Поиски ведьмы Мирилейн увлекли не только жителей острова Кингсланд. Руби гоняла свой корабль по всей территории моря, и посетила опасные выступы скал, не раз повреждая и ремонтируя судно. Но ни она, ни другие не могли найти и следа Миры. Светзэр продолжал изучать документы истории замка Дуба. И задумавшись о Мире, чуть не сжег документы. Райпен, после непрерывных поисков Миры, под самое утро вошел в свои покои. Он подошел к букету и упал перед ним на колени. Он загонял Тень до пены во рту, и его конь пал на пол пути к Черному Замку. Он не бросил четвероного друга, и донес его до замка. Райпен проводил руками по лепесткам цветов. В своих поисках он злился на Миру и найдя, хотел переломать ее так, чтобы она долго зализывала свои раны в его покоях. Райпен прислонил израненное лицо к букету и вдохнул его запах, но он не уловил и капельки запаха тела Миры. Снова проведя руками по цветам, он спрашивал букет.
— Где ты, моя Леди? Куда пропала? Явись ко мне. Покрасней от эмоций. Произнеси, что любишь меня… Хочу еще раз увидеть тот взгляд. – Райпен наклонился назад и заорал во все горло, снимая с себя доспехи. – Ты моя! Слышишь! Моя Леди! А я… – Райпен стал падать без сил. Он не ел и не пил чуть больше суток, лишь хотел одного. Найти свою Леди. – … Твой Черный Рыцарь.
Райпен погрузился в темноту. Его раны кровоточили. В поисках он был в местах, где жили темные магические существа. Райпен ходил по пещерам в одиночку, и не от всех клыков смог увернуться. Но просмотрев все места, он не нашел Миру. Королевский слуга, спокойно войдя в свою комнату в Королевском замке, оказался в покоях Райпена. Закрыв дверь, он с грустью присел на корточки перед Черным Рыцарем.
— Первый мой Ангел. – Слуга провел по грязным и взмокшим волосам рыцаря. – Стал падшим и Демоном. Кистон тебя обошел. – Слуга грустно вздохнул. – Любишь ее. А ведь хотел убить еще девочкой. Но то был Ангел Райпен, что решил поднять свой меч на своего создателя и занять его место. Маленькая девочка проснулась и выбежав из сада, защитила отца от удара. Твой меч должен был рассечь ей голову. В тот момент я и создал Кистона, что одной рукой остановил удар. И в драке скинул тебя с острова. А ведь моя дочь восхищалась тобой. Перерождаясь в саду, она забыла тебя. И твое место в ее сердце занял Кистон. В мире демонов ты напрочь забыл ее. А она, не зная почему ее так влечет вниз, тянулась ведь именно к тебе. Райпен. Ты без жалости хотел убить ее. Даже тень сомнения на лицо не легла. А сейчас? Умираешь от любви к ней…
Слуга стал обрабатывать раны Райпена. Вспоминая, как он гордился им. Царь дал ему имя, что значило “Правосудие рая”. Райпен обучал других Ангелов, что часто болели и быстро умирали. Царь как не пытался, но не мог создать точную копию Райпена. Первый Ангел, что вышел наравне с Райпеном, был Кистон. Царь понимал, что он создал таким Кистона потому что дочери угрожала опасность. С появлением ангела Кистона его дочь стала расти и умирать. Первая смерть девы лишила рассудка Кистона, что видел, как она росла и полюбил её всем сердцем. Постарев, она умерла на руках у Кистона. Сложив все приборы и перебинтовав Райпена, слуга встал.
— Райпен, Кистон и моя дочь, имя которое ты ей дал Мирилейн, дали мне силы для создания многих хороших Ангелов. Хоть я и починил Кистона, я постоянно думал о тебе. И о том, как моя дочь радостно тебе улыбалась. Я ведь с улыбкой наблюдая, видел, как вы счастливы. Даже зная будущее, я верил, что ты не причинишь ей зла. Эти мысли не позволяли мне поселить Кистона и дочь в саду. Я до сих пор горжусь тобой. И эта любовь к тебе не дает мне сделать окончательный выбор. Кистон всегда будет между вами. Но и он верит, что падший ангел может снова идти по свету. Хоть он и не помнит тот бой, где ты навсегда лишился правого глаза. Но он слышал о тебе… Статуи с твоим образом стоят у моих покоев на летающем острове.
Слуга вышел в коридор Королевского замка.
Рано утром Алекс упал с лошади, заснув в седле. Эркелен его подхватил.
— Алекс. Ваше Величество. – Эркелен бил по щекам Алекса. – Алекс… Вставай. Ну же… – Эркелен услышал звуки подъезжающей повозки. – Сюда! Помогите!
Повозка подъехала ближе. Из неё вышла девушка и подбежала к ним.
— Алекс… Кхенрих, быстрей.
— Принцесса Леонора…- Эркелен, держа Алекса на руках, поднял голову на подходившего мужчину. – Король Кхенрих…
— Я уже не король. – Кхенрих присел на корточки перед сидящем на земле Эркеленом. – Совсем загонялись в поисках. Сэр Эркелен, помогите донести его до телеги.
Леонора и Эркелен, сидя внутри повозки, держали руки Алекса. Леонора обтирала лицо брата влажной тряпкой.
— Куда мы едем? – Эркелен с беспокойством смотрел на спину Кхенриха. Сбоку шли привязанные к телеге лошади Алекса и Эркелена.
— На территорию драконов. Мира позаботилась о необходимых процедурах. Он слабеет. Слабеет и она.
— Зачем вы нам помогаете? Ведь бросили его.
— Я с ней виделся. Вы так и не нашли ее. Мне в пользу её исчезновение. Да она кое что поведала…
— Можно я? – Леонора мило промурлыкала, глядя на спину Кхенриха.
— Да моя любовь. – Кхенрих с грустью ответил.
Эркелен беспокойно глядел на Леонору. Холодный воздух давал понять, что замороженная территория драконов уже рядом.
— Она явилась неожиданно перед нами. Я испугалась. Очень. Но она с усталой улыбкой попросила съездить на территорию драконов. И взять пару бочек с кровью драконов. Но мы к сожалению их не довезли. Разлили случайно. Вот отправились за новыми. И увидели вас.
Леонора улыбалась.
— А зачем Мира просила вас возить бочки? – Эркелен уже видел территорию драконов и каменных големов. И предлагал туда съездить Алексу, но тот решил сначала найти Миру. Они оба боялись, что она где-то лежит без сил. Эркелен не мог понять, что именно его беспокоит. Он решил, что это от резкого ухудшение состояние Алекса. И не удавшихся поисков Миры.
— Чтобы наполнить баню для Алекса. Она попросила помириться и простить друг друга. Мы согласились.
Эркелен опустил голову, глядя на бледное лицо Алекса. Он не видел грустного лица Кхенриха. А Леонора, улыбаясь, поглаживала руку Алекса. Эркелен погрузил Алекса в железную бочку, наполненную кровью драконов. Он держал его, чтобы тот не утонул. Эркелен осмотрелся. Големы ходили, не обращая внимания на них.
— Не могу понять. Зачем она просила вас перевозить бочки и наполнять баню? Когда и в них можно спокойно сидеть. Кровь дракона горячая и не даст замерзнуть. Что-то в ваших словах не складывается. Но не могу понять, что конкретно.
Леонора подошла и встала перед Эркеленом.
— Ей нужен мир. Идиллия. – Она пальцами проводила по краю бочки. И лукаво смотрела на Эркелена. – Я тебя любила всем сердцем и душой. Сейчас мне дорог Кхенрих. Ты ведь мой брат… И я не зла на Миру, даже благодарна ей.
Кхенрих тихо подошел к спине Эркелена с толстым бревном в руках. Он размахнулся и ударил его по голове. Леонора и Кхенрих запихнули Эркелена в бочку к Алексу. Часть крови расплескалась, благодаря чему они не захлебнулись. Леонора и Кхенрих накрыли бочку крышкой и закрепили ее. Кхенрих сел на землю и закрыл лицо руками. Леонора подошла к нему.
— Кхенрих, любовь моя. Так нужно. Ты это знаешь. Вечно бочки уничтожать мы не можем. А они сейчас без сил. Их смерть даст нам будущее. Счастливое будущее. Мы действуем благородно. Избавляя мир от зла.
— Леонора. Мне осталось жить два понедельника. Даже если не от руки ведьмы. То от старости…
Леонора убрала руки Кхенриха с его лица. И с нежностью гладила его по волосам.
— Мы будем жить долго и счастливо. И каждую ночь заниматься сексом. Я рожу тебе дитя. И мы будем нянчить внуков. Не боясь каждого шума, и что нас убьют.
— Леонора… Ты не убийца. Я убил твоего отца. Убивал и других людей. Не нужно погружаться со мной в это…
Леонора встала со злобной улыбкой.
— Кхенрих. Я люблю тебя. Я счастлива с тобой. И если мое счастье зависит от двух моих братьев… Я пожертвую ими ради тебя. Посмотри на меня…
Кхенрих устало поднял голову. Эркелен к этому времени очухался от удара. Он почувствовал боль на затылке.
— Ублюдки. Как вообще? – Эркелен заорал и стал кулаком выбивать крышку. – Если вы ещё там, с обоих кожу живьём сдеру.
Леонора ласково улыбнулась Кхенриху.
— Слышишь. Он ненавидит нас. А любит эту тварь. Я не собираюсь жить и ждать смерти. Пусть сдохнут вместе с ней. Пока она без сил валяется где-то. Мы ведь видели, как её штормило. Как она колдовала, не заметив нас. Да. Слухи говорят, что она стала паинькой. Но нам известно, что это не так. Это ее коварный план. Из ада ее Демон не отпустит. Так раз она отдала ему душу. Пусть скорей туда идёт. Кхенрих. Неужели ты не хочешь прожить со мной счастливо? – Леонора выдавливала слезы. – Неужели не хочет зачать мне сына?
— Хочу. Хочу любить тебя до последней своей минуты в жизни. – Кхенрих погладил по распущенным волосам Леоноры. Они до сих пор отливали золотым блеском, несмотря на жизнь в обычном домике. – Я люблю тебя, моя девочка. Очень.
Леонора потянулась и поцеловала Кхенриха в губы. Эркелен пытался выбить крышку. Кхенрих и Леонора положили сухие ветки и бревна вокруг бочки. Сверху крышки лежали доспехи и оружие Эркелена. Они подожгли дрова. Леонора взяла за руку Кхенриха и потянула его к повозке. Забравшись в неё, она стянула верх платья и подняла подол, раздвинув ноги.
— Кхенрих, я хочу тебя. Смотри как набухли мои соски. – Леонора руками массировала свою грудь. – Внизу очень влажно. Потрогай пальцами. Ощути снова мои чувства к тебе.
Кхенрих прикоснулся к ее коленям и провёл по ее нижним губам. Он стал массировать клитор, отчего Леонора сладко застонала. Он окунул свои пальцы внутрь ее влагалища, и почувствовал, как из неё текут соки. Он наклонился вперёд и губами схватил сосок Леоноры и начал посасывать его. Она шептала Кхенриху, что это их счастливый день. Кхенрих развязал штаны и целуя Леонору в губы, медленно погружал свой член в нее. До их ушей доносился голос Маркиза, который кричал во все горло. Он чувствовал, что скоро сварится заживо. Доспехи Эркелена, по замыслу Леоноры и Кхенриха, должны расплавиться и окончательно запечатать крышку.
Алекс до сих пор не просыпался. Леонора с каждым движением стонала громче и просила Кхенриха двигаться быстрее. Когда Кхенрих не мог больше сдерживать себя, он полностью выплеснул свою сперму внутрь нее. Леонора простонала с улыбкой.
— Потрясающе, моя любовь. – Леонора вытянула руки. – Надеюсь это семя даст плод.
Кхенрих тяжело дышал. Он понимал, что хоть и не долго ублажал Леонору, но часто. Он боялся, что скоро наскучит девушке. Но всегда видя счастливое лицо своей молодой возлюбленной, надеялся, что она будет наслаждаться им еще долго.
Эркелен пытался уронить бочку, но не мог, так же, как и разбудить Алекса.
Мира стояла у микроскопа и наблюдала за эволюцией клеток растения. Агент Алекс ходил мимо других лаборантов, как вдруг услышал звук падения и как разбились бирки. К Мире прикоснулся один из ее коллег и тут же отдернул руку, заявив, что обжегся. Алекс подбежал к тяжело дышавшей Мире и дал ей воды. Алекс просканировал тело Миры браслетом, который показал, что температура ее тела пятьдесят четыре градуса. Взяв ее на руки, и терпя боль ожогов, он быстро телепортировался с ней в другую лабораторию, где делали лёд. Поместив в ванну, он просил учёных коллег создать много кубиков льда и наполнить ими ванну. Температура тела Миры повышалась.
— Нет. – Мира еле говорила. – Не уходи. Прошу. Не уходи. Алекс… Прошу, не оставляй меня… Жарко… Очень…
Алекс с тревогой смотрел на неё. Лёд быстро таял от её тела. Алекс ответно взял ее руку, получая новые ожоги. Для него резкое изменение состояния Миры было странным и очень пугающим. Его сердце сжималось от беспокойства, видя, как Мира сгорала.
— Я тут. Я не уйду. Тебе не о чем волноваться.
Мира потеряла сознание, Алекс стал орать на учёных, прося больше льда.
В это время у Райпена и Алекса засветился символ, поставленный Мирой. Эркелен до сих пор пытался выбраться, но заметив, что в бочке стало светло, он поглядел на Алекса и увидел, что тот светится. И снова попытался его разбудить.
— Ну же сильнейший из сильнейших. Просыпайся и спасай нас троих. Погибнешь ты, погибнет и она! А вы оба дороги мне! Оба!
Леонора с Кхенрихом уехали. Големы выполняли приказ Миры, следя за драконами и наполняли другие бочки кровью. Остальное их не волновало. Цеймор, сидя дома, в своей деревне, с утра мастурбировал. Перед ним был рисунок двух обнаженных девиц, что обнимались и целовали друг друга. Он представлял, как нарисованные девушки оживали и ублажали друг друга на радость ему. Выплеснув выделения, он с блаженством лёг на кровать.
Минуту спустя он заметил, что резко потемнело и затряслась земля. Он выглянул в окно и увидел, как огромный волк одним прыжком перепрыгнул через несколько домов. Волк был чёрным и одноглазым, а также с тремя длинными хвостами. Он быстро добежал до территории драконов, зубами открыл крышку и хвостом уронил бочку. Из неё вылилась кровь, в которой перепачкались Эркелен и Алекс, сидящие внутри.. Эркелен глотнул с жадностью воздух, протягивая руку Алексу. Но резко вскочил, увидев, как он превращается в дракона. Эркелен краем глаза заметил свою винтовку на земле и схватил её. Големы же медленно повернули голову к Черному дракону с голубыми глазами. Они стали идти в сторону Алекса. Эркелен знал, что Големы попытаются убить Алекса и стал прогнать друга в воздух.
— Улетай! Давай же! Лети прочь!
Алекс прорычал Эркелену.
— Быстро забирайся и держись крепко.
Эркелен вскарабкался несмотря на боль от ожогов. Алекс взлетел вверх, но Големы не успели его поймать. Некоторые из них стали бросать камни в него. Эркелен пытался стрелять, но Алекс резко изворачивался от камней. Эркелен хватался за его чешую, чтобы не упасть. Алекс не смог увернуться от брошенного камня и упал на землю. Големы отправились за ним, чтоб уничтожить и разлить его кровь по бочкам.
Чёрный Волк бежал по следу Леоноры и Кхенриха. Догнав их повозку, он прыгнул и приземлился перед ними, рыча. Кхенрих прижимая Леонору к себе, со страхом смотря на волка. Волк стал говорить.
— Жалкие людишки. Решили, что в вашей власти решать кому умереть, а кому нет? Я долгое время спал. – Лапы волка топтали землю на одном месте, и он низко наклонил голову. – Но пробудился, почуяв приказ спасти.
Леонора вжалась в Кхенриха и плакала.
— Реветь бесполезно. Только одни слезы могут меня остановить.
Волк открыл пасть, из которой возник серо-зеленый дым, который покрыл Кхенриха с Леонорой. Кхенрих взял ее лицо в свои руки, он осознал, что это конец их жизни и смирился. Спокойно и с нежностью стал говорить Леоноре.
— Любовь моя, я люблю тебя. Все будет хорошо.
Он поцеловал ее в губы, зарывая свои руки в ее волосы. Леонора отвечала на поцелуй, обхватив за шею Кхенриха. Дым расплавил все, что охватывал. Даже лошадей. Волк снова открыл пасть и втянул дым обратно в себя. Он глянул одним глазом на чёрный след в земле и подойдя ближе, откинул одну лапу вверх и испражнился на это место.
Эркелен нёс Алекса на спине.
— Эркелен, что произошло?
— Проснулся… – Эркелен остановился и подтянул повыше сползающего с его спины Алекса, зашагал дальше. – Самое интересное проспал…
— Эркелен, остановись. Я в состоянии сам идти.
Алекс сел на землю, хватая себя за голову. Эркелен рассказал ему их приключение. Алекс смотрел на Маркиза, не веря его словам.
— Сам бы не поверил такой истории. Но сам лично убедился. Хорошо, что на пути попались виконты. Они дали одежду, обработали наши раны и поделились едой.
— А как от големов ушли?
— Ты стал человеком, и они не обращали на нас внимания.
— Отец… Сестра… Я поговорю с ними.
— Без меня. Я при встрече их точно убью.
— Есть версии, как из бочки выбрались?
— Нету. Я так и не смог решить эту загадку. А возвращаться туда сейчас и осматривать следы для этой разгадки желания нет.
— Что так темновато? Вечер что ли?
— Да вроде-бы день должен быть. – Эркелен прислонил руку к перебинтованной голове. – Солнце вообще не видать на небе, и луну тоже. Мы, когда из бочки выбрались, так уже было.
Алекс посмотрел на небо и увидел яркую полосу, идущую вниз.
— Если это падает Ангел, то на небе ещё хуже, чем у нас.
Эркелен повернулся и увидел след. Проведя по нему пальцем, он примерно определил место, куда падает Кистон.
— Пойдём к нему. Падение вряд ли убьёт его. А он может по щелчку пальца найти Миру. Хотя я иногда думаю, что Райпен нашёл ее первый.
Алекс встал.
— Узнаем. Но падение это меня беспокоит. Мира пропала, мой отец спит с моей сестрой…
— Но то, что он назвал ее любовь моя…
— Эркелен. Мы хоть свечку и не держали, но он сбежал с ней. А она с ним. Если не из-за секса, то какая причина?
Пройдя пару шагов, они услышали стук копыт, а вскоре увидели всадника. Флантр подъехал к ним ближе.
— Что с вами? Вас избили?
Алекс не ответил. А Эркелен гладил по морде лошадь Флантра.
— Можно итак сказать.
— Я не нашёл. Судя по всему, и вы тоже. Вдобавок к этому, на небе пропало солнце и появился огромный волк. Я лично его видел. Он бежал к морю. Те, кто рискнули на него напасть, уже больше не дышат.
— Волк нам не попадался. Флантр, одолжи лошадь?
Флантр слез с лошади и протянул поводья другу.
— А ваши где?
— Куда то ускакали…
— Кто вас так?
— Ты не поверишь. Да и история длиннее дня. – Эркелен сел на лошадь, Алекс следом. – Мы за ангелом. Лошадку твою верну в целости и сохранности.
— Сохрани и себя целым.
Эркелен пришпорил лошадь и погнал её в сторону падения Кистона. Флантр изменился в лице. Он улыбнулся одним уголком рта.
— Скоро Эркелен ты потеряешь над ней право. А я даже в аду буду с ней. Но перед этим я сделаю все возможное, чтоб ты на какое – то время стал моим.
Мира приоткрыла глаза и схватилась за голову. Агент Алекс ближе к ней наклонился.
— Слава проводам и току. Ты проснулась.
— Что случилось? Я не понимаю.
— Это лучше видеть.
Алекс помог привстать Мире с кровати, и показал на прозрачном экране видео. Мира видела, как она упала, как её коллега обжегся, и как лёд моментально таял. Затем, она увидела, как превратилась в дракона. Она глянула на Алекса огромными глазами, нажав на паузу.
— Я… Это я?
— Ты удивляешься? – Алекс смотрел на неё с улыбкой. – Если это драконы в твоем мире. То они лапочки.
— Нет. Они в два раза больше. Вот же… Что в жизни коротышка в росте. Что дракон маленький. – Мира наклонила в бок планшет. – Ну и хвост у меня длинный и таз широкий. Что-то я жирная. Надо похудеть.
— Да ты чего! Смотри какая милашка. А как переливаешься. Словно собрала в себя все цвета. А рога! Словно корона. Красиво заплетены. А глаза! Я как заглянул в них. Поразился узором радужной оболочки.
Мира запустила видео.
— Ну раз я стала огнедышащим драконом, то наверняка пол города разрушила.
— Смотри, узнаешь. – Алекс облокотился на кровать с улыбкой.
Мира явно ощущала тесноту в лаборатории. Она стала принюхиваться и носом прислонилась ко лбу Алекса, который с удивлением и восторгом глядел на неё. Мира как щенок замахала хвостом, разбивая и раскидывая все вокруг. Затем она дыхнула ярким и цветным дымом на Алекса, который стал кашлять. Мира снова нажала на паузу. И покраснела.
— Пахло карамельками. – Алекс нажал на плей. – Я собрал все в одно видео, с разных ракурсов камер. Смотри и наслаждайся.
Мира стала смотреть, как Алекс чесал ее за подбородок, отчего Мира – дракон мурлыкала. Она снова нажала на паузу.
— Я мурлыкала? Что за!? – Да разве драконы мурлычат!? Я какой – то неправильный дракон!
— Мне понравилось. Да только вот вывести тебя проблемой оказалось. Телепортироваться не получилось. Пришлось просить тебя маскироваться. И вот это самое забавное.
Мира снова погрузилась в просмотр видео. Было слышно, как Алекс пытался ей что –то объяснить, но Мира спряталась под стол, который повис на ее спине.
— Нет, Мира. – Алекс прислонил ладонь ко лбу. – Не прятаться. А маскироваться. Маскироваться – стать невидимой.
Дракониха наклонила голову вбок, и поглядела на Алекса. Затем ее чешуя быстро стала переливать цвет и она исчезла.
— Хорошая девочка. Теперь нужно идти за мной. За мной. Шаг за шагом… За мной.
Алекс выглядывал в проем коридора из Лаборатории. И шагая, глупо улыбаясь, слышал, как дракониха крушит все подряд. Мира же глядя на видео, краснела сильнее. В городе она опрокинула аппаратуру, что транслировала голограмму рекламы. Алекс шипел на неё, прося быть аккуратней и тише. Добравшись до квартиры Алекса, где она снова стала видимой, Джин уронил челюсть. Дракониха стала нюхать автомобиль и трогать его когтями. Затем она открыла челюсть и хотела взять в пасть Хамелеон. Алекс стал говорить ей, что нельзя.
— Нет, Мира. Фу… Это не вкусно.
Мира зажала уши и разлеглась, тихо скуля. Алекс стал думать, чем накормить Дракониху. Джин глядя на неё широкими глазами, помогал в подборе выбора еды. Приготовив большой бифштекс, Дракониха быстро и одним глотком прожевала его. Затем она стала мордочкой и телом, как кошка, трется об Алекса. Джин смотря в браслет, просканировал Дракониху, которая стала странно и мило урчать на Алекса. Алекс гладил ее и чесал.
— Эм… Алекс… У тебя проблемы.
— Неужели нас засекли?
— Нет. Звуки и вибрации, что она издаёт в твою сторону… Это звуки схожи с привлечением самца к осеменению.
— Чего? – Алекс расширил глаза, а дракониха стала облизывать его и тереться.
— Она так будет себя вести, пока ты… В общем ты понял.
Дракониха стала настойчиво привлекать к себе внимание, она легла на пол и перевернулась вверх животом, елозила по полу, мурча. У Мирилейн задергался глаз. А Алекс обнял ее.
— Агент Лейра, вам нечего волноваться. Ты отключилась и снова стала человеком.
Мира увидела подтверждения слов Алекса на видео.
— Стыдно. Очень. Драконы опасны. Дышат огнём. А я какой – то радугой. – Мира тяжело вздохнула. – Будь тут настоящий дракон, он бы все спалил. Вот же блин…
— Хочешь блинов? Я приготовлю.
Мира ударила по плечу Алекса и спрыгнула с кровати.
— Я Ведьма! Сею ужас, страх, ненависть! А на деле? Милый маленький дракон?! Аааа… – Мира заходила из стороны в сторону. – Да если я такой становилась! Не удивительно тогда… – Мира села на пол, закрыв лицо.
— Ты… – Алекс привстал. – Не помнишь? Не помнишь, что чувствовала? О чем думала? Когда была драконом.
— Нет. Не помню. – Мира тяжело вздохнула, убирая руки с лица. – Но хотя бы увидела со стороны. Я не хочу быть драконом.
— Мира. – Алекс сел обратно на кровать. – Хочешь остаться в этом городе? Навсегда.
Мира, сидя на полу, устало глядела на Алекса. Ей тут и правда нравилось. Мира не успела ответить, как зажглось красное освещение и завыла сирена. Голос Айп триста оповещал, что произошло нарушение внешнего купола. Мира застыла, как и Алекс, затем она резко испарилась. Ведьма оказалась в облаке, что стало разъедать ее. Она закричала от боли. Дым стал уходить, а ведьма упала на четвереньки. Ее магия стала лечить ее. Мира осознала, что магия не давала и в прошлый раз свариться ей. Но она рассудила, раз она жива, то жив и Король Александр. Ведьма подняла голову и увидела на противоположной скале волка, что стоял вниз головой, и спокойно, словно на присосках, смотрел на нее одним здоровым глазом.
— Здравствуй дева Мирилейн. Я проснулся. Приводи мир к идиллии. И залезай в мою пасть.
— Чего? Ты кто? Демон?
— Одно и тоже. Уже раздражает. Я Демон. И ты дала мне имя. Я пробудился. Кем я был меня до сих пор – не волнует. Но если я проснулся, то этот мир обречен. Обычно, по стандарту нашей замкнутой жизни, ты магией делаешь все вокруг красивым и счастливым. А затем я тебя съедаю. И умираю. И мы снова перерождаемся в других местах. – Волк прыгнул перед ведьмой. – Так что давай, щелкай пальцами, произноси заклинание. И в путь. Иначе мое терпение лопнет. И я просто сплавлю тут все своим дыханием.
— А я чем занимаюсь? Я нашла идеальное укрытие для того, чтобы этот мир стал счастливым.
Волк поднял голову и засмеялся так, что скалы стали рушиться.
Агент Алекс с исчезновением Миры побежал к главному пульту в здании правителя. Система защиты оповещала о нарушении пятого слоя купола. Он ворвался в кабинет Сэмброна и не говоря ничего, сдвинул его с панели, пытаясь восстановить доступ и обнаружить проблему в куполе.
— Не выйдет. Айп…
Сэмброн не успел договорить, Алекс ударил его по лицу, и хотел взять под контроль Айп триста, чтобы точно выяснить, где нарушения и исправить их. Он бегал с одного монитора на другой. Сэмброн снова пытался вставить свое слово. Но получил по животу.
— Сэмброн, слова не решать, я почти… Есть… Готово. Ясно… – Алекс рассматривал голограмму в середине помещения, и увидел, что нужно для восстановления купола. – Что-то разъело опоры пятые и двадцатые, если сейчас не починить, система всех нас погрузит в сон. Пятый купол держит скалы. Рухнут они в этом месте, повредят систему проводов четвертого купола, что кстати проедены. Я уже отправил команду работникам бейми – 7. Но нужно починить наружную пятую опору в ручную. Придется выйти.
— Пошли роботов.
Алекс глянул на Сэмброна.
— Там кто-то, что может их уничтожить. Повторюсь. Система безопасности погрузит нас в сон, как только роботов уничтожат. Я не хочу. Пока не починю пятую опору. Контролируй, чтобы Айп не включила сохранение жизни. Уж с этим ты точно должен справиться. И не дай системе закрыть город. Мне нужна связь над куполом.
— Как ты смог вернуть интеллект под наш контроль?
— Сэмброн, я не дебил и не трус как ты. Вот и смог.
Алекс телепортировался в свою квартиру, и стал собирать нужный материал для ремонта. К нему подошел Джин.
— Что бы не говорили, я с тобой.
— Вот и отлично. – Алекс глянул боковым зрением на друга. – Не нужно тебя уговаривать.
Когда они выбрались наружу и поднялись наверх, то увидели Миру и огромное существо. Джин вжался в Алекса.
— Огошечки!!! А радиация сыграла свое. Тут живность в пять раз больше обычного стандарта.
— Я не думаю, что это живность. – Алекс поднял от удивления брови. – Ладно, пока они там явно мило беседуют. Идем.
Алекс по браслету определил, где именно разрушена опора, и они, стараясь быть незамеченными, двигались в сторону проблемы. Мира стояла, глядя на нос волка. Она дотронулась до него.
— Назови мое имя.
Волк наклонился еще ниже. Мира долго думала. Волк прорычал. Мира молчала.
— Так значит ты жив.
Оба повернули голову на вершину другой скалы. Мира увидела Бойкрона. Волк прорычал на него.
— Бойкрон. Подрос с последней встречи.
— Отец. Я уверенно считал, что Такт тебя победил и уничтожил.
Мира удивилась. Она не знала, что и демоны могут быть родителями. Волк прорычал на Бойкрона.
— Уж ему то меня одолеть ни каких сил не хватит. А я вижу, ты не бездельничал.
— Да. Она принадлежит мне.
— Бойкрон… – Волк полностью повернулся к демону. – Неужели бросаешь вызов мне?
— Да. – Бойкрон расправил крылья. – Ты многому меня научил, но я достиг большего сам. И самое забавное. Буду сражаться за нее, а не просто по прихоти своей.
Бойкрон взлетел, но волк, прижавшись к земле, прыгнул высоко, и поймал Бойкрона в пасть. Демон облик превратился в дым и оказался у Миры. Он обнял ее за плечи своими руками, и клювом провел по макушке. Мира стояла, не шевелясь. Ей не хотелось участвовать в драке между ними.
— Мой суккуб – Бойкрон прикоснулся к подбородку Миры. – ты дашь мне силы.
Волк приземлился перед ними.
— Спрятался за ней. Не поможет.
Бойкрон обнял Миру.
— Видимо совсем ослеп от старости. Я люблю эту ведьму. И она моя супруга.
— Супруга. Бойкрон, она не ведьма, не человек. И не способна иметь мужа и детей. Все это для нее игра. Забава. Она существует лишь для одного. Спасает Мир. А как закончит с этой миссией, я убиваю ее для спасения других миров. Скукотень. Но так запустился ход событий, как только мы дали друг другу имена. Ну же, дева, упавшая сверху, произнеси мое имя. Ты знаешь его.
На груди волка сверкнул символ. Мира заметила это и расширила от удивления глаза. По ее щекам потекли слезы. Она не хотела верить в свою истинную сущность. Она хотела убежать, но знала, что эти двое существ не дадут ей этого сделать. И она тихо прошептала имя.
— Райпен…
— Громче. Прокричи его громче.
Мира заорала так, что Алекс и Джин услышали четко. Алекс на секунду остановился, его сердце забилось сильней. Мира стала кричать имя Черного Рыцаря и с каждым разом все громче. Он запаял балку в скале.
— Так, дальше ты, друг.
— Алекс. Лучше не лезть в их разборки. Мы ученые, а не…
— Ты слышал ее крик. Это не радость. Даже не злость. Это отчаяние. Я не могу остаться в стороне. Уверен, она и без моего участия справится. Но она устала. И просто хочет побыть одной. Так почему она не имеет право отдохнуть? Почему все хотят лишить ее этого? Побыть какое-то время одной. Волк выкурил ее из города насильно. Она бы сама покинула его.
Джин начал создавать защиту для балки. Алекс забрался на вершину скалы. И увидел второго демона. Агент наклонил голову в бок и слегка накренился назад.
— Это что за птичка? Ворон?
Из-за шума моря и ветра, Алекс и Джин не слышали разговора. Мира все кричала имя Райпена. Алекс набрал на браслете связь и Мира услышала его голос в своем браслете.
— Голос сорвешь. Если он глухой, пусть приобретет слуховой аппарат. Связки голоса я конечно могу тебе вылечить, но лучше беречь голосок. Зачем лишний раз подвергаться бессмысленному насилию своего тела?
Мира замолчала. Волк и Ворон глянули на руку Миры, где был браслет. Волк принюхался и прыгнул к Алексу. Агент медленно и с глупой ухмылкой поднял голову вверх, где увидел черноту из пасти демона. Челюсть Райпена захлопнулась. Алекс появился перед Бойкроном и Мирой, театрально отряхивая себе плечи.
— Ух… Еще мгновение, и я варюсь в желудочном соке монстра. Телепорт отличное изобретение человека. Спасибо Хамелеон.
Мира облегченно вздохнула. Бойкрон до сих пор держал ее.
— Похож на того наглеца, что призвал меня.
— Это не он. Мы стоим на куполе огромного города. Он один из жителей. А еще мой начальник. И куратор по изучению.
Бойкрон сощурил глаза и сжал сильней плечи ведьмы.
— Мирилейн, говори проще и коротко. Ты спишь с ним.
— Эй… Это же интим. – Алекс лукаво и широко улыбался им. – Должно оставаться между двоими. Если конечно не групповуха. Тут уже секретность секса не сохранишь.
Волк снова напал на Алекса, который смог успеть нажать на кнопку телепортации в браслете. Волк слегка проскользил по скале.
— Много болтаешь, людишка. Ваш вид болтлив и уж больно нагл. Вы рабы жизни. Зависимы от всего. Вечно придумываете себе божеств и готовы убить ради удовольствия. Прикрываетесь законами, знаниями. Но итог вашего существования один. Гибель вашего мира по вашей же вине. Я пробудился. А значит этот мир готов умереть. И вот она ваше спасение.
— А сам не болтаешь? Вон уже сколько слов произнес.
Бойкрон оказался за спиной Алекса, но не успел свернуть ему шею. Мира переместила Алекса к себе.
— Его не вмешивайте. Хотели драться между собой, так давайте. Вы обожаете это. Бой между собой. Хоть имеешь имя Райпена, ты не тот, кого я знаю. Мой друг Черный Рыцарь думает. Он готов убить и сделает это с легкостью. Но он любит меня! А в тебе я не вижу этого.
— Любовь… – Волк прорычал. – Это чувство мне не известно. Хоть я и видел, как любят. Но что мне оно? Ты дала мне имя, я дал тебе твое. Так и существуем. Тот, о ком ты говоришь, мое перерождение. Без демонических сил. Сам по себе. Я спал. Я сказал тебе, что делать. Хочешь забить на спасение, так полезай в пасть ко мне. Делов – то. Я конечный твой этап. Я связан с тобой. А ты со мной…
— А может ей надоел ты! – Алекс, стоя рядом с Мирой, еле контролировал себя. – Я слаб перед вами. И без данных это понятно. Но она богиня. И если твоя морда ей стала противна… Она вольна уйти от тебя.
Волк открыл пасть и снова хотел пустить дым, но Бойкрон прыгнул на него и своими ногами зажал волку рот.
— Человечек прав. Она вольна даже отказать мне. Раз цветная. Но я, в отличии от тебя, испытываю к ней чувства. – Волк стал брыкаться. – Не стойте столбом. Я долго так не смогу его сдерживать.
Алекс взял за руку и потянул Миру за собой. Бойкрон взлетел, подняв Райпена за морду. Мира осталась стоять на одном месте. Алекс обернулся к ней.
— Уходи. Иди один. Я должна остаться. Я не могу их бросить.
Алекс отпустил ее руку.
— Я понял. Давай. – Алекс помрачнел в лице. – Спасай мир. Лезь к нему в пасть, и снова круговорот твоей жизни. Я проживу свою. Что моя жизнь или других по сравнению с твоей? Путь из пункта А в пункт Б.
— Алекс… Прости…
— Не извиняйся. Смысла нет. – Алекс стал спиной отходить. – Ты же власть, смерть. А я всего лишь жалкий человечишка, что считал, что сделаю твою и свою жизнь счастливой. Но куда мне до демонов и могущественных существ. Раз не можешь сказать им нет, то кто я такой, чтобы быть рядом с тобой. Обучать. Переживать. Заниматься с тобой сексом.
— Алекс… – Мире было обидно, грустно и ей стало жалко Агента Алекса.
— Не надо жалеть меня. Я проживу без тебя. Квартира твоя, останется твоей, даже если ты покинешь этот мир…
Алекс отвернулся от Миры, которая заплакала. Джин поднялся на выступ и догнал Алекса.
— Она плачет. Не утешаешь ее? Что происходит? Если мы уходим без нее… Почему не телепортируемся сразу в город? Он открыт.
— Раз… – Алекс стал идти к другому краю. И не отвечал на вопросы Джина. – Два. Три. – Джин поднял одну бровь. А Алекс остановился, почувствовав, как со спины его обхватила Мира и прижалась к нему. – Хамелеон, телепортировать нас троих в квартиру. – Мира до сих пор прижималась к Алексу. Джин хмуро смотрел на них. Алекс набрал Сэмброну. – Все готово, закрывай город от внешнего Мира.
— Я тебе не подчиненный. Повежливей можно.
— Там наверху такие же существа, как и она. Готов принять их вежливость?
Сэмброн отключился и закрыл город через пульт. Джин молчал. Мира отпустила Алекса, и взяв его за руку, потащила на второй этаж, сказав Джину, что Алекса она отпустит через три часа.
Бойкрон и Райпен упали на купол, и продолжили драться, не замечая, как подлетел к ним Кистон. Ангел направил на них винтовку.
— Готов, Эркелен?
Оружие ответило голосом Золотого Рыцаря, что готов. Кистон нажал на курок и луч света из дула попал в обоих демонов.
Алекс лежал в своих покоях, так и не переодевшись. Он был весь в крови и в грязи. Его одежда, что дали виконты, была порвана. В его дверь постучал бледный Арчебальд.
— Ваше Величество. Все готово. Все собраны.
— Хорошо… – Алекс вытер мокрое лицо от слез. – Я сейчас.
Он с трудом привел себя в порядок. И держа корону в руках, вышел к собравшимся людям в тронном зале. Все глядели на него с тревогой.
— Счастливый день коронации должен был начаться завтра. Но… На нашем острове произошла трагедия. Сэр Эркелен, что известен нам как Золотой Рыцарь, трагически погиб в бою…
— Нет. – Голос Нелли разнесся по всему тронному залу. – Это неправда! Зачем вы лжете, что он умер! Это ведь не правда! Скажите? Где мой сын? Где он?
Алекс рядом стоящему слуге шепнул что бы ее увели в лазарет. Лекарь прислонил к лицу Нелли тряпку со снотворным.
— Этой ночью, от болезни, скончалась моя мать и отец. А также трагически погибли и другие рыцари, и крестьяне королевства. Коронация отложена. Я отдал приказ и выделил средства для похорон и сжигания тел. К сожалению, от тела Маркиза ничего не осталось. В последний момент его жизни я был рядом с ним и все видел. Я потерял не только своего рыцаря, но и друга, что поддерживал меня. Я посвящу ему и другим умершим мемориал. Мы не должны поддаваться унынию, но… Разве это возможно? Не оплакивать всем сердцем и душой близких. Сейчас поля возродились, урожай есть. И голод нам не страшны, как и драконы. Все вопросы к сэру Дигертону. Прошу меня извинить.
Алекс положил корону на трон и стал покидать тронный зал. Люди были шокированы известием, но один из толпы крикнул Алексу.
— Как вы объясните приказ смертной казни маркизы Мирилейн? Вы обвинили ее в измене королевству. Но разве не она возродила поля? Разве не она привела мир к идиллии и исчезла неизвестно куда!
— Виконт Свэтзэр. – Алекс остановился и повернулся в сторону виконта. – Помнится, вы тоже хотели ее казнить.
— Но у меня была причина. – Виконт поднял голову вверх. – Я видел ее в Замке Йоана среди горы трупов. Веский факт для обвинения. Но в вашем приказе не сказано, как именно она предала вас и наше Королевство. Так какова причина ее публичной казни? Она убила сэра Эркелена? Или же… Она убила короля и королеву? Назовите точную причину ее казни.
Алекс молча и устало глядел на Светзара. Затем подойдя ближе к виконту, стал ему говорить.
— Мирилейн не ведьма. И не человек. Она богиня тьмы, что разрушит наш мир. За ней пришли Ангелы, Демоны. И этих существ не волнуют наши страдания, печали. Их не волнует наш быт. Им нужно одно. Забрать свое божество. Но она не может покинуть наш мир по щелчку пальцев. Она должна умереть. Эта… – Алекс глянул пристально в глаза Светзэру. – Веская для вас причина.
— Мне кажется. – Светзэр тоже перешел на шепот, злобно глядя на Алекса. – Ваше Величество. Что вы, потеряв любовника, обвиняете в своих страданиях ее. И эта печаль сгрызла вас. И вы так решили умереть. Умрет она. Умрете и вы. По этой причине, тогда на суде, вы яростно ее защищали. А сейчас жизнь для вас больше не имеет цели и смысла. Почему бы публично не убить ее и не сдохнуть самому. Вот как рассуждаете сейчас вы.
Алекс резко развернулся и стал уходить. Он думал лишь об Эркелене, как на его глазах тот исчез. Алекс потерял себя. Он сам не верил в его смерть. И стоя перед народом и объявляя о его смерти, надеялся, что двери тронного зала откроются и Эркелен громко скажет, что похороны отменяются. А Алекс навел тут шороху. Зайдут следом его мать и отец. Забежит Леонора. Войдет Гаральд, Флантр и Стиф, Кэтрин с Мирилейн. Ведьма посмеется прямо ему в лицо. Заявит, что она власть и все в ее руках. Но как бы он желал этого, он не слышал этих голосов. А слышал шепот, что наполнен болью и печалью. Алекс снова закрылся в своих покоях. Он стал орать от боли в груди, и желал лишь одно. Умереть, унизив ведьму и сдохнуть вместе с ней. Он проклинал Миру, что та не явилась к ним. Алекс с Эркеленом пережили немало. Но умереть от рук Ангела, это было слишком для Алекса. Он осознал, что выжил благодаря символу на гуди. Алекс даже не слушал появившегося Кистона, который из оружия Эркелена смог победить убившего маркиза Ангела. Алекс лег на пол.
— И долго ты будешь горевать?
Алекс вскочил, увидев на своей кровати фею.
— Кто ты?
— Меня зовут Твинкл. Я тетя Флантра, Розалии и Арчебальда.
Алекс заметил лягушку на руках у феи.
— Уходи. Прошу.
— Это моя сестра. – Алекса трясло. Он не хотел думать и слушать. Но фея продолжила. – Королева убила ее, но Мира спасла, как сумела. А до этого сестра моя убила человека. За то, что хотел ее поймать. И изнасиловать. Ее лишили волшебства и выгнали на вашу территорию. Убийство для феи — это грех. Она влюбилась в сэра Ульфа. Все убивают и прикрываются благородной целью. Мол психопат. Борьба за жизнь. Ты не один в печали. Речь твою слышала. Мог бы и получше. Но ты же потерял родителей, сестру.
— Что ты хочешь от меня?
— Хочу, чтоб утешал племянника. Он в ярости. Погиб его друг и любовь. А затем казнят и вторую его возлюбленную. А он так и не трахнул ее. Хотя, где она, так никто и не знает. Давай же. Или я могу резко оборвать твою печаль и отправить ее и тебя в ад. –Твинкл, встав, направила свою палочку на Алекса, держа одной рукой лягушку.
— Я не собираюсь спать с Флантром.
— Фу… Ну и мысли у вас Ваше Высочество. Я попросила утешить его. Вы были в последнюю минуту с Золотым. И вы дали приказ казнить. Флант пьет. Я не могу даже магией утешить его. Как и его родня.
— Думаешь, я смогу?
— Да. Вы оба понимаете друг друга. Золотой для вас обоих был героем. Так, что…
Палочка Твинкл засветилась. Алекс смотрел на нее пустыми глазами. Он развернулся и вышел. Из шторы выглянул слуга.
— Быстро ты его.
— На его месте, я бы дала приказ казнить вас. А не ведьму.
— Ты рассказала обо мне своему племяннику. Но он молчит. Как и ты. Твоя сестра ведь лишилась крыльев… Узнав, кто я. Прости. Я не хотел этого.
— Она совершила глупость. Защищая вас. Мы ценим жизнь. Но… Та тень убивала единорогов, вселившись в мою сестру. А должна была вселиться в вас. Ее обвинили. А она и не понимала за что. Что сделали вы? Вы божество, и никак не помогли ей. – Твинкл повернулась к слуге. – Вы можете все. Так почему?
— Я создаю жизнь. И порой опасную. Но вы все мои творения. Я помогаю вам. Но… если я за каждого буду принимать решения, вы потеряете свою сущность. Вы меня все возненавидите еще больше. Ведь я буду толкать вас на то, что хочу я, а не вы. Совершать ошибки, это не беда. Горько смотреть, как реагируют на них. Этот мир подходит к концу. Но я верю в вас всех. Верю, что придет озарение и счастье в этот мир. Я верю в вас. А вы? Только и говорите, что я не с вами. Что создал и наплевательски отношусь к своим созданиям. Но люди просят покарать того, кто их обидел. Мое творение просит причинить боль другому моему творению. Что я должен сделать? Наказать? Тогда я должен наказать и другое дитя. Ведь без причины не бывают драки. Обиды. Слезы. На все есть причина. Даже маленькая. И вот наказывая всех, я причиняю боль такую же, как не наказываю никого. Люди. Всегда обвиняют друг друга. Но их я создал, чтоб порадовать свою любовь. Она была счастлива. Сказала идеальное творение. Разум. Умеют создавать. Способны на все. Но… Мои же создания меня и подвели. И разозлили ее…
— Достаточно. Я поняла. Надеюсь вы правы. И надежда на спасенье есть…
Мира сладко стонала в объятиях Агента Алекса. Ее не волновало, что двое демонов дерутся. Не волновало, что что-то произошло в ее отсутствие. Слова Агента, сказанные ей, что она не способна сказать нет никому, ранили ее сердце. Ей стало обидно за свои же действия. Обидно, что найдя уют в этом городе, она вынуждена будет его покинуть навсегда. Мира заплакала, прижимаясь к груди Алекса. Алекс почувствовал падающие слезы на свое тело. И остановился.
— Мирилейн… Я же просил не жалеть меня…
Алекс встал и стал одеваться.
— Алекс… – Мира хотела сказать, что она плачет не из жалости к нему. А что будет вынуждена покинет его.
— Я что, похож на человека, что, попробовав секс, тут же буду жаждать его без твоего разрешения? В тот раз сложилось спонтанно. Но если бы я почувствовал, что тебе неприятно… Или услышал твое нет. Я бы больше не делал так. Мира, какого мозга, ты решила меня утешить через секс?! Думаешь, раз ты божество, то я простой смертный от твоей жалости смиренно буду улыбаться? Знаешь, что меня успокоит? – Алекс повернулся к обнаженной и очень грустной Мире. – Когда ты прекратишь издеваться над собой. Или у тебя это фетиш?
— Все желают меня. Я люблю тебя, хочу тебя… Я подарю тебе ласку, заботу…
— Я ни разу не сказал, что люблю тебя. Да, хочу тебя. Но… Твой мир ужасный, это явно. И ты не слышишь, что я тебе говорю. И какой смысл несут мои слова.
— Но зато ты слышишь меня. И понимаешь. Думаешь, я рада узнать, что должна спасти мир и покинуть его навсегда! Что моя жизнь это замкнутый круг, где меня должны сожрать! Я должна спасти этот мир! Как не крути должна! Я никогда не прекращу издеваться над собой. Страдания я вынесу. Другие не вынесут! Думаешь, что сейчас использовала тебя. Решила утешить тебя. А разве это не ты делаешь?
Алекс не поворачивался к ней.
— Нет. Я не хочу в пустую утешать тебя, или использовать во благо своего эго. Я хочу приносить нам обоим радость от интима. Но ты заплакала. И я расценил, что тебе не нравится. И мое тепло тебе не помогает. Ты не хочешь меня искренне. Так зачем обоим преодолевать дискомфорт?
— Я… – Мира впала в истерику и ревела. Она запуталась в своих чувствах. Ей одновременно дороги все ее любовники, и одновременно, она бы запихала их в печь и подожгла. – Я хочу тебя, Агент Алекс. Я не знаю, какие конкретно я испытываю к тебе чувства. Но я знаю, в каком обличии я уверена в себе.
— Нет.
Алекс не успел остановить Миру и пред ним появился дракон, который сломал его кровать. Мира сказала нет самой себе, своей жизни, и всем, кого любит. И превратила себя в дракона. Самой себе поставив условие – если она не примет за двадцать четыре часа облик человека, то навсегда останется ящером. Алекс схватился за волосы. Он стал извиняться перед Мирой и просить принять облик человека. Но дракониха вела себя как зверь. Явно мало понимая просьбу Алекса. Она облизывала его и мурчала.

0
25.05.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
32

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Ирина: посмотреть остальные.


Еще на тему: Эротика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar

ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть