Я Буду Рядом Всегда

Телохранителя и внучку миллионера связывают непростые отношения. Их прошлое за семью печатями, им нельзя быть вместе, а жизнь зависит от человека, которого оба считали своим спасителем. Ради любви они пройдут через разлуку, ненависть, страсть и даже смерть.

Глава 1

Кетрин Герхард была наследницей одного из богатейших людей страны, а значит — отличной мишенью для похитителей и шантажистов всех мастей. Ее дед прекрасно понимал, что ребенок будет под постоянным прицелом и это касалось не только папарацци, но и криминальных элементов. Однажды он уже сталкивался с похищением и тогда чудом смог спасти свою дочь, но в конце концов подстроенная авария отняла у нее жизнь. Именно поэтому ученый решил принять все меры для защиты внучки. Вместо того, чтобы отправить ее в элитный пансион, Герхард сдал малышку в обычную школу, где она могла стать незаметной, слиться с другими детьми и жить обычной жизнью. Хотя не совсем обычной — примерно в то же время в ее жизни появился Сана…

 

При выборе кандидата на роль телохранителя ученый был предельно строг, ему нужен не просто хорошо подготовленный, но и верный человек, на которого можно положиться в любой ситуации. Личном охраннику предстояло стать тенью Кет, находясь с ней повсюду и внимательно отслеживая любые признаки потенциальной опасности. Кроме того, важно было стать другом и доверенным лицом для осиротевшего ребенка, а это оказалось сложнее всего осуществить. Просматривая резюме, Герхард, наконец, остановился на одном из кандидатов — бывшем спецназовце с трагическим прошлым. Во время военных действий он потерял всю семью, включая сестру — ровесницу Кет. Это и стало главным аргументом в пользу нового сотрудника. Им стал человек, умеющий ладить с детьми, тот, кто сможет увидеть в подопечной сестру и будет защищать любой ценой.

 

***

 

День встречи Кетрин вспоминала много раз, даже сегодня, накануне экзаменов. Устроившись с учебником в гостиной, она мыслями унеслась очень далеко от билетов по физике. Многие предметы, окружавшие ее сейчас, находились на тех же местах, что и семь лет назад, так же горел камин, не хватало только любимого плюшевого медведя и мультфильма про черепашек Ниндзя по телевизору. В тот далекий вечер Кет была рассержена и обижена до предела. К ней приставляют охрану, нет, няньку! А как иначе назвать человека, который будет отводить и забирать ее из школы и сопровождать на прогулках? Девочка приготовилась устроить бойкот и даже голодовку, но все пошло не по плану. В указанное время дверь гостиной распахнулась и на пороге появился Сана.

 

— Кетрин, познакомься, это Александр, я тебе о нем рассказывал – дед стоял немного в стороне и был как обычно строгим и сдержанным. Он приготовился к вспышке гнева и «подавлению сопротивления», но вместо этого увидел, как на лице внучки вспыхнула улыбка.

— Ты похож на Риддика! – она подошла к гостю и протянула ему руку.

— А ты на Джун из «Звездных волков» — губы телохранителя тронула улыбка, а темно-карие глаза посмотрели на девочку с интересом. Начало было положено, притом так профессионально и легко, как будто речь шла о детях, играющих на одной площадке  – Любишь фантастику?

— Еще бы! У меня целая коллекция, правда, дед?

— Можешь показать ее Александру, он будет жить в нашем доме, так что должен так или иначе увидеть твою комнату.

 

Дважды повторять свою просьбу Герхарду не пришлось. Парочка удалилась, и он с удовлетворением посмотрел им вслед – двухметровый спецназовец следовал за хрупкой девочкой, а она торопила его поскорее осмотреть дом. В тот вечер они обсудили все игры, книги и комиксы, а потом больше часа сражались на приставке. Когда пришло время идти спать, девочка пристально посмотрела на телохранителя.

 

 — Конечно, Риддик тебе очень идет, но думаю дед будет против такого прозвища. Он вообще против кличек и тому подобного, говорит их дают только в тюрьме. А Александр как-то очень официально. Может скажешь, как тебя звали дома?

— Сестра называла меня Сана – он грустно улыбнулся – Это подойдет?

— Да, вполне!  Спокойной ночи, Сана!

— И тебе, Кет! Надеюсь, во сне ты меня обыграешь!

— Не во сне, а завтра после школы! И не вздумай мне поддаваться, я справлюсь с тобой на честных условиях!

 

Сегодня воспоминание вызывало у Кет улыбку. За годы, проведенные под одной крышей, она успела узнать Сану, привыкнуть к нему и полюбить. Сначала это была детская привязанность, они могли часами разговаривать, собирать пазлы на 1200 элементов, смотреть кино и бродить вместе по городу. Одноклассники пытались подтрунивать над ней, но внешность Саны вызывало у них невольное уважение и некоторый страх, а кое-кто из мальчишек даже пытался завести с «зазнайкой Герхард» дружбу, чтобы поближе познакомиться с ее охранником. Он был тем более интересным, что научил свою подопечную приемам самозащиты и она уже успела показать их в действии. Так ее положение в классе и в школе стало еще выше, а отношения с охранником — еще прочнее. Жаль только, что ребенком нельзя оставаться всю жизнь, тогда все было бы куда проще…

 

Прошло всего несколько лет, и взрослеющая наследница миллионера впервые узнала, что не все на свете ей подвластно. В четырнадцать Кет впервые влюбилась в мальчишку из параллельного класса, но предмет ее страсти сильно проигрывал на фоне старого друга. Внимательно глядя на Сану, она вдруг заметила, что он выигрывает по сравнению со всеми, кто ей встречался. Это был не просто бывший военный в прекрасной физической форме, но человек, с которым всегда интересно, тот, у кого железная выдержка и вместе с тем веселый характер. Юная мисс Герхард вмиг наделила его всеми существующими и несуществующим достоинствами и в своем воображении представляла, как он спасает ее из рук преступников (пиратов, космических пришельцев и иже с ними). Однажды она расхрабрилась и рассказала об этом своей самой близкой подруге. В ответ Барбара сделала огромные глаза и назвала ее сумасшедшей фантазеркой.

 

— Нашла о чем мечтать! Думаешь, если тебя украдут террористы, это будет очень круто?

— Не обязательно они! А хоть бы и так, я точно знаю, что Сана вытащит меня из любой переделки!

— Неужели? А спорим, ты не рискнешь!

 

Бася выложила идею, которая пришла ей в голову — поехать в один из баров в мексиканском районе и продержаться там один час. То, что район был бандитским, знали все. Окажись Кет там одна, к ней обязательно привязались бы местные, если не ограбить, то… в общем страшно даже подумать! Но спор есть спор! Все было продумало – от вызова такси перед последним уроком, до сообщения с условным знаком и фото. Конечно, она немного трусила, но отступать было поздно! Знай она тогда, чем закончится эта глупая выходка, никогда не повелась бы на уговоры и даже за мешок с деньгами.

 

Как это ни странно, побег удался на «ура» и она смогла улизнуть, после чего гордо сфотографировалась у самого ужасного с виду местного бара и вошла внутрь, уже рисуя в уме сцену освобождения, где Сана укладывает на лопатки дюжину преступников и выносит ее на руках. Погремев мелочью в кармане, она заказала колу (спиртное брать было страшно) и устроилась возле окна, привлекая, как и предполагалось взгляды местных завсегдатаев…

 

Не обнаружив подопечной после уроков, Сана тут же стал расспрашивать ее друзей и по лицу Баси догадался, что она точно в курсе событий. Та попробовала что-то соврать, но когда над тобой нависает такая громадина со стиснутыми зубами, рассказывать сказки получается плохо. Запинаясь, подруга выложила все, включая условия спора и показала фото, где лучшая подруга сидела за столиком в пресловутом баре. Ждать истечения часа не пришлось — дверь в заведении распахнулась как раз вовремя. Кет в полном ужасе вжалась в стул и пыталась отцепиться от парочки ребят с неоднозначными намерениями. Грязные лапы одного уже побывали у нее под платьем, второй щедро подливал в стакан с колой спиртное и уговаривал выпить, чтобы «не стесняться». Опоздай телохранитель на десять минут и ее будущее было бы весьма мрачным.

 

Все вышло именно по тому сценарию, который они с Басей нарисовали, хотя дракой это было назвать сложно. Сана уложил двоих на месте, не позволив даже подняться со стульев. Еще пятеро, присутствовавших в баре, тоже получили свое, отделавшись малой кровью. Телохранитель кинул на барную стойку несколько купюр «за убытки» и вежливо попросил хозяина убрать ружье. «Сестра-подросток, брат, это тебе не подарок! Сюда она больше не сунется, а тебе же не нужны неприятности?» — он откинул куртку и дотронулся до рукоятки пистолета за поясом. Конфликт был исчерпан, но только с посетителями бара. Для Кет это обернулось подробным допросом с унизительными деталями, а потом двухнедельным молчанием Саны. Он не разговаривал с ней, кроме самых необходимых моментов и сопровождал в образе каменного голема. Это было похуже любого наказания и во время примирения она поклялась, что больше никогда в жизни не подставит его и не будет обманывать…

 

***

 

Все эти детские выходки ярко вспомнились именно сегодня. Дед уехал очень рано, а ей полагалось сидеть дома и готовиться к экзаменам, но голова была занята совсем другими мыслями. Не зря же Герхард говорил, что во всем виновата ее горячая кровь. По его словам, именно отцовские гены не позволяли девушке с таким IQ сосредоточится на обучении, именно они делали ее характер взрывным, а тайные желания — необузданными. Ох уж эти желания! Стоило девушке оказаться в присутствии Саны  и ей становилось трудно дышать, непреодолимо тянуло к его губам, хотелось, чтобы сильные руки сжали ее в объятиях. Сколько раз она думала об этом, глядя на то, как он ведет машину или застегивает куртку перед выходом на улицу! Сегодняшнее утро не было исключением. Попрощавшись с дедом, она отбросила учебник по физике и решила пойти ва-банк. Если гора не идет к Магомету…

 

Загляну в гостиную, кет обнаружила, что внизу в это время не было не только Александра, но вообще никого. Как оказалось, горничная ушла побеседовать с водителем, который как раз доставил белье из прачечной. Их обоих было видно из окна и мисс Герхард, наблюдая картину милого общения, невольно вздохнула. В отличие от нее Ада могла не задумываться о разнице в положении, а вот увлечение внучки дед одобрить не мог, даже если оно было взаимным. Конечно, телохранитель никогда не намекал ей на что-то подобное и держал положенную дистанцию, но в темных как терн глазах Саны она часто ловила огонек, а этот взгляд не мог принадлежать равнодушному мужчине.

 

Обследовав первый этаж, Кет, как была босиком и в пижаме поднялась наверх. Сегодня ей особенно повезло – дверь в ванную комнату была приоткрыта и оттуда доносился шум воды. Вскоре Сана с полотенцем в руках собрался выходить и столкнулся с ней лицом к лицу.

 

— Доброе утро – она почувствовала, как сердце ускорило свой бег и ухнуло куда-то вниз, когда они оказались так близко друг к другу. На телохранителе были только шорты и темная футболка, которая выгодно подчеркивала фигуру. Загорелое тело и играющие мускулы вызвали у Кет спазм в горле и заставили покраснеть.  

— Доброе, только что ты здесь делаешь? – он отступил на пол шага и с удивлением взглянул на ее порозовевшее от смущения лицо.

— Пришла к тебе, у меня сложности… с физикой. Закон притяжения, знаешь ли.

— Кети, можно без твоих выдумок?

— Какие выдумки? У меня экзамен послезавтра, а дед уехал, да и потом мне будет стыдно обращаться к нему с такими пустяками!

 

Он посмотрел на нее с высоты своих метра девяноста и вздохнул. Вроде бы вчера это смешная девчонка, но теперь нескладный подросток оформился в прелестную девушку. Верхняя пуговица ее пижамы была не застегнута, нежные округлости невольно притягивали взгляд, а от распущенных волос Кетрин распространялся пьянящий аромат. Держаться от нее на расстоянии становилось все сложнее, поэтому он выбрал нехитрую, но действенную политику — обращаться с Кет, как с ребенком.

 

— В таком случае, я знаю только одно действенное средство. Съешь что-нибудь или выпей кофе. На голодный желудок голова плохо соображает — спокойно прокомментировал он

— Составь мне компанию. Чего бы тебе хотелось? – Кет облизнула губы. Она закрывала выход из ванной и это вынуждало вести разговор, находясь в тесноватом пространстве, стоя совсем близко друг к другу.

— Кетрин, экзамен не у меня, так что сделай выбор сама, а я присоединюсь к тебе за столом. Дай подумать, мороженое с шоколадом и орехами или хочешь чего-то другого?

— Салат из спаржи, мидии, не знаю, может еще како-то афродизиак!

— А это поможет? – улыбка на его лице становилась все более заметной.

— Спроси у себя! Или ты будешь и дальше притворяться бесчувственным болваном?! – ее серые глаза потемнели, что было плохим знаком.

— Следите за языком, юная леди. Я, конечно, всего лишь телохранитель, но все-таки на двенадцать лет тебя старше!

— Невыносимый! – ее губы дрогнули, а в следующую минуту Кет выдернула у Саны полотенце и выскочила из ванной.

— Эй – он так и стол с разведенными от удивления руками и смотрел ей в след – Что это было?

— Спрячу к себе под подушку! – крикнула она, убегая – И буду с ним спать!

 

Эти глупости нужно было прекратить и за спиной у Кет послышались быстрые шаги. Сана успел перехватить ее у самой лестницы. Уворачиваясь, Кетрин не смотрела по сторонам, одно неудачное движение — и ваза со свежесрезанными цветами как в замедленной съемке полетела со столика, превратившись в груду осколков. На каменный пол выплеснулась лужа воды, босые ноги Кет не удержали равновесие и через секунду они оба — телохранитель и его подопечная оказались лежащими друг на друге.

 

— Китайский фарфор, кажется, династия Мин – от боли и неловкости хотелось смеяться и плакать.

 

Сана медленно приподнял голову, понимая, что на затылке будет приличная шишка, но смеющееся лицо Кет говорило, что с ней все в порядке. Он успел вовремя ее подхватить, и в результате они лежали, тесно прижавшись друг у другу, а стройная ножка Кет оказалась там, где ей было совсем не место. Его тело отреагировало мгновенно, что не ушло от внимания девушки. Она опустила глаза вниз, а потом встретилась с ним взглядом, даже не пытаясь сдержать улыбку.

 

— Не буду заказывать мидии, – заявила она без малейшего смущения – терпеть не могу морепродукты, а тебе они похоже не нужны! А еще говорил шоколадное мороженое!

 

Сана не успел и глазом моргнуть, как она обхватила его шею руками и прижалась к его губам своими. Поцелуй, о котором юная мисс Герхард столько мечтала вечерами оказался совсем не таким, как в воображении. Она буквально утонула в ощущениях: вкус, запах его кожи, стая мурашек. Которая пробежала по затылку и хлынула куда-то вниз.

 

— Что у вас случилось? – послышался снизу голос Ады, которая ничего толком не могла рассмотреть, кроме двух сплетенных тел на полу возле лестницы. Кет резко отпрянула от своего возлюбленного и в следующую секунду попыталась сбежать. Во второй раз сделать это не удалось, помешала резкая боль в ноге, на которую невозможно было опереться.

 

— Перелома нет, – телохранитель быстро присел рядом, пощупал и осмотрел лодыжку.

— Я уже ломала эту ногу. В детстве – охнула Кет – говорят, сросшиеся кости становятся только крепче.

— Много чего говорят, – сердито прокомментировал Александр – держись, отнесу тебя вниз!

 

Так и они и спустились – Кет на руках у своего возлюбленного, бледная от боли и счастливая от того, что ее мечты сыблись. Она обхватила его за шею и прижалась щекой к щеке, мысленно желая, чтоб лестничный пролет вырос в сорок раз. После того, как Сана заботливо уложил ее на диван, а горничная побежала вызывать врача, для разговора тет-а-тет уже не было времени. 

 

— Этого больше не повторится – сказал он совершенно серьезно, подкладывая подушку под травмированную ногу – Ты обещала не подставлять меня, помнишь?

— Уволишься?

— Если по-другому нельзя, то да. Я не могу быть с тобой!

— Почему?! – она вцепилась в его руку, не давая уйти – У тебя кто-то есть?

— Нет…Тебе семнадцать, я работаю на твоего деда, этого недостаточно?

— Через год будет восемнадцать и я смогу принимать решения сама. Ты можешь подождать один год?

 

Ему хотелось сказать, что это ничего не решит, есть и другие причины, но язык не поворачивался. От необходимости отвечать их спасло появление других обитателей дома, а потом и врача, который констатировал сильный вывих. На ногу наложили повязку и Кетрин переехала с учебниками в свою комнату готовиться к экзамену. Теперь ее ничего не отвлекало, только раз послышались чьи-то шаги, которые остановились у самой двери. Она отложила книгу и с улыбкой наблюдала, как на дверной ручке оказался честно отвоеванный трофей – то самое полотенце, из-за которого Раш Герхард лишился старинной китайской вазы.

 

Глава 2

 

Из-за травмы Кет не смогла ходить дольше, чем предполагалось. Хотя перелома или даже трещины у нее не было, боль долго не проходила, а отложить экзамен было никак невозможно. Дед остался очень недоволен случившимся, он устроил допрос с пристрастием и для нее и для Александра, но в конце концов согласился, что это был несчастный случай. Тем не менее, пропускать занятия было немыслимо, поэтому как врач он позаботился о коляске для внучки. Как ни странно, она восприняла это известие спокойно и даже в некоторой радостью – многие звезды выкатывали на таких из больницы и выглядели на все сто. Сана загрузил это средство передвижения в багажник, помог подопечной устроиться на заднем сиденье и взглянув на часы, проворчал, что они снова задержались. Как только автомобиль отъехал от дома, серьезность Кет как рукой сняло.

 

— Сана, а как ты сдавал экзамены? Может есть какая-то примета или счастливый талисман, чтобы со мной поделиться?

— Экзамены? Ну да… Один мне особенно запомнился, когда тебя со связанными руками и ногами бросают в бассейн глубиной 3 метра.

— Ты что, серьезно?!

— Вполне. А на счет школьных… знаешь, я прогуливал и в 15 лет сбежал из дома. Это уже потом образумился, так что с меня пример брать не стоит.

— Хотела бы я увидеть твои детские фотографии.

— Не советую! Я был худым и бледным слабаком. Разве что высоким.

— Да не может быть! – Кет перебралась на сиденье за спиной Саны и положила руки на его плечи. Ей нравилось к нему прикасаться, чувствовать сквозь одежду тело, которое могло принадлежать любому супергерою и уж точно герою девичьих снов.

— Кетрин! – взгляд из зеркала заднего вида был серьезным и недовольным – Я за рулем!

 

Она прикусила губу, погладила его по плечу, оставив на коже след мурашек и откинулась на спинку сиденья. Остаток пути они проехали молча, каждый думал о своем. Когда показались ворота школы, Сана сбросил скорость, осторожно припарковавшись вышел первым и вынес коляску. Несколько парней на крыльце сразу обратили на него внимание и стали обмениваться шуточками. Среди них особенно выделялся красавчик с восточными чертами лица и осветленными волосами. По его одежде и повадкам можно было безошибочно установить, что речь идет о представителе золотой молодежи. Он презрительно кривил рот, глядя на охранника, зато когда показалась Кетрин, невольно оживился и даже перестал отпускать ядовитые замечания. Когда ее коляска проезжала мимо, он смерил ее заинтересованным взглядом и кивнул, как старой знакомой.

 

— Кто такая? – просил он у приятелей.

— А, эта? Внучка Герхарда, ну ты слышал, того чокнутого профессора, что каждый раз выступает на собрании в начале года. Говорят, он проводит эксперименты, промывает людям мозги вместо того, чтобы лечить.

— Много чего говорят, – он остался равнодушен к такой новости и ответил приятелю ехидной улыбочкой – тебе вот промывать особо нечего!

— Да иди ты!

— Иду! Скоро начало экзамен, а я хочу еще познакомится с этой киской. Пофиг, кто ее дед, она мне понравилась!

 

Вся компания направилась внутрь здания и дальше – к кабинету, где уже рассаживались десятиклассники. Напротив Кет в своей коляске болтала с подругой. На ее ноге еще была повязка, но это нисколько ее не портило, скорее вызывало больший интерес.

 

— Что это Тай на тебя так уставился? – Барбара сразу заметила пристальный взгляд красавчика.

— Кто такой Тай?

— Да ну тебя, в самом деле! – Бася нервно дернула плечами – Ты кроме своего Риддика никого не видишь, а сейчас отоврись и посмотри. Вон он, не сводит с тебя глаз!

— Это смазливый перец? Похож на участника корейской поп-группы!

 

Обе подруги прыснули от смеха, но Тай Пин добился своего — Кетрин запомнила «звездного мальчика». Он выделялся среди остальных, хотя и был неприятно высокомерным. Более странным казалось то, что самый популярный парень школы вдруг обратил внимание на Кет. Она не ходила на вечеринки и не организовывала их дома, до этого дня, встречаясь в коридорах, они ни разу не заговорили. Но сейчас девушка показалась ему интересной. Необычной, красивой и дерзкой настолько, чтобы проигнорировать его знаки внимания.

 

Письменный экзамен Кетрин сдала одной из первых, но нарочно задержалась в кабинете. Александр взглянул на часы – по времени тесты уже заканчивались, да и большинство школьников, которые тусовались тут с утра, уже покинули школу. Он уверенной походкой направился к кабинету и остановился у приоткрытой двери. Кет стояла возле задней парты рядом с одной из девчонок и оживленно о чем-то разговаривала. Коляска осталась в другом конце класса, а нога по всей видимости совершенно не доставляла ей дискомфорта. «Ну что ж, посмотрим, как тебе понравится это представление» — подумал он и распахнул двери. Кет повернула голову, на ее щеках на секунду вспыхнула краска, но она быстро овладела собой.

 

— Я хотела свериться с Басей – с невинным видом проговорила она – Дай руку!

— Ну да… — здесь было не время и не место для воспитания и Сана подставил ей локоть. Кет демонстративно захромала рядом с ним к коляске – Я смотрю нога не лучше, не надо было вставать. Станет совсем плохо, не попадешь на выпускной.

— Ну ты же не скажешь деду? – она села в коляску с таким видом, как будто занимала трон.

— Нет. Но думаю пора поговорить о другом. Тебе надо нанять сиделку.

— Что за ерунда, зачем? – Кетрин с помощью Саны пересела на заднее сиденье машины и дождалась пока он уберет ее личный транспорт в багажник. – Что ты имеешь ввиду?

— Только то, что ее ты сможешь дурачить хоть до второго пришествия, но не меня. Нога в порядке, так? Зачем было все это представление? И не говори, что ради оценки. Мы оба знаем, проблем с мозгами у тебя нет, со школьной программой тоже.

— Я хотела, чтоб дед хоть на время оставил меня в покое. Все эти разговоры про учебу, выбор университета…

— Теперь понятно, – он кивнул и завел двигатель – надо подождать один год. Конечно, со сложным переломом поступать не получится, так? Можно выиграть время до совершеннолетия, а потом, например, сбежать. А ты не думала, что будет со стариком, вдруг он рассердится и на твоем банковском счету останется только много нулей? Как ты собираешься жить? Судя по молчанию запасной вариант в разработке…

— Не будь занудой!

— Да, мэм. 

— Слушай, ну хватит, да я прикинулась, что нога болит сильнее, чем на самом деле! Какая разница зачем?

— Никакой, мэм.

— Сана! – теперь она рассердилась по-настоящему

— Стараюсь соответствовать вашим требованиям. Согласен, вам незачем делиться своими планами с телохранителем!

— Останови машину!

 

Александр молча припарковался и глазом не успел моргнуть, как Кет хлопнула дверцей и быстрым шагом направилась подальше от него по улице. Он нагнал ее и занял позицию на расстоянии одного шага позади. Все строго по инструкции и в полном молчании. Это быстро довело Кет до точки кипения – она остановилась и повернула к нему разгневанное лицо.

 

— Ты ко мне навеки примагнитился? Оставь меня в покое!

— Как только войдем в дом, мэм.

— Тебе говорили, что ты самый невыносимый и надоедливый человек на свете?! Кто ты мне, чтобы меня воспитывать – отец, брат? И зачем только дед тебя нанял?

— Из требований безопасности – голос Саны ни разу не дрогнул, а глаза были спокойными и холодными. 

— Черт! – как раз в это время кто-то из мальчишек перекинул через забор расположенной рядом футбольной площадки мяч, и она запустила его обратно. Хорошо, что Сана в это время был рядом, он только успел подхватить ее и удержать до того, как она рухнет на асфальт.  

 

— Вот теперь верю, нога болит. Пинать мяч после вывиха лодыжки не лучшая мысль! Держись крепче.

— Сана, не злись! – к нему прикасалась мокрая от слез щека – Я боюсь дед отошлет меня отсюда, и тебя не будет рядом! Я не хочу расставаться!

— Это всего четыре года – ответил он не сразу, помогая доковылять до машины — Будет время подумать.

 

Сана достал из кармана салфетки и вытер с ее лица следы туши, которая оставила черные дорожки. Его чувства к Кет были такими противоречивыми. Хотелось защитить ее не только от возможной опасности, но и от собственных глупостей, слез, обнять, спрятать от всех. И вместе с тем он прекрасно понимал, что ее первая любовь не могла быть серьезной, просто рядом не оказалось другого мужчины. Пройдет время и все изменится. Наследница империи Герхарда будет смотреть на свое детское увлечение с улыбкой, а рядом будет кто-то равный по статусу. Это удержало его от порыва поцеловать губы, которые еще хранили следы слез.

 

**

 

Свой выходной Сана обычно проводил вне дома. Сегодня его занесло на другой конец города, в один баров, где можно выпить пива и понаблюдать за людьми. Порой ему казалось, что его вырвали из реальности и потом вернули в нее и теперь все выглядело как в кривом зеркале. Это касалось и связей с женщинами. Со знакомствами у него не было не было проблем, а вот продолжать отношения мешало много причин. Во-первых, служба – шесть дней в неделю он сопровождал Кет или ее деда, когда тому необходимо было посетить людные мероприятия. Во-вторых, а это уже нельзя было объяснить никакими внешними обстоятельствами, он чувствовал себя несвободным. Конечно, ранение и контузия в армии могли много «отшибить», но все же настолько, чтобы он забыл про свою девушку, а ее попросту не было. И все-таки Сана ощущал связь с кем-то, кого тщетно старался выудить из памяти, с кем-то, кто был для него важным, главным в жизни когда-то давно. 

 

Сегодня все эти мыли не давали расслабиться и он решил выпить чего-то покрепче. Как только бармен принес стакан, рядом села длинноногая девица и устремила на него выжидательный взгляд?

 

— Разрешишь угостить? – он приподнял свою выпивку.

— Не откажусь, да и тебе похоже не помешает компания. Что заливаешь, развод?

— Неженат – он повертел рукой, на которой не было следа от обручального кольца.

— Как так? Чтоб такой как ты и избежал своего счастья?

— Какой? – Сана криво улыбнулся.

— Ну… они оглядела его с головы до ног – Красавчик, все при тебе.

 

Они чокнулись и продолжили беседу. Финал которой был заранее известен обоим – номер в расположенном рядом отеле и несколько часов любви. А завтра ни он, ни она не вспомнят даже лица дуг друга. Сида, так звали девушку, оказалась привлекательной и раскрепощенной особой, как раз такой, которая заставит на время про все забыть. Ее легкомысленная болтовня не смолкала, особенно после второго коктейля, а вот третий попробовать ей не удалось и совсем не из-за того, что Сана не захотел раскошелиться. В какой-то момент он почувствовал спиной – за ним следят. Словно случайно он бросил взгляд через плечо и бесшумно выругался. В нескольких шагах от него стояла Кетрин. В черном облегающем платье, с распущенными по плечам волосами и яркой помадой она выглядела старше своих лет и к тому же держала в руках надпитый бокал с мартини.

 

— Знакомая? – Сида тоже перехватила ее взгляд.

— Сестра – он одним глотком опрокинул выпивку и поставил на стакан на барную стойку. На это раз мисс Герхард перешла все дозволенные границы, она не просто улизнула из дома, но и явно за ним следила. Он неспеша поднялся, но Кет опередила своего телохранителя и уже стояла рядом. По блеску в глазах было ясно, что она опьянела, а подрагивающие ноздри говорили о плохо скрываемом гневе.

— Привет, дорогой! – она демонстративно сделала глоток — Хорошо проводишь время?

— Хорошо, у меня выходной как тебе известно.

— Ух ты! Мне всегда было любопытно, где же ты бываешь в свободное время. Теперь буду знать. Это любимый бар, так, а это кто, твоя подружка?

 

Нахальства Кетрин было не занимать, она как ни в чем не бывало обняла Сану за свободной рукой и с насмешкой смотрела на соперницу.

 

— Что-то твоя сестра разошлась не на шутку, может ей больше не наливать? – прокомментировала Сида.

— Сестра?! Это он тебе так сказал? — железная хватка сдавила ее кисть, но остановиться выпившая Кетрин же не могла. – Нет, моя дорогая, у нас все сложнее. Как раз хотела об этом поговорить, так что проваливай, ты нам мешаешь!

— Кет, угомонись! – предупреждение было сделано тихим голосом с угрожающими нотками.

— И не подумаю! Не хочу видеть с тобой эту шлюху и не говори, что ты их не цепляешь каждый раз в выходной день!

 

Сида ахнула от такой наглости и осыпала «малолетку» отборной бранью, чем еще больше ее разозлила. Поскольку Сана уже отобрал у своей подопечной ее бокал, она схватила другой, только что налитый новому посетителю. Все его содержимое выплеснулось в лицо блондинке, смывая косметику и оставляя разводы на одежде.

 

— Мое платье! – завопила она – Ты, маленькая сучка!

 

Драку разняли в самом начале, но разъяренная Кетрин не хотела останавливаться. Она стащила с ноги туфлю и метко запустила ее прямо в соперницу. Только на улице, где уже стемнело, ее удалось немного привести в чувство, но для этого телохранителю пришлось прижать ее к стене и сделать мертвый захват. Обе ее руки были за спиной и над головой возвышался мужчина в несколько раз превосходящий девчонку силой. Сана тяжело дышал, старясь взять себя в руки и заговорил только тогда, когда она перестала брыкаться.

 

— Слушай внимательно! – голос был немного охрипшим – Ты не имеешь права следить за мной и вообще не должна быть в таким местах! В свое свободное время я буду спать с красивыми женщинами, если мне это нравится, и ты мне не станешь указывать! Хочешь, чтоб я видел в тебе взрослую – не веди себя как ребенок!

— Значит взрослую? Хорошо! – руки освободить она не могла, но рот никто не закрывал и Кетрин, встав на цыпочки, впилась в губы Александра. Поцелуй был настойчивым и отнюдь не детским. На языке еще ощущался привкус мартини, а прерывистое дыхание говорило о крайней степени злости, смешанной с возбуждением. Девушка оттолкнулась от стены и прижалась к охраннику всем телом, даже не пытаясь справиться с пробежавшей по позвоночнику горячей волне. Желание, когда оно становится таким властным, легко передается двоим, а короткая стычка и бурная ссора только повысили градус страсти.

 

Обоим приходилось сдерживать себя слишком долго, еще немного – и Сана овладел бы ею прямо здесь, за углом ночного бара. Он немного ослабил хватку и Кетрин словно прочитала его мысли. Высвободив руки, она обхватила его за шею и притянула ближе к себе. От длинных волос распространялся легкий аромат, пряди струились у Саны между пальцами, а ее руки тем временем бессовестно нырнули к нему под футболку. Прикосновения к разгоряченной коже хватило, чтобы его обдало жаром, а пальцы невольно стиснули затылок Кет, жадные поцелуи которой становились все более откровенными. Но как только она коснулась пряжки его ремня, кто-то словно выплеснул на Сану ведро ледяной воды. 

 

— Нет – он резко отстранился – Хватит, Кетрин! Ты достаточно поиграла, остановись! Будет лучше, если я отвезу тебя домой.

— Так ты считаешь это игрой? – прошептала она – Ну ладно… Больше я к тебе не приближусь. Не волнуйся! Раз тебе все равно, иди трахай проституток из бара, это же то же самое?

— Кет! – он проклинал все на свете и себя в первую очередь за проявленную слабость.

— Я сказала не подходи ко мне! – она как была босиком направилась к ближайшему такси и уже захлопывая дверцу, прокричала в темноту – Ненавижу тебя!

 

Это была первая ссора, после которой Александр всерьез задумался об уходе. Милая девчушка, так напоминавшая ему сестру, изменилась до неузнаваемости. Кет привыкла к мгновенному исполнению всех прихотей, а сейчас ее главным желанием был Сана. Ее совершенно не интересовало, что секс с несовершеннолетней был вне закона, независимо от того, какие их связывают чувства. Она даже не слишком пеклась про репутацию Герхарда. Да, от внимания деда не ускользали ее упущения в учебе и новые знакомства. Все, что он считал неправильным, не соответствующим статусу и уму наследницы, обрывалось им в самом начале. Именно поэтому круг ее общения составляли избранные люди, но ведь Александр Стоянов был в их числе.

 

О возможной связи между телохранителем и внучкой Раш Герхард никогда не думал и для этого была веская причина. Дело было не в наивности и не в высокой степени доверия. Знаменитый врач и ученый был наполовину немцем и унаследовал педантичность от матери. Во многом благодаря этому молодой эмигрант сумел пробиться на вершину, не останавливаясь перед трудностями, оппонентами, предвзятым отношением и финансовыми проблемами. Он разменял восьмой десяток, но все еще был в хорошей физической форму и продолжал руководить империей, которую воздвиг с нуля. Будучи вдовцом с жестким характером, Герхард мало привлекал женщин, даже тех, кто охотился за большим состоянием. Друзей в полном понимании этого слова у него тоже не было и единственной привязанностью стала внучка.

 

Девочка потеряла родителей в автокатастрофе, а если быть более точным – машину расстреляли неизвестные лица, после чего она упала с моста. Водитель и двое взрослых погибли, а их ребенок чудом выжил. Кома, больница, частичная потеря памяти — все это было в жизни десятилетнего ребенка. Дед занимался расследованием лично, постоянно посещал госпиталь и неожиданно для самого себя прикипел сердцем к девочке, оставшейся сиротой. Сначала он забрал ее в свой дом, а затем оформил официальную опеку и дал ей свою фамилию вместо отцовской.

 

Перед тем как нанять телохранителя, он прогнал его через множество тестов на профпригодность, включая детектор лжи. У Саны была заоблачная для охранника зарплата, но даже этого ученый посчитал недостаточным. Он пошел на крайние меры и использовал одно средство, которое многие назвали бы неэтичным. Будущий телохранитель стал участником одного из его экспериментов, в истиной сути которого разбирались единицы приближенных ученых и психологов. Дед Кетрин вытащил его считай с того света, ну а дальнейшее знать в полном объеме спецназовцу было не обязательно.

 

Теперь Сана стоял один на пустой улице рядом с баром и его душу заполняла пустота. Гнаться за Кет она не стал, пусть вернется домой и даст волю своим чувствам. Если и это не поможет ей одуматься, придется принимать решение самому. Мысленно он выругался и вернулся в бар, чтобы заказать чашку крепкого кофе и избавиться от действия алкоголя, несомненно породившего такую несдержанность.

 

Глава 3

 

Внезапную тягу к учебе Раш Герхард воспринял, как стадию взросления внучки. Девушка, которая до сих пор не могла определиться со своим будущим, согласилась, что учиться на врача – это именно то, к чему лежит ее душа. Она хотела пойти по стопам деда и этим польстила его самолюбию. Отчасти так произошло после визита Кет в лабораторию, где известный ученый познакомил ее с некоторыми из новых открытий и представил своим подчиненным. Он отметил, после этой встречи в ее глазах появился фанатичный блеск. В какое бы время он не вошел в комнату, она сидела за монитором ноутбука, а на столе возвышалась гора книг.

 

— Кетрин, ты должна сделать паузу – заявил он однажды – Такая нагрузка может плохо повлиять на здоровье. Бассейн хороший вариант, согласна?

— Ты думаешь?

— Речь не о спортивных рекордах. Час трижды в неделю ты вполне можешь выделить.

— Честно говоря, я хотела записаться на теннис… — она смотрела в одну точку перед собой, явный признак переутомления.

— Теннис – занятие для легкомысленных людей – он положил сухую ладонь на ее плечо – Я позвоню в бассейн и переговорю с Александром.

 

Разговор с охранником был недолгим, но вызвал у Саны больше тревоги, чем у родного деда Кетрин. Он не мог не заметить ледяного холода, который пролег между ними после встречи в баре. Они почти не разговаривали, в машине она слушала аудиокниги, а после приезда домой сразу поднималась к себе. То, что в ее расписание попал бассейн говорило только об одном – она действовала назло всем: Сану, Рашу и даже самой себе. Кет ненавидела плавание, приближение к воде напоминало об аварии в которой она чуть не утонула. В элитной школе плавать ее научили, но страх перед водой остался, и вот теперь она решилась на то, чтобы трижды в неделю проводить в бассейне по часу «для поддержания формы». Задача Александра как обычно заключалась в том, чтобы незаметно присутствовать рядом и держать все под контролем, и он вынужден согласиться скрепя сердце.

 

Первый визит в «Форт Грин» был намечен на вечер того же дня и в пять часов машина отъехала от дома, что Герхард лично проконтролировал. Кет устроилась на заднем сиденье и впервые за последние две недели оторвала глаза от телефона, чтобы посмотреть на Сану. Он не начинал разговор, хотя понимал, что она ищет у него моральной поддержки.

 

— Дед говорил, ты умеешь оказывать первую помощь, это правда?

— Умею. Это входит в курс подготовки бойца, а почему ты спрашиваешь?

— На случай, если у меня случится паническая атака – она сделала глоток воды и перевела взгляд, как будто ее очень интересовал пейзаж за окном.

— Держи – Сана порылся я в бардачке.

— Что это? Какой-то допинг? – Кет покрутила в руках батончик.

— Энергетик. Много глюкозы, голова будет работать как надо.

— Поняла – она откинулась назад – Значит спасение утопающего, дело рук самого утопающего!

— Тебе нечего бояться. Пока я рядом, ты точно не утонешь – сказал Сана после некоторого молчания.

— А ты рядом? – на какую-то секунду она стала прежней, но быстро опомнилась и взяла себя в руки. К чему мог привести этот разговор? Разве он не сказал ей весьма однозначно, что не отвечает взаимностью? Губы Кет дрогнули, но слез не было, она наоборот выпрямила спину и сказал совсем другим тоном – Ладно, в конце концов ты профессионал.

 

Бассейн встретил ее белоснежной стерильностью, ярким блеском голубой воды и предупредительным отношением персонала. Кетрин переоделась и не удостоив Сану больше ни единым словом позволила проводить себя к свободной дорожке. Александр быстро пробежал глазами по залу. В основном студенты, есть парочка спортсменов на реабилитации, подозрительных личностей в окружении нет, если исключить этого корейского мальчика. Еще на школьном пороге Сана обратил внимание на то, какими глазами он смотрит на его подопечную – как на новое лакомство. Теперь он снова ее заметил и, по-видимому, сообщил об этом друзьям, с которыми только что вошел. Звездного мальчика, как настоящего короля постоянно окружали «придворные», задача которых – смеяться над тупыми шутками и поддерживать его больное самолюбие.

 

Теперь он вольготной походкой направился к воде и подошел к Кет, которая все еще не решалась войти в воду.

 

— Привет – улыбка у нег была ласковая, а привычка склонять голову набок – очень трогательной – Как нога? Восстанавливаешься?

— Спасибо, ничего – слабо улыбнулась Кет. Значит она не выглядит трусихой со странностями, все дело в травме. Это позволило выдохнуть свободнее.

— Тебе помочь? Ступеньки скользкие – он уже вошел в воду и протянул ей руку.

 

Поразмыслив немного, Кет схватилась за узкую кисть и поставила ногу на первую ступеньку. Паника подступила только на долю секунду, но под взглядом черных глаз она быстрее взяла себя в руки, оттолкнулась и красивый кролем попылала вдоль дорожки. Их общение было недолгим, но приятным для обоих. Тай говорил мало и все его слова были комплиментами для Кетрин. Она была удивлена таким вниманием и даже приятно польщена, учитывая статус Тая, благо Бася успела ей все рассказать еще на экзамене по физике. Оказалось, что они посещают бассейн в одни и те же дни, а это делало тренировки куда более приятными.

 

— Куда поступаешь после школы? – спросил Тай во время короткого отдыха

— В мед. Дед окажет протекцию, так проще.

— А если по своей воле, то чем тогда занялась бы? – он сразу прочитал по ее лицу, что медицина нисколько не интересует Кет.

— Купила бы байк и покаталась по стране.

— Вау! – он рассмеялся и как бы невзначай положил ладонь на ее руку – Дорожная романтика! Если обзаведется транспортом, возьми меня гидом.

— Ты байкер?!

— А что тебя удивляет? – у Тая была очень красивая улыбка, она придавала его высокомерному лицу немного детское выражение и очень располагала к нему любого собеседника.

— Как тебе сказать. Не вижу бороды, татуировок и прочих атрибутов.

 

Это развеселило их обоих. Оказалось, что главный красавчик школы совсем не такой зануда. Он понравился Кетрин, и симпатия была взаимной. После тренировки Тай прищурился и кивнул головой в сторону Саны

 

— Твоя охрана?

— Да, а что?

— Не хочу говорить в его присутствии. Запомнишь номер?

— Смеешься? Говори! – это был уже вызов. Чтобы Кетрин Герхард не запомнила каких-то одиннадцать цифр, даже смешно!

— Буду ждать – он подмигнул и, подхватив полотенце, направился к дверям, на ходу вытирая волосы.  Он даже спиной чувствовал, что Кетрин смотрит ему вслед, значит все пойдет, как по маслу! Тай усмехнулся, вспоминая предложение сделать ставки. Кто-то сказал, что мисс Герхард сдастся на третий день, похоже больше и не потребуется, главное, чтобы девчонке не помешал ее дед. Эта мысль немного огорчала красавчика, и он решил завтра же узнать, на какие подготовительные курсы ходит Кет, чтобы быть поближе и выиграть этот спор.

 

**

 

Случайная встреча в бассейне закончилась не совсем так, как планировал Тай Пин. Кет не позвонила ему вечером и даже на следующий день, но перед следующей тренировкой у нее нашлось несколько минут на короткий разговор. О трехдневном марафоне пришлось сразу забыть, а еще после нескольких встреч стало ясно, что он сам запал на внучку Герхарда. На вечеринки она не ходила, это было всеобще известным фактом, поэтому в действие вступил план Б.

 

Кет посещала дополнительные занятия в университете уже месяц и по привычке направилась к своему месту на заднем ряду. Не глядя кинув сумку на стол, она взяла телефон, чтобы отключить звук и только теперь услышала, как кто-то обращается к ней по имени.

 

— Тай?! – она была откровенно удивлена – Как ты сюда попал?

— Как все – он подвинулся и Кетрин села рядом – Повышаю свой уровень знаний.

— А если честно?

— Если честно, то тебя больше нигде не поймаешь, – проговорил он вполголоса, склонившись к ее уху – но я не буду мешать, клянусь!

 

Конечно, это были просто слова, за спаренный урок Кет едва уловила хотя бы треть нужной информации. Тай смешил ее, шепотом вставляя реплики, никак не касающиеся темы, и написал полсотни сообщений, которые она читала, прикрыв телефон книгой. После звонка он перехватил ее руку и сжал в своей.

 

— Позвонишь мне вечером? Я буду думать об одной очень красивой девушке и не смогу уснуть.

— И чем я тут могу помочь?

— Все просто – он осторожно обнял ее за талию, делая вид, что снимает куртку со спинки стула — У этой двушки твои глаза, губы и такие же волосы. Поговоришь со мной?

— Не буду обещать!

— Ты собираешься стать врачом! Как же милосердие?

— Поговоришь с кем-то еще.

— А если я не хочу говорить с кем-то другим? Ну же, обещай!

— Хорошо – Кет наконец сдалась, отобрала руку и быстро ушла, оставив его в счастливом одиночестве. Все складывалось как нельзя лучше!

 

Долгожданный звонок в десять вечера застал Тая в баре. Он редко возвращался домой раньше часа ночи, но сегодня пожалел о том, что шум мешает ему слушать ангельский голосок Кетрин. Вместо нескольких минут они проговорили почти два часа, за это время красавчик успел ничего не объясняя оставить друзей, прыгнуть за руль и пересечь полгорода, чтобы остановиться напротив особняка Герхарда.

 

— Уже поздно, я буду спать – Кет с трудом подавила желание зевнуть.

— А как же я?

— И ты ложись, завтра тренировка, помнишь? Увидимся в бассейне.

— Мне ехать обратно? – Тай не сдавался

— Что ты хочешь сказать? Где ты?

— Возле твоего дома. Подойди к окну!

 

Кетрин выпрыгнула из-под одеяла и отдернула штору. Почти сразу за оградой мигнули и потухли фары автомобиля, значит он не шутил.

 

— Ты с ума сошел, да?! Зачем ты приехал?

— Буду ночевать здесь. Хочу тебя увидеть!

— Дом под охраной, сейчас же уезжай!

— Нет, малышка, может если меня заберут в участок, ты придешь хотя бы заплатить залог.

— Не глупи, Тай, дед не поймет таких шуток! Уезжай, прошу тебя, мы обо всем договоримся завтра!

— Обещаешь? – послышался тяжелый вздох – Тогда целую тебя! Чувствуешь?

— Спокойной ночи – Кет прижала телефон к губам и рухнула в кровать.

 

«Ему нельзя верить» — тихо нашептывал ей разум, но чувства говорили куда громче. Кетрин не хотела признаваться себе – главная прелесть новых отношений именно в том, что ее добивались вместо того, чтобы отталкивать. К тому же Тай действительно был очень красивым, даже слишком для парня. Ей были приятны его слова, прикосновения и намеки. Если нельзя быть с тем, кого любишь, то лучшего кандидата не найти! «Черт, Сана, ты еще пожалеешь!» — Кет прикусила губу и уткнулась лицом в подушку, не заметив последнего сообщения.

 

**

 

Тай оказался невероятно настойчивым и изобретательным. Сначала он подкарауливал ее в библиотеке, хотя для этого пришлось пропускать перемену и не удавалось покурить за школой, потом вызывался участвовать в подготовке нового проекта и, наконец, стал везде появляться с Кет в обнимку. Официальный статус девушки школьного короля кому угодно вскружил бы голову, а количество завистниц просто зашкаливало. Плохо было только то, что нигде, кроме школы и бассейна они видеться не могли, а каждый новый план подружка сердцееда решительно отбрасывала.

 

Все решил случай. Безуспешно пытаясь сосредоточиться на занятиях, Кет решила сварить себе какао и слопать пару любимых круассанов. Было уже довольно поздно, и она не ожидала никого увидеть на кухне, то к своей досаде застала там Сану. Это случилось впервые со дня ссоры, и было непонятно, как себя лучше вести.

 

— Не спится? – спросила она наконец – Или пришел за аспирином?

— Взять минералки. Тебе чего-то приготовить?

 

Все было как прежде, он был таким как раньше – почти родным. Кет вдруг поняла, что очень соскучилась и бойкот сильно затянулся. Она заметила новую морщинку у него между бровями и может быть именно из-за нее это лоб хмурился чаще, чем нужно. Не задавая больше никаких вопросов, он поставил кружку с молоком на плиту и насыпал какао – ровно две ложки и полторы сахара. Именно так Сана варил напиток, когда подопечная была маленькой не могла уснуть из-за ночных кошмаров. Кетрин подошли ближе и прижалась лбом к его плечу.

 

— Злишься? – спросила она тихо – Знаю, я заслужила!

— Нет – он не отстранился, а нежно провел рукой по ее волосам.

— Мне тебя не хватает! Давай посидим немного вместе!

— Кет, ты прекрасно знаешь, что можешь на меня положиться. Всегда! Я Буду Рядом Всегда!

 

Не успела Кетрин ответить, как на столике завибрировал телефон. Она невольно бросила взгляд и заметила на экране фото красивой блондинки.

 

— Так ты ждал звонка? – моментально ощетинилась она – Хочешь побеседовать наедине? Прости, что помешала!

— Кетрин! – что-то объяснить Сана не успел, она выбежала из кухни так быстро, как только могла. Еще одна блондинка, вот кто ему нужен, а не она со своими откровениями! Слезы ярости хлынули из глаз Кетрин, она хлопнула дверью спальни и схватила телефон. «Хочу тебя видеть! Встретимся в Солянке!» — сообщение улетело к Таю, а Кетрин распахнула шкаф, чтобы выбрать самое откровенное платье.

 

Всего через полчаса она уже была в ночном клубе. Грохот музыки оглушил, а еще больше – поцелуй Тая, такой откровенный и горячий, что у нее подогнулись ноги. Они прошли в зал и заняли столик в дальнем углу, где почти ничего не было видно вспышек неонового света. Неизвестно, куда девалась компания красавчика, скорей всего он отделался от них сразу, как получил сообщение и теперь улыбка не сходила в его красивого лица.

 

— Ты должна это попробовать! – он пододвинул бокал с трехслойным напитком – Пей, не бойся, он совсем не крепкий!

— А ты? – она с сомнением покрутила в руке стакан с зонтиком и долькой лайма.

— Я с тобой! – как раз в это время принесли второй бокал, в котором явно было что-то покрепче. – За встречу и за мою лунную принцессу!

 

Кет сделала всего несколько глотков и сразу опьянела, но зато совсем отлегло от сердца. Тай рассказывал что-то смешное и они разделяла его веселье без всякого притворства. А потом он пригласил ее потанцевать. Как же приятно было оказаться в объятиях того, кто в тебя влюблен! Какими бессовестными и вместе с тем нежными были его руки! Кетрин совсем потеряла голову, у нее кружилась голова и неясные желания уже начали бродить по телу, откликаясь на каждое прикосновение.

 

— Моя машина на стоянке – прошептал он на ухо, обжигая дыханием – Давай уйдем!

— Не уверена, что я могу идти — ответ был достаточно честным, алкоголь быстро сделал свое дело.

— Тебе помочь? – смеясь, он подставил плечо – Так лучше?

— Не знаю! Давай попробуем!

 

Парочка со смехом двинулась к выходу, сталкиваясь с посетителями и каждый раз Тай извинялся, а потом останавливался, чтобы целовал ее в губы. Путь до машины занимал двадцать метров, но для Кет они были дистанцией до Эвереста. Каким-то трезвым краешком мозгла она успела подумать, что Сана просто отнес бы ее на руках, даже если бы пришлось идти двадцать километров. Это еще больше придало уверенности. Пусть будет, что будет! Какой-то охранник не хочет ее, наследницу миллионера, зато король школы хочет! Дверцы машины захлопнулись и за тонированными стеклами их никто не мог увидеть.

 

На мгновение Тай оторвался от ее губ, чтобы опустить сиденье, стащил с себя майку и расстегнул молнию на платье Кетрин. От прикосновения к горячему обнаженному телу у нее перехватило дыхание, а голова совсем перестала соображать. Все, что потом она могла вспомнить – это частое дыхание у своего лица, непривычную тяжесть мужского тела и мгновенную боль, которая сменилась пульсирующим теплом внизу живота. Все произошло очень быстро и совсем не так, как она себе представляла. Ее рука все еще ласкала волосы Тая, когда он блаженно откинулся в сторону.

 

«Спасибо, малышка» – ей достался еще один поцелуй, последний за этот вечер. Кетрин лежала в темноте, глядя на запотевшие стекла и никак не хотела верить, что это происходит в реальности. Она сбежала из дома, напилась и потеряла девственность, но при этом ничего не чувствовала! Им даже не о чем было теперь говорить. Тай явно выплеснул весь адреналин и похоже перебрал, так что теперь они оба испытывали неловкость, которая только усилилась от сделанного им открытия.

 

— Кет, у тебя что никого раньше не было? – он в изумлении смотрел на пятно на сиденье – Почему ты не сказала?!

— Это что, проблема? – слова приятеля окончательно протрезвили Кетрин.

-Да…то есть нет, конечно, нет – он потер лоб – Извини, я просто не ожидал!

— Оплатить счет за чистку? – она смотрела прямо в глаза тому, кто всего десять минут назад осыпал ее нежными словами и поцелуями.

— Ну все, перестань! Я же извинился! – он поспешно одевался, старясь не смотреть на Кет, которая все еще сидела обнаженной, обняв себя руками. Она тоже надела платье, с трудом нашла под сиденьем туфли  и после короткого молчания попросила отвезти ее домой. Так гадко ей еще не приходилось себя чувствовать! Хорошо еще, что пробраться обратно через черный ход удалось без проблем, а может тот, кто не спал из-за нее этой ночью, просто ее пощадил или не захотел видеть в таком состоянии.

 

Глава 4

 

Видеть Тая после того, что произошло, было для Кетрин невыносимым. Она оставалась дома, закрывшись в своей комнате, не вылезала из кровати и игнорировала сообщения. Правда он особенно и не усердствовал, пару раз присылал цветочки и какие-то глупые посты, но ни разу не поинтересовался, как она. Продолжения не было и не могло быть, а заплатила она за свою месть очень дорого. Речь шла не о девственности (то же мне сокровище, чтоб ее беречь!), а том, кому она ее подарила. Кроме красивой мордашки и приятного обхождения в Тае не было ни одного достоинства и ее роль королевы оказалась совсем недолгой. Из-за этого возвращение в школу было особенно неприятным и, самое ужасное, Сана начал подозревать в чем причина.

 

— Ты это переживешь – сказал он в машине, глядя, с какой ненавистью Кет смотрит в сторону школьных ворот.

— Ты это о чем?

— На правах твоего друга, которого ты игнорируешь, скажу о чем. Этот корейский мальчик, он тебя точно не стоит! Разбежались – забудь! 

— Это ты из собственного опыта советуешь? – съязвила она – Сколько их у тебя было?

— Я не состою в отношениях, если ты об этом.

— Ааа, ну да! Просто секс, никаких обязательств. Вот и у меня так же!

 

Сана так резко дал по тормозам, что она чуть не вылетела на переднее сиденье. Повисло молчание, телохранитель повернул голову и посмотрел ее прямо в глаза, как будто не поверил своим ушам и хотел прочитать правду на лице. 

 

— Ну и как? Понравилось? — спросил он после минутной паузы.

— А что, похоже? – она смотрела с вызовом и даже не пыталась отвести глаза — Припаркуйся уже где-нибудь, мы загородили проезд!

— Дурочка – проговорил он с досадой, но почему-то этот комментарий снял с души Кетрин огромный камень. Наверное, из-за того, что в голосе Саны не было презрения, которого она боялась.

 

Собрав остатки мужества, Кет с высоко поднятой головой направилась к школе и даже умудрялась обмениваться приветствиями с другими, словно ничего и не произошло. Приятной новостью оказалось то, что ни в этот день, ни на следующий Тай на занятиях не показывался. Прятаться ему было ни к чему, просто намешав немыслимое количество алкоголя красавчик страдал от похмелья.  Им оставалась доучиться всего три недели, а такой срок можно выдержать, даже если тебе вслед отпускают злобные шуточки. Постепенно жизнь возвращалась к обыденности, времени на страдания совсем не оставалось из-за подготовки к выпускным и к вступительным экзаменам, но именно теперь Кет и поджидал сюрприз – один из тех, которые описывают в классической литературе.

 

На одном из сведенных уроков, где нужно было работать группами, она оказалась в одной команде с Таем. По негласной договоренности оба вели себя так, как будто между ними ничего никогда не было. Кет догадывалась о причине – какой парень будет гордится собой после любовного акта продолжительностью две минуты, после которого девчонка сама от него отказалась? Она ведь даже не попыталась с ним поговорить, а король- солнце привык к тому, что ему вешаются на шею и с утра до ночи поют дифирамбы. В общем работа не клеилась, а их группа точно вылетала из числа лидеров.

 

— Случай, Герхард, кончай тупить! – вставил свое замечание один из одноклассников, который и полагался то исключительно на ее IQ.

 

Кет открыла было рот, чтобы послать его подальше, но внезапно ощутила приступ сильной тошноты. Такого с ней никогда не было, хорошо, хоть успела выскочить за двери! Все. кто был в классе, проводили ее глазами, а некоторые и репликами. Сразу после этого кое-кто из приближенных с тревогой уставился на Тая, хотя никто не посмел сделать предположение вслух. Как только наступила перемена, красавчик нагнал Кетрин и оттащил в сторону. Он был бледным и оглядывался по сторонам, опасаясь, как бы их не заметили вместе.

 

— Ты что, залетела? Учти, меня не втягивай – сразу выдал он – Если нужны деньги, скажи сколько!

— Какое благородство! – Кет оттолкнула его от себя – Не парься, никто тебе претензий предъявлять не будет!

— Нет, подожди! – не унимался Тай – Я надеюсь ты не собираешься рожать?

— Боишься теста на отцовство? Кому нужен такой папаша? Расслабься, я никому ничего не скажу!

— Ну смотри, я предлагал! – он отошел в сторону, оставив ее на попечение Баси, которая только теперь пришла с другого урока.

— Что у тебя случилось? Говорят, стало плохо… — Кет красноречиво молчала и Барбара выругалась самым неприличным образом – Что этот  козел тебе сказал?

— Предложил денег – безразличным голосом ответила Кет.

— Ну так надо было брать! Ладно, давай так, без паники, подруга! Сегодня переночуешь у меня, скажем, ты помогаешь мне с экзаменами. Я знаю, что надо делать!

— Например?

— Сорвешь! Срок маленький, есть хорошие таблетки! И не смотри на меня так, как будто я тебе враг, что есть еще какой-то выход? Или ты хочешь сделать деду подарок?

 

Бася продолжала в том же духе, но ее слова уже не доходили до Кет. Ее поглотила какая-то черная яма. Может дед прав, во всем виновата наследственность? Или она полная дура, как и сказал Сана? Дорого же она поплатилась за увлечение длиной в насколько недель! И какой подонок на самом деле этот Тай Пин! Убедиться в этом пришлось еще раз, когда в тот же день она увидела его в обнимку с новой девушкой! Он даже не удостоил бывшую взглядом, зато новая принцесса едва ли не показывала ей неприличные жесты. Это было уже слишком и Кет, переглянувшись с Басей, объявила о том, что согласна с ее предложением.

 

**

 

По счастливому стечению обстоятельств Раш Герхард уехал на научную конференцию и остаться дома у подруги она могла без длительных объяснений – просто позвонила деду и сказала, где проведет ночевку. Быстро покидав в сумку вещи, обезболивающие таблетки и книги для виду, Кет в семь часов была уже готова, оставалась только дождаться Александра. Она ожидала расспросов, потому что никогда не умела от него шифроваться, но телохранитель ничего сказал и до самого дома Баси хранил молчание.

 

— Утром в восемь? – уточнил он, притормаживая на стоянке.

— Как всегда. И пожалуйста, не карауль меня здесь всю ночь! Я никуда не денусь.

— Не сомневаюсь – он вышел из машины и открыл для нее дверцу. – Кет… мой номер у тебя есть. Я буду на связи всю ночь.

— Примчишься на крыльях? – она попыталась обратить все в шутку.

— Если понадобится. Я рядом, не забывай!

 

Будь Кет четырнадцать, она бы сейчас спряталась в его объятиях, все рассказала и попросила найти решение — правильное, такое, чтобы никто ни о чем не узнал. Жаль, что это счастливое время осталось позади.

 

— Ладно – сказала она и почти побежала к дому, чтобы не струсить и не повернуть назад в последний момент. Бася права, другого выхода нет. Даже надумай она рожать, дед позаботился бы о том, чтобы это произошло за границей и настоял на том, чтобы ребенка отдали на усыновление. Уж лучше решить все сегодня!

 

Барбара встретила ее с лицом, которое говорило о решительности, хотя она переживала куда больше, чем демонстрировала. Заветная таблетка уже ждала Кетрин на столике и подруга настояла, чтобы она выпила ее сразу.

 

— Через неделю забудешь, что это с тобой было! – она подкрепила заверения, подсовывая стакан с водой и проследила, чтобы подруга проглотила самую горькую свою пилюлю.

— Как это будет? – Кет уселась на диван и подобрала под себя ноги.

— Да никак! Примерно, как критические дни, ну может чуть больше обычного. На всякий случай я купила парочку ампул с окситоцином, сделаю тебе укол и все. Ты давай, заканчивай паниковать раньше времени! Есть хочешь?

 

Кет посмотрела на подругу, как на ненормальную. О какой еде могла иди речь? Она бы наверное выпила чего-то вроде водки, но усугубить состояние завтрашним похмельем совсем не хотелось.

 

— Знаешь, а он был совсем никакой, я думала для отцовства нужно больше постараться – вдруг разоткровенничалась Кет – Значит это я такая везучая, что залетела с одного раза.

— Ну вообще-то не ты одна – задумчиво произнесла Бася, но ее, похоже больше интересовала первая часть фразы —  Скажи, так ты поэтому с ним порвала? 

— Ты бы видела, как он испугался!

— Так он не знал, что у тебя никого не было?! Ну конечно, такой бабник…

— А что, я должна была давать подробный отчет о своей личной жизни? Хотя, какая к черту личная жизнь…

— Все, забудь! Тебе надо как-то отвлечься!

— Попробую, а ты посмотри, пожалуйста, Сана уехал?

— Надеюсь да – Бася откинула штору и выглянула в окно – По улице тоже пройтись? Я так понимаю, если он не уехал, есть большой шанс, что я увижу только твои пятки, мелькнувшие в дверях.

— Я люблю его!

— Кого? Тая или Сану?!

 

Вместо ответа Бася получила подушкой, но это было лучше, чем надвигавшийся поток слез.

Оставшийся вечер девушки смотрели старые фильмы, ни о какой подготовке к экзаменам речь, конечно же не шла! После часу ночи глаза Барбары стали закрываться, и она уже не могла сдержать очередной зевок.

 

— Ты как, нормально? Если что – я в своей комнате, а ты ложись на диване! Попробуй поспать и не бойся, все будет хорошо!

— Договорились! – Кет выключила свет и телевизор. Внизу живота покалывало, но страха она не чувствовала, как и угрызений совести. Сон сморил ее незаметно и почти сразу пришли видения. Она шла по лабиринту и слышала шум, который все приближался, пока стало ясно, что он исходит от странной машины. Кетрин больше не была собой, она стала кем-то другим и ее непреодолимо затягивало в эту машину, пока порывом ветра не разорвало на мельчайшие клетки.

 

В ужасе от увиденного, она вскочила и только теперь поняла, что кошмар был вызван действием таблетки. Боль, которая сначала была неприятной, постоянно росла и стала напоминать настоящие схватки. Кое как согнувшись, Кет добралась до сумки и вытряхнула ее содержимое, чтобы проглотить обезболивающее, но ей стало совсем плохо, как перед обмороком. Вот теперь пришел страх, который сковал каждое движение. Надо было позвать Басю, вызвать врача, но вдруг она подумала, что это уже ничего не даст. Перед глазами стояла пелена слез и попасть по нужным кнопкам получилось не с первого раза. «Только бы он ответил!» — Кет еле переводила дыхание, прислушиваясь к гудкам.

 

— Кетрин? Что случилось? – по голосу Саны стало ясно, что он не спал.

— Хорошо, что я успела! Сана, ты только не перебивай меня, ладно? Мы, похоже, больше не увидимся, я хотела сказать, что люблю тебя – произнести это вслух было очень трудно, но все же легче, чем глядя в глаза – А ты? Я тебе хотя бы нравилась, будешь хоть немножко скучать?

— Что значит «нравилась»? Кет, что ты уже натворила?

— Не можешь сказать? Ну хорошо, ладно, я понимаю…

— Так, Кети, детка, не бросай трубку, говори со мной! Ты мне нравишься со всеми твоими тараканами. Что бы там не случилось, я тебя вытащу, слышишь меня?

— Не получится – Кетрин пришлось спрятать лицо в подушку и переждать очередную схватку, потом телефон выскользнул из влажных рук, и она не сразу могла его поднять —  Ты хороший… ты самый лучший, не сердись на меня, если бы это твой ребенок… а так!

 

По несуразности фраз и частым всхлипываниям Сана понял, что дело действительно плохо. Армейские привычки позволили одеться и выбежать из дома так быстро, как только можно. Главное, найти Кетрин, а быть она может где угодно! Нарушая все правила дорожного движения, Сана помчался к дому подружки — начать стоило оттуда. Все это время он говорил, даже не понимая, что именно, лишь бы она не отключила телефон. Кет корчилась от боли и периодически выпадала из реальности, но всякий раз голос Саны возвращал ее назад. «Люблю, тебя! Я с тобой! Все будет хорошо…» — слова обрывками доносились до ее сознания, а потом все потухло и наступила долгожданная тишина.

 

Когда Кет с трудом приподняла веки, ей показалось свет какого-то прожектора бьет прямо по глазам. На самом деле лампа была на другом конец палаты, в которой она неизвестно как оказалась. Реальность навалилась на нее всей тяжестью – значит уйти не получилось, она в больнице, деду уже все известно, а сколько неприятностей еще впереди!

 

— Ты как? – любимый голос заставил Кет вздрогнуть. Сана сидел возле кровати и смотрел на нее с нежностью и тревогой. Она покачала головой, говорить мешал спазм в горле – Все позади, ты скоро поправишься, так что отдыхай!

 

Кетрин схватила его за руку и боялась отпустить. Самый главный человек в ее жизни был рядом и не отвернулся от нее даже после того, что она натворила!

 

Глава 5

 

Свои ежемесячные визиты в клинику Александр скрывал от всех, включая Кетрин. Они входили в условия контракта, заключенного семь лет назад с Рашем Герхардом. «Ранение, несовместимое с жизнью» — такой диагноз был записан в его медицинской карточке. Несколько серьезных операций, полгода в капсуле, где его кости срастались после установки трансплантатов, потом длительная реабилитация. Доктор Герхард сумел поставить его на ноги вместе с десятком военнослужащих, которые попалив мясорубку. Врачам необходимо было убедиться, что их пациент 1268 восстановился не только физически, но и его мозг не «даст сбой» под действием каких-нибудь травмирующих факторов. С поставленной задачей справились только трое из «подопытных», в числе которых был и Сана.

 

Все шло гладко, но в последнее время опытный глаз доктора отметил изменения – телохранитель стал проявлять признаки неустойчивости, он колебался перед принятием решений, для которых существовала строгая инструкция. Последний случай был и вовсе из ряда вон выходящим. Кетрин попала в больницу, а дед узнал об этом только после приезда. Больше того, охранник поместил ее к клинику под чужой фамилией – своей собственной! Самым простым вариантом было бы уволить его в ту же секунду, но в пациента такого рода были вложены очень большие деньги, Рашу крайне важно было держать ситуацию под контролем. Именно поэтому медицинская комиссия проходила в особых условиях.

 

После осмотра нескольких специалистов и МРТ Сану направили на дополнительную консультацию к хирургу.

 

— Войдите! – доктор Шанталь оторвала глаза от монитора и перевела взгляд на посетителя – Прошу вас, Александр! Я как раз смотрю ваше дело, возникли некоторые отклонения от нормы, их заметили на результатах томографии.

— Что-то серьезное?

 

Сана впервые видел нового врача. Интересная женщина, около тридцати, густые волосы убраны с узел на затылке, ни грамма косметики на ухоженном спокойном лице. Все в ней выдавало профессионалку.

 

— Снимите, пожалуйста, майку – она поднялась и вышла из-за стола, чтобы помыть руки. Белый халат выгодно подчеркивал красивую фигуру, такому врачу приятно отдавать себя в руки -Повернитесь спиной!

 

Она прошлась пальцами вдоль позвоночника, несколько раз задерживаясь на одном участке, попросила поднять руки. Задала несколько попутных вопросов, касающихся самочувствия.

 

— Никаких болей. Нагрузки нормально – коротко отвечал Сана

— Как на счет бедра?

— Не хотите объяснить, в чем проблема, доктор?

— Пока не могу… мне надо закончить осмотр.

 

Пока она ощупывала его ногу, Сана заметил ответную реакцию своего организма, нормальную для мужчины, но никак не уместную для роли пациента. Он невольно опустил взгляд на «коленопреклоненного» хирурга в надежде, что она вовремя остановиться и не станет исследовать его более подробно. В это самый момент рядом с кабинетом послышались шаги, дверь открыла уверенная рука и на пороге появился сам доктор Герхард, а вместе с ним Кетрин.

 

На их приход врач не отреагировала почти никак, если не считать короткого приветствия, зато юная ассистента мгновенно изменилась в лице. На ее щеках выступили красные пятна, а в серых глазах загорелся нехороший огонек. У нее только что закончился домашний арест, а первый же выход из дома дед связал с началом практики. Полураздетый Сана и хирург на коленях перед ним были слишком большим испытанием, особенно после того объяснения в больнице. Ей захотелось применить один из приемов айкидо к этой красивой шатенке и пришлось собрать всю волю, чтобы ничем себя не выдать. Наконец, осмотр окончился, и доктор Шанталь попросила Герхарда посмотреть результаты и записи в медкнижке. Сану пока попросили выйти, позволили покинуть кабинет и Кетрин.

 

Как только оба они оказались в коридоре, терпение покинуло мисс Грехард. Она стремительно подошла к телохранителю, села рядом на кушетку и заговорила раньше, чем он успел что-то объяснить.

 

— И это после того, как ты просил не скрывать ничего друг от друга? Почему ты здесь?

— Обычный осмотр. Кет, у меня в костях натыкано полно железа, за ним нужно следить – он старался говорить тихо и спокойно.

— Ничего себе осмотр! Если только я займу место деда, духу ее здесь не будет!

— Она врач, Кетрин, перестань!

— Она голодная стерва! Зачем только дед привез меня сюда, это что такая проверка?  

— Вполне может быть. Не забывай, у него были причины сомневаться во мне… в нас с тобой, Кети. Не надо давать лишнего повода, это не кончится ничем хорошим.

 

Она вспомнила разговор в больнице и замолчала. Тогда, после неудачного эксперимента с таблеткой, Сана многое ей сказал о своих чувствах и об их неопределенном будущем. Просто уехать и начать с нуля было нереально, слишком длинные руки у Герхарда и слишком сильно он любит внучку. Путь лежал только через обретение независимости. Ради этого Кет готова была молчать, ждать и притворяться столько, сколько потребуется. Сегодняшнее ее испытание к счастью подошло к концу. Дед вышел из кабинета и позвал ее с собой, а пациент 1268 продолжил общение с медиками, которые просвечивали, прощупывали изучали состав его крови.

 

В конце рабочего дня Раш Герхард ждал отчета от комиссии. Особенно интересовало его мнение психолога, который появился точно в указанное время, зная педантизм начальника.

 

— Слушаю – Герхард снял очки и устремил на коллегу бесцветные глаза под тяжелыми веками.

— Случай незаурядный. Я провел тестирование и оценил записи с камер. Вы знаете, что я скептически был настроен с самого начала. Наш пациент вполне стабилен и с его управлением не наблюдается никаких сбоев, кроме одного.

— Какого? – ни один мускул не дрогнул на лице старого доктора, его руки со скрещенными пальцами неподвижно лежали на столе.

— Его эмоциональная связь носит не только рабочий характер.

— Подробнее, прошу вас.

— Привязанность, дружеские чувства и физическое влечение.

— Хотите сказать, они состоят в любовных отношениях?

— Вне всякого сомнения.

— Значит, Кет влюблена в него… что ж, это выходит за рамки. Где-то я серьезно просчитался… — он говорил скорее с самим собой — Гены – это загадочная сфера.

 

Решить проблему с одного набега было нельзя. Это нарушило бы чистоту эксперимента, нужен был новый план и какое-то время на воплощение. Пока Герхард принял решение не вмешиваться в ситуацию и наблюдать со стороны. Наблюдать…. Александр почувствовал это кожей. Когда он был еще салагой и их закинули в джунгли недалеко от противника, старшина высказал одну жестокую истину: выживает только тот, кто все видит и слышит, кто чувствует спинным мозгом. Расслабился – погиб, отвлекся – погиб. Сейчас у него появилось знакомое чувство, как будто ему дышат в затылок, но только теперь нужно было защищать и себя, и Кетрин.

 

**

 

Какие бы планы не строит господин Герхард, выпускной в школе никто не отменял. Кетрин предпочла бы отделаться получением аттестата, но мечтать об этом даже не приходилось.

 

— Участие в общественных мероприятиях – это не столько развлечение, Кетрин, сколько обязанность. Ты же знакома с историческим традициями? В прошлом аристократы не представляли себе без этого жизни и получить твою визитную карточку мечтало бы большинство тех, с кем ты сейчас учишься. Запомни  это и используй в жизни – по статусу ты выше всех, кто тебя окружает, держи спину ровно и голову высоко.

— От меня потребуется речь, а ты знаешь, как я их не люблю – понуро проговорила Кет.

— Я тоже не великий оратор, но меня цитируют во многих изданиях и даже на некоторых страничках твоих любимых соцсетей. Я помогу тебе написать текст, и мы отрепетируем выступление. И да, ты уже выбрала платье?

— У меня не было для этого времени… — ответ явно был не из тех, которые устроили бы Герхарда.

-У каждого из нас 24 часа в сутках. Своим временем ты распорядилась неправильно, и сама это признала, ведь так?

— Да, дед, я об этом жалею – пришлось сказать эти слова, отчего на душе стало еще более противно.

— В таком случае займись платьем сейчас. Твоему вкусу я доверяю больше, чем внезапным сердечным порывам.

 

В любых других обстоятельствах Кетрин подпрыгнула бы до потолка от радости. Новый наряд, прическа, красивые туфли – все, чтобы выглядеть по-королевски. Это было заманчиво, но не сейчас, когда ее мысли были заняты совсем другим. В конце концом пришлось себя пересилить и пробежаться по онлайн-магазинам, чтобы присмотреть наряд и договориться о примерке. Свободные полтора часа выпали на послеобеденное время и Кетрин выехала вместе с Саной и дедом, которому нужно было решить несколько важных дел в городе. Высадив Герхарда возле адвокатской конторы, телохранитель вернулся за руль с таким условием, что он будет здесь ровно к шести. Теперь осталось посетить салон, который по стечению обстоятельств продавал не только вечерние, но и свадебные платья.

 

Кет вошла в дверь, которую Сана для нее придержал и ей навстречу тут же выпорхнула приветливая выше всякой меры продавщица.

 

— Мисс Герхард, прошу! Мы приготовили платье и еще несколько вариантов, если эта модель вам чем-то не понравится. Давайте пройдем в зал!

 

Кетрин направилась следом за консультантом, а Сана, как и было положено, остался у входа – ждать и следить за всем, что происходит вокруг. Именно это и стало причиной конфуза, который случился впервые за его карьеру телохранителя. Возле стойки администратора осталась новенькая девочка, которая только что вошла и увидела мужчину, задумчиво смотрящего на образцы женских нарядов.

 

— Я думаю вам тоже стоит посмотреть, это же такое событие! Не позволяйте своей девушке покупать платье самостоятельно, она потеряет половину удовольствия!

— Мисс? – Сана не сразу понял, что обращаются именно к нему.

— В примерочном зале очень удобные кресла, мы сможете присесть вместо того, чтобы «охранять» дверь!

 

Милое создание проявило всю имеющеюся в ее распоряжении настойчивость и лично проводило Сану в соседнее помещение. Кет как раз вышла из примерочной – на ней было платье в пол из светло-оливкового шелка с серебристым оттенком.

 

— Очень благородно! Если подобрать украшения, то это прекрасный вариант именно для вашего цвета волос и глаз. Ничего лишнего, в центре внимания будете вы, а не море блесток! – консультант только сейчас заметила Александра, который не сводил с Кетрин взгляд и немного растерялась – Простите, я думала вы держите свою покупку в секрете, знаете, все эти обычаи. Но главный ценитель вашей красоты здесь, мы спросим его.

— Ты выглядишь прекрасно – Сана, как всегда, был краток.

— Покупаете? Или примеряем что-то еще?

— Нет, примерка больше не нужна. Я беру ЭТО платье…

 

Она вернулась в кабинку, а продавщица поманила Сану к себе.

 

— У нас есть прекрасные серьги с опалами, к платью они подойдут превосходно! Не слишком статусно и гармонирует с чистотой и нежностью образа. Хотите взглянуть?

— Отличная мысль – Сана прошел несколько шагов к витрине с украшениями. Ему понравились серьги и еще больше идея сделать подарок Кетрин. Событие действительно того стоило, хотя в салоне похоже их приняли за пару, которая хочет отметить помолвку. Эта маленькая ошибка сделала Кетрин такой счастливой, что в авто она вернулась другим человеком.

— Ты улыбаешься, это мне нравится больше! Прямо как Золушка перед балом.

— Тебя приняли за моего жениха!

— Я заметил. Девочка на ресепшне.

— Сана… — ее глаза не просто светились, в них бегали настоящие чертики – Скажи, если бы мы познакомились в другом месте, например в кино, ты бы сделал мне предложение?

— Нет – он придал лицу максимально серьезное выражение

— Даже так? Можно спросить, почему?

— Потому что я семь лет занимался твоим «воспитанием» и могу представить, на что ты способна. В отличие от девушки из кинотеатра. Сейчас ты хочешь нажить новую порцию неприятностей, потому что через 15 минут мне нужно быть у адвокатской конторы – Сана повернул голову – Я знаю, что ты хочешь услышать, но давай выберем для это другое время.

— А для этого? – она прильнула к нему губами

— Для этого тем более.

 

Глава 6

 

Школа гудела – за два часа до начала шли последние приготовления: проверка микрофонов, украшение сцены, уборка зала для гостей. В воздухе висело волнение, которое уже охватило большинство выпускников и их родителей. Кетрин тоже немного нервничала, в основном из-за речи, которую она, как выпускница и медалистка должна была прочитать без бумажки. К этому мандражу добавилась и еще одна ложка дегтя, причем приличная. Бал по традиции открывали король и королева школы, то есть она и Тай Пин. Представить себе чего-то более неприятного было трудно, но и придумать отговорку – никак. Когда они оба узнали об этом, Тай изобразил страдальческую мину.

 

— Можешь так не расстраиваться, я рада не больше твоего! – прошептала ему Кет – Как нибудь выдержишь один танец.

— Первый танец с тобой! – у него как будто зуб заболел.

— Тебе напомнить, что ПЕРВЫЙ ТАНЕЦ у нас уже был? По сравнению с этим вальс это просто ерунда! Мне бы прошлый забыть…

 

Это был удар в поддых. Никто никогда не посмел сказать его королевскому величеству, что он недостаточно хорош, уж тем более партнерши по посетили. В тот раз с Кетрин он и в самом деле сплоховал – был слишком пьяным! К тому же ему ни разу не попадалась девственница, а к такому подарку он оказался не готов. И вот теперь она сидела рядом, язвила и смела напоминать о фиаско, которое Тай старался напрочь забыл.

 

— А свою проблемку ты решила? – вложив побольше злости в каждое слово спросил красавчик. Улыбка еще не сбежала со смазливого лица, как вдруг стул под ним неожиданно уехал и парень с грохотом приземлился на пол. Все оглянулись в их сторону, отметив бледное от гнева лицо Кет и красное от злости – Тая.

 

— Стул нужно поменять – как ни в чем не бывало сказал Кетрин – Ножка сломалась! Тай, надеюсь ты в порядке?

 

Это было лучшее «выступление», после которого Кет уже не так волновалась о будущей речи. Кое-кто поддержал ее взглядом, некоторые – репликами. Если бы не домашний арест и не репутация Раш Герхарда, который гордился примерной внучкой-отличницей, Тай точно остался бы с разбитой губой и еще неделю не смог поцеловать ни единой девушки, как и сделать очередное селфи. К счастью для него все обошлось без физического ущерба и на вечер, который состоялся три дня спустя, он приехал в лучшей своей форме.

 

Новый костюм Тая, сшитый в лучшем ателье, подчеркивал высокий рост и отличное телосложение, а голливудская улыбка располагала к себе каждого, кто находился рядом. Девчонки пищали от восторга и от возможности сфотографироваться с ним на память. Он занимал свое место с настоящей королевской гордыней, но только до тех пор, пока  появилась Кетрин.

 

В своем серебристо-зеленом платье, которое струилось вдоль тела, с убранными в прическу волосами и на высоком каблуке она моментально оказалась в центре внимания. Прямо перед выездом Сана отозвал ее в сторону и вручил свой подарок, что чуть не закончилось катастрофой. Ее глаза наполнились слезами, а они могли за миг испортить тщательно нанесенный макияж.

 

— Они замечательные, спасибо!– Кет сразу примерила сережки

— Я рад, что тебе понравилось, честно говоря, совершенно не разбираюсь в украшениях. Носи на память, у тебя сегодня важный день — он протянул ей платок, чтобы стереть пару скатившихся слезинок.

— Ну вот, – сказал она, улыбаясь сквозь слезы – теперь я завладела еще одним твоим трофеем!

— Кет, ты снова за свое!

— А когда-нибудь – прошептала она ему на ухо, пряча платок в сумочку – Я утащу лучшую твою футболку и буду ходить в ней по дому!

— Это все, о чем ты сейчас думаешь? – он покачал головой с укором – У тебя же грандиозный праздник впереди.

— Пообещай никуда не уходить!

— Не могу, это зависит не от меня, но думаю, что по долгу службы буду весь вечер тобой любоваться.

 

Какое-то предчувствие появилось у Александра сразу после этих слов, а своим ощущениям он всегда доверял. Вот уже несколько дней его преследовали мысли о надвигающей беде и отогнать их не получалось, даже глядя на счастливое лицо Кетрин. Именно поэтому он не столько любовался ею по приезду в школу, сколько постоянно держал в поле зрения всех, кто находился поблизости. В такой толпе это было непросто сделать, постоянно подъезжали новые авто, руководство школы и учителя общались с родителями, выпускники крутились небольшими группами возле входа.

 

Он окинул взглядом Тая – тот красовался среди поклонниц, но то и дело переводил взгляд на Кетрин. Удивление на его красивом лице было написано большими буквами, Тай как будто прозрел и только сейчас заметил, что упустил самую красивую девушку. Как будто невзначай он перебазировался поближе к Кетрин и даже пару раз заговорил с кем-то из ее одноклассниц. Они тут же попали под прицел фотографов, ребят попросили сгруппироваться, улыбаться и сделать все. что положено в таких случаях, чтобы памятный кард удался. Используя эту простую уловку, Тай оказался рядом с Кет и обнаглел до такой степени, что обнял за плечо. Несмотря на свое отношение к этому «корейскому мальчику» Сана должен был признать, что рядом они смотрятся очень гармонично. Это не ушло и от взгляда фотографов, которые тут же стали упрашивать их сняться вдвоем.

 

В надежде получить поддержку, Кет перевела взгляд на деда, но Раш Герхард едва заметно покачал головой. Она вспомнила его лекцию о необходимости «делать лицо» на светских вечерах, если этого требует дело. «Очень многих ты не будешь любить, тебе придется встречаться и с теми, кто хочет тебя похоронить, Кетрин. Учись держать удар!» Задача была не из простых и Кет не сразу удалось взять себя в руки. Из-за этого находиться рядом с Таем пришлось куда больше пары минут, еще один кадр, а потом «улыбнитесь, пожалуйста!» Наконец это мучение закончилось и Кетрин тут же постаралась избавиться от Тая, но не тут то было. Его поведение всегда было провокационным, а своих подружек школьный король увольнял без предупреждения. Последней не повезло больше других – красавчик, который должен был сейчас держать ее под руку, вдруг решил подлечить свое раненое самолюбие и вернуть расположение общепризнанной королевы.

 

Брошенная без единого слова, Шуй Вань  сначала поверить глазам не могла, но Тай продолжал крутиться вокруг Кетрин и это превратило ее в тигрицу. Женская месть всегда самая подлая, а если речь идет о влюбленной, которую поменяли на другую – тем более. При первой же возможности Шуй подошла к компании Кетрин.

 

— Красивое платье! – довольно громко сказала она, сопровождая это улыбкой – Даже и не видно, что ты беременная!

— Ты выпила, да? Пойди, освежись! – Бася тут же вступилась за подругу, но дело было сделано. Тай повернул голову  и выглядел так, как будто на него опрокинули ведро холодной воды.

— О, смотрите и король-отец здесь! Что такое, Тай, ты же сам мне признался! – Шуй фыркнула и пошла прочь, покачивая бердами.

 

Все, кто был рядом, одновременно замолчали. К счастью, Раш Герхард был занят разговором с кем-то из руководства и до его слуха не донеслось ни единого слова. Зато Сана слышал, и его кулаки непроизвольно сжались. Значит этот серенький козлик еще и растрепался о своих подвигах! Жаль, что поговорить с ним по-мужски прямо сейчас было невозможно, но вот просто поговорить… Под каким-то предлогом Александр подошел к Кетрин, обменялся парой ничего не значащих фраз, соблюдая субординацию и сделал пару шагов в сторону школьного короля. Тай заметил стоящего рядом телохранителя и оторвался от беседы.

 

— Какие-то проблемы? – он окинул охранника обычным для себя презрительным взглядом

— Никаких. Для вас кое-какая важная информация.

— Ну? – Тай отделился от приятелей.

— Подойдешь к ней еще раз – сломаю руку. Прямо здесь! – Сана говорил спокойно, не отводя глаз от красавчика.

— Ты угрожаешь? МНЕ? – он оглянулся в поисках поддержки, но понял, что будет выглядеть еще более глупо, чем минуту назад.

— Нет. Предупреждаю. И повторять не буду.

 

Разговор закончился, и телохранитель слился с толпой, словно ничего и не было, а Тай так и остался стоять с подготовленными «убийственными» фразами. Что-то предъявить охраннику он не мог, ведь не было же при их разговоре свидетелей. Но в том, что этот Железный Голем выполнит обещание, сомнений не оставалось. Он оглянулся на Кетрин. Вот кто вел себя безупречно, именно так, как советовал дед – она полностью все проигнорировала — держала спину ровно, а голову – высоко.

 

**

 

Праздник проходил точно по подготовленному сценарию. В зале сидели родители и близкие, перед которыми со сцены выступил и директор и лучшие из выпускников. Молодежь, как и положено в такой день, была на подъеме, даже Кет постепенно влилась в общую атмосферу. Общение без постоянной конкуренции за рейтинг в школе и положение в глазах одноклассников стало намного проще – большинство присутствующих виделись в последний раз, поэтому обменивались записями в альбоме или попросту болтали, вспоминая прошлое.

 

Свою речь Кетрин толкнула без единой запинки. Ее глаза блестели, голос был твердым и уверенным, без ненужной сентиментальности и напускных слез. Она покидала школу без щемящей грусти, потому что понимала – ни по этим людям, ни по стенам, где она демонстрировала свои блестящие знания, скучать не придется. Торжественная часть заняла больше часа, позади осталось вручение аттестатов и пожелания от руководства школы. Все это врем Раш Герхард был спокоен и внимателен. Такой внучкой впору было гордиться, она была его достойной представительницей — красивая, уверенная в себе, блестящая выпускница. И все же кое-что тревожило ученого. Он внимательно следил за Кет и ее телохранителем и не мог пропустить взгляды, которыми они обменивались. Подозрения, высказанные психологом, постепенно укреплялись и в голове начал рождаться план, который вернет все на своим места. Важно лишь дождаться подходящего момента, который теперь был не за горами.

 

Размышляя об этом, Герхард не предполагал, что действовать ему придется гораздо раньше и даже включить в свой план импровизацию. Причиной для этого стал поступок Кетрин, который дед никак не мог осмыслить и принять. Все присутствующие уже собрались в зале и были готовы открыть праздник, ожидая выхода первой пары — короля и королевы школы. Этот танец Кетрин могла бы еще стерпеть, но после того, как ее во всеуслышанье высмеяла новая пассия Тая, родился такой план мести, который красавчик не забудет до конца своих дней.  Неожиданно Кетрин попросила слова и подошла к микрофону, сильно взволнованная и оттого еще более привлекательная.

 

— На правах королевы школы – сказала она, глядя куда-то вглубь зала – я хотела бы внести предложение. Пусть каждый пригласит того, кто ему особенно дорог, независимо от того, носит он сегодня корону или скромно стоит в стороне. Думаю, что Тай поддержит меня – она сделала широкий жест в сторону красавчика, наслаждаясь произведенным эффектом.

 

Дальнейшее можно было сравнить с разрывом бомбы – с первыми аккордами Кет проплыла через весь зал и протянула руку своему телохранителю. Половина присутствующих оглянулась в изумлении, которое, к счастью, было недолгим, потому что зал постепенно заполнился другими парами. В его центре медленно двигались в такт Сана и его прекрасная подопечная.

 

— Кет, что ты творишь? – он был в таком же шоке, как и все присутствующие.

— Зато посмотри на этого мерзавца – он глазами указала на Тая, с лица которого до сих пор не сошла краска.

— Так это изысканная месть? Выбрала охранника, чтобы опустить золотого мальчика?

— Вот что ты подумал?!

— Так подумали все, Кетрин. Во всяком случае те, у кого есть мозги.

— Хочешь я возьму микрофон еще раз? Скажу одну важную вещь… в этом зале есть человек, который меня поддерживал, терпел мои капризы, помогал пережить трудный возраст. Мои успехи – это его заслуга, твоя заслуга, Сана. Я выбрала тебя, потому что я тебя люблю, это я тоже могу сказать. Этот танец может быть только твоим!

 

Сана смотрел в глаза Кет и удивлялся тому, как она изменилась. Детская непосредственность и открытость больше не читалась в серых глазах. Первое увлечение принесло ей слишком много боли, а способность доверять мужчинам умерла вместе с нерожденным ребенком. Верила она единственному человеку – тому, кто держал ее ладонь и нежно обнимал за талию. Что в это время чувствовал Александр, нельзя было определить однозначно. Не только любовь, в нем смешалась жалость, нежность, желание закрыть ее от всего мира. В какой-то момент им овладела безумная мысль — выйти их этого зала, посадить Кетрин в машину и уехать в неизвестном направлении. Она пронеслась, как белое облачко на темнеющем перед грозой небосводе, а эта гроза приближалась так быстро, что ее уже можно было почувствовать кожей.

 

Глава 7

 

Что означает «держать удар», Кетрин поняла только теперь, в кабинете деда. Домой с выпускного они возвратились на такси. Ее выходка с первым танцем переполнила терпение Раша Герхарда и подтолкнула его к тому, что должно было случиться многие годы спустя. Он тяжело опустился в кожаное кресло и устремил на внучку глаза, которые были холодными как лед. 

 

— Всему есть предел, Кетрин – сказал он, соединив пальцы, как делал всегда в момент сдерживаемого гнева – Ты повела себя очень глупо и некрасиво, больше того, ты вынуждаешь меня принять меры, чтобы это прекратилось навсегда. 

— Не понимаю, о чем ты…

— Прекрасно понимаешь. Связь между тобой и Александром невозможна. Этого не будет никогда, Кетрин!

— Ты говоришь, как рабовладелец! – выпалила она – Разве не ты сам ввел Сану в наш дом? Теперь он вдруг стал недостойным человеком?

— Я говорю не о разнице в социальном положении, хотя уверен, ты повзрослеешь и поймешь, что и в этом я прав. Есть вещи, которые не позволяют вам быть вместе.

— Я люблю его, дед! Люблю, ты меня слышишь? Ты мне не остановишь! – она порывисто встала, намереваясь уйти.

— Сядь! – приказной тон заставил Кетрин остановиться. 

 

Ученый поднялся и направился к сейфу. На столе перед Кет оказалась папка, наполненная бумагами, и ее сердце болезненно сжалось от ужасных предчувствий. Дед неспеша потянул завязки и выложил на стол пачку бумаг, поверх которых долгие годы хранилась старая вырезка из пожелтевшей газеты. Он положил листок перед ней и не говоря ни слова ждал, пока глаза Кет пробегали по строчкам и с ужасом смотрели на фотографию с искореженным автомобилем.

 

Короткая статья была посвящена аварии, произошедшей на мексиканской границе. За рулем был некто Альваро Росарио с большим послужным списком в виде арестов и тюремным сроком за продажу наркотиков. Водитель, его брат Хосе и жена Сусана погибли на месте. Чудом осталась в живых только дочь – десятилетняя Рамона. С фотографии смотрела девочка с серыми глазами и Кетрин с дрожью узнала в ней себя.

 

— Я не понимаю… — прошептала она – Что это значит? Я не твоя внучка?!

— Верно. Между нами нет кровного родства. Я оформил опекунство после того, как увидел тебя в больнице. Ты была похожа на мою дочь. Она тоже была в машине, которую расстреляли, вот только твоих родителей убрали как преступников, а моя дочь и жена… они погибли потому, что им угрожали, а я не смог их защитить. Мне хотелось искупить вину. Я подумал, что могу дать тебе шанс занять место Кетрин, даже дал тебе ее имя.

— Ты меня использовал! Все эти годы ты мне лгал. Зачем? И как ты теперь можешь помешать мне быть с тем, кто в сотню раз лучше тебя?

— Очень просто. В этой статье не совсем правдивая информация. Твои родители погибли, но брат – нет. Мне удалось спасти его, хотя шансы были мизерными, ты ведь была в нашем институте и знакома с моими открытиями… Хосе, как и тебе выпал уникальный шанс вернуться и начать жизнь под другим именем. Для человека с такой травмой головы было несложно сочинить легенду, в которую он сам поверил. Быть спецназовцем лучше, чем наркодилером…

— Сана… мой брат?!

— Да – холодно произнес он, убирая бумаги обратно в папку.

— И он тоже знал?!

— До сегодняшнего вечера – не имел понятия. Но теперь знает! Больше он здесь работать не будет, его место займет другой человек. На счет будущего твоего брата… не беспокойся, я позабочусь о том, чтобы он мог продолжить свою карьеру где-нибудь в другой части страны.

— Так вот почему мы ехали домой в такси. – Кет вскочила – Я хочу его увидеть! Хочу посмотреть в глаза! Куда ты его отправил?

— Вы больше не увидитесь, Кет, это был последний раз. Успокойся и подумай головой. Ты предпочла бы видеть его мертвым, а сама расти в детдоме?

— Где Сана? – она выглядела как безумная, а пальцы побелели от того, с какой силой руки вцепились в стол – Я все равно узнаю!

 

 

В ответ Герхард не произнес ни слова, он выровнялся в кресле и снова соединил кончики пальцев. Как раз в этот момент к дому подкатила машина, Кет узнала ее по звуку мотора и бросилась к выходу, но дверь кабинета оказалась закрыта изнутри на ключ. Из окна она видела, как Сана выходит из авто и захлопывает дверцу, но в следующий момент воздух сотряс взрыв, а в небо взметнулся столб пламени. Куски авто полетели в разные стороны и все заволокло дымом. От осколков оконного стекла Кет спас дед, который с удивительной для его возраста ловкостью свалил внучку на пол и накрыл собой. До слуха Кетрин доносились звуки сигнализации соседских автомобилей, чьи-то крики, но гул в голове мешал соображать, и она временно потеряла ориентацию.

 

«Ключи! – Герхард потянулся к поясу, где была закреплена связка – Открой дверь»! Кетрин протянула руку за ключом и поняла, ее спасителю досталось куда больше, чем показалось на первый взгляд. Нужна была «Скорая» и не одна. Кое-как уложив деда и подсунув ему под голову валик из одежды, она так быстро как могла спустилась по лестнице, одновременно набирая 911. Уже у самого порога ее перехватил один из охранников и закрыл собой выход.

 

— Мисс Герхард, вам лучше туда не ходить… Не надо на это смотреть!

— Отпусти меня!  — она вырывалась и кричала, как безумная, требуя только одного — позволить ей увидеть Сану. Любого, даже если он погиб, главное увидеть своими глазами! Врач приехавшей «Скорой» вынужден был сделать инъекцию успокоительного, пока пожарные гасили пламя и только потом ответить на единственный интересовавший ее вопрос: «Жив, но в критическом состоянии».

 

 

— Я поеду с вами! Это мой брат, я имею право! – Кетрин оттолкнула руку и пошатываясь, направилась к машине.

— Кетрин, вернись домой! – дед, котором уже сделали перевязку, держась за стену вышел из дома и его лицо впервые за многие годы приобрело человеческое выражение. На нем читалось сожаление и трудно поверить — сочувствие!

— Не указывай мне, что делать! – закричала Кет – Это ведь твоих рук дело?! Если он умрет, слышишь ты заплатишь за это! Это говорю тебе я – дочка мексиканского преступника!

— Я к этому непричастен!

— Убери от меня руки! – с омерзением оттолкнула его девушка – Я ненавижу тебя! Ты не спас мою жизнь, ты сломал ее!

 

С этими словами она побежала к «Скорой» и скрылась внутри, чтобы до последнего быть с единственным, кого она теперь должна была любить как брата.

 

— Нужно говорить переливание – врачи переговаривались тихо, но Кетрин слышала каждое слово — звони на станцию, и пусть объявят сбор.

— Я буду донором – Кет, которая до сих пор сидела рядом неподвижно, повернула к беседующим голову.

— Какая у вас группа?

— Такая же, он мой брат

— Я задал прямой вопрос – как и все медики, работающие в интенсивной терапии, врач был кратким и брутальным.

— Третья плюс.

— Если он ваш брат, этого не может быть – он тут же переключился на общение с медсестрой.

— Поговорите со мной! Я просила, чего не может быть?! — Кет снова была на грани истерики

— Откройте на досуге учебник биологии. У Александра четвертая отрицательная. Не знаю кто и зачем ввел вас в заблуждение, спросите обо всем у матери.

 

В этот момент сработал какой-то из аппаратов и все, кто был в машине закрыли собой пациента, у которого «падают жизненные показатели». 

 

**

 

Время тянулось бесконечно. Кет купила стаканчик кофе, но не сделала ни глотка, просто держала его в руках и грела ладони. Коридор возле отделения реанимации был пустым, прошло уже четыре часа, а новостей из операционной не поступало. Впервые она пожалела, что никогда не ходила в церковь — читать молитвы проще, чем мучиться бездействием. Она снова перевела взгляд на экран смартфона, с которого пять раз перечитала одно и то же.

 

 «Группа крови III – чаще всего встречается у латиноамериканцев, содержит только ген В; группа крови IV — встречается у азиатских жителей, резус отрицательный, носитель унаследует ген А от одного из родителей, встречается у 0,4% людей».

 

Еще одна ложь выбралась на поверхность, несмотря на все старания Герхарда. Она почему-то не удивилась, что от деда не поступило ни одного звонка. Скорей всего старик все узнал в телефонном режиме и просто ждал, когда можно будет вздохнуть с облегчением. Кетрин поражалась его жестокости и просто не могла понять, как может человек ради того, чтобы убаюкать угрызения совести, играть чужими судьбами? Он заботился о ней, давал все самое лучшее, обещал прекрасное будущее и при этом готов был уничтожить просто за то, что она оказалась способной любить кого-то кроме своего благодетеля. Он опустился даже до того, чтобы изобрести эту историю с братом, в то время, как ее настоящий брат Хосе давно почил с миром.

 

Дверь реанимационного отделения открылась, когда Кет уже начала дремать – на часах было без четверти пять утра.

 

— Мисс Герхард – врач тронул ее за плечо. Лицо его было серьезным и усталым, но приговора в его глазах она не прочитала.

— Говорите, что с ним? Пожалуйста!

— Будет лучше, если мы обсудим все в кабинете. Пока могу лишь сообщить, что состояние удалось стабилизовать.

 

Пока они шли к кабинету врача, Кет непрерывно плакала. Ничего, что он коме, ведь это Сана, он обязательно выкарабкается! Хирург довольно нетерпеливо выждал, пока закончится истерика, налил посетительнице воды и указал на стул.

 

— Я вынужден говорить с вами на чистоту и прошу выслушать меня спокойно. Александр серьезно пострадал и наши возможности очень ограничены. Ему нужна квалифицированная помощь, которую клиника предоставить не может.

— Кто может?

— Экспериментальный институт вашего деда имеет такие возможности.

— Нет! – резко ответила Кетрин — Ему он помогать не станет! Нужно искать что-то другое!

— Мистер Герхард уже звонил нам и готов принять пациента прямо сейчас. Я не обязан вам этого сообщать и поступаю так против правил просто из сочувствия к вашему очевидному горю.

— Вы действительно считаете, что нигде больше ему не помогут? – несмотря на ненависть к деду в ее сердце родилась надежда.

— Я ничего не могу вам обещать, речь идет о нескольких часах, пока еще можно действовать.

— Спасибо вам… – Кет сделала глубокий вдох и встала – Прошу вас, можно мне его увидеть! Это ведь может быть последняя возможность. Хотя бы на секунду!

— Я сожалею… — он покачал головой.

 

На лице доктора в самом деле было написано сожаление и Кетрин, как робот вышла за ним в коридор. Он посоветовал обязательно поспать, но все происходящее и так напоминало страшный сон, который становился все более запутанным. Ей не хотелось покидать клинику даже на секунду, но пол под ногами пошатывался от ужасной усталости. Кетрин вышла на улицу, ежась от холода и села в первое же стоящее возле клиники такси. Светало. Просыпался город, люди спешили по делам, выгуливали собак, отправлялись на пробежку, а она как будто принадлежала другой реальности. Боль ушла куда-то в подсознание и наступило состояние полного безразличия.

 

Она попросила остановить у ближайшей гостиницы и сняла самую дешевую комнату, лишь бы была кровать. Нужно только немного поспать! Не раздеваясь, она положила усталую голову на подушку и сразу провалилась в тревожный сон. В видениях она была рядом с Саной. Их окутывал странный свет – ничего больше, кроме белого тумана.

 

— Я тебя не отпущу – кажется, Кет поняла, что это за место – пограничный мир, черту которого ей нельзя переступить.

— Я буду тебя ждать – Сана осторожно отобрал свою руку – Ты же знаешь. Я Буду Рядом Всегда!

 

Кетрин подскочила на кровати — на подушке вибрировал телефон с номером клиники.

 

— Мисс Герхард? – голос врача был глухим и усталым, а ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди от дурных предчувствий – Мои соболезнования…

 

Он говорил что-то еще, но Кет уже ничего не слышала. Значит, сон был вещим. Единственный близкий человек оставил ее. Зато она не оставит это просто так. У жизни вдруг появился смысл — каждый из тех, кто в этом виноват, получит по заслугам, чего бы это ни стоило. И в первую очередь Раш Герхард, в непричастность которого Кетрин не вверила. Больше в его доме она не появится, ни сегодня, ни в будущем. Кредитка лежала в сумочке и ближайший банкомат отсчитал ей пачку денег — достаточно, чтобы уехать отсюда. Раз уж она дочь мексиканца, пора вернуться домой, ведь как известно «в родном доме и стены греют».

Кетрин Герхард была наследницей одного из богатейших людей страны, а значит — отличной мишенью для похитителей и шантажистов всех мастей. Ее дед прекрасно понимал, что ребенок будет под постоянным прицелом и это касалось не только папарацци, но и криминальных элементов. Однажды он уже сталкивался с похищением и тогда чудом смог спасти свою дочь, но в конце концов подстроенная авария отняла у нее жизнь. Именно поэтому ученый решил принять все меры для защиты внучки. Вместо того, чтобы отправить ее в элитный пансион, Герхард сдал малышку в обычную школу, где она могла стать незаметной, слиться с другими детьми и жить обычной жизнью. Хотя не совсем обычной — примерно в то же время в ее жизни появился Сана…

 

При выборе кандидата на роль телохранителя ученый был предельно строг, ему нужен не просто хорошо подготовленный, но и верный человек, на которого можно положиться в любой ситуации. Личном охраннику предстояло стать тенью Кет, находясь с ней повсюду и внимательно отслеживая любые признаки потенциальной опасности. Кроме того, важно было стать другом и доверенным лицом для осиротевшего ребенка, а это оказалось сложнее всего осуществить. Просматривая резюме, Герхард, наконец, остановился на одном из кандидатов — бывшем спецназовце с трагическим прошлым. Во время военных действий он потерял всю семью, включая сестру — ровесницу Кет. Это и стало главным аргументом в пользу нового сотрудника. Им стал человек, умеющий ладить с детьми, тот, кто сможет увидеть в подопечной сестру и будет защищать любой ценой.

 

***

 

День встречи Кетрин вспоминала много раз, даже сегодня, накануне экзаменов. Устроившись с учебником в гостиной, она мыслями унеслась очень далеко от билетов по физике. Многие предметы, окружавшие ее сейчас, находились на тех же местах, что и семь лет назад, так же горел камин, не хватало только любимого плюшевого медведя и мультфильма про черепашек Ниндзя по телевизору. В тот далекий вечер Кет была рассержена и обижена до предела. К ней приставляют охрану, нет, няньку! А как иначе назвать человека, который будет отводить и забирать ее из школы и сопровождать на прогулках? Девочка приготовилась устроить бойкот и даже голодовку, но все пошло не по плану. В указанное время дверь гостиной распахнулась и на пороге появился Сана.

 

— Кетрин, познакомься, это Александр, я тебе о нем рассказывал – дед стоял немного в стороне и был как обычно строгим и сдержанным. Он приготовился к вспышке гнева и «подавлению сопротивления», но вместо этого увидел, как на лице внучки вспыхнула улыбка.

— Ты похож на Риддика! – она подошла к гостю и протянула ему руку.

— А ты на Джун из «Звездных волков» — губы телохранителя тронула улыбка, а темно-карие глаза посмотрели на девочку с интересом. Начало было положено, притом так профессионально и легко, как будто речь шла о детях, играющих на одной площадке  – Любишь фантастику?

— Еще бы! У меня целая коллекция, правда, дед?

— Можешь показать ее Александру, он будет жить в нашем доме, так что должен так или иначе увидеть твою комнату.

 

Дважды повторять свою просьбу Герхарду не пришлось. Парочка удалилась, и он с удовлетворением посмотрел им вслед – двухметровый спецназовец следовал за хрупкой девочкой, а она торопила его поскорее осмотреть дом. В тот вечер они обсудили все игры, книги и комиксы, а потом больше часа сражались на приставке. Когда пришло время идти спать, девочка пристально посмотрела на телохранителя.

 

 — Конечно, Риддик тебе очень идет, но думаю дед будет против такого прозвища. Он вообще против кличек и тому подобного, говорит их дают только в тюрьме. А Александр как-то очень официально. Может скажешь, как тебя звали дома?

— Сестра называла меня Сана – он грустно улыбнулся – Это подойдет?

— Да, вполне!  Спокойной ночи, Сана!

— И тебе, Кет! Надеюсь, во сне ты меня обыграешь!

— Не во сне, а завтра после школы! И не вздумай мне поддаваться, я справлюсь с тобой на честных условиях!

 

Сегодня воспоминание вызывало у Кет улыбку. За годы, проведенные под одной крышей, она успела узнать Сану, привыкнуть к нему и полюбить. Сначала это была детская привязанность, они могли часами разговаривать, собирать пазлы на 1200 элементов, смотреть кино и бродить вместе по городу. Одноклассники пытались подтрунивать над ней, но внешность Саны вызывало у них невольное уважение и некоторый страх, а кое-кто из мальчишек даже пытался завести с «зазнайкой Герхард» дружбу, чтобы поближе познакомиться с ее охранником. Он был тем более интересным, что научил свою подопечную приемам самозащиты и она уже успела показать их в действии. Так ее положение в классе и в школе стало еще выше, а отношения с охранником — еще прочнее. Жаль только, что ребенком нельзя оставаться всю жизнь, тогда все было бы куда проще…

 

Прошло всего несколько лет, и взрослеющая наследница миллионера впервые узнала, что не все на свете ей подвластно. В четырнадцать Кет впервые влюбилась в мальчишку из параллельного класса, но предмет ее страсти сильно проигрывал на фоне старого друга. Внимательно глядя на Сану, она вдруг заметила, что он выигрывает по сравнению со всеми, кто ей встречался. Это был не просто бывший военный в прекрасной физической форме, но человек, с которым всегда интересно, тот, у кого железная выдержка и вместе с тем веселый характер. Юная мисс Герхард вмиг наделила его всеми существующими и несуществующим достоинствами и в своем воображении представляла, как он спасает ее из рук преступников (пиратов, космических пришельцев и иже с ними). Однажды она расхрабрилась и рассказала об этом своей самой близкой подруге. В ответ Барбара сделала огромные глаза и назвала ее сумасшедшей фантазеркой.

 

— Нашла о чем мечтать! Думаешь, если тебя украдут террористы, это будет очень круто?

— Не обязательно они! А хоть бы и так, я точно знаю, что Сана вытащит меня из любой переделки!

— Неужели? А спорим, ты не рискнешь!

 

Бася выложила идею, которая пришла ей в голову — поехать в один из баров в мексиканском районе и продержаться там один час. То, что район был бандитским, знали все. Окажись Кет там одна, к ней обязательно привязались бы местные, если не ограбить, то… в общем страшно даже подумать! Но спор есть спор! Все было продумало – от вызова такси перед последним уроком, до сообщения с условным знаком и фото. Конечно, она немного трусила, но отступать было поздно! Знай она тогда, чем закончится эта глупая выходка, никогда не повелась бы на уговоры и даже за мешок с деньгами.

 

Как это ни странно, побег удался на «ура» и она смогла улизнуть, после чего гордо сфотографировалась у самого ужасного с виду местного бара и вошла внутрь, уже рисуя в уме сцену освобождения, где Сана укладывает на лопатки дюжину преступников и выносит ее на руках. Погремев мелочью в кармане, она заказала колу (спиртное брать было страшно) и устроилась возле окна, привлекая, как и предполагалось взгляды местных завсегдатаев…

 

Не обнаружив подопечной после уроков, Сана тут же стал расспрашивать ее друзей и по лицу Баси догадался, что она точно в курсе событий. Та попробовала что-то соврать, но когда над тобой нависает такая громадина со стиснутыми зубами, рассказывать сказки получается плохо. Запинаясь, подруга выложила все, включая условия спора и показала фото, где лучшая подруга сидела за столиком в пресловутом баре. Ждать истечения часа не пришлось — дверь в заведении распахнулась как раз вовремя. Кет в полном ужасе вжалась в стул и пыталась отцепиться от парочки ребят с неоднозначными намерениями. Грязные лапы одного уже побывали у нее под платьем, второй щедро подливал в стакан с колой спиртное и уговаривал выпить, чтобы «не стесняться». Опоздай телохранитель на десять минут и ее будущее было бы весьма мрачным.

 

Все вышло именно по тому сценарию, который они с Басей нарисовали, хотя дракой это было назвать сложно. Сана уложил двоих на месте, не позволив даже подняться со стульев. Еще пятеро, присутствовавших в баре, тоже получили свое, отделавшись малой кровью. Телохранитель кинул на барную стойку несколько купюр «за убытки» и вежливо попросил хозяина убрать ружье. «Сестра-подросток, брат, это тебе не подарок! Сюда она больше не сунется, а тебе же не нужны неприятности?» — он откинул куртку и дотронулся до рукоятки пистолета за поясом. Конфликт был исчерпан, но только с посетителями бара. Для Кет это обернулось подробным допросом с унизительными деталями, а потом двухнедельным молчанием Саны. Он не разговаривал с ней, кроме самых необходимых моментов и сопровождал в образе каменного голема. Это было похуже любого наказания и во время примирения она поклялась, что больше никогда в жизни не подставит его и не будет обманывать…

 

***

 

Все эти детские выходки ярко вспомнились именно сегодня. Дед уехал очень рано, а ей полагалось сидеть дома и готовиться к экзаменам, но голова была занята совсем другими мыслями. Не зря же Герхард говорил, что во всем виновата ее горячая кровь. По его словам, именно отцовские гены не позволяли девушке с таким IQ сосредоточится на обучении, именно они делали ее характер взрывным, а тайные желания — необузданными. Ох уж эти желания! Стоило девушке оказаться в присутствии Саны  и ей становилось трудно дышать, непреодолимо тянуло к его губам, хотелось, чтобы сильные руки сжали ее в объятиях. Сколько раз она думала об этом, глядя на то, как он ведет машину или застегивает куртку перед выходом на улицу! Сегодняшнее утро не было исключением. Попрощавшись с дедом, она отбросила учебник по физике и решила пойти ва-банк. Если гора не идет к Магомету…

 

Загляну в гостиную, кет обнаружила, что внизу в это время не было не только Александра, но вообще никого. Как оказалось, горничная ушла побеседовать с водителем, который как раз доставил белье из прачечной. Их обоих было видно из окна и мисс Герхард, наблюдая картину милого общения, невольно вздохнула. В отличие от нее Ада могла не задумываться о разнице в положении, а вот увлечение внучки дед одобрить не мог, даже если оно было взаимным. Конечно, телохранитель никогда не намекал ей на что-то подобное и держал положенную дистанцию, но в темных как терн глазах Саны она часто ловила огонек, а этот взгляд не мог принадлежать равнодушному мужчине.

 

Обследовав первый этаж, Кет, как была босиком и в пижаме поднялась наверх. Сегодня ей особенно повезло – дверь в ванную комнату была приоткрыта и оттуда доносился шум воды. Вскоре Сана с полотенцем в руках собрался выходить и столкнулся с ней лицом к лицу.

 

— Доброе утро – она почувствовала, как сердце ускорило свой бег и ухнуло куда-то вниз, когда они оказались так близко друг к другу. На телохранителе были только шорты и темная футболка, которая выгодно подчеркивала фигуру. Загорелое тело и играющие мускулы вызвали у Кет спазм в горле и заставили покраснеть.  

— Доброе, только что ты здесь делаешь? – он отступил на пол шага и с удивлением взглянул на ее порозовевшее от смущения лицо.

— Пришла к тебе, у меня сложности… с физикой. Закон притяжения, знаешь ли.

— Кети, можно без твоих выдумок?

— Какие выдумки? У меня экзамен послезавтра, а дед уехал, да и потом мне будет стыдно обращаться к нему с такими пустяками!

 

Он посмотрел на нее с высоты своих метра девяноста и вздохнул. Вроде бы вчера это смешная девчонка, но теперь нескладный подросток оформился в прелестную девушку. Верхняя пуговица ее пижамы была не застегнута, нежные округлости невольно притягивали взгляд, а от распущенных волос Кетрин распространялся пьянящий аромат. Держаться от нее на расстоянии становилось все сложнее, поэтому он выбрал нехитрую, но действенную политику — обращаться с Кет, как с ребенком.

 

— В таком случае, я знаю только одно действенное средство. Съешь что-нибудь или выпей кофе. На голодный желудок голова плохо соображает — спокойно прокомментировал он

— Составь мне компанию. Чего бы тебе хотелось? – Кет облизнула губы. Она закрывала выход из ванной и это вынуждало вести разговор, находясь в тесноватом пространстве, стоя совсем близко друг к другу.

— Кетрин, экзамен не у меня, так что сделай выбор сама, а я присоединюсь к тебе за столом. Дай подумать, мороженое с шоколадом и орехами или хочешь чего-то другого?

— Салат из спаржи, мидии, не знаю, может еще како-то афродизиак!

— А это поможет? – улыбка на его лице становилась все более заметной.

— Спроси у себя! Или ты будешь и дальше притворяться бесчувственным болваном?! – ее серые глаза потемнели, что было плохим знаком.

— Следите за языком, юная леди. Я, конечно, всего лишь телохранитель, но все-таки на двенадцать лет тебя старше!

— Невыносимый! – ее губы дрогнули, а в следующую минуту Кет выдернула у Саны полотенце и выскочила из ванной.

— Эй – он так и стол с разведенными от удивления руками и смотрел ей в след – Что это было?

— Спрячу к себе под подушку! – крикнула она, убегая – И буду с ним спать!

 

Эти глупости нужно было прекратить и за спиной у Кет послышались быстрые шаги. Сана успел перехватить ее у самой лестницы. Уворачиваясь, Кетрин не смотрела по сторонам, одно неудачное движение — и ваза со свежесрезанными цветами как в замедленной съемке полетела со столика, превратившись в груду осколков. На каменный пол выплеснулась лужа воды, босые ноги Кет не удержали равновесие и через секунду они оба — телохранитель и его подопечная оказались лежащими друг на друге.

 

— Китайский фарфор, кажется, династия Мин – от боли и неловкости хотелось смеяться и плакать.

 

Сана медленно приподнял голову, понимая, что на затылке будет приличная шишка, но смеющееся лицо Кет говорило, что с ней все в порядке. Он успел вовремя ее подхватить, и в результате они лежали, тесно прижавшись друг у другу, а стройная ножка Кет оказалась там, где ей было совсем не место. Его тело отреагировало мгновенно, что не ушло от внимания девушки. Она опустила глаза вниз, а потом встретилась с ним взглядом, даже не пытаясь сдержать улыбку.

 

— Не буду заказывать мидии, – заявила она без малейшего смущения – терпеть не могу морепродукты, а тебе они похоже не нужны! А еще говорил шоколадное мороженое!

 

Сана не успел и глазом моргнуть, как она обхватила его шею руками и прижалась к его губам своими. Поцелуй, о котором юная мисс Герхард столько мечтала вечерами оказался совсем не таким, как в воображении. Она буквально утонула в ощущениях: вкус, запах его кожи, стая мурашек. Которая пробежала по затылку и хлынула куда-то вниз.

 

— Что у вас случилось? – послышался снизу голос Ады, которая ничего толком не могла рассмотреть, кроме двух сплетенных тел на полу возле лестницы. Кет резко отпрянула от своего возлюбленного и в следующую секунду попыталась сбежать. Во второй раз сделать это не удалось, помешала резкая боль в ноге, на которую невозможно было опереться.

 

— Перелома нет, – телохранитель быстро присел рядом, пощупал и осмотрел лодыжку.

— Я уже ломала эту ногу. В детстве – охнула Кет – говорят, сросшиеся кости становятся только крепче.

— Много чего говорят, – сердито прокомментировал Александр – держись, отнесу тебя вниз!

 

Так и они и спустились – Кет на руках у своего возлюбленного, бледная от боли и счастливая от того, что ее мечты сыблись. Она обхватила его за шею и прижалась щекой к щеке, мысленно желая, чтоб лестничный пролет вырос в сорок раз. После того, как Сана заботливо уложил ее на диван, а горничная побежала вызывать врача, для разговора тет-а-тет уже не было времени. 

 

— Этого больше не повторится – сказал он совершенно серьезно, подкладывая подушку под травмированную ногу – Ты обещала не подставлять меня, помнишь?

— Уволишься?

— Если по-другому нельзя, то да. Я не могу быть с тобой!

— Почему?! – она вцепилась в его руку, не давая уйти – У тебя кто-то есть?

— Нет…Тебе семнадцать, я работаю на твоего деда, этого недостаточно?

— Через год будет восемнадцать и я смогу принимать решения сама. Ты можешь подождать один год?

 

Ему хотелось сказать, что это ничего не решит, есть и другие причины, но язык не поворачивался. От необходимости отвечать их спасло появление других обитателей дома, а потом и врача, который констатировал сильный вывих. На ногу наложили повязку и Кетрин переехала с учебниками в свою комнату готовиться к экзамену. Теперь ее ничего не отвлекало, только раз послышались чьи-то шаги, которые остановились у самой двери. Она отложила книгу и с улыбкой наблюдала, как на дверной ручке оказался честно отвоеванный трофей – то самое полотенце, из-за которого Раш Герхард лишился старинной китайской вазы.

 

Глава 2

 

Из-за травмы Кет не смогла ходить дольше, чем предполагалось. Хотя перелома или даже трещины у нее не было, боль долго не проходила, а отложить экзамен было никак невозможно. Дед остался очень недоволен случившимся, он устроил допрос с пристрастием и для нее и для Александра, но в конце концов согласился, что это был несчастный случай. Тем не менее, пропускать занятия было немыслимо, поэтому как врач он позаботился о коляске для внучки. Как ни странно, она восприняла это известие спокойно и даже в некоторой радостью – многие звезды выкатывали на таких из больницы и выглядели на все сто. Сана загрузил это средство передвижения в багажник, помог подопечной устроиться на заднем сиденье и взглянув на часы, проворчал, что они снова задержались. Как только автомобиль отъехал от дома, серьезность Кет как рукой сняло.

 

— Сана, а как ты сдавал экзамены? Может есть какая-то примета или счастливый талисман, чтобы со мной поделиться?

— Экзамены? Ну да… Один мне особенно запомнился, когда тебя со связанными руками и ногами бросают в бассейн глубиной 3 метра.

— Ты что, серьезно?!

— Вполне. А на счет школьных… знаешь, я прогуливал и в 15 лет сбежал из дома. Это уже потом образумился, так что с меня пример брать не стоит.

— Хотела бы я увидеть твои детские фотографии.

— Не советую! Я был худым и бледным слабаком. Разве что высоким.

— Да не может быть! – Кет перебралась на сиденье за спиной Саны и положила руки на его плечи. Ей нравилось к нему прикасаться, чувствовать сквозь одежду тело, которое могло принадлежать любому супергерою и уж точно герою девичьих снов.

— Кетрин! – взгляд из зеркала заднего вида был серьезным и недовольным – Я за рулем!

 

Она прикусила губу, погладила его по плечу, оставив на коже след мурашек и откинулась на спинку сиденья. Остаток пути они проехали молча, каждый думал о своем. Когда показались ворота школы, Сана сбросил скорость, осторожно припарковавшись вышел первым и вынес коляску. Несколько парней на крыльце сразу обратили на него внимание и стали обмениваться шуточками. Среди них особенно выделялся красавчик с восточными чертами лица и осветленными волосами. По его одежде и повадкам можно было безошибочно установить, что речь идет о представителе золотой молодежи. Он презрительно кривил рот, глядя на охранника, зато когда показалась Кетрин, невольно оживился и даже перестал отпускать ядовитые замечания. Когда ее коляска проезжала мимо, он смерил ее заинтересованным взглядом и кивнул, как старой знакомой.

 

— Кто такая? – просил он у приятелей.

— А, эта? Внучка Герхарда, ну ты слышал, того чокнутого профессора, что каждый раз выступает на собрании в начале года. Говорят, он проводит эксперименты, промывает людям мозги вместо того, чтобы лечить.

— Много чего говорят, – он остался равнодушен к такой новости и ответил приятелю ехидной улыбочкой – тебе вот промывать особо нечего!

— Да иди ты!

— Иду! Скоро начало экзамен, а я хочу еще познакомится с этой киской. Пофиг, кто ее дед, она мне понравилась!

 

Вся компания направилась внутрь здания и дальше – к кабинету, где уже рассаживались десятиклассники. Напротив Кет в своей коляске болтала с подругой. На ее ноге еще была повязка, но это нисколько ее не портило, скорее вызывало больший интерес.

 

— Что это Тай на тебя так уставился? – Барбара сразу заметила пристальный взгляд красавчика.

— Кто такой Тай?

— Да ну тебя, в самом деле! – Бася нервно дернула плечами – Ты кроме своего Риддика никого не видишь, а сейчас отоврись и посмотри. Вон он, не сводит с тебя глаз!

— Это смазливый перец? Похож на участника корейской поп-группы!

 

Обе подруги прыснули от смеха, но Тай Пин добился своего — Кетрин запомнила «звездного мальчика». Он выделялся среди остальных, хотя и был неприятно высокомерным. Более странным казалось то, что самый популярный парень школы вдруг обратил внимание на Кет. Она не ходила на вечеринки и не организовывала их дома, до этого дня, встречаясь в коридорах, они ни разу не заговорили. Но сейчас девушка показалась ему интересной. Необычной, красивой и дерзкой настолько, чтобы проигнорировать его знаки внимания.

 

Письменный экзамен Кетрин сдала одной из первых, но нарочно задержалась в кабинете. Александр взглянул на часы – по времени тесты уже заканчивались, да и большинство школьников, которые тусовались тут с утра, уже покинули школу. Он уверенной походкой направился к кабинету и остановился у приоткрытой двери. Кет стояла возле задней парты рядом с одной из девчонок и оживленно о чем-то разговаривала. Коляска осталась в другом конце класса, а нога по всей видимости совершенно не доставляла ей дискомфорта. «Ну что ж, посмотрим, как тебе понравится это представление» — подумал он и распахнул двери. Кет повернула голову, на ее щеках на секунду вспыхнула краска, но она быстро овладела собой.

 

— Я хотела свериться с Басей – с невинным видом проговорила она – Дай руку!

— Ну да… — здесь было не время и не место для воспитания и Сана подставил ей локоть. Кет демонстративно захромала рядом с ним к коляске – Я смотрю нога не лучше, не надо было вставать. Станет совсем плохо, не попадешь на выпускной.

— Ну ты же не скажешь деду? – она села в коляску с таким видом, как будто занимала трон.

— Нет. Но думаю пора поговорить о другом. Тебе надо нанять сиделку.

— Что за ерунда, зачем? – Кетрин с помощью Саны пересела на заднее сиденье машины и дождалась пока он уберет ее личный транспорт в багажник. – Что ты имеешь ввиду?

— Только то, что ее ты сможешь дурачить хоть до второго пришествия, но не меня. Нога в порядке, так? Зачем было все это представление? И не говори, что ради оценки. Мы оба знаем, проблем с мозгами у тебя нет, со школьной программой тоже.

— Я хотела, чтоб дед хоть на время оставил меня в покое. Все эти разговоры про учебу, выбор университета…

— Теперь понятно, – он кивнул и завел двигатель – надо подождать один год. Конечно, со сложным переломом поступать не получится, так? Можно выиграть время до совершеннолетия, а потом, например, сбежать. А ты не думала, что будет со стариком, вдруг он рассердится и на твоем банковском счету останется только много нулей? Как ты собираешься жить? Судя по молчанию запасной вариант в разработке…

— Не будь занудой!

— Да, мэм. 

— Слушай, ну хватит, да я прикинулась, что нога болит сильнее, чем на самом деле! Какая разница зачем?

— Никакой, мэм.

— Сана! – теперь она рассердилась по-настоящему

— Стараюсь соответствовать вашим требованиям. Согласен, вам незачем делиться своими планами с телохранителем!

— Останови машину!

 

Александр молча припарковался и глазом не успел моргнуть, как Кет хлопнула дверцей и быстрым шагом направилась подальше от него по улице. Он нагнал ее и занял позицию на расстоянии одного шага позади. Все строго по инструкции и в полном молчании. Это быстро довело Кет до точки кипения – она остановилась и повернула к нему разгневанное лицо.

 

— Ты ко мне навеки примагнитился? Оставь меня в покое!

— Как только войдем в дом, мэм.

— Тебе говорили, что ты самый невыносимый и надоедливый человек на свете?! Кто ты мне, чтобы меня воспитывать – отец, брат? И зачем только дед тебя нанял?

— Из требований безопасности – голос Саны ни разу не дрогнул, а глаза были спокойными и холодными. 

— Черт! – как раз в это время кто-то из мальчишек перекинул через забор расположенной рядом футбольной площадки мяч, и она запустила его обратно. Хорошо, что Сана в это время был рядом, он только успел подхватить ее и удержать до того, как она рухнет на асфальт.  

 

— Вот теперь верю, нога болит. Пинать мяч после вывиха лодыжки не лучшая мысль! Держись крепче.

— Сана, не злись! – к нему прикасалась мокрая от слез щека – Я боюсь дед отошлет меня отсюда, и тебя не будет рядом! Я не хочу расставаться!

— Это всего четыре года – ответил он не сразу, помогая доковылять до машины — Будет время подумать.

 

Сана достал из кармана салфетки и вытер с ее лица следы туши, которая оставила черные дорожки. Его чувства к Кет были такими противоречивыми. Хотелось защитить ее не только от возможной опасности, но и от собственных глупостей, слез, обнять, спрятать от всех. И вместе с тем он прекрасно понимал, что ее первая любовь не могла быть серьезной, просто рядом не оказалось другого мужчины. Пройдет время и все изменится. Наследница империи Герхарда будет смотреть на свое детское увлечение с улыбкой, а рядом будет кто-то равный по статусу. Это удержало его от порыва поцеловать губы, которые еще хранили следы слез.

 

**

 

Свой выходной Сана обычно проводил вне дома. Сегодня его занесло на другой конец города, в один баров, где можно выпить пива и понаблюдать за людьми. Порой ему казалось, что его вырвали из реальности и потом вернули в нее и теперь все выглядело как в кривом зеркале. Это касалось и связей с женщинами. Со знакомствами у него не было не было проблем, а вот продолжать отношения мешало много причин. Во-первых, служба – шесть дней в неделю он сопровождал Кет или ее деда, когда тому необходимо было посетить людные мероприятия. Во-вторых, а это уже нельзя было объяснить никакими внешними обстоятельствами, он чувствовал себя несвободным. Конечно, ранение и контузия в армии могли много «отшибить», но все же настолько, чтобы он забыл про свою девушку, а ее попросту не было. И все-таки Сана ощущал связь с кем-то, кого тщетно старался выудить из памяти, с кем-то, кто был для него важным, главным в жизни когда-то давно. 

 

Сегодня все эти мыли не давали расслабиться и он решил выпить чего-то покрепче. Как только бармен принес стакан, рядом села длинноногая девица и устремила на него выжидательный взгляд?

 

— Разрешишь угостить? – он приподнял свою выпивку.

— Не откажусь, да и тебе похоже не помешает компания. Что заливаешь, развод?

— Неженат – он повертел рукой, на которой не было следа от обручального кольца.

— Как так? Чтоб такой как ты и избежал своего счастья?

— Какой? – Сана криво улыбнулся.

— Ну… они оглядела его с головы до ног – Красавчик, все при тебе.

 

Они чокнулись и продолжили беседу. Финал которой был заранее известен обоим – номер в расположенном рядом отеле и несколько часов любви. А завтра ни он, ни она не вспомнят даже лица дуг друга. Сида, так звали девушку, оказалась привлекательной и раскрепощенной особой, как раз такой, которая заставит на время про все забыть. Ее легкомысленная болтовня не смолкала, особенно после второго коктейля, а вот третий попробовать ей не удалось и совсем не из-за того, что Сана не захотел раскошелиться. В какой-то момент он почувствовал спиной – за ним следят. Словно случайно он бросил взгляд через плечо и бесшумно выругался. В нескольких шагах от него стояла Кетрин. В черном облегающем платье, с распущенными по плечам волосами и яркой помадой она выглядела старше своих лет и к тому же держала в руках надпитый бокал с мартини.

 

— Знакомая? – Сида тоже перехватила ее взгляд.

— Сестра – он одним глотком опрокинул выпивку и поставил на стакан на барную стойку. На это раз мисс Герхард перешла все дозволенные границы, она не просто улизнула из дома, но и явно за ним следила. Он неспеша поднялся, но Кет опередила своего телохранителя и уже стояла рядом. По блеску в глазах было ясно, что она опьянела, а подрагивающие ноздри говорили о плохо скрываемом гневе.

— Привет, дорогой! – она демонстративно сделала глоток — Хорошо проводишь время?

— Хорошо, у меня выходной как тебе известно.

— Ух ты! Мне всегда было любопытно, где же ты бываешь в свободное время. Теперь буду знать. Это любимый бар, так, а это кто, твоя подружка?

 

Нахальства Кетрин было не занимать, она как ни в чем не бывало обняла Сану за свободной рукой и с насмешкой смотрела на соперницу.

 

— Что-то твоя сестра разошлась не на шутку, может ей больше не наливать? – прокомментировала Сида.

— Сестра?! Это он тебе так сказал? — железная хватка сдавила ее кисть, но остановиться выпившая Кетрин же не могла. – Нет, моя дорогая, у нас все сложнее. Как раз хотела об этом поговорить, так что проваливай, ты нам мешаешь!

— Кет, угомонись! – предупреждение было сделано тихим голосом с угрожающими нотками.

— И не подумаю! Не хочу видеть с тобой эту шлюху и не говори, что ты их не цепляешь каждый раз в выходной день!

 

Сида ахнула от такой наглости и осыпала «малолетку» отборной бранью, чем еще больше ее разозлила. Поскольку Сана уже отобрал у своей подопечной ее бокал, она схватила другой, только что налитый новому посетителю. Все его содержимое выплеснулось в лицо блондинке, смывая косметику и оставляя разводы на одежде.

 

— Мое платье! – завопила она – Ты, маленькая сучка!

 

Драку разняли в самом начале, но разъяренная Кетрин не хотела останавливаться. Она стащила с ноги туфлю и метко запустила ее прямо в соперницу. Только на улице, где уже стемнело, ее удалось немного привести в чувство, но для этого телохранителю пришлось прижать ее к стене и сделать мертвый захват. Обе ее руки были за спиной и над головой возвышался мужчина в несколько раз превосходящий девчонку силой. Сана тяжело дышал, старясь взять себя в руки и заговорил только тогда, когда она перестала брыкаться.

 

— Слушай внимательно! – голос был немного охрипшим – Ты не имеешь права следить за мной и вообще не должна быть в таким местах! В свое свободное время я буду спать с красивыми женщинами, если мне это нравится, и ты мне не станешь указывать! Хочешь, чтоб я видел в тебе взрослую – не веди себя как ребенок!

— Значит взрослую? Хорошо! – руки освободить она не могла, но рот никто не закрывал и Кетрин, встав на цыпочки, впилась в губы Александра. Поцелуй был настойчивым и отнюдь не детским. На языке еще ощущался привкус мартини, а прерывистое дыхание говорило о крайней степени злости, смешанной с возбуждением. Девушка оттолкнулась от стены и прижалась к охраннику всем телом, даже не пытаясь справиться с пробежавшей по позвоночнику горячей волне. Желание, когда оно становится таким властным, легко передается двоим, а короткая стычка и бурная ссора только повысили градус страсти.

 

Обоим приходилось сдерживать себя слишком долго, еще немного – и Сана овладел бы ею прямо здесь, за углом ночного бара. Он немного ослабил хватку и Кетрин словно прочитала его мысли. Высвободив руки, она обхватила его за шею и притянула ближе к себе. От длинных волос распространялся легкий аромат, пряди струились у Саны между пальцами, а ее руки тем временем бессовестно нырнули к нему под футболку. Прикосновения к разгоряченной коже хватило, чтобы его обдало жаром, а пальцы невольно стиснули затылок Кет, жадные поцелуи которой становились все более откровенными. Но как только она коснулась пряжки его ремня, кто-то словно выплеснул на Сану ведро ледяной воды. 

 

— Нет – он резко отстранился – Хватит, Кетрин! Ты достаточно поиграла, остановись! Будет лучше, если я отвезу тебя домой.

— Так ты считаешь это игрой? – прошептала она – Ну ладно… Больше я к тебе не приближусь. Не волнуйся! Раз тебе все равно, иди трахай проституток из бара, это же то же самое?

— Кет! – он проклинал все на свете и себя в первую очередь за проявленную слабость.

— Я сказала не подходи ко мне! – она как была босиком направилась к ближайшему такси и уже захлопывая дверцу, прокричала в темноту – Ненавижу тебя!

 

Это была первая ссора, после которой Александр всерьез задумался об уходе. Милая девчушка, так напоминавшая ему сестру, изменилась до неузнаваемости. Кет привыкла к мгновенному исполнению всех прихотей, а сейчас ее главным желанием был Сана. Ее совершенно не интересовало, что секс с несовершеннолетней был вне закона, независимо от того, какие их связывают чувства. Она даже не слишком пеклась про репутацию Герхарда. Да, от внимания деда не ускользали ее упущения в учебе и новые знакомства. Все, что он считал неправильным, не соответствующим статусу и уму наследницы, обрывалось им в самом начале. Именно поэтому круг ее общения составляли избранные люди, но ведь Александр Стоянов был в их числе.

 

О возможной связи между телохранителем и внучкой Раш Герхард никогда не думал и для этого была веская причина. Дело было не в наивности и не в высокой степени доверия. Знаменитый врач и ученый был наполовину немцем и унаследовал педантичность от матери. Во многом благодаря этому молодой эмигрант сумел пробиться на вершину, не останавливаясь перед трудностями, оппонентами, предвзятым отношением и финансовыми проблемами. Он разменял восьмой десяток, но все еще был в хорошей физической форму и продолжал руководить империей, которую воздвиг с нуля. Будучи вдовцом с жестким характером, Герхард мало привлекал женщин, даже тех, кто охотился за большим состоянием. Друзей в полном понимании этого слова у него тоже не было и единственной привязанностью стала внучка.

 

Девочка потеряла родителей в автокатастрофе, а если быть более точным – машину расстреляли неизвестные лица, после чего она упала с моста. Водитель и двое взрослых погибли, а их ребенок чудом выжил. Кома, больница, частичная потеря памяти — все это было в жизни десятилетнего ребенка. Дед занимался расследованием лично, постоянно посещал госпиталь и неожиданно для самого себя прикипел сердцем к девочке, оставшейся сиротой. Сначала он забрал ее в свой дом, а затем оформил официальную опеку и дал ей свою фамилию вместо отцовской.

 

Перед тем как нанять телохранителя, он прогнал его через множество тестов на профпригодность, включая детектор лжи. У Саны была заоблачная для охранника зарплата, но даже этого ученый посчитал недостаточным. Он пошел на крайние меры и использовал одно средство, которое многие назвали бы неэтичным. Будущий телохранитель стал участником одного из его экспериментов, в истиной сути которого разбирались единицы приближенных ученых и психологов. Дед Кетрин вытащил его считай с того света, ну а дальнейшее знать в полном объеме спецназовцу было не обязательно.

 

Теперь Сана стоял один на пустой улице рядом с баром и его душу заполняла пустота. Гнаться за Кет она не стал, пусть вернется домой и даст волю своим чувствам. Если и это не поможет ей одуматься, придется принимать решение самому. Мысленно он выругался и вернулся в бар, чтобы заказать чашку крепкого кофе и избавиться от действия алкоголя, несомненно породившего такую несдержанность.

 

Глава 3

 

Внезапную тягу к учебе Раш Герхард воспринял, как стадию взросления внучки. Девушка, которая до сих пор не могла определиться со своим будущим, согласилась, что учиться на врача – это именно то, к чему лежит ее душа. Она хотела пойти по стопам деда и этим польстила его самолюбию. Отчасти так произошло после визита Кет в лабораторию, где известный ученый познакомил ее с некоторыми из новых открытий и представил своим подчиненным. Он отметил, после этой встречи в ее глазах появился фанатичный блеск. В какое бы время он не вошел в комнату, она сидела за монитором ноутбука, а на столе возвышалась гора книг.

 

— Кетрин, ты должна сделать паузу – заявил он однажды – Такая нагрузка может плохо повлиять на здоровье. Бассейн хороший вариант, согласна?

— Ты думаешь?

— Речь не о спортивных рекордах. Час трижды в неделю ты вполне можешь выделить.

— Честно говоря, я хотела записаться на теннис… — она смотрела в одну точку перед собой, явный признак переутомления.

— Теннис – занятие для легкомысленных людей – он положил сухую ладонь на ее плечо – Я позвоню в бассейн и переговорю с Александром.

 

Разговор с охранником был недолгим, но вызвал у Саны больше тревоги, чем у родного деда Кетрин. Он не мог не заметить ледяного холода, который пролег между ними после встречи в баре. Они почти не разговаривали, в машине она слушала аудиокниги, а после приезда домой сразу поднималась к себе. То, что в ее расписание попал бассейн говорило только об одном – она действовала назло всем: Сану, Рашу и даже самой себе. Кет ненавидела плавание, приближение к воде напоминало об аварии в которой она чуть не утонула. В элитной школе плавать ее научили, но страх перед водой остался, и вот теперь она решилась на то, чтобы трижды в неделю проводить в бассейне по часу «для поддержания формы». Задача Александра как обычно заключалась в том, чтобы незаметно присутствовать рядом и держать все под контролем, и он вынужден согласиться скрепя сердце.

 

Первый визит в «Форт Грин» был намечен на вечер того же дня и в пять часов машина отъехала от дома, что Герхард лично проконтролировал. Кет устроилась на заднем сиденье и впервые за последние две недели оторвала глаза от телефона, чтобы посмотреть на Сану. Он не начинал разговор, хотя понимал, что она ищет у него моральной поддержки.

 

— Дед говорил, ты умеешь оказывать первую помощь, это правда?

— Умею. Это входит в курс подготовки бойца, а почему ты спрашиваешь?

— На случай, если у меня случится паническая атака – она сделала глоток воды и перевела взгляд, как будто ее очень интересовал пейзаж за окном.

— Держи – Сана порылся я в бардачке.

— Что это? Какой-то допинг? – Кет покрутила в руках батончик.

— Энергетик. Много глюкозы, голова будет работать как надо.

— Поняла – она откинулась назад – Значит спасение утопающего, дело рук самого утопающего!

— Тебе нечего бояться. Пока я рядом, ты точно не утонешь – сказал Сана после некоторого молчания.

— А ты рядом? – на какую-то секунду она стала прежней, но быстро опомнилась и взяла себя в руки. К чему мог привести этот разговор? Разве он не сказал ей весьма однозначно, что не отвечает взаимностью? Губы Кет дрогнули, но слез не было, она наоборот выпрямила спину и сказал совсем другим тоном – Ладно, в конце концов ты профессионал.

 

Бассейн встретил ее белоснежной стерильностью, ярким блеском голубой воды и предупредительным отношением персонала. Кетрин переоделась и не удостоив Сану больше ни единым словом позволила проводить себя к свободной дорожке. Александр быстро пробежал глазами по залу. В основном студенты, есть парочка спортсменов на реабилитации, подозрительных личностей в окружении нет, если исключить этого корейского мальчика. Еще на школьном пороге Сана обратил внимание на то, какими глазами он смотрит на его подопечную – как на новое лакомство. Теперь он снова ее заметил и, по-видимому, сообщил об этом друзьям, с которыми только что вошел. Звездного мальчика, как настоящего короля постоянно окружали «придворные», задача которых – смеяться над тупыми шутками и поддерживать его больное самолюбие.

 

Теперь он вольготной походкой направился к воде и подошел к Кет, которая все еще не решалась войти в воду.

 

— Привет – улыбка у нег была ласковая, а привычка склонять голову набок – очень трогательной – Как нога? Восстанавливаешься?

— Спасибо, ничего – слабо улыбнулась Кет. Значит она не выглядит трусихой со странностями, все дело в травме. Это позволило выдохнуть свободнее.

— Тебе помочь? Ступеньки скользкие – он уже вошел в воду и протянул ей руку.

 

Поразмыслив немного, Кет схватилась за узкую кисть и поставила ногу на первую ступеньку. Паника подступила только на долю секунду, но под взглядом черных глаз она быстрее взяла себя в руки, оттолкнулась и красивый кролем попылала вдоль дорожки. Их общение было недолгим, но приятным для обоих. Тай говорил мало и все его слова были комплиментами для Кетрин. Она была удивлена таким вниманием и даже приятно польщена, учитывая статус Тая, благо Бася успела ей все рассказать еще на экзамене по физике. Оказалось, что они посещают бассейн в одни и те же дни, а это делало тренировки куда более приятными.

 

— Куда поступаешь после школы? – спросил Тай во время короткого отдыха

— В мед. Дед окажет протекцию, так проще.

— А если по своей воле, то чем тогда занялась бы? – он сразу прочитал по ее лицу, что медицина нисколько не интересует Кет.

— Купила бы байк и покаталась по стране.

— Вау! – он рассмеялся и как бы невзначай положил ладонь на ее руку – Дорожная романтика! Если обзаведется транспортом, возьми меня гидом.

— Ты байкер?!

— А что тебя удивляет? – у Тая была очень красивая улыбка, она придавала его высокомерному лицу немного детское выражение и очень располагала к нему любого собеседника.

— Как тебе сказать. Не вижу бороды, татуировок и прочих атрибутов.

 

Это развеселило их обоих. Оказалось, что главный красавчик школы совсем не такой зануда. Он понравился Кетрин, и симпатия была взаимной. После тренировки Тай прищурился и кивнул головой в сторону Саны

 

— Твоя охрана?

— Да, а что?

— Не хочу говорить в его присутствии. Запомнишь номер?

— Смеешься? Говори! – это был уже вызов. Чтобы Кетрин Герхард не запомнила каких-то одиннадцать цифр, даже смешно!

— Буду ждать – он подмигнул и, подхватив полотенце, направился к дверям, на ходу вытирая волосы.  Он даже спиной чувствовал, что Кетрин смотрит ему вслед, значит все пойдет, как по маслу! Тай усмехнулся, вспоминая предложение сделать ставки. Кто-то сказал, что мисс Герхард сдастся на третий день, похоже больше и не потребуется, главное, чтобы девчонке не помешал ее дед. Эта мысль немного огорчала красавчика, и он решил завтра же узнать, на какие подготовительные курсы ходит Кет, чтобы быть поближе и выиграть этот спор.

 

**

 

Случайная встреча в бассейне закончилась не совсем так, как планировал Тай Пин. Кет не позвонила ему вечером и даже на следующий день, но перед следующей тренировкой у нее нашлось несколько минут на короткий разговор. О трехдневном марафоне пришлось сразу забыть, а еще после нескольких встреч стало ясно, что он сам запал на внучку Герхарда. На вечеринки она не ходила, это было всеобще известным фактом, поэтому в действие вступил план Б.

 

Кет посещала дополнительные занятия в университете уже месяц и по привычке направилась к своему месту на заднем ряду. Не глядя кинув сумку на стол, она взяла телефон, чтобы отключить звук и только теперь услышала, как кто-то обращается к ней по имени.

 

— Тай?! – она была откровенно удивлена – Как ты сюда попал?

— Как все – он подвинулся и Кетрин села рядом – Повышаю свой уровень знаний.

— А если честно?

— Если честно, то тебя больше нигде не поймаешь, – проговорил он вполголоса, склонившись к ее уху – но я не буду мешать, клянусь!

 

Конечно, это были просто слова, за спаренный урок Кет едва уловила хотя бы треть нужной информации. Тай смешил ее, шепотом вставляя реплики, никак не касающиеся темы, и написал полсотни сообщений, которые она читала, прикрыв телефон книгой. После звонка он перехватил ее руку и сжал в своей.

 

— Позвонишь мне вечером? Я буду думать об одной очень красивой девушке и не смогу уснуть.

— И чем я тут могу помочь?

— Все просто – он осторожно обнял ее за талию, делая вид, что снимает куртку со спинки стула — У этой двушки твои глаза, губы и такие же волосы. Поговоришь со мной?

— Не буду обещать!

— Ты собираешься стать врачом! Как же милосердие?

— Поговоришь с кем-то еще.

— А если я не хочу говорить с кем-то другим? Ну же, обещай!

— Хорошо – Кет наконец сдалась, отобрала руку и быстро ушла, оставив его в счастливом одиночестве. Все складывалось как нельзя лучше!

 

Долгожданный звонок в десять вечера застал Тая в баре. Он редко возвращался домой раньше часа ночи, но сегодня пожалел о том, что шум мешает ему слушать ангельский голосок Кетрин. Вместо нескольких минут они проговорили почти два часа, за это время красавчик успел ничего не объясняя оставить друзей, прыгнуть за руль и пересечь полгорода, чтобы остановиться напротив особняка Герхарда.

 

— Уже поздно, я буду спать – Кет с трудом подавила желание зевнуть.

— А как же я?

— И ты ложись, завтра тренировка, помнишь? Увидимся в бассейне.

— Мне ехать обратно? – Тай не сдавался

— Что ты хочешь сказать? Где ты?

— Возле твоего дома. Подойди к окну!

 

Кетрин выпрыгнула из-под одеяла и отдернула штору. Почти сразу за оградой мигнули и потухли фары автомобиля, значит он не шутил.

 

— Ты с ума сошел, да?! Зачем ты приехал?

— Буду ночевать здесь. Хочу тебя увидеть!

— Дом под охраной, сейчас же уезжай!

— Нет, малышка, может если меня заберут в участок, ты придешь хотя бы заплатить залог.

— Не глупи, Тай, дед не поймет таких шуток! Уезжай, прошу тебя, мы обо всем договоримся завтра!

— Обещаешь? – послышался тяжелый вздох – Тогда целую тебя! Чувствуешь?

— Спокойной ночи – Кет прижала телефон к губам и рухнула в кровать.

 

«Ему нельзя верить» — тихо нашептывал ей разум, но чувства говорили куда громче. Кетрин не хотела признаваться себе – главная прелесть новых отношений именно в том, что ее добивались вместо того, чтобы отталкивать. К тому же Тай действительно был очень красивым, даже слишком для парня. Ей были приятны его слова, прикосновения и намеки. Если нельзя быть с тем, кого любишь, то лучшего кандидата не найти! «Черт, Сана, ты еще пожалеешь!» — Кет прикусила губу и уткнулась лицом в подушку, не заметив последнего сообщения.

 

**

 

Тай оказался невероятно настойчивым и изобретательным. Сначала он подкарауливал ее в библиотеке, хотя для этого пришлось пропускать перемену и не удавалось покурить за школой, потом вызывался участвовать в подготовке нового проекта и, наконец, стал везде появляться с Кет в обнимку. Официальный статус девушки школьного короля кому угодно вскружил бы голову, а количество завистниц просто зашкаливало. Плохо было только то, что нигде, кроме школы и бассейна они видеться не могли, а каждый новый план подружка сердцееда решительно отбрасывала.

 

Все решил случай. Безуспешно пытаясь сосредоточиться на занятиях, Кет решила сварить себе какао и слопать пару любимых круассанов. Было уже довольно поздно, и она не ожидала никого увидеть на кухне, то к своей досаде застала там Сану. Это случилось впервые со дня ссоры, и было непонятно, как себя лучше вести.

 

— Не спится? – спросила она наконец – Или пришел за аспирином?

— Взять минералки. Тебе чего-то приготовить?

 

Все было как прежде, он был таким как раньше – почти родным. Кет вдруг поняла, что очень соскучилась и бойкот сильно затянулся. Она заметила новую морщинку у него между бровями и может быть именно из-за нее это лоб хмурился чаще, чем нужно. Не задавая больше никаких вопросов, он поставил кружку с молоком на плиту и насыпал какао – ровно две ложки и полторы сахара. Именно так Сана варил напиток, когда подопечная была маленькой не могла уснуть из-за ночных кошмаров. Кетрин подошли ближе и прижалась лбом к его плечу.

 

— Злишься? – спросила она тихо – Знаю, я заслужила!

— Нет – он не отстранился, а нежно провел рукой по ее волосам.

— Мне тебя не хватает! Давай посидим немного вместе!

— Кет, ты прекрасно знаешь, что можешь на меня положиться. Всегда! Я Буду Рядом Всегда!

 

Не успела Кетрин ответить, как на столике завибрировал телефон. Она невольно бросила взгляд и заметила на экране фото красивой блондинки.

 

— Так ты ждал звонка? – моментально ощетинилась она – Хочешь побеседовать наедине? Прости, что помешала!

— Кетрин! – что-то объяснить Сана не успел, она выбежала из кухни так быстро, как только могла. Еще одна блондинка, вот кто ему нужен, а не она со своими откровениями! Слезы ярости хлынули из глаз Кетрин, она хлопнула дверью спальни и схватила телефон. «Хочу тебя видеть! Встретимся в Солянке!» — сообщение улетело к Таю, а Кетрин распахнула шкаф, чтобы выбрать самое откровенное платье.

 

Всего через полчаса она уже была в ночном клубе. Грохот музыки оглушил, а еще больше – поцелуй Тая, такой откровенный и горячий, что у нее подогнулись ноги. Они прошли в зал и заняли столик в дальнем углу, где почти ничего не было видно вспышек неонового света. Неизвестно, куда девалась компания красавчика, скорей всего он отделался от них сразу, как получил сообщение и теперь улыбка не сходила в его красивого лица.

 

— Ты должна это попробовать! – он пододвинул бокал с трехслойным напитком – Пей, не бойся, он совсем не крепкий!

— А ты? – она с сомнением покрутила в руке стакан с зонтиком и долькой лайма.

— Я с тобой! – как раз в это время принесли второй бокал, в котором явно было что-то покрепче. – За встречу и за мою лунную принцессу!

 

Кет сделала всего несколько глотков и сразу опьянела, но зато совсем отлегло от сердца. Тай рассказывал что-то смешное и они разделяла его веселье без всякого притворства. А потом он пригласил ее потанцевать. Как же приятно было оказаться в объятиях того, кто в тебя влюблен! Какими бессовестными и вместе с тем нежными были его руки! Кетрин совсем потеряла голову, у нее кружилась голова и неясные желания уже начали бродить по телу, откликаясь на каждое прикосновение.

 

— Моя машина на стоянке – прошептал он на ухо, обжигая дыханием – Давай уйдем!

— Не уверена, что я могу идти — ответ был достаточно честным, алкоголь быстро сделал свое дело.

— Тебе помочь? – смеясь, он подставил плечо – Так лучше?

— Не знаю! Давай попробуем!

 

Парочка со смехом двинулась к выходу, сталкиваясь с посетителями и каждый раз Тай извинялся, а потом останавливался, чтобы целовал ее в губы. Путь до машины занимал двадцать метров, но для Кет они были дистанцией до Эвереста. Каким-то трезвым краешком мозгла она успела подумать, что Сана просто отнес бы ее на руках, даже если бы пришлось идти двадцать километров. Это еще больше придало уверенности. Пусть будет, что будет! Какой-то охранник не хочет ее, наследницу миллионера, зато король школы хочет! Дверцы машины захлопнулись и за тонированными стеклами их никто не мог увидеть.

 

На мгновение Тай оторвался от ее губ, чтобы опустить сиденье, стащил с себя майку и расстегнул молнию на платье Кетрин. От прикосновения к горячему обнаженному телу у нее перехватило дыхание, а голова совсем перестала соображать. Все, что потом она могла вспомнить – это частое дыхание у своего лица, непривычную тяжесть мужского тела и мгновенную боль, которая сменилась пульсирующим теплом внизу живота. Все произошло очень быстро и совсем не так, как она себе представляла. Ее рука все еще ласкала волосы Тая, когда он блаженно откинулся в сторону.

 

«Спасибо, малышка» – ей достался еще один поцелуй, последний за этот вечер. Кетрин лежала в темноте, глядя на запотевшие стекла и никак не хотела верить, что это происходит в реальности. Она сбежала из дома, напилась и потеряла девственность, но при этом ничего не чувствовала! Им даже не о чем было теперь говорить. Тай явно выплеснул весь адреналин и похоже перебрал, так что теперь они оба испытывали неловкость, которая только усилилась от сделанного им открытия.

 

— Кет, у тебя что никого раньше не было? – он в изумлении смотрел на пятно на сиденье – Почему ты не сказала?!

— Это что, проблема? – слова приятеля окончательно протрезвили Кетрин.

-Да…то есть нет, конечно, нет – он потер лоб – Извини, я просто не ожидал!

— Оплатить счет за чистку? – она смотрела прямо в глаза тому, кто всего десять минут назад осыпал ее нежными словами и поцелуями.

— Ну все, перестань! Я же извинился! – он поспешно одевался, старясь не смотреть на Кет, которая все еще сидела обнаженной, обняв себя руками. Она тоже надела платье, с трудом нашла под сиденьем туфли  и после короткого молчания попросила отвезти ее домой. Так гадко ей еще не приходилось себя чувствовать! Хорошо еще, что пробраться обратно через черный ход удалось без проблем, а может тот, кто не спал из-за нее этой ночью, просто ее пощадил или не захотел видеть в таком состоянии.

 

Глава 4

 

Видеть Тая после того, что произошло, было для Кетрин невыносимым. Она оставалась дома, закрывшись в своей комнате, не вылезала из кровати и игнорировала сообщения. Правда он особенно и не усердствовал, пару раз присылал цветочки и какие-то глупые посты, но ни разу не поинтересовался, как она. Продолжения не было и не могло быть, а заплатила она за свою месть очень дорого. Речь шла не о девственности (то же мне сокровище, чтоб ее беречь!), а том, кому она ее подарила. Кроме красивой мордашки и приятного обхождения в Тае не было ни одного достоинства и ее роль королевы оказалась совсем недолгой. Из-за этого возвращение в школу было особенно неприятным и, самое ужасное, Сана начал подозревать в чем причина.

 

— Ты это переживешь – сказал он в машине, глядя, с какой ненавистью Кет смотрит в сторону школьных ворот.

— Ты это о чем?

— На правах твоего друга, которого ты игнорируешь, скажу о чем. Этот корейский мальчик, он тебя точно не стоит! Разбежались – забудь! 

— Это ты из собственного опыта советуешь? – съязвила она – Сколько их у тебя было?

— Я не состою в отношениях, если ты об этом.

— Ааа, ну да! Просто секс, никаких обязательств. Вот и у меня так же!

 

Сана так резко дал по тормозам, что она чуть не вылетела на переднее сиденье. Повисло молчание, телохранитель повернул голову и посмотрел ее прямо в глаза, как будто не поверил своим ушам и хотел прочитать правду на лице. 

 

— Ну и как? Понравилось? — спросил он после минутной паузы.

— А что, похоже? – она смотрела с вызовом и даже не пыталась отвести глаза — Припаркуйся уже где-нибудь, мы загородили проезд!

— Дурочка – проговорил он с досадой, но почему-то этот комментарий снял с души Кетрин огромный камень. Наверное, из-за того, что в голосе Саны не было презрения, которого она боялась.

 

Собрав остатки мужества, Кет с высоко поднятой головой направилась к школе и даже умудрялась обмениваться приветствиями с другими, словно ничего и не произошло. Приятной новостью оказалось то, что ни в этот день, ни на следующий Тай на занятиях не показывался. Прятаться ему было ни к чему, просто намешав немыслимое количество алкоголя красавчик страдал от похмелья.  Им оставалась доучиться всего три недели, а такой срок можно выдержать, даже если тебе вслед отпускают злобные шуточки. Постепенно жизнь возвращалась к обыденности, времени на страдания совсем не оставалось из-за подготовки к выпускным и к вступительным экзаменам, но именно теперь Кет и поджидал сюрприз – один из тех, которые описывают в классической литературе.

 

На одном из сведенных уроков, где нужно было работать группами, она оказалась в одной команде с Таем. По негласной договоренности оба вели себя так, как будто между ними ничего никогда не было. Кет догадывалась о причине – какой парень будет гордится собой после любовного акта продолжительностью две минуты, после которого девчонка сама от него отказалась? Она ведь даже не попыталась с ним поговорить, а король- солнце привык к тому, что ему вешаются на шею и с утра до ночи поют дифирамбы. В общем работа не клеилась, а их группа точно вылетала из числа лидеров.

 

— Случай, Герхард, кончай тупить! – вставил свое замечание один из одноклассников, который и полагался то исключительно на ее IQ.

 

Кет открыла было рот, чтобы послать его подальше, но внезапно ощутила приступ сильной тошноты. Такого с ней никогда не было, хорошо, хоть успела выскочить за двери! Все. кто был в классе, проводили ее глазами, а некоторые и репликами. Сразу после этого кое-кто из приближенных с тревогой уставился на Тая, хотя никто не посмел сделать предположение вслух. Как только наступила перемена, красавчик нагнал Кетрин и оттащил в сторону. Он был бледным и оглядывался по сторонам, опасаясь, как бы их не заметили вместе.

 

— Ты что, залетела? Учти, меня не втягивай – сразу выдал он – Если нужны деньги, скажи сколько!

— Какое благородство! – Кет оттолкнула его от себя – Не парься, никто тебе претензий предъявлять не будет!

— Нет, подожди! – не унимался Тай – Я надеюсь ты не собираешься рожать?

— Боишься теста на отцовство? Кому нужен такой папаша? Расслабься, я никому ничего не скажу!

— Ну смотри, я предлагал! – он отошел в сторону, оставив ее на попечение Баси, которая только теперь пришла с другого урока.

— Что у тебя случилось? Говорят, стало плохо… — Кет красноречиво молчала и Барбара выругалась самым неприличным образом – Что этот  козел тебе сказал?

— Предложил денег – безразличным голосом ответила Кет.

— Ну так надо было брать! Ладно, давай так, без паники, подруга! Сегодня переночуешь у меня, скажем, ты помогаешь мне с экзаменами. Я знаю, что надо делать!

— Например?

— Сорвешь! Срок маленький, есть хорошие таблетки! И не смотри на меня так, как будто я тебе враг, что есть еще какой-то выход? Или ты хочешь сделать деду подарок?

 

Бася продолжала в том же духе, но ее слова уже не доходили до Кет. Ее поглотила какая-то черная яма. Может дед прав, во всем виновата наследственность? Или она полная дура, как и сказал Сана? Дорого же она поплатилась за увлечение длиной в насколько недель! И какой подонок на самом деле этот Тай Пин! Убедиться в этом пришлось еще раз, когда в тот же день она увидела его в обнимку с новой девушкой! Он даже не удостоил бывшую взглядом, зато новая принцесса едва ли не показывала ей неприличные жесты. Это было уже слишком и Кет, переглянувшись с Басей, объявила о том, что согласна с ее предложением.

 

**

 

По счастливому стечению обстоятельств Раш Герхард уехал на научную конференцию и остаться дома у подруги она могла без длительных объяснений – просто позвонила деду и сказала, где проведет ночевку. Быстро покидав в сумку вещи, обезболивающие таблетки и книги для виду, Кет в семь часов была уже готова, оставалась только дождаться Александра. Она ожидала расспросов, потому что никогда не умела от него шифроваться, но телохранитель ничего сказал и до самого дома Баси хранил молчание.

 

— Утром в восемь? – уточнил он, притормаживая на стоянке.

— Как всегда. И пожалуйста, не карауль меня здесь всю ночь! Я никуда не денусь.

— Не сомневаюсь – он вышел из машины и открыл для нее дверцу. – Кет… мой номер у тебя есть. Я буду на связи всю ночь.

— Примчишься на крыльях? – она попыталась обратить все в шутку.

— Если понадобится. Я рядом, не забывай!

 

Будь Кет четырнадцать, она бы сейчас спряталась в его объятиях, все рассказала и попросила найти решение — правильное, такое, чтобы никто ни о чем не узнал. Жаль, что это счастливое время осталось позади.

 

— Ладно – сказала она и почти побежала к дому, чтобы не струсить и не повернуть назад в последний момент. Бася права, другого выхода нет. Даже надумай она рожать, дед позаботился бы о том, чтобы это произошло за границей и настоял на том, чтобы ребенка отдали на усыновление. Уж лучше решить все сегодня!

 

Барбара встретила ее с лицом, которое говорило о решительности, хотя она переживала куда больше, чем демонстрировала. Заветная таблетка уже ждала Кетрин на столике и подруга настояла, чтобы она выпила ее сразу.

 

— Через неделю забудешь, что это с тобой было! – она подкрепила заверения, подсовывая стакан с водой и проследила, чтобы подруга проглотила самую горькую свою пилюлю.

— Как это будет? – Кет уселась на диван и подобрала под себя ноги.

— Да никак! Примерно, как критические дни, ну может чуть больше обычного. На всякий случай я купила парочку ампул с окситоцином, сделаю тебе укол и все. Ты давай, заканчивай паниковать раньше времени! Есть хочешь?

 

Кет посмотрела на подругу, как на ненормальную. О какой еде могла иди речь? Она бы наверное выпила чего-то вроде водки, но усугубить состояние завтрашним похмельем совсем не хотелось.

 

— Знаешь, а он был совсем никакой, я думала для отцовства нужно больше постараться – вдруг разоткровенничалась Кет – Значит это я такая везучая, что залетела с одного раза.

— Ну вообще-то не ты одна – задумчиво произнесла Бася, но ее, похоже больше интересовала первая часть фразы —  Скажи, так ты поэтому с ним порвала? 

— Ты бы видела, как он испугался!

— Так он не знал, что у тебя никого не было?! Ну конечно, такой бабник…

— А что, я должна была давать подробный отчет о своей личной жизни? Хотя, какая к черту личная жизнь…

— Все, забудь! Тебе надо как-то отвлечься!

— Попробую, а ты посмотри, пожалуйста, Сана уехал?

— Надеюсь да – Бася откинула штору и выглянула в окно – По улице тоже пройтись? Я так понимаю, если он не уехал, есть большой шанс, что я увижу только твои пятки, мелькнувшие в дверях.

— Я люблю его!

— Кого? Тая или Сану?!

 

Вместо ответа Бася получила подушкой, но это было лучше, чем надвигавшийся поток слез.

Оставшийся вечер девушки смотрели старые фильмы, ни о какой подготовке к экзаменам речь, конечно же не шла! После часу ночи глаза Барбары стали закрываться, и она уже не могла сдержать очередной зевок.

 

— Ты как, нормально? Если что – я в своей комнате, а ты ложись на диване! Попробуй поспать и не бойся, все будет хорошо!

— Договорились! – Кет выключила свет и телевизор. Внизу живота покалывало, но страха она не чувствовала, как и угрызений совести. Сон сморил ее незаметно и почти сразу пришли видения. Она шла по лабиринту и слышала шум, который все приближался, пока стало ясно, что он исходит от странной машины. Кетрин больше не была собой, она стала кем-то другим и ее непреодолимо затягивало в эту машину, пока порывом ветра не разорвало на мельчайшие клетки.

 

В ужасе от увиденного, она вскочила и только теперь поняла, что кошмар был вызван действием таблетки. Боль, которая сначала была неприятной, постоянно росла и стала напоминать настоящие схватки. Кое как согнувшись, Кет добралась до сумки и вытряхнула ее содержимое, чтобы проглотить обезболивающее, но ей стало совсем плохо, как перед обмороком. Вот теперь пришел страх, который сковал каждое движение. Надо было позвать Басю, вызвать врача, но вдруг она подумала, что это уже ничего не даст. Перед глазами стояла пелена слез и попасть по нужным кнопкам получилось не с первого раза. «Только бы он ответил!» — Кет еле переводила дыхание, прислушиваясь к гудкам.

 

— Кетрин? Что случилось? – по голосу Саны стало ясно, что он не спал.

— Хорошо, что я успела! Сана, ты только не перебивай меня, ладно? Мы, похоже, больше не увидимся, я хотела сказать, что люблю тебя – произнести это вслух было очень трудно, но все же легче, чем глядя в глаза – А ты? Я тебе хотя бы нравилась, будешь хоть немножко скучать?

— Что значит «нравилась»? Кет, что ты уже натворила?

— Не можешь сказать? Ну хорошо, ладно, я понимаю…

— Так, Кети, детка, не бросай трубку, говори со мной! Ты мне нравишься со всеми твоими тараканами. Что бы там не случилось, я тебя вытащу, слышишь меня?

— Не получится – Кетрин пришлось спрятать лицо в подушку и переждать очередную схватку, потом телефон выскользнул из влажных рук, и она не сразу могла его поднять —  Ты хороший… ты самый лучший, не сердись на меня, если бы это твой ребенок… а так!

 

По несуразности фраз и частым всхлипываниям Сана понял, что дело действительно плохо. Армейские привычки позволили одеться и выбежать из дома так быстро, как только можно. Главное, найти Кетрин, а быть она может где угодно! Нарушая все правила дорожного движения, Сана помчался к дому подружки — начать стоило оттуда. Все это время он говорил, даже не понимая, что именно, лишь бы она не отключила телефон. Кет корчилась от боли и периодически выпадала из реальности, но всякий раз голос Саны возвращал ее назад. «Люблю, тебя! Я с тобой! Все будет хорошо…» — слова обрывками доносились до ее сознания, а потом все потухло и наступила долгожданная тишина.

 

Когда Кет с трудом приподняла веки, ей показалось свет какого-то прожектора бьет прямо по глазам. На самом деле лампа была на другом конец палаты, в которой она неизвестно как оказалась. Реальность навалилась на нее всей тяжестью – значит уйти не получилось, она в больнице, деду уже все известно, а сколько неприятностей еще впереди!

 

— Ты как? – любимый голос заставил Кет вздрогнуть. Сана сидел возле кровати и смотрел на нее с нежностью и тревогой. Она покачала головой, говорить мешал спазм в горле – Все позади, ты скоро поправишься, так что отдыхай!

 

Кетрин схватила его за руку и боялась отпустить. Самый главный человек в ее жизни был рядом и не отвернулся от нее даже после того, что она натворила!

 

Глава 5

 

Свои ежемесячные визиты в клинику Александр скрывал от всех, включая Кетрин. Они входили в условия контракта, заключенного семь лет назад с Рашем Герхардом. «Ранение, несовместимое с жизнью» — такой диагноз был записан в его медицинской карточке. Несколько серьезных операций, полгода в капсуле, где его кости срастались после установки трансплантатов, потом длительная реабилитация. Доктор Герхард сумел поставить его на ноги вместе с десятком военнослужащих, которые попалив мясорубку. Врачам необходимо было убедиться, что их пациент 1268 восстановился не только физически, но и его мозг не «даст сбой» под действием каких-нибудь травмирующих факторов. С поставленной задачей справились только трое из «подопытных», в числе которых был и Сана.

 

Все шло гладко, но в последнее время опытный глаз доктора отметил изменения – телохранитель стал проявлять признаки неустойчивости, он колебался перед принятием решений, для которых существовала строгая инструкция. Последний случай был и вовсе из ряда вон выходящим. Кетрин попала в больницу, а дед узнал об этом только после приезда. Больше того, охранник поместил ее к клинику под чужой фамилией – своей собственной! Самым простым вариантом было бы уволить его в ту же секунду, но в пациента такого рода были вложены очень большие деньги, Рашу крайне важно было держать ситуацию под контролем. Именно поэтому медицинская комиссия проходила в особых условиях.

 

После осмотра нескольких специалистов и МРТ Сану направили на дополнительную консультацию к хирургу.

 

— Войдите! – доктор Шанталь оторвала глаза от монитора и перевела взгляд на посетителя – Прошу вас, Александр! Я как раз смотрю ваше дело, возникли некоторые отклонения от нормы, их заметили на результатах томографии.

— Что-то серьезное?

 

Сана впервые видел нового врача. Интересная женщина, около тридцати, густые волосы убраны с узел на затылке, ни грамма косметики на ухоженном спокойном лице. Все в ней выдавало профессионалку.

 

— Снимите, пожалуйста, майку – она поднялась и вышла из-за стола, чтобы помыть руки. Белый халат выгодно подчеркивал красивую фигуру, такому врачу приятно отдавать себя в руки -Повернитесь спиной!

 

Она прошлась пальцами вдоль позвоночника, несколько раз задерживаясь на одном участке, попросила поднять руки. Задала несколько попутных вопросов, касающихся самочувствия.

 

— Никаких болей. Нагрузки нормально – коротко отвечал Сана

— Как на счет бедра?

— Не хотите объяснить, в чем проблема, доктор?

— Пока не могу… мне надо закончить осмотр.

 

Пока она ощупывала его ногу, Сана заметил ответную реакцию своего организма, нормальную для мужчины, но никак не уместную для роли пациента. Он невольно опустил взгляд на «коленопреклоненного» хирурга в надежде, что она вовремя остановиться и не станет исследовать его более подробно. В это самый момент рядом с кабинетом послышались шаги, дверь открыла уверенная рука и на пороге появился сам доктор Герхард, а вместе с ним Кетрин.

 

На их приход врач не отреагировала почти никак, если не считать короткого приветствия, зато юная ассистента мгновенно изменилась в лице. На ее щеках выступили красные пятна, а в серых глазах загорелся нехороший огонек. У нее только что закончился домашний арест, а первый же выход из дома дед связал с началом практики. Полураздетый Сана и хирург на коленях перед ним были слишком большим испытанием, особенно после того объяснения в больнице. Ей захотелось применить один из приемов айкидо к этой красивой шатенке и пришлось собрать всю волю, чтобы ничем себя не выдать. Наконец, осмотр окончился, и доктор Шанталь попросила Герхарда посмотреть результаты и записи в медкнижке. Сану пока попросили выйти, позволили покинуть кабинет и Кетрин.

 

Как только оба они оказались в коридоре, терпение покинуло мисс Грехард. Она стремительно подошла к телохранителю, села рядом на кушетку и заговорила раньше, чем он успел что-то объяснить.

 

— И это после того, как ты просил не скрывать ничего друг от друга? Почему ты здесь?

— Обычный осмотр. Кет, у меня в костях натыкано полно железа, за ним нужно следить – он старался говорить тихо и спокойно.

— Ничего себе осмотр! Если только я займу место деда, духу ее здесь не будет!

— Она врач, Кетрин, перестань!

— Она голодная стерва! Зачем только дед привез меня сюда, это что такая проверка?  

— Вполне может быть. Не забывай, у него были причины сомневаться во мне… в нас с тобой, Кети. Не надо давать лишнего повода, это не кончится ничем хорошим.

 

Она вспомнила разговор в больнице и замолчала. Тогда, после неудачного эксперимента с таблеткой, Сана многое ей сказал о своих чувствах и об их неопределенном будущем. Просто уехать и начать с нуля было нереально, слишком длинные руки у Герхарда и слишком сильно он любит внучку. Путь лежал только через обретение независимости. Ради этого Кет готова была молчать, ждать и притворяться столько, сколько потребуется. Сегодняшнее ее испытание к счастью подошло к концу. Дед вышел из кабинета и позвал ее с собой, а пациент 1268 продолжил общение с медиками, которые просвечивали, прощупывали изучали состав его крови.

 

В конце рабочего дня Раш Герхард ждал отчета от комиссии. Особенно интересовало его мнение психолога, который появился точно в указанное время, зная педантизм начальника.

 

— Слушаю – Герхард снял очки и устремил на коллегу бесцветные глаза под тяжелыми веками.

— Случай незаурядный. Я провел тестирование и оценил записи с камер. Вы знаете, что я скептически был настроен с самого начала. Наш пациент вполне стабилен и с его управлением не наблюдается никаких сбоев, кроме одного.

— Какого? – ни один мускул не дрогнул на лице старого доктора, его руки со скрещенными пальцами неподвижно лежали на столе.

— Его эмоциональная связь носит не только рабочий характер.

— Подробнее, прошу вас.

— Привязанность, дружеские чувства и физическое влечение.

— Хотите сказать, они состоят в любовных отношениях?

— Вне всякого сомнения.

— Значит, Кет влюблена в него… что ж, это выходит за рамки. Где-то я серьезно просчитался… — он говорил скорее с самим собой — Гены – это загадочная сфера.

 

Решить проблему с одного набега было нельзя. Это нарушило бы чистоту эксперимента, нужен был новый план и какое-то время на воплощение. Пока Герхард принял решение не вмешиваться в ситуацию и наблюдать со стороны. Наблюдать…. Александр почувствовал это кожей. Когда он был еще салагой и их закинули в джунгли недалеко от противника, старшина высказал одну жестокую истину: выживает только тот, кто все видит и слышит, кто чувствует спинным мозгом. Расслабился – погиб, отвлекся – погиб. Сейчас у него появилось знакомое чувство, как будто ему дышат в затылок, но только теперь нужно было защищать и себя, и Кетрин.

 

**

 

Какие бы планы не строит господин Герхард, выпускной в школе никто не отменял. Кетрин предпочла бы отделаться получением аттестата, но мечтать об этом даже не приходилось.

 

— Участие в общественных мероприятиях – это не столько развлечение, Кетрин, сколько обязанность. Ты же знакома с историческим традициями? В прошлом аристократы не представляли себе без этого жизни и получить твою визитную карточку мечтало бы большинство тех, с кем ты сейчас учишься. Запомни  это и используй в жизни – по статусу ты выше всех, кто тебя окружает, держи спину ровно и голову высоко.

— От меня потребуется речь, а ты знаешь, как я их не люблю – понуро проговорила Кет.

— Я тоже не великий оратор, но меня цитируют во многих изданиях и даже на некоторых страничках твоих любимых соцсетей. Я помогу тебе написать текст, и мы отрепетируем выступление. И да, ты уже выбрала платье?

— У меня не было для этого времени… — ответ явно был не из тех, которые устроили бы Герхарда.

-У каждого из нас 24 часа в сутках. Своим временем ты распорядилась неправильно, и сама это признала, ведь так?

— Да, дед, я об этом жалею – пришлось сказать эти слова, отчего на душе стало еще более противно.

— В таком случае займись платьем сейчас. Твоему вкусу я доверяю больше, чем внезапным сердечным порывам.

 

В любых других обстоятельствах Кетрин подпрыгнула бы до потолка от радости. Новый наряд, прическа, красивые туфли – все, чтобы выглядеть по-королевски. Это было заманчиво, но не сейчас, когда ее мысли были заняты совсем другим. В конце концом пришлось себя пересилить и пробежаться по онлайн-магазинам, чтобы присмотреть наряд и договориться о примерке. Свободные полтора часа выпали на послеобеденное время и Кетрин выехала вместе с Саной и дедом, которому нужно было решить несколько важных дел в городе. Высадив Герхарда возле адвокатской конторы, телохранитель вернулся за руль с таким условием, что он будет здесь ровно к шести. Теперь осталось посетить салон, который по стечению обстоятельств продавал не только вечерние, но и свадебные платья.

 

Кет вошла в дверь, которую Сана для нее придержал и ей навстречу тут же выпорхнула приветливая выше всякой меры продавщица.

 

— Мисс Герхард, прошу! Мы приготовили платье и еще несколько вариантов, если эта модель вам чем-то не понравится. Давайте пройдем в зал!

 

Кетрин направилась следом за консультантом, а Сана, как и было положено, остался у входа – ждать и следить за всем, что происходит вокруг. Именно это и стало причиной конфуза, который случился впервые за его карьеру телохранителя. Возле стойки администратора осталась новенькая девочка, которая только что вошла и увидела мужчину, задумчиво смотрящего на образцы женских нарядов.

 

— Я думаю вам тоже стоит посмотреть, это же такое событие! Не позволяйте своей девушке покупать платье самостоятельно, она потеряет половину удовольствия!

— Мисс? – Сана не сразу понял, что обращаются именно к нему.

— В примерочном зале очень удобные кресла, мы сможете присесть вместо того, чтобы «охранять» дверь!

 

Милое создание проявило всю имеющеюся в ее распоряжении настойчивость и лично проводило Сану в соседнее помещение. Кет как раз вышла из примерочной – на ней было платье в пол из светло-оливкового шелка с серебристым оттенком.

 

— Очень благородно! Если подобрать украшения, то это прекрасный вариант именно для вашего цвета волос и глаз. Ничего лишнего, в центре внимания будете вы, а не море блесток! – консультант только сейчас заметила Александра, который не сводил с Кетрин взгляд и немного растерялась – Простите, я думала вы держите свою покупку в секрете, знаете, все эти обычаи. Но главный ценитель вашей красоты здесь, мы спросим его.

— Ты выглядишь прекрасно – Сана, как всегда, был краток.

— Покупаете? Или примеряем что-то еще?

— Нет, примерка больше не нужна. Я беру ЭТО платье…

 

Она вернулась в кабинку, а продавщица поманила Сану к себе.

 

— У нас есть прекрасные серьги с опалами, к платью они подойдут превосходно! Не слишком статусно и гармонирует с чистотой и нежностью образа. Хотите взглянуть?

— Отличная мысль – Сана прошел несколько шагов к витрине с украшениями. Ему понравились серьги и еще больше идея сделать подарок Кетрин. Событие действительно того стоило, хотя в салоне похоже их приняли за пару, которая хочет отметить помолвку. Эта маленькая ошибка сделала Кетрин такой счастливой, что в авто она вернулась другим человеком.

— Ты улыбаешься, это мне нравится больше! Прямо как Золушка перед балом.

— Тебя приняли за моего жениха!

— Я заметил. Девочка на ресепшне.

— Сана… — ее глаза не просто светились, в них бегали настоящие чертики – Скажи, если бы мы познакомились в другом месте, например в кино, ты бы сделал мне предложение?

— Нет – он придал лицу максимально серьезное выражение

— Даже так? Можно спросить, почему?

— Потому что я семь лет занимался твоим «воспитанием» и могу представить, на что ты способна. В отличие от девушки из кинотеатра. Сейчас ты хочешь нажить новую порцию неприятностей, потому что через 15 минут мне нужно быть у адвокатской конторы – Сана повернул голову – Я знаю, что ты хочешь услышать, но давай выберем для это другое время.

— А для этого? – она прильнула к нему губами

— Для этого тем более.

 

Глава 6

 

Школа гудела – за два часа до начала шли последние приготовления: проверка микрофонов, украшение сцены, уборка зала для гостей. В воздухе висело волнение, которое уже охватило большинство выпускников и их родителей. Кетрин тоже немного нервничала, в основном из-за речи, которую она, как выпускница и медалистка должна была прочитать без бумажки. К этому мандражу добавилась и еще одна ложка дегтя, причем приличная. Бал по традиции открывали король и королева школы, то есть она и Тай Пин. Представить себе чего-то более неприятного было трудно, но и придумать отговорку – никак. Когда они оба узнали об этом, Тай изобразил страдальческую мину.

 

— Можешь так не расстраиваться, я рада не больше твоего! – прошептала ему Кет – Как нибудь выдержишь один танец.

— Первый танец с тобой! – у него как будто зуб заболел.

— Тебе напомнить, что ПЕРВЫЙ ТАНЕЦ у нас уже был? По сравнению с этим вальс это просто ерунда! Мне бы прошлый забыть…

 

Это был удар в поддых. Никто никогда не посмел сказать его королевскому величеству, что он недостаточно хорош, уж тем более партнерши по посетили. В тот раз с Кетрин он и в самом деле сплоховал – был слишком пьяным! К тому же ему ни разу не попадалась девственница, а к такому подарку он оказался не готов. И вот теперь она сидела рядом, язвила и смела напоминать о фиаско, которое Тай старался напрочь забыл.

 

— А свою проблемку ты решила? – вложив побольше злости в каждое слово спросил красавчик. Улыбка еще не сбежала со смазливого лица, как вдруг стул под ним неожиданно уехал и парень с грохотом приземлился на пол. Все оглянулись в их сторону, отметив бледное от гнева лицо Кет и красное от злости – Тая.

 

— Стул нужно поменять – как ни в чем не бывало сказал Кетрин – Ножка сломалась! Тай, надеюсь ты в порядке?

 

Это было лучшее «выступление», после которого Кет уже не так волновалась о будущей речи. Кое-кто поддержал ее взглядом, некоторые – репликами. Если бы не домашний арест и не репутация Раш Герхарда, который гордился примерной внучкой-отличницей, Тай точно остался бы с разбитой губой и еще неделю не смог поцеловать ни единой девушки, как и сделать очередное селфи. К счастью для него все обошлось без физического ущерба и на вечер, который состоялся три дня спустя, он приехал в лучшей своей форме.

 

Новый костюм Тая, сшитый в лучшем ателье, подчеркивал высокий рост и отличное телосложение, а голливудская улыбка располагала к себе каждого, кто находился рядом. Девчонки пищали от восторга и от возможности сфотографироваться с ним на память. Он занимал свое место с настоящей королевской гордыней, но только до тех пор, пока  появилась Кетрин.

 

В своем серебристо-зеленом платье, которое струилось вдоль тела, с убранными в прическу волосами и на высоком каблуке она моментально оказалась в центре внимания. Прямо перед выездом Сана отозвал ее в сторону и вручил свой подарок, что чуть не закончилось катастрофой. Ее глаза наполнились слезами, а они могли за миг испортить тщательно нанесенный макияж.

 

— Они замечательные, спасибо!– Кет сразу примерила сережки

— Я рад, что тебе понравилось, честно говоря, совершенно не разбираюсь в украшениях. Носи на память, у тебя сегодня важный день — он протянул ей платок, чтобы стереть пару скатившихся слезинок.

— Ну вот, – сказал она, улыбаясь сквозь слезы – теперь я завладела еще одним твоим трофеем!

— Кет, ты снова за свое!

— А когда-нибудь – прошептала она ему на ухо, пряча платок в сумочку – Я утащу лучшую твою футболку и буду ходить в ней по дому!

— Это все, о чем ты сейчас думаешь? – он покачал головой с укором – У тебя же грандиозный праздник впереди.

— Пообещай никуда не уходить!

— Не могу, это зависит не от меня, но думаю, что по долгу службы буду весь вечер тобой любоваться.

 

Какое-то предчувствие появилось у Александра сразу после этих слов, а своим ощущениям он всегда доверял. Вот уже несколько дней его преследовали мысли о надвигающей беде и отогнать их не получалось, даже глядя на счастливое лицо Кетрин. Именно поэтому он не столько любовался ею по приезду в школу, сколько постоянно держал в поле зрения всех, кто находился поблизости. В такой толпе это было непросто сделать, постоянно подъезжали новые авто, руководство школы и учителя общались с родителями, выпускники крутились небольшими группами возле входа.

 

Он окинул взглядом Тая – тот красовался среди поклонниц, но то и дело переводил взгляд на Кетрин. Удивление на его красивом лице было написано большими буквами, Тай как будто прозрел и только сейчас заметил, что упустил самую красивую девушку. Как будто невзначай он перебазировался поближе к Кетрин и даже пару раз заговорил с кем-то из ее одноклассниц. Они тут же попали под прицел фотографов, ребят попросили сгруппироваться, улыбаться и сделать все. что положено в таких случаях, чтобы памятный кард удался. Используя эту простую уловку, Тай оказался рядом с Кет и обнаглел до такой степени, что обнял за плечо. Несмотря на свое отношение к этому «корейскому мальчику» Сана должен был признать, что рядом они смотрятся очень гармонично. Это не ушло и от взгляда фотографов, которые тут же стали упрашивать их сняться вдвоем.

 

В надежде получить поддержку, Кет перевела взгляд на деда, но Раш Герхард едва заметно покачал головой. Она вспомнила его лекцию о необходимости «делать лицо» на светских вечерах, если этого требует дело. «Очень многих ты не будешь любить, тебе придется встречаться и с теми, кто хочет тебя похоронить, Кетрин. Учись держать удар!» Задача была не из простых и Кет не сразу удалось взять себя в руки. Из-за этого находиться рядом с Таем пришлось куда больше пары минут, еще один кадр, а потом «улыбнитесь, пожалуйста!» Наконец это мучение закончилось и Кетрин тут же постаралась избавиться от Тая, но не тут то было. Его поведение всегда было провокационным, а своих подружек школьный король увольнял без предупреждения. Последней не повезло больше других – красавчик, который должен был сейчас держать ее под руку, вдруг решил подлечить свое раненое самолюбие и вернуть расположение общепризнанной королевы.

 

Брошенная без единого слова, Шуй Вань  сначала поверить глазам не могла, но Тай продолжал крутиться вокруг Кетрин и это превратило ее в тигрицу. Женская месть всегда самая подлая, а если речь идет о влюбленной, которую поменяли на другую – тем более. При первой же возможности Шуй подошла к компании Кетрин.

 

— Красивое платье! – довольно громко сказала она, сопровождая это улыбкой – Даже и не видно, что ты беременная!

— Ты выпила, да? Пойди, освежись! – Бася тут же вступилась за подругу, но дело было сделано. Тай повернул голову  и выглядел так, как будто на него опрокинули ведро холодной воды.

— О, смотрите и король-отец здесь! Что такое, Тай, ты же сам мне признался! – Шуй фыркнула и пошла прочь, покачивая бердами.

 

Все, кто был рядом, одновременно замолчали. К счастью, Раш Герхард был занят разговором с кем-то из руководства и до его слуха не донеслось ни единого слова. Зато Сана слышал, и его кулаки непроизвольно сжались. Значит этот серенький козлик еще и растрепался о своих подвигах! Жаль, что поговорить с ним по-мужски прямо сейчас было невозможно, но вот просто поговорить… Под каким-то предлогом Александр подошел к Кетрин, обменялся парой ничего не значащих фраз, соблюдая субординацию и сделал пару шагов в сторону школьного короля. Тай заметил стоящего рядом телохранителя и оторвался от беседы.

 

— Какие-то проблемы? – он окинул охранника обычным для себя презрительным взглядом

— Никаких. Для вас кое-какая важная информация.

— Ну? – Тай отделился от приятелей.

— Подойдешь к ней еще раз – сломаю руку. Прямо здесь! – Сана говорил спокойно, не отводя глаз от красавчика.

— Ты угрожаешь? МНЕ? – он оглянулся в поисках поддержки, но понял, что будет выглядеть еще более глупо, чем минуту назад.

— Нет. Предупреждаю. И повторять не буду.

 

Разговор закончился, и телохранитель слился с толпой, словно ничего и не было, а Тай так и остался стоять с подготовленными «убийственными» фразами. Что-то предъявить охраннику он не мог, ведь не было же при их разговоре свидетелей. Но в том, что этот Железный Голем выполнит обещание, сомнений не оставалось. Он оглянулся на Кетрин. Вот кто вел себя безупречно, именно так, как советовал дед – она полностью все проигнорировала — держала спину ровно, а голову – высоко.

 

**

 

Праздник проходил точно по подготовленному сценарию. В зале сидели родители и близкие, перед которыми со сцены выступил и директор и лучшие из выпускников. Молодежь, как и положено в такой день, была на подъеме, даже Кет постепенно влилась в общую атмосферу. Общение без постоянной конкуренции за рейтинг в школе и положение в глазах одноклассников стало намного проще – большинство присутствующих виделись в последний раз, поэтому обменивались записями в альбоме или попросту болтали, вспоминая прошлое.

 

Свою речь Кетрин толкнула без единой запинки. Ее глаза блестели, голос был твердым и уверенным, без ненужной сентиментальности и напускных слез. Она покидала школу без щемящей грусти, потому что понимала – ни по этим людям, ни по стенам, где она демонстрировала свои блестящие знания, скучать не придется. Торжественная часть заняла больше часа, позади осталось вручение аттестатов и пожелания от руководства школы. Все это врем Раш Герхард был спокоен и внимателен. Такой внучкой впору было гордиться, она была его достойной представительницей — красивая, уверенная в себе, блестящая выпускница. И все же кое-что тревожило ученого. Он внимательно следил за Кет и ее телохранителем и не мог пропустить взгляды, которыми они обменивались. Подозрения, высказанные психологом, постепенно укреплялись и в голове начал рождаться план, который вернет все на своим места. Важно лишь дождаться подходящего момента, который теперь был не за горами.

 

Размышляя об этом, Герхард не предполагал, что действовать ему придется гораздо раньше и даже включить в свой план импровизацию. Причиной для этого стал поступок Кетрин, который дед никак не мог осмыслить и принять. Все присутствующие уже собрались в зале и были готовы открыть праздник, ожидая выхода первой пары — короля и королевы школы. Этот танец Кетрин могла бы еще стерпеть, но после того, как ее во всеуслышанье высмеяла новая пассия Тая, родился такой план мести, который красавчик не забудет до конца своих дней.  Неожиданно Кетрин попросила слова и подошла к микрофону, сильно взволнованная и оттого еще более привлекательная.

 

— На правах королевы школы – сказала она, глядя куда-то вглубь зала – я хотела бы внести предложение. Пусть каждый пригласит того, кто ему особенно дорог, независимо от того, носит он сегодня корону или скромно стоит в стороне. Думаю, что Тай поддержит меня – она сделала широкий жест в сторону красавчика, наслаждаясь произведенным эффектом.

 

Дальнейшее можно было сравнить с разрывом бомбы – с первыми аккордами Кет проплыла через весь зал и протянула руку своему телохранителю. Половина присутствующих оглянулась в изумлении, которое, к счастью, было недолгим, потому что зал постепенно заполнился другими парами. В его центре медленно двигались в такт Сана и его прекрасная подопечная.

 

— Кет, что ты творишь? – он был в таком же шоке, как и все присутствующие.

— Зато посмотри на этого мерзавца – он глазами указала на Тая, с лица которого до сих пор не сошла краска.

— Так это изысканная месть? Выбрала охранника, чтобы опустить золотого мальчика?

— Вот что ты подумал?!

— Так подумали все, Кетрин. Во всяком случае те, у кого есть мозги.

— Хочешь я возьму микрофон еще раз? Скажу одну важную вещь… в этом зале есть человек, который меня поддерживал, терпел мои капризы, помогал пережить трудный возраст. Мои успехи – это его заслуга, твоя заслуга, Сана. Я выбрала тебя, потому что я тебя люблю, это я тоже могу сказать. Этот танец может быть только твоим!

 

Сана смотрел в глаза Кет и удивлялся тому, как она изменилась. Детская непосредственность и открытость больше не читалась в серых глазах. Первое увлечение принесло ей слишком много боли, а способность доверять мужчинам умерла вместе с нерожденным ребенком. Верила она единственному человеку – тому, кто держал ее ладонь и нежно обнимал за талию. Что в это время чувствовал Александр, нельзя было определить однозначно. Не только любовь, в нем смешалась жалость, нежность, желание закрыть ее от всего мира. В какой-то момент им овладела безумная мысль — выйти их этого зала, посадить Кетрин в машину и уехать в неизвестном направлении. Она пронеслась, как белое облачко на темнеющем перед грозой небосводе, а эта гроза приближалась так быстро, что ее уже можно было почувствовать кожей.

 

Глава 7

 

Что означает «держать удар», Кетрин поняла только теперь, в кабинете деда. Домой с выпускного они возвратились на такси. Ее выходка с первым танцем переполнила терпение Раша Герхарда и подтолкнула его к тому, что должно было случиться многие годы спустя. Он тяжело опустился в кожаное кресло и устремил на внучку глаза, которые были холодными как лед. 

 

— Всему есть предел, Кетрин – сказал он, соединив пальцы, как делал всегда в момент сдерживаемого гнева – Ты повела себя очень глупо и некрасиво, больше того, ты вынуждаешь меня принять меры, чтобы это прекратилось навсегда. 

— Не понимаю, о чем ты…

— Прекрасно понимаешь. Связь между тобой и Александром невозможна. Этого не будет никогда, Кетрин!

— Ты говоришь, как рабовладелец! – выпалила она – Разве не ты сам ввел Сану в наш дом? Теперь он вдруг стал недостойным человеком?

— Я говорю не о разнице в социальном положении, хотя уверен, ты повзрослеешь и поймешь, что и в этом я прав. Есть вещи, которые не позволяют вам быть вместе.

— Я люблю его, дед! Люблю, ты меня слышишь? Ты мне не остановишь! – она порывисто встала, намереваясь уйти.

— Сядь! – приказной тон заставил Кетрин остановиться. 

 

Ученый поднялся и направился к сейфу. На столе перед Кет оказалась папка, наполненная бумагами, и ее сердце болезненно сжалось от ужасных предчувствий. Дед неспеша потянул завязки и выложил на стол пачку бумаг, поверх которых долгие годы хранилась старая вырезка из пожелтевшей газеты. Он положил листок перед ней и не говоря ни слова ждал, пока глаза Кет пробегали по строчкам и с ужасом смотрели на фотографию с искореженным автомобилем.

 

Короткая статья была посвящена аварии, произошедшей на мексиканской границе. За рулем был некто Альваро Росарио с большим послужным списком в виде арестов и тюремным сроком за продажу наркотиков. Водитель, его брат Хосе и жена Сусана погибли на месте. Чудом осталась в живых только дочь – десятилетняя Рамона. С фотографии смотрела девочка с серыми глазами и Кетрин с дрожью узнала в ней себя.

 

— Я не понимаю… — прошептала она – Что это значит? Я не твоя внучка?!

— Верно. Между нами нет кровного родства. Я оформил опекунство после того, как увидел тебя в больнице. Ты была похожа на мою дочь. Она тоже была в машине, которую расстреляли, вот только твоих родителей убрали как преступников, а моя дочь и жена… они погибли потому, что им угрожали, а я не смог их защитить. Мне хотелось искупить вину. Я подумал, что могу дать тебе шанс занять место Кетрин, даже дал тебе ее имя.

— Ты меня использовал! Все эти годы ты мне лгал. Зачем? И как ты теперь можешь помешать мне быть с тем, кто в сотню раз лучше тебя?

— Очень просто. В этой статье не совсем правдивая информация. Твои родители погибли, но брат – нет. Мне удалось спасти его, хотя шансы были мизерными, ты ведь была в нашем институте и знакома с моими открытиями… Хосе, как и тебе выпал уникальный шанс вернуться и начать жизнь под другим именем. Для человека с такой травмой головы было несложно сочинить легенду, в которую он сам поверил. Быть спецназовцем лучше, чем наркодилером…

— Сана… мой брат?!

— Да – холодно произнес он, убирая бумаги обратно в папку.

— И он тоже знал?!

— До сегодняшнего вечера – не имел понятия. Но теперь знает! Больше он здесь работать не будет, его место займет другой человек. На счет будущего твоего брата… не беспокойся, я позабочусь о том, чтобы он мог продолжить свою карьеру где-нибудь в другой части страны.

— Так вот почему мы ехали домой в такси. – Кет вскочила – Я хочу его увидеть! Хочу посмотреть в глаза! Куда ты его отправил?

— Вы больше не увидитесь, Кет, это был последний раз. Успокойся и подумай головой. Ты предпочла бы видеть его мертвым, а сама расти в детдоме?

— Где Сана? – она выглядела как безумная, а пальцы побелели от того, с какой силой руки вцепились в стол – Я все равно узнаю!

 

 

В ответ Герхард не произнес ни слова, он выровнялся в кресле и снова соединил кончики пальцев. Как раз в этот момент к дому подкатила машина, Кет узнала ее по звуку мотора и бросилась к выходу, но дверь кабинета оказалась закрыта изнутри на ключ. Из окна она видела, как Сана выходит из авто и захлопывает дверцу, но в следующий момент воздух сотряс взрыв, а в небо взметнулся столб пламени. Куски авто полетели в разные стороны и все заволокло дымом. От осколков оконного стекла Кет спас дед, который с удивительной для его возраста ловкостью свалил внучку на пол и накрыл собой. До слуха Кетрин доносились звуки сигнализации соседских автомобилей, чьи-то крики, но гул в голове мешал соображать, и она временно потеряла ориентацию.

 

«Ключи! – Герхард потянулся к поясу, где была закреплена связка – Открой дверь»! Кетрин протянула руку за ключом и поняла, ее спасителю досталось куда больше, чем показалось на первый взгляд. Нужна была «Скорая» и не одна. Кое-как уложив деда и подсунув ему под голову валик из одежды, она так быстро как могла спустилась по лестнице, одновременно набирая 911. Уже у самого порога ее перехватил один из охранников и закрыл собой выход.

 

— Мисс Герхард, вам лучше туда не ходить… Не надо на это смотреть!

— Отпусти меня!  — она вырывалась и кричала, как безумная, требуя только одного — позволить ей увидеть Сану. Любого, даже если он погиб, главное увидеть своими глазами! Врач приехавшей «Скорой» вынужден был сделать инъекцию успокоительного, пока пожарные гасили пламя и только потом ответить на единственный интересовавший ее вопрос: «Жив, но в критическом состоянии».

 

 

— Я поеду с вами! Это мой брат, я имею право! – Кетрин оттолкнула руку и пошатываясь, направилась к машине.

— Кетрин, вернись домой! – дед, котором уже сделали перевязку, держась за стену вышел из дома и его лицо впервые за многие годы приобрело человеческое выражение. На нем читалось сожаление и трудно поверить — сочувствие!

— Не указывай мне, что делать! – закричала Кет – Это ведь твоих рук дело?! Если он умрет, слышишь ты заплатишь за это! Это говорю тебе я – дочка мексиканского преступника!

— Я к этому непричастен!

— Убери от меня руки! – с омерзением оттолкнула его девушка – Я ненавижу тебя! Ты не спас мою жизнь, ты сломал ее!

 

С этими словами она побежала к «Скорой» и скрылась внутри, чтобы до последнего быть с единственным, кого она теперь должна была любить как брата.

 

— Нужно говорить переливание – врачи переговаривались тихо, но Кетрин слышала каждое слово — звони на станцию, и пусть объявят сбор.

— Я буду донором – Кет, которая до сих пор сидела рядом неподвижно, повернула к беседующим голову.

— Какая у вас группа?

— Такая же, он мой брат

— Я задал прямой вопрос – как и все медики, работающие в интенсивной терапии, врач был кратким и брутальным.

— Третья плюс.

— Если он ваш брат, этого не может быть – он тут же переключился на общение с медсестрой.

— Поговорите со мной! Я просила, чего не может быть?! — Кет снова была на грани истерики

— Откройте на досуге учебник биологии. У Александра четвертая отрицательная. Не знаю кто и зачем ввел вас в заблуждение, спросите обо всем у матери.

 

В этот момент сработал какой-то из аппаратов и все, кто был в машине закрыли собой пациента, у которого «падают жизненные показатели». 

 

**

 

Время тянулось бесконечно. Кет купила стаканчик кофе, но не сделала ни глотка, просто держала его в руках и грела ладони. Коридор возле отделения реанимации был пустым, прошло уже четыре часа, а новостей из операционной не поступало. Впервые она пожалела, что никогда не ходила в церковь — читать молитвы проще, чем мучиться бездействием. Она снова перевела взгляд на экран смартфона, с которого пять раз перечитала одно и то же.

 

 «Группа крови III – чаще всего встречается у латиноамериканцев, содержит только ген В; группа крови IV — встречается у азиатских жителей, резус отрицательный, носитель унаследует ген А от одного из родителей, встречается у 0,4% людей».

 

Еще одна ложь выбралась на поверхность, несмотря на все старания Герхарда. Она почему-то не удивилась, что от деда не поступило ни одного звонка. Скорей всего старик все узнал в телефонном режиме и просто ждал, когда можно будет вздохнуть с облегчением. Кетрин поражалась его жестокости и просто не могла понять, как может человек ради того, чтобы убаюкать угрызения совести, играть чужими судьбами? Он заботился о ней, давал все самое лучшее, обещал прекрасное будущее и при этом готов был уничтожить просто за то, что она оказалась способной любить кого-то кроме своего благодетеля. Он опустился даже до того, чтобы изобрести эту историю с братом, в то время, как ее настоящий брат Хосе давно почил с миром.

 

Дверь реанимационного отделения открылась, когда Кет уже начала дремать – на часах было без четверти пять утра.

 

— Мисс Герхард – врач тронул ее за плечо. Лицо его было серьезным и усталым, но приговора в его глазах она не прочитала.

— Говорите, что с ним? Пожалуйста!

— Будет лучше, если мы обсудим все в кабинете. Пока могу лишь сообщить, что состояние удалось стабилизовать.

 

Пока они шли к кабинету врача, Кет непрерывно плакала. Ничего, что он коме, ведь это Сана, он обязательно выкарабкается! Хирург довольно нетерпеливо выждал, пока закончится истерика, налил посетительнице воды и указал на стул.

 

— Я вынужден говорить с вами на чистоту и прошу выслушать меня спокойно. Александр серьезно пострадал и наши возможности очень ограничены. Ему нужна квалифицированная помощь, которую клиника предоставить не может.

— Кто может?

— Экспериментальный институт вашего деда имеет такие возможности.

— Нет! – резко ответила Кетрин — Ему он помогать не станет! Нужно искать что-то другое!

— Мистер Герхард уже звонил нам и готов принять пациента прямо сейчас. Я не обязан вам этого сообщать и поступаю так против правил просто из сочувствия к вашему очевидному горю.

— Вы действительно считаете, что нигде больше ему не помогут? – несмотря на ненависть к деду в ее сердце родилась надежда.

— Я ничего не могу вам обещать, речь идет о нескольких часах, пока еще можно действовать.

— Спасибо вам… – Кет сделала глубокий вдох и встала – Прошу вас, можно мне его увидеть! Это ведь может быть последняя возможность. Хотя бы на секунду!

— Я сожалею… — он покачал головой.

 

На лице доктора в самом деле было написано сожаление и Кетрин, как робот вышла за ним в коридор. Он посоветовал обязательно поспать, но все происходящее и так напоминало страшный сон, который становился все более запутанным. Ей не хотелось покидать клинику даже на секунду, но пол под ногами пошатывался от ужасной усталости. Кетрин вышла на улицу, ежась от холода и села в первое же стоящее возле клиники такси. Светало. Просыпался город, люди спешили по делам, выгуливали собак, отправлялись на пробежку, а она как будто принадлежала другой реальности. Боль ушла куда-то в подсознание и наступило состояние полного безразличия.

 

Она попросила остановить у ближайшей гостиницы и сняла самую дешевую комнату, лишь бы была кровать. Нужно только немного поспать! Не раздеваясь, она положила усталую голову на подушку и сразу провалилась в тревожный сон. В видениях она была рядом с Саной. Их окутывал странный свет – ничего больше, кроме белого тумана.

 

— Я тебя не отпущу – кажется, Кет поняла, что это за место – пограничный мир, черту которого ей нельзя переступить.

— Я буду тебя ждать – Сана осторожно отобрал свою руку – Ты же знаешь. Я Буду Рядом Всегда!

 

Кетрин подскочила на кровати — на подушке вибрировал телефон с номером клиники.

 

— Мисс Герхард? – голос врача был глухим и усталым, а ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди от дурных предчувствий – Мои соболезнования…

 

Он говорил что-то еще, но Кет уже ничего не слышала. Значит, сон был вещим. Единственный близкий человек оставил ее. Зато она не оставит это просто так. У жизни вдруг появился смысл — каждый из тех, кто в этом виноват, получит по заслугам, чего бы это ни стоило. И в первую очередь Раш Герхард, в непричастность которого Кетрин не вверила. Больше в его доме она не появится, ни сегодня, ни в будущем. Кредитка лежала в сумочке и ближайший банкомат отсчитал ей пачку денег — достаточно, чтобы уехать отсюда. Раз уж она дочь мексиканца, пора вернуться домой, ведь как известно «в родном доме и стены греют». 

 

0
09.11.2020

Начинающий автор. Мои рассказы - для женщин мечтательниц и для всех, что ищет любовь.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today
65

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть