкал свой костюм.
— Эмм… Алекс…
Алекс сел напротив Джина, мило улыбаясь.
— Это ужин извинений. Я виноват перед тобой, Мирой и всем городом.
— Ты решил так перед всеми?
— Нет. – Алекс своими голубыми глазами пристально взглянул в темно-зеленые глаза Джину. – Такое извинение только для тебя. Перед другими просто буду помогать чем могу и достойно приму свои часы наказания.
— Ясно.
Джин взял столовые приборы. И вкусив с тарелки еду, его накрыли приятные ощущения. Он закрыл глаза и проживавши еду, взглянул на Алекса, который ещё не приступал к еде.
— Я сам готовил. Не знаю, как получилось. Использовал минимум технологии. – Алекс неловко опустил взгляд вниз.
— Превосходно. Нет. Волшебно. Нет. Идеально. – Джин разрезал ещё кусок мягкого и сочного мяса и положил маленький кусок к себе в рот. Алекс с восторгом смотрел на друга.
— Ты прощаешь меня?
— Да. С одним условием.
— Каким? – Алекс был готов ко всему.
— Отныне ты хозяин кухни.
Алекс мило улыбнулся и тоже приступил к еде. Он был рад, что отношения с Джином наладилось. И они спокойно сидели и обсуждали как им лучше подготовиться к поездке в мир Мирилейн. Через несколько минут после ужина, оба стояли перед спящим драконом, явно готовым ко всему. В мисках Миры была вода, молоко, и жидкая каша, которая не навредит ее расстроенному кишечнику. По цветам, что переливалась Мира, агенты посчитали, что её здоровье идёт на поправку. Алекс с тоской смотрел на сломанные рога дракона. По их расчётам, Мира должна очнуться в данный момент. Дракон стал просыпаться и явно страдал лёгким головокружением. Оба мужчины замерли. Мира почуяла запах еды, и поднявшись, заковыляла к воде. Алекс и Джин тихо и облегченно вздохнули. Для них было хорошим признаком, что Мира не в ярости, и сама пошла к миске с водой. Затем она выбрала кашу и стала уплетать ее. Алекс по окончании ее трапезы, позвал Миру по имени. Дракон медленно повернула голову к Алексу и развернувшись полностью, лизнула его лицо. Затем она лизнула и Джина, который испытал восторг и не скрывал эмоций. Алекс решил помыть Миру, но когда он нажал на больной участок, где была содрана чешуя от нападения других существ, Мира завыла. Алекс стал извиняться и ласково говорить, что он будет аккуратен. Дойдя до живота, и обтирая его щекой с длинной рукояткой, Мира замурлыкала. Алекс улыбнулся, он просил прощения. Мира не переставая мурчала. Как верный питомец, она забыла всю злость к нему и оказавшись дома, а не в диком и пугающем мире, чувствовала себя хорошо. Быт с драконом у агентов наладился. Алекс и Джин создали для неё лекарства, а также приучили сидеть на крыше Хамелеона. Машина выдерживала вес дракона. И даже с ней парила над землёй. Выгуливая Миру на поверхности города, они радовались, что раны Миры быстро зажили, и она снова могла летать. Алекс управлял тарелкой, а Мира в полете гонялась за ней.
— Я рад, что ты нашёл равновесие в душе. Радостные эмоции тебе больше идут, чем другие.
— Джин. Прости и спасибо. Я… Так подвёл вас. Теперь я ради вас буду лучше контролировать себя. И заботиться.
— Ну, я большой мальчик. Мне главное, чтоб ранее не повторилось. А вот Мира без твоей заботы и дня не протянет. Надеюсь ты это хорошо усвоил.
— Ты не представляешь. Для меня это был урок из уроков.
Оба улыбнулись. Весь свой отпуск Алекс потратил на Миру. Он изготовил зефирки таким образом, что от них она не чихала, и квартира оставалась чистой. Алекс сильней выдрессировал Миру, и теперь мебель в их отсутствие оставалась целой, как и техника. У Миры было много резиновых игрушек, но приоритет в любимцах был за пингвинов. Алекс заметил, что Мира любит смотреть видеоролики и запускал их, даже в отсутствии себя и Джина. Алекс через браслет контролировал, что делает Мира дома. Больше необходимости работать в области генетики растений у Алекса не было, и он собрался увольняться, чтобы больше времени проводить со своим питомцем. Дорси, узнав об этом, решила снова начать шантажировать Алекса.
— Да ладно… – Алекс нагло ей улыбался. – Серьёзно?! Раньше бы это прокатило. Сейчас… – Алекс поднял голову и саркастично цыкнул. – Нет. Справишься сама.
Алекс довольно покидал озадаченную девушку. Когда Дорси в ярости хотела опубликовать видео на общий просмотр, то обнаружила, что вместо нужного был другой ролик, где три котёнка забавно танцевали. У Сэмброна все прекрасно сложилось с Кит. Оба ходили довольными и радостными. Кит уже не была холодным льдом, но осталась строгость к обучению лаборантов. Сэмброн даже простил агента, как и Кит. Джин, приходя с работы, всегда видел чистый дома и готовый красивый ужин. Алекс, как заботливый друг, складывал в специальный контейнер еду на работу Джину. Все коллеги Агента Джина поражались как красиво сложена еда и в ней были пожелания удачной работы и дня с рисунками. Отчего Джин хмурился, для него сердечки и нарисованные поцелуи были перебором. Джин знал, что Алекс просто издевается над ним, ведь это увидят все коллеги Джина. Франц же говорил Джину, что тоже хочет заботливого друга и ручного дракона. Джин не советовал ему подражать и уж тем более заводить дракона как питомца. Иногда Алексу и Джину удавалось в спокойные и безветренные дни устраивать на куполе пикник.
Алекс спал сладко на своей кровати, но он до сих пор не позволял дракону спать вместе, но Мира не настаивала, как раньше. После первой неудачной попытки лечь рядом с хозяином после примирения, она больше не пыталась и сразу ложилась на свой пуфик, обнимая все свои игрушки, ближе к своей мордочке держа пингвина. Алексу снова снился эротический сон с Мирой. Теперь она была в образе полицейского, в сексуально-возбуждающей одежде и хлестала его, допрашивая, где он спрятал драгоценности некой Леди Кинкри. Сам Алекс не знал ни какую Леди Кинкри и вообще. Но он прекрасно изображал преступника, нагло глядя на Миру и говоря, что это не её сучье дело. Мира поняв, что метод избиения хлыстом не помогает, то надо включить обаяние своего тела. Она перешла с грубого и властного тона, на нежный и сексуальный. Она обошла привязанного Алекса к стулу и истекающего кровью от удара хлыста. Мира ласково спрашивала, где драгоценности Леди Кинкри. Она облизывала ухо Алекса, стоя за его спиной и нежно гладила по его плечам и груди. Раны от ударов заживали, а Алекс таял. Мира встала перед ним и стала медленно, облизывая языком свои губы, раздевать себя. Алекс сладко вздыхал, и говорил, что если Мира развяжет его, то он не только все расскажет, но и оттрахает ее дико и страстно. Что она долго будет ходить довольной и жаждать только его. Мира развязала его, и они тут же поцеловались. Алекс сквозь сон постанывал. Он приоткрыл глаза и увидел, что дракон облизывает его вставший и набухший пенис. Он закрыл глаза и просто до фантазировал сон, отчего выплеснул все выделения в трусы. Мира стала тянуть его за ткань. Алекс встал и направился в ванну. Мира села у входа, в ожидании хозяина. Алекс у порога остановился и подумав пару секунд, позвал Миру с собой в ванну. На этот раз стоя в душе он не плакал, а был спокоен и как обычно позитивен. Когда он выключил душ, то увидел, что Мира держит в зубах полотенце и машет радостно хвостом. Алекс вылез из ванны, тут же обнял своего дракона.
— Девочка моя. Я осознал. Ты хотела заботиться обо мне, как я о тебе. Прости моя хорошая. Я больше не грущу. Спасибо.
Мира облизывала мокрые волосы Алекса.
Алекс подготавливал все необходимое к изучению внешнего мира. Джин работал очень много, чтобы больше заработать времени на отпуск. Алекс так же позаботился и договорился с Сэмброном об официальном выходе из города. Но Алекс должен отработать часы наказания, как и его питомец. Мира же помогала своему хозяину и выполняла все поручения. Вплоть до развлечения Агентов. Тем самым доказывая полное послушание и доверие к себе. Мира разбудила Алекса, чтоб тот ее выгулял за городом. Алекс не сравнил время выгула с графиком, и что за куполом ночь. Он так утомился от дополнительных часов избавления от наказания, что был в полусонном состоянии. Заснув под свежий воздух моря и слушая музыку в наушниках, а не голос Миры с экзаменов, он не услышал и не увидел, что ночные облака раскрыли луну, что светилась чёрным блеском. Мира закричала, но Чёрный дракон впился когтями в ее тело, а передними ловко зажал ей челюсть. Заточенные рога не протыкали чешую другого дракона, который пару раз взмахнув крыльями, далеко унес Миру. Алекс сладко потянулся, но когда открыл глаза, то увидел рассвет и что он над куполом, а Миры нигде нет. Он свистел в свисток, браслет не улавливал сигнал нахождения дракона. Джин отчитывал Алекса, когда тот оказался в квартире и разбудил его.
— Ты… Как? Алекс!!! А вдруг ее акулы порвали! Она же совсем не приспособлена к защите. Да… Она показала нам, что может в гневе сделать. Но это город и люди. Другое ее мир с магией, что может больше покалечить ее!
— Думаешь я не в курсе! – Алекс стал орать в ответ другу. – Я не понимаю. Куда она делась?
Алекс рвал на себе волосы. Он боялся всех своих мыслей и догадок. Им пришлось срочно покинуть Технополис. Связь с городом была вне доступа, но они кратко изложили суть Сэмброну и не дождавшись разрешения, покинули город на Хамелеоне. По голограмме радара они сканировали окружающую местность, в поисках сигнала от ошейника Миры. Оба друга были на взводе и переживали за дракона.
Король Алекс шёл, тяжело шагая и истекая кровью, шепча.
— Сука… Тварь… Мразь… И такую как ты любил Маркиз. Сдохни, как скотина… Отвергла меня. Ты никогда не отвергала. Всегда принимала меня. Всегда среди других самок была властной и красивой. И как стелилась передо мной. А что сейчас… Пахла до блевотни сладко и непонятно чем. В глазах ко мне страх видел… Боролась до конца, лишь бы я не осеменил тебя… Мне до яиц, где ты жила… Я казнить тебя хотел… Но рассчитывал, что перед этим мы трахнемся драконами. И потанцуем в воздухе… Даже кладку не планировал уничтожать… А скорее как можно больше влить в тебя своё драконье семя…
Алекс упал без сознания. На него наткнулся случайно Светзэр. Виконт хотел так и оставить умирающего Алекса, но все же решился его отвезти в замок Софии.
Агенты увидели изображение острова и исходящий слабый сигнал с берегов. Джин увеличил скорость машины. Добравшись до тела Миры, Алекс стал звать ее со слезами. Джин, просканировав Миру, отвернулся и сев на землю, закрыл лицо руками. Алекс тряс ее за мордочку. Глаза у Миры были открыты, но в них не было блеска цвета и жизни. Нижняя челюсть дракона вывернута, и в ее зубах висел ошейник. Выдернутые крылья валялись по разным сторонам. Из брюха Миры кровоточила рана. Алекс истошно просил Миру проснуться и пойти домой. Джина напрягал голос Алекса и что он говорит.
— Алекс прекрати. – Джин не поворачивался к другу. А Алекс тянул Миру к Хамелеону и требовал ее встать и идти. – Алекс она мертва. Алекс оглянись. Тут был бой. Ужасный бой двух существ. Алекс!
Джин повернулся и встал. Он хотел оттащить друга от дракона и насильно его затолкать в Хамелеон. Но увидел нечто необычное для своих глаз. Сначала Алекс замер. Джин увидел бледное и ошарашенное лицо друга, он не слышал и не чувствовал, что конкретно происходит с Алексом.
— Отойди от нее. Не трогай мою дочь. Забудь. – Царь говорил спокойно. Но Алекс, не видя собеседника, слышал нотки презрения в свой адрес. – Живи как жил. Иначе… Я переступлю свои принципы… Иди в свой закрытый город. И не вылезай оттуда…
Алекс не мог понять, откуда он знает этот голос. Агент стоял как вкопанный. Затем он медленно приподнял руки и взглянул на свои ладони. Он увидел, как они трясутся. Алекс опять обратился к Мире, обнимая ее за мордочку и прижимаясь к ней.
— Мира… Девочка моя… Я люблю тебя… Пойдем домой. Прошу. – Алекс трясся всем телом. – Я люблю тебя. Не умирай. Ты же богиня. Ты же бессмертная…
— Жалкий… – Царь говорил с грустью. – Всегда был таким. Ты не достоин ее. Жил изгоем. Так живи. Принимать ответственность за свои поступки не в твоей стихии. Так ползи обратно. Игнорируй истину в себе…
Алекс не слушал его и не отпускал Миру. В его голове были странные мысли. Он закрыл глаза и представил, как из цепочки днк дракон переходит обратно в сложное и мистическое строение первого днк Миры. Алекс так погрузился в строение цепей, что не замечал шок друга и что происходит вокруг. Джин видел, как от Алекса исходили тонкие белые нити и вливались в дракона. Нитей становилось больше, и светиться они начинали ярче. Джин сощурил глаза. Царь сидя в своей комнате сжал кулаки.
— Кистон.
Ангел услышал, что его позвал его создатель и был этому удивлен. Обычно так происходит только на Летающих островах. Царь созывает Ангелов исключительно в родном мире. Кистон незамедлительно явился в Королевский замок.
— Что случилось? Что-то с Мирой? С вашей дочерью? – Кистон видел поникшего Царя и это удивило его.
— Ты в курсе. Она умирает, перерождается. Но цепь запущена и смерть она найдет от клыков Райпена. Больше никто и ничто, не способно ее убить. Но я позвал тебя для другого. Что ты слышал о боге Хамелеоне?
— На сколько мне известно безобидный бог. Он слаб перед Матерью Тьмы, а перед вами и тем более. Сколько по мирам не путешествовал в поисках Миры, ни разу на него не натыкался. – Кистон с подозрением смотрел на Царя. – К чему разговор про него?
— Безобидный говоришь… – Царь устало вздохнул и поднял голову на Кистона. Ангел увидел странную ухмылку на лице Царя. – Божок он так себе. Больше предпочитает прятаться. Скрываться. Жить как можно обычной жизнью. Но выпендриваться любит. Но это потому, что в отличии от нас, не чувствует, что живет одновременно в нескольких мирах. Игнорирует. Отталкивает свои силы. Жалкий. Трусливый. Полностью живет в облике обычных людей, которых кстати создал я, а не он. Подражает. Считается среди людей типа гением. А на деле безответственность полнейшая…
— Ну в общем как я и выразился. Безобидный.
Царь засмеялся и встал, сжимая кулаки.
— Кистон. Как ни крути он сущность высшая. Конечно моя дочь по силе нас перегнала. Она живет одной жизнью в одном мире. А затем рандомно появляется там, где она больше всего необходима. Такую жизнь она выбрала. Но парадокс есть даже среди таких как мы…
— Согласен. – Кистон сильней сощурил глаза. – Взять хотя бы вас и Мать Тьмы. Кто бы мог подумать, что она бросит вас и предпочтет поедание миров.
— С нами все понятно… Кистон… Хамелеон опасен. И он жестокий бог. В отличии от нас он игнорирует всех и все. Даже самого себя. Все бы ничего. Воля его…
— Послушайте… Это вы жестокие… Заставили дочь пойти на такой замкнутый цикл… Думаете я не в курсе… Что вы довольны, что Мирилейн с вашим любимчиком… А не со мной…
— У меня нет любимчиков.
— Не заливайте мне. Райпен был и остается вашим великим творением. Я не ревную. Меня не тревожит этот бог. Он живет своей жизнью. Пусть живет. Никого не трогает и сам мало выделяется. И как я говорил. С ним я ни разу не сталкивался.
Кистон собрался уходить. Но Царь, мило улыбнувшись произнес имя, от которого Кистон почувствовал резкий упадок сил. А затем и вовсе почувствовал себя смертным, услышав историю и тайну острова Кингсланд.
Магия Миры потихоньку на острове исчезала, как только она окончательно стала драконом. Кэтрин была уверена в сестре. И ради своего ребенка и Стифа держалась спокойно. Даже не гневалась на приказ казнить Миру. Как и на исчезновение магии, так и на казнь, Кэтрин отвечала всем с улыбкой на лице: “Трусы и сопляки. Мира меня не бросит. Как и родителей. Она могла превратиться в кого угодно и во что угодно. Ее не найти. Маркиз сдох, жалко. Но сам виноват. Не фиг лезть на рожон, когда ты будущий отец и единственный кормилец. Не думал ни о ком. И пофиг. Вечная память ему и здоровья нашему Королю”. Последнюю фразу Кэтрин всегда говорила с пафосом. Она часто навещала Нелли, утешала родителей. Стиф хотел горевать по другу. Да не мог. С медленным исчезновением магии, он собрал жителей деревни и попросил скорее собрать урожай и посадить новый. Затем он как мог собрал рыцарей, и они помогли големам убить всех драконов. Пока те не проснулись. На Базе Лесников Стиф тоже проявлял себя лидером не хуже, чем Эркелен. Белый рыцарь был вымотан и на взводе. Алекс пил с Флантром, но затем все же нашел силы и, приведя себя в порядок, занялся делами. Советы, просьбы. Денежные средства. Алекс погрузился в хлопоты Королевства, не жалея себя. Серебряный решил просить прощения у Белого, но Стиф, несмотря на свой маленький рост, избил и переломал Флантра, поэтому тот снова оказался в лазарете. И прекрасно понял смысл слов и действия друга. Но в отличии от проклятья демона, переломы от Стифа заживали быстро. Алекс сам лично расправился с разбойниками, которые творили, что душе им угодное. И остатки вольных людей, живущих в лесу, надолго спрятались и не показывались. Феи и ведьмы не лезли на территорию людей. Пираты страдали от похмелья и даже блеск золота их не интересовал. Руби, не найдя Миру, пустила свой корабль в свободное плавание. Шепот людей разнесся о собранности и лидерстве Стифа. Он с самого начала помогал людям. А ведь и он потерял друга, и жена беременная, от неизвестного нахождения сестры может поддаться истерике и потерять ребенка. Но люди видели, как Кэтрин ходила спокойно и с поднятой головой. Стифа она обхаживала со всех сторон. Белый Рыцарь находил время для Кэтрин, но он неволей засыпал от усталости. Кэтрин не обижалась. Она даже не обижалась на выходки сестры и бездействие отца. Кэтрин решила проявить все недовольство и злость после родов. Бойкрон в преисподней не чувствовал Миру, но он ждал ее с нетерпением. Ему хватило сражения с Ангелом, в котором он проиграл. Райпен тоже исчез, и Парнас не мог его найти. Отчего запил и закрылся в своем замке.
Джин открыл глаза и увидел Алекса, который шел к нему, держа на руках Миру в облике человека. Джин увидел озадаченное лицо друга и приоткрыл рот. Алекс, подойдя ближе, помотал головой из стороны в сторону.
— Без комментариев… Я сам не въехал, что произошло. Но кажется я воскресил ее. Хотя… Не въезжаю…
— Поехали домой. Там и разберемся.
Алекс помотал головой в знак согласия. И они сели в Хамелеон и поехали в Технополис.
Кистон, сидя на полу, слушал речь Царя. А Джин в это время гнал машину как можно быстрее. Алекс смотрел на Миру, что лежала на столе и постоянно сканировалась программой. Алекс на сенсорном столе смотрел данные по состоянию Миры.
– Кистон… Суть жизни трех богов проста. Один создает, второй уничтожает. Третий… – Царь прицыкнул. – Живет как связующее звено между нами. По сути он наблюдает. Да все пошло не в то русло. Бог, что способен копировать, мог все. Уничтожать. Создать. Да убежал он от сущности своей, оставив меня одного. Я привык, что он рядом. Обучал своей силе. Считал братом. В итоге… С Матерью Тьмы в борьбе сложились отношения. Я говорил ей, что не прощу поступок Хамелеона. Бросить, сбежать от ответственности. Мы боги. Мы должны. Родилась Мирилейн. Я узнал, что если дать ей имя, то она займет место брата. Но… Тьма и свет с именем будут разрывать ее и приносить боль, от которой она будет забывать все. Я чувствовал в Мире огромный потенциал к уничтожению. К тому же девочку мою хотели съесть, как только она появилась. Возник бой между мной и тьмой. Райпен помог заключить ее на Летающем острове в покоях. Но он исчез на какое-то время. Появившись, он изменился. И рассказал мне, что переходит на сторону моего брата. Я давал отпор, но боль сковывала меня. Дочь ради меня подставилась под удар. Я создал тебя. Ты скинул Райпена вниз, где уже жили мои существа – Демоны. Созданные из ярости.
Кистон смотрел на своего создателя пустым взглядом.
– Что доказывает лишний раз, что это вы жестокий создатель. Абоа был моим другом. Зачем? Зачем клонировали бога? Зачем допустили весь этот бред?
– Кистон. Хамелеон живет обычной жизнью человека. Во всех мирах он гениальный человек. Но… Если бы не его побег, Мира так и осталась бы в саду. Прости Кистон, я бы даровал ей свободу с Райпеном. Но… Выбор моей дочери менялся. Она проникалась к каждому, кто говорил ей о любви. Я не печалился. Абоа был хорошим ангелом, хоть как оказалось, и богом Хамелеоном. Я не трогал его. Даже позволил брату жить со своей дочерью и благодаря ритуалу закрытой жизни в саду, создал сильных ангелов. До сих пор они охраняют мир.
– А по-моему… Вы решили так убить его. – Кистон сощурил глаза.
– Убив бога, убьешь все его сущности в мирах. Но найти настоящую сложно. Даже не возможно. А убить бога, даже Хамелеона, еще нереальней.
– Ваша на Летающем острове. Не сложно найти. – Кистон с грустным сарказмом смотрел на Царя. – И убить я не планирую вас. Просто навалять вам пару пинков, а затем забрать Миру.
– Забирай. Но… – Царь присел на пол и достав скрутку табака, закурил. – Райпен не отдаст ее. Но ведь тебе он не помеха избранный. Два крыла. Спас душу Эркелена. Смог победить пожирателей. Остались еще, но другие справятся. Сейчас навел идиллию не только в этом мире, но и в других. Она злится на тебя. Хочет натравить на тебя Миру.
– Ничего. Не сможет. И… – Кистон опустил взгляд. – Абоа мой друг, и остается им. Даже если это бог. Я знаю. Прожил он с ней хорошую жизнь. Несмотря на то, что ослеп, оглох и стал немым. В отличии от других, он… Не просто сидел смиренно… А Мира, зная, что это мой друг, заботилась о нем не жалея себя и полюбила его как мужа. Она единственного его допустила к себе. А ведь принимала только меня. Даже в запретном саду не позволяла ангелам испытать тепло ее тела. Нет его давно. А теперь говорите, что Абоа это Алекс. Точнее, как я понял. Король и бывший принц, клон бога, что живет в закрытом и развитом городе. А значит, мой друг жив.
– Он не помнит, как и Мира, своей сущности. Перерождаясь в других мирах она полностью живет своей новой жизни. А Хамелеон боится себя, вот и забывает, кто он есть. Кистон… Хамелеон влюблен в Миру, как и ты и Райпен. Но, в облике демона нет. Но каждый раз в облике человека да. Скажем так, внуков у меня много, но все они обычные и проживают короткую смертную жизнь. Но… Есть и необычные, Мира их убивает. Видимо от матери передалось.
Кистон поднял одну бровь вверх.
– Вы утверждаете, что Мира проявляет больше жестокости. Я не мог найти ее. Было бы два крыла, давно бы нашел. Но увы… Приобрел только недавно. И снова ради нее.
– Да. Жестокая. Но… В одном из миров у Миры и Хамелеона создалась жизнь, где они крепко в друг друга вцепились. Несмотря на постоянные преграды. У них родилась дочь. Я явился к ним. Предложил помощь. Мирилейн согласилась. Но… Хамелеон убежал, при этом забрав внучку. Мирилейн от горя уничтожила мир. А ведь привела его к идиллии. Хамелеон даже смог Райпена оттолкнуть от Миры. Раз он смог скрыться, то была его настоящая сущность. Моя дочь возненавидела его больше чем я. И вот. В королевстве рождается богиня, но умирает наследник острова Кингсланд. Я знал о закрытом городе. И то, что можно клонировать умершего ребенка. Но… В этом городе я увидел Хамелеона. И подумал… Почему бы не усложнить ему жизнь. Зная его, он никогда не примет ответственность. А так могу носом ткнуть. Смотри, сидишь, правишь. И все тебя ненавидят. В том числе и дочь.
Кистон встал.
– Вам не стыдно? Мне вот за вас да. Заканчивайте игры богов. Перестаньте. Ради дочери. За себя не прошу. Я ведь избранный. Справлюсь.
– Ты умрешь без ее любви. Райпен тоже. Подумай, Кистон. Я ведь не могу жертвовать жизнями. Не могу. Найди мою внучку, дочь Хамелеона. Миру ты уже нашел. Теперь я спокоен. Я не силен в этом мире. Я не могу дать отпор. А что если он снова причинит моей дочери боль? И Райпен не успеет проглотить ее? Она увидит, что натворила. И станет как мать. Пожирать миры от безумия. А Хамелеон чихнет на ее чувства. И снова спрячется. Кистон… – Царь с усталостью смотрел на Ангела. – Защити Миру и внучку от него. И не позволяй Мире гневаться.
Кистон ничего не ответил, он устал слушать Царя и улетел.

0
02.06.2019
avataravatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
38

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Ирина: посмотреть остальные.


Еще на тему: Эротика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar

Лучшие книги для начинающих писателей

avataravataravatar

Лучшие книги в жанре детектив

avataravataravataravataravatar

Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть