36. Затишье перед бурей часть 2

Прочитали 370

Эркелен бежал по коридорам замка, догоняя сэра Тарлантера. Лучник специально остановился и повернулся к бежавшему Эркелену.  

– Мирилейн…  

– В Чёрном Замке… Но я вижу ночь прошла у вас не в печали.  

– Я не до конца понимаю ситуацию, и я второй день не вижу жену, и прекрасно знаю, что делает с ней там Райпен. Но… Я знаю, в обиду она себя не даст.  

– Позитивный вы человек, сэр Золотой. Я вот провел ночь в одиночестве, что не свойственно моей натуре и весь в чтении поэм. – Лучник подошел к проему коридора, и, положа руки на него, стал смотреть внутрь двора. – Заснул, проснулся. Светит солнце. По пути в замок видел счастливых людей. Многие мне пожелали счастья…  

– Почему вы боитесь Мирилейн? Она…  

– Как любящий человек вы не видите недостатков в ней. Но… Я смог бы давно прибрать эту девушку в свои объятья. Да уж больно Гаральда знаю хорошо, и, глядя на нее, вижу его. Да и мечты ведьмы о принце не хотел разрушать. Мило было за ней наблюдать.  

– Я разрушил ее мечты. И не жалею об этом.  

– Вы скоро станете отцом. – Лучник повернул голову к маркизу. – Я вот не женат, но вполне возможно есть дети. Каково это? Знать, что твоя жена самая опасная колдунья, которая сотрёт в пепел все острова?  

– Ответьте на мой вопрос, и я отвечу на ваш.  

– Я знал, что с ней делают в Чёрном Замке. Как узнал, гнал свою лошадь так, чтоб она взлетела и мигом в замке оказалось. Но я так и не дошёл с этой информацией до Гаральда и Короля.  

– Почему? – Эркелен был удивлен.  

– Этого я вам не могу сказать…  

– Она не такая, какой вы ее считаете.  

– Вы не знаете кто она… Но я вам завидую.  

Тарлантер ушел, оставив маркиза в одиночестве. Мимо прошел слуга и уронил посудные принадлежности, маркиз услышал, как некоторые разбились, и вышел из раздумий. Подойдя к слуге, он стал ему помогать. Но услышал странные слова.  

– Маркиз… Отпустите… Или же ждите беды.  

Слуга собрал все на поднос и ушел. А Эркелен не мог вспомнить его лицо, хоть он и видел его прекрасно и пару секунд назад. Эркелен шел в королевский кабинет и, подойдя к дверям, не увидел за ними стражи. Он знал, что Алекс должен быть тут, и по порядку замка, стражники всегда должны нести караул у этих дверей. Маркиз тяжело вздохнул. И в голове рассудил, что переполох среди караула возник от ухода герцога. Эркелен решил разобраться с этим чуть позже. Взяв за ручку двери, он услышал ругань в кабинете. Голоса он узнал, ругались Алекс и Королева.  

– Мам, я не спал всю ночь…  

– Алекс! Ты король… Без мам!  

Алекс глянул злобно на мать.  

– Не указывай! Ты королева, а не король!  

– Твой отец стал королем благодаря моей любви! Я помогу тебе!  

– Как отцу?!  

Королева замерла от услышанного, затем молча подошла к Алексу.  

– Я люблю его. До сих пор. Да… У нас возникли трудности…  

Алекс отошел от матери к столу.  

– Это не трудности… Это кошмар… Наяву…  

– Не ной! Ты справишься лучше отца…  

Эркелен подумал, что видимо, ругаются они давно. И открыв дверь, гордо и с довольным лицом вошел.  

– Справится. Его даже смерть отпустила, хотя должна была забрать. Но с вашей помощью наш Алекс живет и страдает.  

– Маркиз Эркелен, выйдете вон!  

Маркиз фыркнул королеве и, подойдя к уставшему Алексу, обнял его и поцеловал. Королева от этого пришла в ярость.  

– И ты позволяешь ему такое?  

– Да… – отпрянув от губ маркиза, Алекс с грустью глянул на мать. – Благодаря тебе и сердцу Мирилейн. Я теперь разрываюсь. Стать девушкой или драконом?  

Королева долго собиралась с мыслями.  

– Время матери прошло. – Эркелен, обняв Алекса со спины, обращался к Королеве с наглостью. – Теперь время других его защищать.  

– Алекс!  

– Поговорим позже. Я устал.  

Королева покинула кабинет и отправилась в свои покои. Эркелен отпрянул от Алекса, вытирая губы. Алекс сел на пол.  

– Сердце бьется быстро. То ли от радости, то ли…  

– Не надо. – Эркелен повернулся к Алексу. – Мне нужен список всех работников замка.  

– Я устал… Мне бы до кровати доползти. А ты про список.  

– Как я покинул тебя, так и не ложился?  

– Хотел больше сделать бумажных дел. Арчебальд сейчас занят, я не могу его беспокоить. Да и сам неплохо справлялся. Сейчас голова думать вообще не хочет.  

– Из совета только Тарлантер явился. Я займусь рыцарями и караульными. Возьму обязанности Гаральда.  

– Ясно… Хорошо…  

– Алекс?  

Алекс поднял голову.  

– Что? Говори?  

– Нужно найти Кистона…  

В окно резко кто – то влетел и стало очень ярко. От резкого света оба сощурились. Кистон, стряхнув с себя пыль, стоял перед ними в образе ученика лекаря.  

– Что с тобой? – Эркелен глядел на Ангела широкими глазами, видя его явную потрепаность.  

– Да так… Проблемы этого мира решаю.  

– Мы тоже…  

– Нет… – Кистон глянул на Алекса. – Ваши мелочны, и жизни всех живых существ не угрожают.  

Оба глянули друг на друга с непониманием. Кистон подошел к Алексу и поднял его.  

– Вам обоим будет трудно. Но помогите мне.  

– Ха, Ангел просит помощи… – Алекс с сарказмом глядел на Кистона.  

– Да… – Кистон спокойно глядел Алексу в глаза. – Вам нужно сделать так, чтоб не было войн. И люди были счастливы.  

– А мы над этим и работаем. Так ведь? Ваше Высочество. – Эркелен смотрел на ангела, сдвинув брови. – Но лучше ты нам помоги, раз живешь тут много лет.  

– Я не вмешиваюсь в судьбы всех людей. Помогаю, чем могу, но не всем. А сейчас я маленько занят. Решил в перерыв заглянуть к вам.  

– И чем же ты занят? – Эркелен поднял брови вверх.  

– Одно существо, что заперто, хочет уничтожить все миры. Хоть она и не может сама лично это сделать, но спокойно может посылать своих зверюшек. Мы зовем их пожирателями.  

Алекс стал их ассоциировать со своим потомством с Мирилейн. Отчего непроизвольно сглотнул.  

– Тогда не задерживайся. Не хочу, чтоб мир погиб до того, как я стану великим и благородным. – Алекс сказал это с сарказмом.  

– Тогда действуйте. Я пошел.  

Ангел улетел, оставив за собой яркий след.  

Кистону приходилось не сладко. Мать тьмы, почуяв дочь, наслала бесконечное число своих пожирателей, чтобы устранить преграды, что стоят между ней и Мирилейн. Из-за своего заключения, она не могла лично действовать. А телепатия отнимала много сил и времени. Во сне своей дочери, она почти достигла успехов, но в девушке фонтаном хлещет любовь. Кистон смог отразить три волны подряд. Но бесконечно делать он этого не мог. С одним крылом летать было утомительно. И без поддержки других ангелов все сложнее приходилось. С четвертой волной пожирателей, пришли другие ангелы. Кистон сначала был рад получить от своих экзоскелет летающих островов, который позволял спокойно перемещаться в пространстве.  

Другие Ангелы в битве спрашивали об этой планете, и рассказывали избранному, что дела их плохи. И без девы, Ангелы на островах скучают и быстро гибнут. Кистон отвечал кратко, но про деву ни слова ни проронил. Меч его шутил все время, что Ангелу нетерпеж поцеловать деву и войти в ее влагалище, снова и снова наполняя ее утроб светом. При этом действовать, как безумный ревнивец, сжать её в объятия и ни кого не подпускать к ней. Кистон не реагировал на эти шутки. Большинство ангелов были съедены быстро, отчего Кистон видел, на сколько печальное положение его дома и других миров. Без девы их царь не создаст сильных Ангелов. И большинство миров нуждаются в защите. Кистон слышал от других Ангелов, что многие за период его заключения на этой планете подверглись уничтожению. У Кистона созрела мысль, привлечь всех пожирателей к этой планете. Меч запаниковал, говоря, что Кистон сплавил свои мозги. И что он рекомендует ему хорошенько обдумать свой план. Кистон не мог позволить погибнуть этому миру, так же, как не мог позволить матери тьмы завладеть душой девушки. Кистон рассуждал, почему столько времени он не находил Миру в других мирах. И единственный вывод, который пришел ему на ум, что Мира жила обычной жизнью девушки, под покровительством Райпена, который всегда и везде следовал за ней. А зная о характере демонов, Райпен не давал девушке действовать самой. У Кистона было много вопросов, и они оставались без ответов. Еще в его голове была теория, что часто перерождаясь в разных мирах, Райпен и Мира забывали, кто они на самом деле. Бесконечно обдумывая тему жизней Миры и Райпена, Кистона осенило: «Имя! Ей нельзя давать имя… Причина? Могущество в ней, часть матери тьмы. Царь, интриган божественных сил!!! Почему мне не объяснили истинную суть? Мол, я мальчик – ангелочек умный. Сам допру. Да я кроме губ своей любимой, ни о чем думать не хотел! Хорошо… Попробую разобраться сам. Мое означает Кисть бога. Абоа – большое счастье. Но имя Мирилейн имеет двоякий смысл. Я дал ей значение течения миров. Но Райпен дал ей имя свет во тьме. Свет в его душе. Мать тьмы не находила ее по причине присутствия Райпена, что явно прятал ее от всех. Даже смог уберечь от телепатии. Я… Я привел ее к тьме. Рядом со мной, она в опасности. Я же называл ее по имени. И в отличии от других людей, я открывал путь к сознанию для нее. Я вкусил ее как Миру, а не как деву…» В Кистоне проснулось что – то новое, но оно не дало повода для второго крыла, зато прибавило силы и уверенности. Среди пожирателей он нашел самого крупного и глянув на него, почувствовал сильнее всех присутствие матери тьмы.  

– Использовала мои чувства. Из-за демона я тоже ее упускал. Не видел. Не чувствовал. Но… Считаешь меня слабым. Глупым. А чувства своей дочери лишними. Я не в обиде за ее поступки. Ее время всегда было коротким, но замкнутым. Ты… Не могла ее найти, по причине отталкивания моего значения. Я ведь единственный ангел, что заходил в покои царя. Я слышал тебя, а ты видимо слышала меня. Нашла её. Ждешь, что она освободит тебя и будет рядом с тобой. Теперь она с именем. Теперь имеет свободу действий. Но тебя раздражает, что где-то в глубине души она цепляется за меня. Тот демон тебе не помеха. Дай повод нам с ним скрестить мечи и битва будет бесконечной. Он сильный. Но… Это имя… Уже имел один Ангел. До моего появления. Первый Хранитель, что помог Царю остановить тебя и запечатать. Но ты успела его отравить своей магией. И он стал первым демоном, что потерял свою память и имя. Мирилейн лишь знала, что он первый хранитель миров. И только она могла дать ему такое имя. Но с каким значением? – Во время этого монолога Кистон видел, что пожирателя что-то сдерживает и догадывался, что его слушают. Ангел говорил спокойно, изредка взмахом меча давал световую волну, что сжигала часть других пожирателей. – Бесконечность не твой предел. Но и Мирилейн сильная. Она всегда была сильной. Просто… Я ее покинул. Я был ее вечным другом. Без меня она тосковала. И если самый первый и сильный не вернулся на острова.. То уж избранный… Будет вечно в битве… Она не слышала тебя. А тебя бесили ее мысли обо мне. – Кистон улыбнулся. – Так я наполню ее светов. Вдохну то, что ни кто не сможет. Райпен уже не имеет над ней той власти. Иначе бы она меня к себе не допустила. Но ей не в первой существовать с мужчиной. И дело не в похоти. Дело в чувствах, заботе и благодарности. Да… Я нарушал правило. А Царь прощал. Но скажи мне она нет. Говори она мне это постоянно. Я бы не перестал ее любить. – Пожиратель стал часто извиваться. Кистон видел, что мать тьмы злится. И причина злости был именно он.  

– Наглец. – существо прорычало. – Думаешь твоя любовь спасет её. Да ты избранный по прихоти её. Ваш Царь безумен. Создал вас по подобию людей мира, что спас от меня. Люди… Они жестоки. Я уничтожаю то, что погубит Тьма! Да! Я тьма, тень, зло, тварь. А еще сука мать, что хочу из своего дитя сделать себе подобное. Что ж зятек. Хотя у меня этих зятьков уж больно много было. Пора бы поубавить их количество. Почему бы не начать с тебя, раз в списке ты первый среди других.  

Кистон и существо билось с перерывами на бой с другими. Кистон почувствовал, что битва с ним займет у него много времени. Кистон брал урон на себя, защищая других ангелов. Но он чувствовал, что надолго его не хватит. Мысли о Мире давали ему повод биться дальше, но так же тянули к отдыху, где целуя ее и зажимая в объятья, он сможет наполнить ее собой и при этом от ее нежности, пополнить и себя. Королева с тревогой ходила по своей спальне. Ее предала дочь, теперь и сын отворачивается от нее. Королева вышла из покоев, и нашла Эркелена, который раздавал указания караульным.  

– Сэр Эркелен, нужно поговорить.  

Маркиз не мог при рыцарях грубо говорить с королевой, и как положено этикету, отправился с ней. Они дошли до покоев Маркиза, где и уединились.  

– Я вас слушаю.  

– Эркелен… – Королева с наглостью смотрела на Маркиза. – Это радует, что вы на стороне моего сына.  

– Отметьте в своей голове, что я не поддерживаю вас.  

– Благодаря мне ты женат на Мирилейн.  

– Что вы имеете в виду?  

– Я тут истинная власть. Я, а не Кхенрих.  

– Это вы! Вы подписали разрешения на тот брак! – Маркиз близко подошел к Королеве.  

– Да. Кхенрих не знал этого. Он болел в тот период, и многое упускал. Говорила ему, не стоит из-за людей гробить себя. Для этого есть совет. Но разве он оставит несчастных людей…  

– Король Кхенрих все делал для людей. Он великий правитель. – Маркиза злил эгоизм Королевы. – И я вами восхищался! Из-за вас не замечал Мирилейн.  

– Не приписывай меня к своим проблемам! Ты бы и без меня эту идиотку не замечал.  

Маркиз ударил королеву по лицу, отчего она упала.  

– Мразь, тварь, сука! Она любила вас! Любила! А вы…  

Королева держалась за щеку, но страха в ее глазах не было.  

– Так и знала, ты интуитивно не причинишь мне боль.  

– Бить женщин… До крови… Не могу. – Эркелен дышал злобой. – Вы знали, что мой брак будет фальшивкой. Имя Кхенриха очистят. Мое имя тоже в чистоте будет. Слухи… Слухи… Вы их и распространяли. Чувствуется в вас род Лжекороля. Удивлен, как ваш отец одобрил Кхенриха.  

– Ради любви я способна на все. Вы меня прекрасно понимаете. Попросить Фаршизака о зелье не проблема. И… Жена сэра Ульфа ради любви, тоже была готова на все. Она и доготовила зелье до нужной консистенции. И вот она, магия любви. Мой отец стал души в Кхенрихе не чаять. Что так удивленно смотришь на меня? Я же сказала ранее. Я власть Королевства.  

– Мой отец?  

– О нет, его я покорила своим естественным обаянием. А ты… Мальчишкой бегал за Герцогом, и не замечал его дочери. У таких как ты, всегда одно на уме. Стать сильным, благородным. Мой мальчик… Его тренировали наравне со старшими. Часто болел. А в итоге ты и этот Райпен были на высоте. Ни какая зараза вас не брала. Алекс завидовал вам, хоть и по – доброму. Но глядя на ваши успехи, он отправился в приключения, чтоб закалить себя и прийти героем.  

– Вы сделали его непобедимым! Ваш обряд…  

– Ошибка… – Королева смотрела на маркиза со слезами. – Знаю, нужно было отпустить мальчика. Но ведь это мой сын и Кхенриха… Ради них я была готова убить всех.  

– И убила… – Маркиз пылал гневом. Каждую секунду глядя на эту женщину, он ненавидел ее больше всего на свете. – Эгоистка… До чего вы нас довели… Я проклинаю день, когда впервые вас поцеловал. Губы Мирилейн слаще ваших. – Эркелен снимал с себя все доспехи. – Но знаете… Мы тут с Алексом попали в такую ситуацию. Оба поникли…. И… – Маркиз держал в руках ремни, что держали часть его доспехов. Ремень от меча и ножны, он отдал Кистону. – Он отдался мне добровольно…  

Королева круглыми глазами смотрела на Маркиза, который глядел на нее с очень довольной и злой ухмылкой. Королева вскочила и набросилась на Маркиза, Эрелен почувствовал боль на щеке и как по ней течет кровь. Выбить маленький кинжал из рук Королевы труда у него не составило. Скрутив и связав ее, он разорвал подол ее платья.  

– Посмотрим… Будет ли ваш анал слаще Алекса.  

Эркелен грубо вошел в королеву, зажимая ей рот. Удовольствия маркиз не испытывал, и просто двигался быстро, и очень грубо. Королева ревела, она пыталась укусить Маркиза, но тот крепко держал ее челюсть руками. Тело королевы обмякло и дергалось в судорогах. Для Маркиза это было достаточным, он развязал Королеву и вышел из своих покоев. Маркиз пошел в умывальную, смыть кровь с лица. Зайдя внутрь, он стал шататься и у него задвоилось в глазах. Он не заметил, как следом за ним вошел слуга и поймал падающего Эркелена. Слуга был тем самым, кто уронил поднос перед Эркеленом.  

– Самое опасное оружие у женщин. Холодное и ядовитое. Вам повезло. – Слуга провел большим пальцем по щеке Маркиза и рана тут же зажила. – Дважды. Розы, что я выращиваю для турнира, имеют особенность. А моя дочь очень могущественна. Ваше время еще не пришло. Отдыхайте…  

Королева вышла из покоев Маркиза и шла в свои. Старалась идти прямо и не подавать признаков изнасилования. Королева знала, что это излишне. На лестнице, поднимаясь в коридор своих покоев, она столкнулась с Розалией. Девушка тут же вдохнула запах королевы.  

– Маркиз Эркелен. – Розалия лукаво смотрела на королеву. – Видимо на это раз, вам не по нраву пришлась его ласка.  

Издевательство от Графине не по вкусу пришлось королеве, и она, схватив девушку, столкнула ее вниз по лестнице.  

– Пошла прочь, потаскушка- полукровка.  

Розалии до конца скатиться не дал рыцарь.  

– Графиня, вы в порядке?  

Розалия, морща лицо от боли, смогла улыбнуться в знак того, что ее кости целы. Рыцарь мило улыбнулся в ответ и поднял голову на Королеву.  

– Наконец- то вы стали показывать свое истинное лицо, Ваше Величество. Мое имя Цеймор.  

Королева видела молодого и явно наглого юнца, с серыми глазами и светлыми волосами.  

– Мне до пизды твое имя. – Королева до сих пор испытывала боль и ее немного утешало, что труп Эркелена где-то гниет. – Просто скройся с глаз моих и не попадайся.  

– Мило. Тоже самое вы сказали моему отцу, который, узнав о ваших интригах, собирался доложить королю. Я был мальчишкой, и видел, как вы ловко расправились с ним. – Цеймор резко схватил королеву и зажал ее своим телом. – Графиня Розалия, не поможете мне?  

Розалия злобно улыбнулась.  

– С огромным удовольствием.  

Оба вели Королеву, которая пыталась высвободиться, но не могла. Трое столкнулись лицом к лицу с Тарлантером и группой лучников. Настала тишина и глупое переглядывание. Королева считала эту ситуацию спасением. Но Тарлантер повернулся к своим лучникам и обратился с улыбкой.  

– Господа, скажите, вы кого-нибудь видели?  

Лучники с тревогой переглядывались и помотали головой. Один из группы подтвердил словами, что они никого не видели.  

– Отлично. Идем дальше…  

Они обошли их и Тарлантер дальше стал раздавать указания. Приведя королеву в пустые покои и привязав ее крепко, Розалия побежала в кабинет к брату. Ворвавшись к нему в кабинет, Розалия с восторгом сообщила ему, что она с Цеймором поймала королеву и теперь они могут делать с ней что угодно. Арчебальд схватил ее за плечи.  

– Распространи информацию, что каждый может трахнуть королеву, без наказания и последствий.  

– Она разлетится быстрее ветра. Но разве ты не хочешь поучаствовать?  

– Нет. На это две причины. Первая, я очень занят. Вторая, я хочу только одну женщину. А трахнуть ради мести. Нет. Развлекайся за нас обоих. – Арчебальд убрал руки от плеч сестры. – Флантр на базе.  

Информация распространилась быстро. Покои наполнились толпой. Каждый хотел поиметь королеву. Цеймор и Розалия до конца разорвали и сняли с Королеву одежду, бросив королеву в центр комнаты. Цеймор стоял в стороне и наблюдал, с какой жаждой трогают и трахают королеву. Сама Королева, пропитавшись мужским потом и спермой, лежала на полу, тяжело дыша. Ей дали пятиминутный перерыв, напоив водой и окатив. Вторая волна словно безумцы, набросились на нее, имея одновременно по двое или трое. Королева не сопротивлялась, и интуитивно сосала чей то член. И не чувствовала, что кто-то с нежностью гладил по ее телу и сосал ее соски и клитор.  

Мирилейн открыла глаза. Ее интуиция подсказывала, что неладное творится в королевском замке. Райпен как и обещал, имел ее, но с перерывами на сон и еду. Она посмотрела на спящего Райпена. И решила на пару минут заглянуть в Королевский замок. Она магией оделась и переместилась в замок. Оказавшись в умывальне, она увидела сидящим на полу Эркелена, с полотенцем в руках. Присев перед ним на корточки, и слыша его ровное дыхание, она поняла, что он жив. Мирилейн улыбнулась, весь ее гнев утихомирил Райпен. Сейчас она была довольной. Проведя рукой по щеке Маркиза, она поцеловала его в губы. Мирилейн переместилась в центр покоев, где была оргия над королевой. Многие от неожиданности отскочили прочь. Мирилейн увидела чуть ли не бездыханное тело Королевы. Розалия с Цеймором давно покинули место оргии. Мирилейн ничего не говорила, но она взвалила на плечи Королеву и переместилась в ее покои, положив на кровать. Когда Королева проснулась, то обнаружила в своих покоях Мирилейн, сидевшую на стуле и поглаживающую огромную жабу.  

– Ты… – Королева затряслась и сглотнула.  

– Я… – Мирилейн даже не смотрела на нее. – Сначала я вас пожалела. Переместила сюда, даже обтерла. А потом решила переместиться в покои мужа. Так забавно найти там брошенные доспехи, ремни и… – Королева затряслась. – Кинжал в крови и с ядом. – Мира не стала говорить, что Маркиз жив и без ранений. – Вы знаете, чем отличительны эти жабы, от других? – Королева помотала головой в знак того, что не знает. Мира встала и положила жабу на стул. Та послушно сидела и глядела на Королеву. – Они пародируют красивый голос. И затем в болотах сидят и кричат, словно девица нуждается в помощи. А глупые рыцари, слыша, бегут сломя голову и гибнут в болотах. – Королева сглотнула. – Спойте ваше высочество. Спойте, и я прощу вас.  

Королева стала петь, Мирилейн стала танцевать. Спев до конца балладу, королева стала реветь не переставая.  

– Кхенрих сбежал. Сын от меня отвернулся. Все против меня. Никто не пришел мне на помощь.  

– Значит, что бы я ни делала, вы не примите меня? – Мирилейн спокойно и с доброй улыбкой смотрела на Королеву. Та в свою очередь с грустью смотрела на Мирилейн. – Не важно. Спасибо за Алекса.  

– Не трогай его. Не забирай собой в ад. Живи там. Но не трогай его.  

– Не могу… Он мой. У него мое сердце. И это доказывает, что он принадлежит мне.  

– Алекс с Эркеленом. – Королева тряслась и качалась.  

– Логично. Эркелен мой муж, а значит и Алекс его законный человек.  

– Нет. – Королева чувствовала, что теряет разум. – Ты законная сука ублюдка Райпена.  

Мирилейн пристально смотрела на Королеву, которая рассказала ей всю правду о ее браке. Выслушав, Мирилейн подошла к Королеве и поцеловала ее в губы. Отпрянув, Мирилейн провела нежно по лицу и с улыбкой разглядывала лицо Королевы.  

– Вы красивы. Очень. Алекс имеет больше вашей красоты. Всегда хотела быть как вы. Но вы и так поняли, что я становлюсь вами. Этого вы и боитесь. Так ведь? Что я захвачу власть в свои руки. И вы подстраховались во многом. – Мирилейн взглянула прямо в глаза Королеве. – Старший Барон, так и знала. Он предложил с подменой брака. Конечно, выдать меня за своего сына ему было противно. Но я ведь первенец, и положено выйти за первенца. Никто и не заморачивался. Я ведь сама решила с ними жить. Да и молода была, не все удавалось прочесть. А может, просто забыла. Ведь это Райпен. Мой Черный Рыцарь. У меня есть Черный Рыцарь, Золотой Рыцарь, Серебряный Рыцарь, а Белый Рыцарь от а до я принадлежит моей сестре. Но я на него не претендую. Писарь Арчебальд, он давно на меня слюни пускает. Демон Бойкрон влюблен по уши. И ждет меня. И вот он лакомый кусочек – ваш сын, Александр… – Королева молчала и сидела на кровати. – Вы тоже мужчинами не обижены. Да и вы власть… – Мирилейн взяла паузу и лукаво улыбнулась одним уголком рта. – Были. Теперь я. Я вас прощаю Ваше Величество. Я не злюсь на вас.  

Мирилейн исчезла. Королева повернула голову к жабе, которая до сих пор молча и пристально наблюдала за ней. Затем жаба стала говорить голосом Королевы:  

– Я устала. Мне нужен отдых. Не заходите! Уходите! Мне нужно отдохнуть… – Жаба замолчала, а Королева дотянувшись до стула, хотела перевернуть его вместе с жабой. Но остановилась, услышав речь от жабы. – Я проиграла. Она сильней и моложе. Закончить свои страдания должна я сама. Проклятье. Проклятье… – Жаба резко превратилась в жену сэра Ульфа и заговорила своим естественным голосом. – Здравствуй, Златания. А совести у тебя нет.  

– Дарра? – Королева протянула руку к фее. – Это правда ты?  

– Да… Видишь ли… Бедняга Мирилейн тогда ведь проснулась, когда ты душила меня. И интуитивно мою душу переместила в мертвую жабу в склянке. А бедняга, итак слаба была, последние силы потратила на меня. – Королева заплакала еще сильней. – Нет больше места слезам, Златания. Мирилейн дала мне мало времени. И тебе тоже. Поцелуй…- Королева стала кашлять, и кашель был кровавый. Дарра улыбалась. – Приятный момент. Хотя… Я бы спасла тебя, но я ведь жаба, что пародирует красивый голос и мою слизь используют лекари для лекарств. – Дарра взяла за руку Королеву, которая сильнее стала кашлять. – Я рядом. Поверь, жабой жить лучше, чем познать смерть. Я ведь лишилась крыльев и волшебства, и стала равной человеку. – Дарра села на кровать, обнимая и поглаживая королеву. – Все хорошо, я рядом с тобой. Я всегда буду рядом с твоим окаменевшим телом, до тех пор, пока тебя не найдут. А меня либо отпустят в озеро, либо убьют. Хочешь знать, как я попала к Мирилейн? Случайно. Она пришла на болото за жабой, а я узнала ее и прыгнула к ней. Она взглянула в мои глаза и вуаля. Жажда у ней убить тебя стала сильнее. Я пыталась… Но… Что может жаба. – Дарра плакала. – Мы ведь обе матери. Златания… Я предупреждала тебя, обряд не поможет тебе, а только больше добавит горя. Я люблю своего мужа, своих детей. Я скучаю по ним… – Королева перестала кашлять и обмякла в объятиях Дарры. Фея положила ее голову на подушку и закрыла глаза. Накрыв ее одеялом, она превратилась обратно в жабу. Тем, кто стучал в дверь, лягушка отвечала голосом королевы, что отдыхает и ее не нужно беспокоить. Мирилейн переместилась в покои к Райпену, который тут же сжал ее горло и прижал к стене.  

– Пахнешь Королевой…  

– Удивлен… Да, я была у королевы, и кстати… Убила ее. Не рекомендую меня целовать.  

Райпен поцеловал ее в губы, и отпрянув, мусолил привкус яда во рту.  

– А, поцелуй смерти. Рот потом вязнет. Пытались меня так убить. Да сами дохли.  

– Противоядие я еще не принимала. – Мирилейн упала на пол и стала выплевывать кровь. Райпен спокойно подошел к своему шкафчику и, достав бутылку, влил ее в Мирилейн. Мира, выпив два глотка, перестала кашлять и вытерла губы. – Меня не убьет яд. Само бы прошло, хотя с противоядием быстрее бы и без харканья кровью.  

– Я же сказал, рот вязнет от яда. А после выпитого этого хмеля, не будет.  

Мирилейн резко обняла Райпена.  

– Это плохо, что даже после всего, что между нами произошло, я не испытываю к тебе чувства радости и любви? Хотя я рада, что ты со мной. Но как не пытаюсь, под каким углом не смотрю, не могу удариться в безумство страсти…  

Райпен освободил себя от объятий Миры и взглянул в ее глаза.  

– Мирилейн… Вроде бы ты баба с мозгами, а такую чушь несешь.  

– Что? – Мира округлила глаза. – Я…  

– Шшшш… – Райпен прислонил палец к ее губам. – Я давно тебе все сказал. Мне главное, чтоб ты меня не отвергала. – Райпен носом прислонился к щеке Миры, и, вдыхая ее запах, проводил им до самых грудей девушки. Между грудей он стал облизывать языком, развязывая корсет ведьмы. Он с нежностью впился в ее сосок и стал посасывать, одновременно гладя тело Миры, до конца освобождая ее от одежды. Мирилейн от ласк Черного Рыцаря загорелась и возжелала Райпена. – Вот видишь, ты сама меня хочешь. Делай что хочешь, люби, кого хочешь, спи, с кем хочешь. Но я не устану повторять одно. – Райпен взял ее ноги и, раздвинув их в сторону, подтянул ее ближе к себе и медленно вошёл своим членом в ее влагалище. – Ты принадлежишь мне.  

Райпен задвигался и Мирилейн изогнулась. Она хотела спросить его про документ их брака, но утонула в своих собственных стонах.  

Царь летающих островов, что жил в этом мире как обычный Королевский слуга, вышел со двора. Он покинул территорию замка и сел на выступ, откуда открывался красивый вид. Закрутив табак в бумагу, он поджег ее, но дым не пошёл. Царь с подозрением глядел на скруток и убедился, что дым не вдыхается. Царь громко вздохнул, и произнёс.  

– Вот так и знал. Каждый раз одно и тоже. Когда я хочу насладиться прекрасным пейзажем и спокойно покурить, ты всегда останавливаешь время. А я ведь за свое перерождение в этом мире, обожаю тут сидеть и курить. И она ведь может прогрызть твой купол.  

– Успею… – Кистон тяжело дышал, стоя за спиной Царя. – Хотя до вас мне далеко, даже будучи избранным. Существовать одновременно в разных мирах. Способность только у великих.  

– Да, рождение и смерть, все происходит одновременно.  

– Я понимаю, без дочери вам тяжело. Но… У меня такое ощущение, что вы явно подставляете меня.  

– Ты должен был это понять, еще когда я отослал тебя быть хранителем Миров.  

– Не сразу, но я понял.  

Царь поднялся и подошёл к Кистону, протянув ему свёрток с табаком. Кистон дотронулся до него и тот задымился. Царь поднёс свёрток к губам и закурил.  

– Кистон. Хорошие и плохие дела всегда во что – то оборачиваются. И это придумал не я. Меня тоже кто-то создал. Дал могущество. А я создаю новые миры, видя собственными глазами, как гибнут другие, мной же созданные.  

– Подмога…  

– Ты в курсе всего, зачем окутываешь себя ложными надеждами.  

Кистон поднял вверх голову и с его головы упал капюшон. Крыло он давно убрал.  

– Мне нужно отдохнуть. А зная вас, вы сможете на время моего перерыва в битве поддерживать купол. Чтоб она его не прогрызла. И… Кажется я ее разозлил не на шутку.  

– А… Так для этого лично ко мне явился.  

Кистон опустил голову и смотрел на царя.  

– Я вернусь с ней домой. И войду ваши покои…  

– Воу воу.. Кистон! Царю вызов бросаешь? – Царь лукаво улыбнулся уголком рта и поднял брови.  

– Да. Расценивайте это так.  

Кистон выпустил крыло и взлетел. Царь, докурив, с грустью смотрел в небо.  

– И я таким же был. Хотя до сих пор такой же. Сколько бы ты миров не уничтожала, любовь моя…Рождение нашей дочери доказывает, что в нас ещё хлещут эти чувства…

11.04.2019

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть