Время прошлого ещё не закончилось

1 часть

Нора

Я направлялась на последний сегодня адрес, который выбрала для посещения. Работала я уже четвертый год социальным работником в детском отделении в одной из поликлиник северного города. Но, до сих пор часто я ощущала себя как «ни в своей тарелке». Мне казалось, будто она не на своем месте. Но где мое подленное место я, увы, пока не знала, или пока не могла понять и найти.
По последнему на сегодняшний день адресу проживала полная семья. У обеспеченных родителей было два сына. Один из них старший – инвалид. К нему — то я и шла. Данную семью я редко навещала, потому что родители хорошо справлялись. С ребенком занимался индивидуальный социальный работник от центра социальных услуг.
В моей работе основной целевой группой являлись: дети – инвалиды, матери-одиночки, неблагополучные, многодетные, малообеспеченные и неполные семьи.
Их я посещала ежедневно, чаще после обеда. В утреннее время, я оказывала данной целевой группе помощь в прохождении специалистов, в сдаче анализов и в оформлении необходимых документов. Иногда сопровождала в ЦОН или органы опеки. Такова суть моей работы — в общих чертах.
Постучав в коричневую железную дверь, я подумала «Хорошо, что завтра суббота. Меня ждут два выходных. Не надо ни к кому идти, любезно разговаривать и понимающе выслушивать. А по такой жаре, что сегодня на улице, ходить тяжело, не то что болтать и слушать».
Я постучала снова, уже настойчивей. А затем прислушалась, склонившись к двери. Тишина.
«Похоже, никого нет. Надо было позвонить и предупредить. А я поленилась. Ладно. Как буду в этом районе, снова загляну. Но уже предварительно позвонив.»
Я медленно побрела к лестнице, ощущая слабость. Стало труднее дышать. Мне показалось, что в подъезде повысилась температура. Или эта моя температура тела подскочила? Я пощупала свои щеки и лоб. Они были в прохладном поту. В добавок, я стала ощущать тошноту.
Все это из-за жары. Почти полтора месяца было прохладно и дождливо, и теперь идет компенсация тепла, причем в избытке. Плюс, я не пообедала. Пошла на участок только напившись воды.
Медленно вдыхая носом и выдыхая через рот, я спустилась по ступеням и вышла на улицу. Приостановилась у скамейки, глотнула воды из поллитровой бутылки, которая почти всегда имелась у меня при себе. Немного полегчало. И я побрела по улице, направляясь к остановке. Наушники с музыкой одевать не стала, слишком уж слабо себя чувствовала. В висках постукивало давление. Из-за палящего солнца было сложно смотреть вперед.
Погруженная в свои мысли — скорей бы оказаться дома, я не заметила, как вышла на пешеходный переход, когда еще горел красный свет. 7 секунд. Мчавшийся на меня черный внедорожник не успел остановиться таким образом, чтобы не задеть меня.
Мгновение, и я ощутила всем своим телом сильный толчок, который пришелся мне на правый бок. И я тут же непроизвольно возвысилась над асфальтом. Глаза мои широко раскрылись и устремились в небо. Оно было столь голубым и чистым. Совершенного цвета.
На очень короткий миг я ощутила небывалую легкость во всем теле и замерла в расслабленной позе. Вот бы подольше находиться в этом свободном пространстве, без забот и без мыслей.
Увы. После такого замечательного состояния последовал резкий и оглушительный удар по голове, в области темечка. Я так стремительно рухнула, что едва услышала неприятный хруст костей, которого ранее никогда не слышала.
Мое тело оказалось пригвождённым к асфальту, а голова к бордюру. Глаза затмила пелена слёз, и перед зрачками заплясали черные искры. Я громко застонала от резко нахлынувшей разрывающей тело боли. Левую ногу будто разорвало на куски. Я хотела посмотреть на нее, но у меня не вышло. Попыталась повернуться, чтобы рассмотреть водителя внедорожника, не смогла. Захотела подвигать своим телом, но его будто приклеило клеем-моментом. Все слилось в серые и черные оттенки.
Пришлось напрячься, чтобы услышать голос водителя внедорожника. Мужской четкий, но испуганный голос вызывал скорую помощь и полицию. Слышались еще несколько голосов, но что говорили они, я не смогла разобрать и тем более разглядеть тех, кому они принадлежали.
Я с ужасом осознала, что не ощущаю свое тело, не могу пошевелиться. Паника ударила в голову, которая и без того раскалывалась на части. Хотелось кричать, но и это не получилось. Я лишь бессвязно выла.
— Нора! Нора, ты слышишь меня? – Мужской растерянный голос оказался совсем близко. Сквозь слезы и туман в голове, я с большим трудом разглядела силуэт мужчины в темно-зеленой кофте и светло-коричневых джинсах. Кажется, у него темные волосы. Но лицо расплывчатое. Я только едва смотрела увидеть, что он сел на колени рядом и склонился над моим лицом. Коснулся рукой моей шеи, видимо, нащупывая пульс.
— Нора, сейчас приедет скорая. Пожалуйста, держись. – Проговорил мужчина сотрясающимся голосом.
Похоже, ему было страшно за меня. Его голос дрожал. И тут я медленно осознала, что мужчина называет меня имени. Откуда он знает меня? Не могу понять, кто он.
В таком состоянии я вообще не в силах что — либо понять. Острая боль пронзает каждую часть моего тела. И нет сил сопротивляться ей.
Господи, как меня угораздило попасть под машину?
Я всегда думала, что неприкосновенна, то есть была уверена, что подобного со мной не случится никогда. Мне казалось, что я под защитой сильного ангела. Как же я ошиблась.
— Нора, прошу тебя, оставайся со мной! Не теряй сознание. Смотри на меня. – Мужчина держал меня за руку. Теплоту и силу его ладоней я почти не ощущала, из-за боли, которая бегала по всему моему телу.
Отдаленно послышались звуки серены скорой помощи. Последним, что я увидела, как силуэт мужчины, что был все это время со мной. Он отстранился от меня, уступая место людям в белом.

***
Из-за гула, который стоял вокруг меня, я медленно и с большим трудом открыла свои потяжелевшие веки. Их будто залили свинцом. Я едва могла двигать зрачками. В голове чувствовалась сильная пульсация. Создалось впечатление, как будто каждую секунду меня кто-то бил по черепу, со всех сторон одновременно. Однако, это оказалось не столь страшным и болезненным. Левая нога разрывалась на части, и мне ощущалось, будто внутри неё бежит кровь, выбегая наружу. Я попыталась приподнять голову, чтобы увидеть, что же на самом деле стало с одной из моих ног. Не вышло. Мою голову пригвоздили к чему – то, да и тело в придачу. Я не могла пошевелиться.
Покрутив медленно зрачками, я поняла, что нахожусь в одном из реанимационных отделений больницы. Надо мной нависали несколько мужчин в медицинской форме. Они говорили между собой, произнося какие-то термины, и что-то еще, чего я разобрать не могла.
Мне нужно было знать, в каком я состоянии. И я тут же спросила об этом. Один из врачей, что-то ответил, быстро взглянув в мои глаза, перед которыми постепенно стало все расплываться.
«Что вы сказали? Скажите громче! Я вас не поняла! В каком я состоянии?»
Я с болью ощущала, как открываю рот и двигаю губами, но не слышала своего голоса. Шум, который я первоначально слышала, стремительно исчезал. Я оглохла. Мне стало жутко и страшно.
От навалившегося страха, я попыталась сделать хоть какое-нибудь движение. Тщетно. Но один из врачей все же заметил, что я паникую. Видимо, движения моих глаз показали это. Он что-то сказал, положив свою руку мне на плечо. Боль во всем теле, не позволила мне ощутить его прикосновение. Но я поняла, что он хочет, чтобы я успокоилась.
Только как я могу быть спокойна? Я перестаю слышать себя и других. Не могу пошевелиться. Заперта в собственном теле. Господи, я ведь не останусь в таком обездвиженном состоянии навсегда? Надеюсь, слух мой вернется раньше всего. Страшно никого и ничего не слышать.
Но в следующее мгновение страх и ужас мои стали рассеиваться. На мое лицо одели маску. Наркоз подействовал почти незаметно и легко.

Фарид

Я оглядываюсь вокруг и растерянно сглатываю. Так неожиданно оказаться за один десяток лет назад и снова быть учителем в единственной школе маленькой деревни.
Непроизвольно цепляюсь руками за края учительского стола, чтобы сохранить внешнее спокойствие. Нужно попытаться осмыслить, что со мной происходит.
Но черт возьми как? Что я делаю здесь? Неужели Самат мне так сильно врезал, что мой разум вышибло из настоящего и я оказался в прошлом?
Вряд ли. Хотя драка между нами завязалась жестокая и кровавая. Такой схватки у меня давно не было. Наверно с окончания школы.
Я не хотел драться. Наоборот, думал мирно закончить наше с Саматом вынужденное общение. Ведь с его сестрой у меня получилось мирно развестись. Но Зарину не следует сравнивать с ее старшим братом. Она воспитанная, умная и скромная. Она всегда знала границы, которые не стоит переходить.
Самат же во многом полная ее противоположность. Грубый и необузданный. Однако не смотря на свой бешеный характер, он никогда не обижал свою сестру. Всегда был ее защитником.
Меня он сразу невзлюбил. Что ж, это было взаимно. Зарине пришлось терпеть наше взаимное презрение почти десять лет. Конечно не из-за него мы с ней в итоге развелись, но его вклад в это имеется.
Видимо вся его накопленная злоба ко мне вылелась в побоях. И нанес он мне их не мало. Он всегда был в лучшей форме, чем я. Работал физруком в элитном колледже. Но все же и я не был размазней и смог в ответ нанести ему несколько болевых ударов, так как тоже хорошо знал анатомию. К тому же последние несколько лет я стал посещать тренажерный зал, делал силовые упражнения и посещал секцию бокса. Это прибавилось к ежедневному бегу и зарядке. Так что Самату нелегко было меня одолеть, что его разозлило ещё больше.
Потому что его удары стали сильнее и я с большим трудом их сдерживал и терпел. Но в какой то момент я вдруг понял, почему Самат так жесток со мной и я осознал, что заслуживаю эти удары. Тогда то я перестал сопротивляться и позволил Самату загнать меня в угол. Он на мгновение замер, увидив, что я перестал отвечать на его удары. Но потом с силой нанес сокрушительный удар мне в челюсть. Я полетел в низ, по пути теряя сознание. Подобного со мной никогда не происходило. Всмысле, я не раз проигрывал в драке и оказывался на полу или на земле, только сознания я никогда не терял. Но даже в данном случае я не слишком печалился своему положению. Я его заслужил.
Глубоко вдохнув и выдохнув, я вернулся к тому месту, где находился именно сейчас.
Все таки почему вместо больничной палаты, я вижу перед собой полный класс учеников? Кажется восьмой класс. Я пробежал взглядом по ученикам склонившимся над книгами и едва кивнул сам себе, что прав.
Я помнил каждого ученика вполне хорошо. И конечно большинство пацанов только делали вид, что читают. Многие перешоптывались между собой.
Глянув на свои наручные часы, я сообразил, что сейчас только начала урока, а значит нужно спрашивать домашнее задание. Я посмотрел в раскрытую книгу и прочёл тему урока. В памяти удивительным образом отчетливо воскресились все термины и понятия по данной теме. Так странно, словно я только вчера перед сном все хорошо изучил.
Да, все происходящее здесь несомненно нереально. И если Самат не решил меня окончательно избить до смерти, то в скором времени я очнусь в своем настоящем времени и буду изнывать от боли. Неприятная перспектива, но я надеюсь, что после такой драки Самат утешит свое самолюбие моим полным поражением и оставит меня в покое.
А пока мне стоит потерпеть и может быть даже немного развлечься. Я давненько не вспомнал годы своего преподавания в школе. Кроме тех моментов, что были связаны с Норой.
Кстати, она ведь должна быть здесь. Я торопливо осматриваю учеников и тут же вижу ее. Нора сосредоточенно смотрит в книгу, чуть склонив голову вперёд. Ее длинные русые волосы, собраны в средней высоты хвост. На плечах черный вельветовый пиджак, под ним темносерая с синим водолазка. Лицо слегка бледное, но такое молодое и свежее.
Мое внимание к ней ещё больше привлекает то, как она слегка и медленно покусывает свою нижнюю губу. Она наверняка делает это неосознанно, пока повторяет домашнее задание, но для меня это невинное движение оказывается настоящим наслаждением.
В груди моей что-то сжимается и я осознаю, что очень скучал по этой девочке. Хочу услышать ее голос, поэтому говорю:
— Нора, ответите первой домашнее задание?
Она поднимает на меня серьезный невинный взгляд. Ее щеки слегка вспыхивают. Я скрываю польщонную улыбку. Рад, что по прежнему так влияю на нее. Пусть даже это всего лишь сон.
Тем временем, Нора вдруг удивлённо смотрит на все вокруг. Поворачивает голову на класс, оглядывает своих одноклассников. Затем ее губы едва дергаются и по прежнему с удивлённым лицом она осторожно поворачивает голову к своей соседке по парте. После чего слегка качает головой из стороны в сторону и остановив свой взгляд где то на парте, нагинает голову так, чтобы ее было плохо видать. Чтобы мне было ее несовсем видать.
Я хмурюсь, не понимая, что с ней случилось и почему она делает вид, что не слышала меня.

Нора

Открыла глаза я очень скоро. Увиденное, заставило меня поразиться и мысленно опешить. Я сидела за партой, в классе, в котором когда – то училась. Ошарашенно, я быстро посмотрела по сторонам.
Мои одноклассники сидели на своих местах, как и прежде, более восьми лет назад. Многие пригнулись и уставились в книги. Но некоторые, в основном пацаны, сидели на «расслабоне». Им было все равно, спросят ли их. Помню, как прежде, я немного им завидовала, что они так ловко умеют не парится.
Чуть повернув голову влево, я увидела, кто сидит со мной за одной партой.
Карина. Светло-каштановые волосы собраны в средней высоты хвост. Щеки розовые. Светлое лицо чистое, без макияжа. Кончик носа забавно смотрит вверх. Взгляд больших огненно — зелёных глаз уставлен в книгу. Было так странно видеть её такой.
В моей настоящей жизни, она выглядит иначе, ярче, с большим количеством макияжа, и заметно взрослее. Мы с ней очень редко общаемся. Последний раз переписывались несколько месяцев назад. Но, думаю, мы оба не сожалеем об этом. У неё своя жизнь и интересы. У меня также.
Не скажу, что и тогда, в школе, между нами была крепкая дружба. Просто притерлись друг к другу. Мне надо было с кем-то общаться. Она была не против. Так и сдружились, пообщавшись в школьные четыре года, и еще три года, когда учились в разных колледжах. Но со временем отдалились, найдя других друзей, иные интересы.
Я обеспокоенно покачала головой, осознав, что сейчас нахожусь без сознания в настоящей реальности.
Очень надеюсь, что обо мне позаботятся там и скоро приведут в чувство. Потому что я не хотела бы находиться в своём прошлом даже через сон. Я и так длительное время жила им.
Поэтому я притихла, опустив голову ниже, чтобы спокойно подождать своего возвращения в реальность.
— Нора, я к вам обратился.
– По — среди тишины раздался глубокий мужской баритон. От неожиданности я вздрогнула, точно зная, кому принадлежит этот голос.
Твою мать, только не он.
И как только я сразу не заметила присутствие мужчины из прошлого, которого не могу забыть на протяжении вот уже двенадцати лет? Двенадцать лет рабства одним человеком — моей души, моего сердца, моих мыслей.
Я подняла голову и устремила свой взгляд перед собой, чуть вправо, и увидела его – учителя географии Османова Фарида Абзаловича. Внутри меня все, сжалось, заныло и встревожилось, сердце забилось быстрее. Я почувствовала, как к щекам припала краска. И в прошлом такое часто бывало, когда Фарид обращался ко мне.
В моей голове молнией пролетели все воспоминания, связанные с ним, которые, похоже, только произойдут. Ведь сейчас я нахожусь в далеком прошлом. Какой странный сон, однако.
— Ответите первой домашнее задание? – Спросил он ожидающим и несколько настойчивым тоном. Мое имя из его уст ласкало меня, вызывая трепет во всем теле. Я бы предалась своим ощущениям, но стоило что-то ответить.
Торопливо посмотрев в открытую передо мной книгу, я прочла про себя тему домашнего задания. «Африка. Географическое положение и климат». Только я хотела попытаться вспомнить, что знаю об Африке, как в голове моей заговорил собственный голос. Он медленно произносил мне, что я должна сказать по этой теме. Я усмехнулась. «Клевый трюк. Не припомню чтобы раньше такое происходило со мной во сне.»
— Нора, где вы сейчас находитесь?
Я услышала в голосе Фарида удивление, смешанное с лёгким нетерпением, и снова посмотрела на него.
Он красавец. Волосы черные, ровные и густые. Черные брови лукаво выгнуты. Темно-карие глаза пристально наблюдают и выжидают. Чего? Нос прямой, с едва заметной горбинкой. Над пухлыми алыми и соблазнительными губами негустая темная полоска усов. Так бы и глядела на него, не отрываясь.
Но сейчас, заметив, что уже все одноклассники уставились на меня, в том числе и подруга, мне пришлось едва разочарованным тоном произнести:
— Извините, Фарид Абзалович. Я сегодня не готова. – Раньше, я бы вряд ли смотрела на него, говоря такие слова. Мне было бы стыдно. Но не теперь. Школа давно закончилась и, слава богу.
Только не пойму, что я здесь делаю? К чему мне это снится? Ведь сейчас я должна бороться за свою жизнь, а не зависать в этом сне.
Не смотря на свои размышления, я продолжала смотреть на Фарида, наслаждаясь его видом. Господи, я ведь так долго его не видела, ни во сне, не наяву. Взгляд его немного сменился. Мне показалось, он не поверил тому, что я не готовилась к уроку.
— Что помешало вам подготовиться? – Спросил Фарид, внимательно смотря в мои глаза.
«Ну и что ему сказать?… Да вообще-то мне всего лишь сон снится. А в настоящей реальности я умираю».
— Не успела. Были дела по – важнее. – Уклончиво проговорила я, и отвела взгляд на книгу Карины, сдерживая ухмылку.
— Неужели?
Я уловила в его тоне более четкое недовольство, но не побоялась равнодушно произнести:
— Да.
Мне было интересно, что он скажет на это. Сон меня заинтриговал. Ведь я скучала по Фариду, уже длительное время не признаваясь себе в этом.
— Ты чего, Нора? Ты же хотела ответить первой. – Сказала тихо Карина, посмотрев на меня.
— Я передумала. — Ответила я почти шепотом, наклоняясь к ней. Краем зрения, я заметила, что Фарид продолжает наблюдать за мной, прищурив глаза.
— Нора, на следующий урок вам лучше подготовиться, как следует. У вас мало оценок. – Произнес Фарид, что-то написав в журнале оценок. Я не поняла, что именно он написал. Возможно, поставил мне двойку. Мысленно, я засмеялась. Молодец, Нора! Голос, что рассказывал мне о географии Африки уже стих, и я была несказанно этому рада.
— Как скажете. – Кивнула я, быстро взглянув на него. Фарид едва повел бровями, но промолчал.
Тогда я повернулась к Карине и тихо спросила:
— Ты видела, что он написал в журнале?
— Не поняла, что именно, но думаю точно не двойка. – Ответила, улыбаясь, подруга.
— Даже если и два. Хоть какое то разнообразие. – Усмехнулась я.
— Шутишь? Он никогда не поставит тебе двойку.
Я промолчала. Карина так уверенно это сказала. Что она имела ввиду?
— Так почему ты передумала? – Поинтересовалась Карина.
— Просто не захотела.
— Ну, ты даешь! На тебя это не похоже. – Усмехнулась Карина.
— Ты удивлена?
— Да ты всех удивила. Вы с ним так сверлили друг друга взглядом, все это увидели. – Почти прошептала Карина.
— Ясно. А ты, будешь отвечать? – Спросила я, меняя тему намеренно.
— Нора, вы хотите, чтобы я удалил вас из класса? – Неожиданно услышала я Фарида.
Я взглянула на него и чуть не расплылась в лукавой усмешке, как прежде нередко делал он сам. Фариду неприятно, что я не ответила домашнее задание, зато во всю болтаю с подругой? Понимаю, ведь ему важно сохранить авторитет перед остальными. Интересно, ради этого он действительно удалит меня из класса? Что ж, будет забавно. Хотя бы одноклассникам.
Всмотревшись в непроницаемое лицо Фарида, мне показалось, что он лукавит и его самого несколько забавляет данная ситуация.
Раньше в своем прошлом при таком повороте, я бы извинилась, потому что старалась быть послушной, чтоб не привлекать к себе лишнего внимания. Хотя, такого разговора вообще бы не состоялось в реальном прошлом. Происходящее сейчас точно всего лишь сон. Поэтому я спокойно отвечаю:
— Если я вам действительно мешаю, то удаляйте.
Фарид приподнял брови. Удивлен, и ещё как. Так же как и весь класс. Все затихли, ожидая реакции учителя, впрочем, как и я. Но была готова выйти. Пускай только скажет.
— Вы мешаете остальным, кто собирается ответить домашнее задание. – Сдержанно молвил Фарид.
Я повернулась к одноклассникам и отстраненно произнесла:
— Извиняюсь перед вами всеми. Постараюсь, такого не повторять. По крайней мере, на этом уроке. – Затем, повернулась и поудобнее сев, устремила взгляд перед собой.
Возможно, Фарид хотел что-то добавить, но я ничего не услышала, и сделала вид, что не вижу, как он пронзает меня своим взглядом.
Урок продолжился. Одноклассники по очереди отвечали домашнее задание. Какое — то время я смотрела в окно. На улице лежало много снега. Все белым бело. В окно светило яркое солнце.
Значит, зима? А какой интересно месяц? И вообще, какой сегодня здесь день? Я посмотрела на парту. Взяла свой дневник. Открыла. 10 февраля, суббота. Последний урок география. А какой год? Посмотрела на первые страницы дневника. 2007 год. Обалдеть! Одиннадцать лет назад я была здесь.
Сон этот не к месту. Мне нужно быть в сознании. Что там со мной происходит, с моим телом и головой? Господи, я ведь не умерла?
Я судорожно вздохнула, и задышала чаще. Я не могла очутиться здесь после смерти. Это не рай. Нет. Я не умерла. Я не могла так рано умереть. Я жива. Жива и скоро выберусь отсюда, очнувшись.
— Нора, у тебя все хорошо? – Спросила тихо Карина.
— Да, все нормально. – С некоторым затруднением ответила я.
— Он на тебя часто смотрит. Между вами что-то было о чем я не знаю?
Я посмотрела на Фарида. Он задумчиво и несколько напряженно глядел на меня. Заметил ли он, что со мной что-то творится? Если и да, то он и понятия не имеет какие на то причины.
— Не обращай внимания. Дальше взглядов он не зайдет. – Отрешенно ответила я.
Мы с Фаридом часто обжигали друг друга взглядами в прошлой жизни. Но ни я, ни он ничего существенного не сделали, чтобы стать ближе друг к другу. Об этом в последствие я очень жалела. А жалел ли он? Вряд ли.
— Уверена? Он смотрит на тебя так, будто ты принадлежишь ему. – Не унималась Карина.
Я едва разочарованно усмехнулась.
— Не приувеличивай. Этому не бывать.
— Почему?
— Я не в его вкусе.
— По его взгляду на тебя не скажешь. К тому же, противоположности сближаются.
— Не в нашем случае.
— Извини. Я наверно лезу не в свое дело.
Я пристально посмотрела на подругу и ответила:
— Карина, ничего у нас с ним не было. И не будет. Просто он удивлен, что я сегодня раскрепощенно говорю. Обычно же я тихоня. Кроме домашнего задания ничего бунтарского от меня не услышать.
— Я тоже удивлена. Хоть, ты и говоришь, что все нормально, но я все – таки думаю, что у тебя что-то случилось.
— Нет, Карина. Ничего не случилось… Все как обычно. – Заверительно проговорила я.
Хотя внутри чувствовала расстерянность. Сон был очень странным. У меня создавалось ощущение, что я будто бы не во сне, а в параллельно существующем прошлом. Только теперь в нем все происходит не так как я запомнила. Как это понимать?
Мы с Кариной сидели на первом ряду от окна, за третьей партой. Я у прохода.
После того, как несколько учеников ответили на домашнее задание, Фарид рассказывал новую тему. Теперь настала моя очередь смотреть на него. Я могла часами глядеть на этого молодого мужчину в упор, потому что любила наблюдать за ним, когда он что — либо объяснял, рассказывал, делал движения или просто был в поле моего зрения.
Только теперь я смотрела на него уже другими, повзрослевшими глазами, и могла разглядеть большее. Сейчас он был одет в черные брюки и черный свитер, с красными вставками в области шеи. Тело атлетического сложения. Лицо, как и прежде, излучают что-то особенное, соблазн и влекущий за собой порок.
Многих девушек он привлекал, и я не стала исключением. Не смогла устоять перед ним, перед его темными очами и чарами. Благодаря ему, у меня есть свой идеал мужчины, по крайней мере по внешнему виду – брюнет, кареглазый, с прямым носом и пухлыми губами, с хорошим и крепким строением тела. Всё это характеризовало Фарида снаружи. Отличительным элементом была тонкая полоска черных усов, которые только подчёркивали красоту его губ.
«Ох, хорош! Ничего не скажешь!»
Хотя во всём хорошем есть доля плохого. Но думать об этой доле сейчас я себе запретила. Ведь происходящее всего лишь иллюзия. Лучше насладиться ей. Надеюсь, что это последний раз.
Скоро прозвенел звонок. Фарид задал д/з. Я машинально записала, не совсем понимая, зачем.
И тут услышала Фарида:
— Нора, останьтесь, пожалуйста.
Я посмотрела на него и с некоторым волнением сглотнула. Что ему нужно? Хочет сделать мне выговор?
— Карина, мы в каком кабинете? – Спросила я, взглянув на подругу.
— Это последний урок. – Ответила она, повесив сумку на плечо.
— Точно. Значит, идем домой. – Несколько замедленно сказала я.
— Да. Мне тебя подождать?
— Не надо. Иди.
— Ты не забыла, что сегодня денс? – Тихо спросила Карина.
— Эээ… да, я помню. Я позвоню тебе на домашний.
— Хорошо. Пока!
— Пока!
— До свидания, Фарид Абзалович! – сказала Карина, удаляясь.
— До свидания, Бат! – Ответил Фарид, посмотрев на меня и прищурив глаза.
Карина ушла. Я стала собирать свои принадлежности, и ощутила легкую нервозность. Мы остались наедине с Фаридом. В прошлом такого никогда не было.
— Нора, надеюсь, на следующем уроке вы будете готовы ответить домашнее задание.
Я посмотрела на него. Что ему сказать? Милый, мы всего лишь во сне. Я не здесь и ты от меня очень далеко.
— Постараюсь. – Отрешенно ответила я.

Фарид

— Что значит, постараюсь? – Удивленно спросил я, посмотрев на Нору. Я пытался, чтобы мой тон был более учительским, но ее поведение мне мешало сохранять бдительность. Нора вела себя заметно иначе, не так, какой я ее помнил.
— То и значит… — Она накинула свой рюкзак на плечо, собираясь уходить. И все же она делала шаги к двери не торопясь. Я каким то образом почувствовал, что она ожидает от меня ещё каких то слов. Интересно.
— Я вас не отпускал. — Произнес я с лёгкой строгостью.
— А я еще не ухожу. — Легко ответила Нора, и присела на парту около двери. Она определенно не была такой уверенной в себе в реальном прошлом. Какой все таки странный сон.
— Нора, у вас все в порядке? – Сдержанно спросил я, вставая со стула, и выходя их классного стола.
Она усмехнулась и задумчиво ответила:
— В порядке. Почему вы спрашиваете?
— Потому что вы сегодня какая — то другая. — Я неторопливо приближался к ней и заметил, что она едва дернулась, закладывая за ухо выбившуюся прядь волос. Похоже она всё-таки нервничала.
— Вы сделали такой вывод из-за того, что я не ответила домашнее задание? – Едва ухмыльнувшись, спросила она. И все же не смотря на волнение, она хорошо держалась. Голос ее не дрожал, как бывало в прошлом.
— Не только поэтому. Вы и ведете себя не так как обычно. Что у вас произошло?
Мне действительно было интересно знать причины ее перемен в поведении.
— Вы же понимаете, что в жизни каждого человека ежедневно что-то происходит, Фарид Абзалович. Что – то такое, что влияет на него. В итоге может поменяться его поведение. – Спокойно и уклончиво ответила Нора, прямо глядя на меня.
Перед глазами моими мелькнул замедленный эпизод, как я падаю на пол после сильнейшего удара. Пришлось убрать взгляд с лица Норы. Мне стало не по себе.
— Похоже, вы понимаете меня. – Услышал я ее мягкий голос и вновь посмотрел на нее. О да, я понимал. Но что такого случилось с ней, раз она уже в своем возрасте заявляет подобное?
Я вдруг захотел быть к ней ближе и сделал ещё несколько шагов. Ее ресницы едва задрожали, а щеки слегка покраснели, но она продолжала смотреть на меня.
— Возможно. Мне кажется, в вашей жизни произошли изменения, которые существенно повлияли на вас.
— Неужели? Вы не узнаете меня? – Шутливо проговорила Нора, мило улыбнувшись.
— Узнаю. Внешне вы все та же.
Это действительно так, что удивительно, потому что сон довольно реалистичный.
— Тогда, в чем я изменилась? – Нора прямо посмотрела на него.
— На первый взгляд, вы такая же, как всегда. Тихая, спокойная. Но из вас исчезла неуверенность в себе. Появилась дерзость и прямота. Этого я раньше за вами не замечал. – С лёгкой улыбкой ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно непринужденнее.
— Хорошо же вы меня изучили.
— Учитель вправе знать, кто из учеников и как его слушает, и кто на что способен. – Я не мог наглядеться на нее, особенно сейчас, когда она находилась в шаге от меня. Она тоже не опустила глаза, продолжая глядеть на меня с едва заметной улыбкой.
— Чтобы более доходчиво излагать свой предмет. – Будто бы самому себе пояснил я.
— Понятно. – Кивнула Нора, поправив рюкзак.
Я не хотел, чтобы она так скоро ушла. В реальном прошлом нам не удалось так легко поговорить друг с другом. Тогда мы были совсем другими, нежели сейчас. То есть, я был другим и не горжусь своим поведением. Но какой стала Нора? Если подумать о реальном настоящем, я не видел ее четыре года и тогда не знал, как она живёт, вышла ли замуж.
Я мог бы легко все это узнать, особенно теперь, когда разведен и полностью свободен. Ведь я так ничего не забыл из того, что было связано с Норой. Но прежде чем я начал составлять план своих действий по поиску Норы, появился Самат и все перечеркнул.
Хотя может и не все. Я хотел видеть Нору и вот – я ее вижу. Она кажется сейчас ещё красивее, чем была.
Мне о многом хотелось с ней поговорить, но пока я решил придерживаться роли учителя и поинтересоваться у нее о том, о чем в реальном прошлом не решился спросить и посмотреть к чему это приведет.
– Я заметил, что Вы никогда не задаете мне вопросы по теме урока. Вам все понятно? — Я неотрывно смотрел в ее зелёные глаза и желал, чтобы она была со мной откровенной.
Нора улыбнулась, машинально укусив нижнюю губу. Когда она посмотрела на меня, я изучающе глядел на ее рот. Нора выгнула бровь и почти с вызовом ответила:
— Разве только я не задаю вам вопросы?
— Сейчас только вы здесь, и я говорю с вами. – Лукаво, но мягко ответил я.
— Ясно. Ммм, говоря за себя, мне не может быть все понятно. Интересно многое, но также многое не понятно. Но это не зависит от вас. Вы хороший учитель, понятливо и интересно рассказываете предмет…
— Игм… Тогда, от чего же зависит ваше понимание моего предмета?
— Вам правда хочется знать? – Почти с удивлением спросила она.
— Иначе я бы не спрашивал. — Я с доброй улыбкой и заинтересованым взглядом посмотрел на нее.
— Наверно, от отсутствия особого интереса к уроку, ко всем урокам. Учу домашнее задание, потому что так положено, для оценки. А не потому что нравится и пригодится в будущем. То есть, я как и многие ученики, не питаю стремления самостоятельно изучать предметы, потому что не вижу в этом смысла.
— Ну да. – Кивнул я, а потом спросил:
— Можно узнать, а что у вас вызывает интерес и желание получать знания?
Как хорошо было бы услышать он нее, что это был я. Да, я размечтался, но как иначе быть, когда я находишься с такой молоденькой красавицей.
Нора усмехнулась.
— Как раз для этого мне бы не помешало знать географию.
— Чем вы хотите заниматься? – спросил я вовлеченно.
— Путешествовать. И писать об этом. – Легко ответила Нора и внимательно посмотрела на меня.
— Это очень хорошие желания. И главное, они осуществимы. – Искренне ответил я. Ведь я бы мог помочь ей в этом.
— Вы, правда, так думаете? – Застенчиво улыбнувшись, спросила она.
— Конечно.
— Спасибо.
— С глубоким изучением географии я могу помочь. — С энтузиазмом произнес я.
— Каким образом? – Расширив глаза и продолжая мило улыбаться, спросила Нора.
— У меня есть необходимый материал о самых популярных странах мира. Для начала, Вам нужно определиться, где Вы хотите побывать. Оттуда и начнем.
— Вы правда хотите мне помочь?
— Только если вы готовы работать над тем, чтобы достичь чего желаете. —
Я смотрел в ее глаза и очень надеялся, что она согласится.
— У вас наверняка полно своих дел. Зачем Вам возиться со мной? – Произнесла она с лёгкой застенчивостью. На миг мне показалось, что она снова стала той тихой четырнадцатилетней девочкой, какой я ее помнил.
— Дела всегда есть. Но не всегда важные… И, мне интересно возиться с вами. – С теплой улыбкой ответил я, контролируя свое дыхание и тон. Мне так хотелось коснуться ее, ощутить ее тепло.
— Ладно. Но договоримся, как только Вам надоест или что-то не понравится, Вы мне сразу скажете. – С легкой улыбкой и с небольшой паузой проговорила Нора.
— Главное, чтобы Вам нравилось и не надоело.
Я с легкой ухмылкой посмотрел на нее. Она непроизвольно облизнула губы, и взглянув в мои глаза, мягко произнесла:
— Спасибо Вам, Фарид Абзалович. Я подумаю, и дам Вам знать.
— Хорошо. И пока, не за что.
Я был под влиянием ее невинного движения языком.
— Тогда на будущее, подумайте, как я Вам могу отплатить за вашу помощь. – Произнесла Нора почти ласковым тоном. И я подумал, что она наверняка флиртует со мной. Нужно проверить.
Я прищурил глаза, засунув руки в карманы брюк. Нора непроизвольно опустила взгляд и посмотрела на мою выпуклость между ног. Я глубже втянул в себя воздух. А девочка не такая уж и невинная.
Я мысленно улыбнулся и увидел, что Нора выгнула правую бровь и медленно вернула свой взгляд на мое лицо. Что-то в ее прямом взгляде мне подсказало, что она поняла, я специально сунул руки в карманы брюк.
Я чуть улыбнулся, видя, что ее щеки вновь покраснели.
— Конечно, Нора. Я обязательно подумаю. – Терпко и медленно ответил я, едва ли не томно смотря на нее.
Я с удовольствием протянул Норе свою руку и она с легкостью подала в ответ свою. Я мягко сжал ее. Волшебным образом это прикосновение разбудило во мне сладкое томление.
— До свидания, Фарид Абзалович. – Сказала улыбчиво Нора.
— До свидания, Нора. – Услышал я свой охрипший голос.
Нора кивнула и вышла из класса.
Я вынул правую руку из кармана и провел пальцами по волосам. Несколько раз размеренно вдохнул и выдохнул. Что эта девочка со мной творит? И что вообще сейчас на самом деле произошло?
Наше с Норой общение здесь зашло значительно дальше того, что было в реальном прошлом. Тогда, одиннадцать лет назад были лишь короткие фразы в манере учитель-ученица, и долгие взгляды, которые я едва ли интерпретировал для себя как что то значимое. Внимания от женского пола у меня в ту пору было много. И мне оно нравилось. Мне нравилось быть в центре внимания. Несколько лет я встречался сразу с двумя-тремя девушками и мог параллельно спать с другими. Меня не волновали их чувства. Мне просто нравилось заниматься сексом. Так я развлекался. Когда кто-то из девушек начинал все усложнять планами на наше совместное будущее, я грубо разрывал отношения. Раньше тридцати жениться я не собирался.
Жизнь на это приподала мне не мало уроков, и научила тому, что многое происходит не так как мне хочется. То есть женился я раньше установленного самому себе срока. Потому что во время не подумал воспользоваться презервативом.
Надо было видеть каким я был злым, раздраженным и растерянным, когда Зарина заявила, что оставит ребенка. Мне было только двадцать пять лет. Я не нагулялся и карьеру только начал строить. Поэтому попытался с ней договориться, что после рождения ребенка буду помогать им обоим материально. Зарина хотела на это согласится, так как видела, что я ее совсем не люблю. Но ее брат Самат, который был старше меня и Зарины на десять лет поставил ультиматум. Мол, если я не женюсь на его сестре, в нашей стране я спокойно жить и работать не смогу. У него было много высокопоставленных друзей. Как и тогда, я по-прежнему удивляюсь тому, как у такого бешеного типа может быть столько друзей. Запугивание действует, но не слишком долго.
Конечно я согласился, скрипя зубами. Все мои родственники были горды мной за выбор невестки. Ещё бы, она ведь была примерной, воспитанной, хозяйственной и довольно умной. Я и сам не мог на нее долго злиться. Она в основном всегда знала как себя вести со мной, чтобы не раздражать и не давить на то, что и так болит.
Однако меня не сразу это устроило. В первые годы жизни с ней я часто устраивал скандалы, в основном из-за ребенка. Я часто ходил на лево, по старой привычке скорее и чтобы хоть в какое то степени умерить свое недовольство.
Я видел, что Зарина знает об изменах. Но она знала, что я любитель секса ещё до замужества. Она меня не провоцировала, не устраивала сцен ревности. Для нее было главным, чтобы нам троим было где жить, что есть и чем дышать.
Зарина очень любила нашего сына и много времени посвещала ему. По другому и не могла. Руслан родился с ослабленным здоровьем. Зарина делала большие усилия, чтобы сын часто не болел. И в основном у нее это получалось. Наверно именно из-за этих ее стараний я перестал скандалить и в какой то мере смерился со своей жизнью. И даже стал помогать ей в воспитании Руслана. Не смотря на слабое здоровье, мальчик рос любознательным и смышленным.
Мне жаль, что тогда я не проводил с сыном больше времени, чем следовало. Если бы я знал, что ему осталось не так много времени жить с нами, я бы находился с ним как можно больше. Но я не знал, и поэтому посветил почти все свое время работе.
После того, как мы с Зариной переехали в город, я продолжил преподавать географию и урок английского языка. До женитьбы я закончил заочный трехлетний курс переводчика английского языка. Я всегда мечтал разговаривать на иностранном языке. Особенно хотелось сделать это в другой стране.
Не смотря на жизнь, которою я выбрал не по собственной воле, я продолжал глубоко в душе надеяться, что когда нибудь смогу отправиться в путешествие. Хотя бы в небольшое, главное за пределы родины.
Наверно поэтому я с таким удовольствием сейчас откликнулся помочь Норе в изучении географии. Я и не представлял, что наши интересы могут совпасть.
Хотя чему тут удивляться? Ведь по сути я мало знал о ней. Не знал о том, какая она дома, какая в общении с подругами, и в особенности какая она наедине с собой. Ведь человек показывает свое истинное лицо и то что на самом деле чувствует в основном когда он наедине с собой.
Не могу не отметить то, что Зарина чем то мне напоминала Нору. Это не помогло мне полюбить свою бывшую жену, но все же успокоило меня и помогло смиренно жить в браке довольно долгое время.
Кстати, я до сих пор не в полной мере понял, почему так и не смог полюбить Зарину. Может быть пребывание здесь мне поможет это окончательно выяснить. И я уверен, именно Нора мне для этого нужна.
Пусть происходящее здесь всего лишь иллюзия, но мне нужно переосмыслить свое прошлое и свое истинное отношение к Норе. Ведь не смотря на то, что между нами в прошлом так и не случилось никакой настоящей переворотной близости, я все эти годы не забывал Нору. Исскал ее взгляд в толпе.
Отчасти я не жалею, что в прошлом мы с ней не сблизились. Я был не тем парнем, который смог бы понять ее и принять такой какая она есть. Как и она. Она бы тоже не приняла мой образ жизни – использование молодых девушек ради собственного удовлетворения. Собственно так и случилось в прошлом.
Боже, столько всего случилось в годы моей работы в этой школе, вспоминать дня не хватит.
Я протер руками лицо и посмотрев на ручные часы, понял, что надо уходить. Но неужели я сейчас отправлюсь домой? Как мне себя там вести? Особенно если я увижу Мансура. Моего младшего брата. Прошло больше года со дня его смерти – самоубийства.
Нет, не хочу сейчас об этом думать. Сначала нужно собраться и выйти на улицу. Пройдусь немного и покурю. Нужно как следует подумать над тем, что со мной происходит.
Я торопливо вышел из класса и пошел в учительскую за своей верхней одеждой. По пути думая, когда интересно я вернусь в реальный мир? Так долго сон не может продолжаться. И когда я открыл дверь в учительскую вдруг понял, что я скорее всего в коме. Потому что не верю, чтобы я умер и оказался здесь. Это было бы слишком жестокой шуткой от вселенной.

2 часть

Нора

Господи, что сейчас было? Фарид так внимателен, мил и обходителен по отношению ко мне. В прошлом такого не было. Лишь тусклое подобие. Какой же прекрасный сон. Фарид хочет мне помочь осуществить те мечты, которыми я живу в реальном настоящем. Эх, если бы произошедшее сейчас было взаправду.
Я спустилась по лестнице на первый этаж. В школе уже сделали ремонт. Вспомнив, какую тогда я носила зимнюю куртку – голубую, и такого же цвета шапку, я надела их, и побрела на улицу. И была рада тому, что никого по пути не встретила. Мне вдруг стало грустно и тяжело на сердце.
Фарид увидел изменения во мне, и они ему понравились. В его глазах я стала не только увереннее, но и взрослее, что на самом деле было так, хоть он и не подозревал, по какой причине произошли такие изменения. Впрочем, он никогда и не узнает, потому что не поймет. И ещё, наяву мы с ним не общаемся уже довольно давно.
Выйдя на улицу, я все же улыбнулась сквозь овладевшую мной грусть. На улице стояла прекрасная погода. Было тепло, свежо и красиво. Вокруг белым бело. Поглубже вздохнув морозный воздух, я медленно пошла по хрустящим хлопьям снега. Я подняла глаза в небо и широко засмеялась.
Что за чудо со мной сейчас произошло, Господи? Разве это может быть просто сном?
Сколько раз я мечтала просто поговорить с Фаридом, после урока, или дискотеки, или подойти к нему на улице и заговорить первой. Я мечтала не только быть с ним, дружить и любить его. Я хотела, чтобы мы делились друг с другом своими мыслями, желаниями, поддерживая друг друга во всем.
И конечно, я очень хотела вернуться во многие моменты из прошлого, чтобы изменить их. Оставить в жизни Фарида более значимый след, нежели совсем ничего. Может быть поэтому я сейчас здесь?
Что ж, я буду беречь это воспоминание, как и многие другие. Вряд ли я смогу им поделиться с кем-нибудь, и тем более поговорить об этом с Фаридом. Ведь кроме приветствий, мы больше ничего не говорили друг другу после того, как я окончила школу и колледж. Да и в школе было почти так же. Разве что, неограниченное множество взглядов. Его непроницаемый, непонятный для меня устремленный в мой кричащий и одержимый взгляд.
Сколько бы ни смотрела на Фарида, всегда хотелось еще. Словно приворожённая и заколдованная, я смотрела на него, не отрываясь, будто если не буду смотреть на него – умру. Я тянулась к нему, как мотылёк к огню. Подозревала, что обожгусь, но все равно стремилась быть ближе. Пока не обожглась.
Возможно, мне были необходимы эти ожоги, которые бы всегда напоминали мне, как я побоялась сделать больше, струсила проявить свои чувства так, чтобы и Фарид получил ожоги не меньше моих. Может быть тогда, я больше ни о чем не жалела, и не была бы сейчас так несчастна и одинока.
Я закружилась на месте, отчаянно закричав. И не успела понять, как упала на пушистый снег и провалилась в темноту.

Фарид

После учительской, быстро одевшись, я решил найти Нору. Может быть мне удастся проводить ее домой и поговорить с ней ещё. Хотя, я понимал, что найти ее было маловероятным. Прошло больше десяти минут с ее ухода. И все же я торопливо направился к выходу.
На улице стояла хорошая погода. Солнце грело, смягчая давление мороза. Я огляделся по сторонам, в надежде увидеть Нору, но этого не случилось. Я нахмурился и вспомнил, в какой стороне деревни она жила и быстро направился к ее дому.
В дом своей матери мне не хотелось. По мимо того, что я был не готов увидеть своего младшего брата, которого нет в живых, я хорошо помнил, что в эту пору у нас с матерью были серьезные разногласия. Причинами тому были мои обиды на нее, что тянулись с самого раннего детства. В настоящей реальности отношения у нас с матерью ненамного улучшились. Я понимаю, что не могу быть вечно в обиде на нее, всё-таки ей недолго осталось жить. Но пока ничего не могу изменить. Верно говорят — детские травмы самые сильные.
Наконец впереди я увидел Нору. Она была в метрах ста от меня. Я помнил, как она одевалась в эту пору – голубая куртка и того же цвета шапка. Поэтому я прибавил шаг.
Когда я захотел окликнуть ее, неожиданно в области моей груди все сильно сжалось от резкой боли. Я остановился и обхватил себя руками, глубоко дыша. Голова закружилась и я непроизвольно упал на снег. Не успев ничего понять, я канул во тьму.

Нора

Свободно двигая телом, в такт песне Димы Билана — «Невозможное возможно», я понимаю, что вновь пребываю во сне, в иллюзорном мире своего прошлого. Почему я опять здесь? Мне нужно быть совсем в другом месте! Бороться за собственную жизнь. Для чего мой разум отправляет меня сюда? Что я должна здесь выяснить и понять?
Хмурясь, я осматриваю окружение. Среди танцующих поблизости, я замечаю Карину и еще несколько девчонок и парней из своего класса. А также узнаю ребят и девчонок из других классов, что на несколько лет младше и старше меня. Делаю вывод, я нахожусь в актовом зале школы. В зале затемнено, музыка играет громко, но не напрягает. И отбросив тягостные мысли, я танцую, так как танцевала в реальном прошлом. Я попрежнему люблю танцевать и знаю, что у меня хорошо получается. Не напрасно с класса шестого по девятый я ходила в танцевальный кружок школы.
Одета я в голубые джинсы-клеш, голубую футболку, и чуть светлее на тон с зеленым оттенком мягкого материала спортивку. На ногах черные замшевые сапоги. Не чувствую, есть ли на лице макияж, но осторожно тронув волосы, понимаю, что они накручены и распущены. Смотрю на кончики. Они натурального темно-русого цвета.
Обалдеть! Я хорошо помню большинство фрагментов того вечера. Сейчас здесь 14 февраля 2007 года. День Влюбленных.
Непроизвольно я снова осматриваю актовый зал, повернув голову к выходу, и вижу, как в этот момент входит Фарид. Он весь в черном. На нем черное пальто. Фуражку снимает и берет в руку. Полосатый шарф весит на шее. Фарид как всегда загадочен и притягателен, по крайней мере, для меня. Он не надолго останавливается, и смотрит на танцующих в зале. Мне хочется, чтобы он посмотрел на меня. Но из-за полумрака в помещения не понятно, куда и на кого именно он смотрит. Немного разочарованно, я кусаю губу, но продолжаю танцевать, вернув взгляд на танцующих рядом со мной.
Улыбаюсь и замечаю, что Карина, тоже улыбается мне.
— Классно, что мы пришли! – Говорит она, чуть наклонившись ко мне. Она ниже меня на полголовы, и женские формы у нее попышней моих. Карину можно было назвать душой компании. Позитивная и общительная девчонка. Чего не скажешь про меня. Но я не завидовала. Теперь уже нет. Да и в данный момент меня волновал кое — кто гораздо интереснее. Впрочем, как и тогда, одиннадцать лет назад, то есть сейчас.
Я повернулась в сторону, где стоял Фарид, и увидела, что он расположился на скамейке. Видимо, его попросили наблюдать за школьниками, пока те танцуют, чтобы они ничего не натворили. Но также была невероятная вероятность, что он пришел понаблюдать по своему желанию за кое-кем отдельно.
Продолжая танцевать, я посматриваю на Фарида. Может быть, мне лишь кажется, но я думаю, что он тоже смотрит на меня. Потому что его взгляд был устремлен в мою сторону. Внутри меня все всколыхнулось. Так захотелось подойти к нему и поговорить. Неважно о чем. Просто сесть рядом и заговорить. В прошлом, я не решилась сделать это. Но раз выпал шанс сделать это во сне, почему нет? Я ничего не теряю. Надо же как-то тратить время, пока я застряла здесь. Так что воспользуюсь — ка я этим шансом и осуществлю свои прошлые желания, которые в реальном прошлом не решилась исполнить.
Не сказав ни слова Карине, я вышла из окружения ровесников, в котором танцевала, и глубоко вдыхая и выдыхая, направилась к Фариду. Приятное волнение пульсировало в висках. Нас с ним разделяло метров шесть. Вначале пути, я смотрела под ноги, чтобы не упасть, и тем более не потерять сознание. Но приближаясь, я подняла веки и устремила взгляд на брутального мужчину. Он сидел, не шелохнувшись, и тоже смотрел на меня. Я не знала, что скажу ему, и легкая улыбка сама по себе заиграла на моем лице.
Подойдя, я заметила, что Фарид задумчиво наблюдает за мной. Я едва замешкалась, но все же подсела к нему с левой стороны. Немного наклонившись в его сторону, произнесла:
— Добрый вечер, Фарид Абзалович. —
Волнение чуть содрогнуло мой голос, но я не растерялась.
— Добрый вечер, Нора. – Ровным тоном ответил он.
— Не помешаю вам? – Вежливо поинтересовалась я.
— Нет. – Фарид едва отрицательно кивнул головой, и вернул взгляд на танцующих в зале. Я недолго посмотрела на него, а потом отвела взгляд на танцпол.
Интересно, на кого сейчас смотрит Фарид? На Карину? Она ведь ему якобы нравилась, после того, как наше с ним «общение» испортилось. Надо бы что-нибудь сказать, но я не знаю, что именно.
Однако нужно что нибудь придумать. Потому что я предостаточно наблюдала и насмотрелась на Фарида в реальном прошлом. Теперь мне хотелось с ним говорить, о чем угодно. А еще мне хотелось, чтобы его внимание было сосредоточено только на мне.

Фарид

Я вновь пришел в себя в своем прошлом. На этот раз я сидел на скомейке в школьном актовом зале. Вспомнил, почему я там находился – из-за дежурства. Но сейчас это меня не волновало.
Я задавался вопросами, что за приступ мне пришлось совсем недавно пережить, прежде чем снова оказаться здесь?
По моему мнению, после подобного приступа я должен был прийти в себя в своей настоящей жизни, то есть в 2018 году. Но вышло иначе. Почему? Что меня опять возвратило сюда? Или кто?
Я непроизвольно поискал глазами Нору и был рад увидеть ее. Даже на расстоянии десяти метров и в затемненном освещении я отлично ее видел. Мне понравилось то, что она распустила свои прекрасные волосы, и они спадали на ее плечи красивыми волнистыми прядями. Ей так очень шло.
А как она привлекательно танцевала, двигая бедрами – глаз не отвезти. Я сглотнул подступившую слюну и чертыхнулся от своих вожделенных мыслей об этой девочке.
Черт возьми, ну почему я раньше, не обратил на нее должного внимания? Может быть мне бы тогда не пришлось пережить столько потерь?
Я покачал головой. Нет, не зачем жалеть. Ведь именно потери сделали из меня более менее приличного мужчину, и я не остался расчётливым надменным парнем, которому девушки нужны были в основном для удовлетворения сексуальных потребностей.
Хотя, могу сказать что даже тогда, когда я был худшей версией себя, я мог испытывать теплые чувства. Как раз к единственной Норе я их и испытывал. Что является очередным необъяснимым фактом. Я даже время от времени испытывал страх, что если сближусь с ней, то испорчу ее или сделаю ей очень больно. Наверно именно из-за этого страха я не решился подойти к ней и предложить быть со мной, не смотря на то, как сильно я хотел с ней близости.
Что ж, здесь в этом пространстве можно откинуть все страхи и подойти к Норе.
Только я собрался встать и направится к ней, как увидел, что она меня опередила. В реальном прошлом такого не было. Я сдержанно улыбнулся и провожал ее своим взглядом, пока она не оказалась рядом.
Она мягко и вежливо поприветствовала меня, разместившись совсем близко. Так близко, что наши бедра соприкасались. Я задышал глубже.
— Вы здесь для того, чтобы мы ничего не натворили? – С лёгкой улыбкой произнесла Нора.
— Вроде того. – Ответил я, ожидая, что же она ещё скажет. То что она первой решила подойти ко мне, меня очень заинтриговало.
— Серьезное дело, но наверняка скучное. – Спокойно сказала Нора и дотронулась правой рукой до кончиков своих волос.
Легко же она догадалась, что наблюдать за танцующей молодежью скучно, когда сам находишься на посту.
Я заинтересовано взглянул на Нору, и едва удивленно спросил:
— Почему вы так думаете?
— Потому что вы не можете потанцевать вместе с ними. — Нора кивнула в сторону толпы.
Я добро ухмыльнулся и ответил:
— Сейчас я здесь не для этого, как вы сами заметили. К тому же я подобные танцы уже оттанцевал.
— Сомневаюсь. Вы тоже еще молоды! К тому же я считаю, что танцевать можно в любом возрасте.
Я добро усмехнулся и спросил:
— Вот как?
— Да.
— А по вашему, сколько мне лет?
Нора задумчиво опустила глаза, после чего ответила:
— Думаю, что вам 24 или 25 лет.
— Думаете? Или вы узнали от кого-то, когда у меня день рождения? – Лукаво спросил я.
Нора улыбнулась и спросила:
— Это разве ваш секрет?
Я отрицательно кивнул и произнес чуть серьезнее:
— Нет, дата моего рождения не секрет. У меня много других секретов.
Нора пристально посмотрела на меня и уверенно ответила:
— Как и у всех.
Я кивнул и чуть склонив голову прошел взглядом по ее лицу. Интересно, какие у нее секреты?
— Я бы хотел знать хотя бы часть ваших секретов. – Медленно произнес я.
Нора быстро опустила глаза и столько же резко снова встретилась с моим взглядом.
— Я бы тоже хотела знать о вас больше. – Произнесла она, едва кивнув.
— Хорошо. Тогда для начала скажите, почему вы решили подойти ко мне? — Я присмотрелся к Норе. Ее щеки потемнели, грудь заметно поднялась и опустилась. После чего Нора не торопясь ответила:
— Ну, это вышло спонтанно…
Наши взгляды встретились.
— Как это? – Спросил я, внимательно глядя на Нору и почти нетерпеливо ожидая ее ответ.
— … Не хотела, чтобы вы сидели один. – Добавила она, сумев снова не убрать с моего лица своих глаз.
Какое – то короткое время, я задумчиво смотрел на нее. А потом мягко произнес:
— А вам самой не будет со мной скучно? Все таки вы пришли сюда танцевать, а не сидеть и наблюдать за танцами.
— Ну, я ещё успею оттанцевать то, что мне положено. А так просто посидеть рядом с вами, вряд ли. Но если вы против… – Едва дрожжашим теплым тоном произнесла Нора.
Как же я был рад ее прямоте. Именно этого я и желал от нее. И наверняка она хотела того же от меня. Поэтому я не заставил ее ждать.
— Нет, Нора. Я вовсе не против того, чтобы вы были рядом со мной. – Тепло и быстро отозвался я. Мне этого хотелось сейчас больше всего.
Она ярко улыбнулась, смотря на меня, от чего я невольно затаил дыхание. Я, дурак, забыл какая у нее прекрасная улыбка.
Нора склонилась ко мне и улыбаясь, тихо произнесла:
— Хорошо. Я надеялась на это.
Наши взгляды встретились. Ее лицо было так близко. Я затаил собственное дыхание. Мои глаза опустились на ее выразительные губы. Они были чуть приоткрыты, изгибались в лёгкой улыбке и манили к себе. Нора была очень привлекательной.
Как мне хотелось поддаться искушению. И все же я не стал торопиться с поцелуем. Даже зная, что мы всего лишь во сне. Будь я тем парнем, каким был десять лет назад, то сейчас ни за что бы не отказался от такой возможности. Но годы меня изменили, хотя я сомневался, что это произойдет.
— Рад, что оправдал ваши надежды. – Тепло ответил я и поправил свой шарф, чтобы отвлечься от соблазнительного рта Норы.
Тут я услышал свой мобильник. Как не во время.
— Кому то я понадобился. – Сказал я, пока доставал мобильник. Нора кивнула, с хмурым любопытством посмотрев на меня.
Я взглянул на экран. Ярослава. Отрешённо вздохнул, не желая с ней разговаривать, так как мне был важен разговор с Норой.
— Вам нужно ответить? – Услышал я несколько напряженный тон Норы. Неужели она увидела, кто мне звонит?
Я быстро нажал «отбой» и убрав телефон в карман, повернулся к ней.
— Нет, это не срочно и не так важно, как вам могло показаться. – Пояснил я.
— Уверены? – Несколько расслабленно спросила Нора, и все таки ее взгляд был внимателен и чуть подозрителен.
— Да.
— Ладно. – Нора кивнула и посмотрела на танцующих.
Заиграла медленная грустная иностранная песня. Внутри у меня зародился порыв и я решил поддаться ему. Не хотел, чтобы Нора думала о той, кто мне позвонила.
— Нора, потанцуем? – Я протянул ей левую руку.
Девушка удивлённо взглянула на меня. Но ее лицо тут же озорилось мягкой волнительной улыбкой. Нора согласно кивнула и вложила в мою руку свою. Ее рука оказалась приятно прохладной, а пальцы длинными и лёгкими.
Мы одновременно встали и сделав несколько шагов от скамейки, приостановились. Я подошёл к Норе почти в плотную и обнял ее за стройную талию. Она положила руки мне на предплечья. Я стал неторопливо передвигать ногами и чуть склонился к шее Норы. Вдохнул, желая вспомнить ее запах. Она пахла почти сладко и одновременно свяжо и ненавязчиво. Я улыбнулся, обнимая Нору ещё крепче.
— Ты очень приятно пахнешь. – Произнес я свои мысли в слух, неудержавшись. Я едва замечал тех многих, кто на нас смотрел. Даже не подозревал, насколько мне были нужны прикосновения к Норе и ее близость.
Я услышал ее тихий смех и почти уверенный ответ:
— Вы тоже отлично пахнете.
— Правда?
— Да.
— Рад, что тебе нравится.
— Мне многое в вас нравится. – Мягким и серьезным тоном ответила Нора.
Это прозвучало неожиданно. Я знал, что нравлюсь ей, но не думал, что она решит об этом сказать так легко.
Я повернул лицо и посмотрел в мерцающие глаза Норы, которые тут же встретились с моими.
— Неужели? И что же тебе во мне нравится? – Ответил я, пристально смотря на нее.
Нора отрицательно качнула головой и сказала:
— Не хочу вдаваться в подробности, а то ваша самооценка станет ещё выше, чем есть.
Я тихо засмеялся, удивляясь ее прямоте и точности замечания.
— Да, такая вероятность есть.
— Так что остановимся на том, что на данный момент нам хорошо вдвоем и этого пока хватит.
— Согласен. Но я должен сказать, что мне тоже многое в тебе нравится, Нора.
Она внимательно и задумчиво посмотрела на меня. Потом на ее лице появилась грусть и она отвернулась в сторону, плотнее обнимая меня. Я склонился к ее щеке и осторожно спросил:
— Я сказал не то, что ты хотела услышать?
Через короткую паузу Нора произнесла:
— Не совсем. Но этого сейчас вполне достаточно.

Нора

Могу ли я рассчитывать на большее, даже в этой нереальности? Фарид в этом странном сне и без того очень внимателен и открыт по отношению ко мне. Такого никогда не было ни в реальном прошлом, ни во снах связанных с ним, что прежде мне снились.
И сейчас находясь в объятиях Фарида я не совсем понимала, как реагировать на все это. Но почему? Ведь именно такого его поведения я и хотела, то есть и это тоже.
Однако находясь так близко к Фариду, мне не очень то и хотелось понимать. Я желала чувствовать и наслаждаться тем, что он рядом со мной.
— Хорошо. Мне тоже пока этого достаточно. – Услышала я вкрадчивый тон Фарида и почувствовала как он медленно коснулся кончиков моих волос, что лежали на моих лопатках. Мне стало ещё лучше от такого невинного прикосновения.
Я чуть улыбнулась и прикрыла глаза, чтобы не видеть ничего вокруг, так как успела заметить, с каким любопытством и некоторой завистью смотрели на нас девчонки из толпы танцующих. Могла только представить, как они удивлены. Я сама была удивлена происходящему. Чувствовать близость Фарида и его неповторимый запах было выше моего понимания, поэтому я просто обняла мужчину крепче и продолжила двигаться в такт медленной песне. С трепетом отметила, что Фарид тоже сильнее обнял меня за талию.
— Фарид Абзалович, можно с вами поговорить? – Довольно скоро отдаленно донеслось до меня и я резко открыла глаза. Повернула голову в сторону и увидела возле Фарида девушку. Я не сразу узнала ее.
— Не сейчас, Ярослава. – Ответил твердо и отстраненно Фарид. Я ощутила, как он напрягся, но ни насколько не остранился от меня.
— Сейчас. Если вы не хотите, чтобы все и она в том числе узнали, каким вы бываете нехорошим. – Настойчиво произнесла Ярослава. Она с не скрываемым презрением коротко взглянула на меня и вернула упрямый раненый взгляд на Фарида.
Ярослава была старше меня на год. Крашеная блондинка, с большими карими глазами, светлой кожей, ростом ниже меня на несколько сантиметров. Фигура у нее была соблазнительной, выраженная грудь и задница, тонкая талия. Мне ещё в школе было понятно, почему Фарид выбрал ее в любовницы. Но сейчас меня едва ли это волновало и тем более ее отношение ко мне. Сейчас мне было ее жаль. Она зря ревнует Фарида ко мне и вообще тратит время на нас обоих, ведь в итоге он не будет ни с ней и не со мной.
— Вообще то мне все уже известно. Но если тебе невтерпёж поговорить с ним, я вас оставлю. – Сухим тоном сказала я, отстраняясь от Фарида, который удивлённо и несколько печально посмотрел на меня, а потом бросил недовольный взгляд на Ярославу. Она хмуро и расстерянно взглянула на меня. Я же не стала ждать еще одной ее реплики, а размеренно пошла к своим подругам, не оборачиваясь. Мне было неприятно от того, что Фарид не остановил меня, но подавать вида я не стала.
— И что это сейчас было? – Спросила Карина, приблизившись ко мне.
— Короткий разговор и просто танец. – Отрешённо ответила я.
Даже в моем сне любовницы Фарида дают о себе знать. Хотя я меньше всего хочу видеть любые напоминания о них.
— О чем говорили?
— Спросила, почему он сидит там один. Ответил, что у него дежурство.
— А ты разве не знала?
— Знала. Не смотря на это, я предложила ему присоединиться к нам.
Карина усмехнулась:
— Ну, ты даешь? И что он ответил?
— Сказал, что не может, ведь дежурит.
— Но все таки пригласил тебя потанцевать с ним? – Удивлённо произнесла Карина.
— Да. Чем удивил меня не меньше тебя.
— Ну, я не очень удивлена. Я давно заметила, что ты ему нравишься.
— Может быть. Только не я одна.
Я повернулась и увидела, как Ярослава быстро выходит из зала, а за ней Фарид.
— Да. Ярослава им похоже одержима. – Сказала Карина.
— Ей же хуже, если это так.
Карина согласно кивнула.
В танцах сейчас я не видела того смысла, который ощущала в подростковом возрасте.
— Карин, я пойду домой. – Спустя несколько песен проговорила я подруге на ухо.
— Что с тобой? Это из-за Фарида? – Настороженно спросила Карина.
— Нет. Он не причем… Просто больше не хочу танцевать. Ты оставайся. Я сама пойду домой.
— Ты уверена? Я успею проводить тебя и вернуться.
— Уверена. Не волнуйся. Отжигай! – Я выдавила из себя улыбку, и обняла подругу.
— Ну, смотри сама.
— Да. Пока.
— Пока, Нора.
Я быстро направилась к выходу из актового зала. Мне хотелось вернуться в свою настоящую реальность. Нахождение здесь меня начало напрягать.
Найдя свою голубую куртку, я сняла её. Вытащила из рукава шапку и шарф. Одевшись, пошла к выходу из школы. По пути я не увидела ни Фарида, ни Ярославу. И подумала, что это к лучшему. Потому что я была расстроена из-за мыслей и воспоминаний о нем.
Когда же я уберусь из этого сна? Что происходит со мной в реальности? Как там моя голова и ноги? Они, как мне кажется, больше всего пострадали. А мама знает, что со мной случилось? Господи, если да, то не представляю, как ей тяжело.
Открыв входную дверь, я ощутила холодный ветер, который овеял мое лицо, и тем самым остудил щеки. Я вышла на крыльцо и, сделав несколько шагов, посмотрела в небо. Оно было темно-синим, с множеством крапинок из звезд. Очень красиво.
Только я вышла со школьного двора как вдруг услышала хорошо знакомый голос.
— Нора, подожди пожалуйста.
Я повернула голову вправо, и увидела Фарида, торопливо шагающего ко мне из дверей школы.
Я остановилась, молча смотря на него.
— Что хотели, Фарид Абзалович? – Ровным тоном спросила я, когда он оказался в двух шагах от меня.
— Извини за прерванный танец. Больше Ярослава нам не помешает.
— Разве было чему мешать?
Фарид подошёл ко мне почти вплотную, и положив руки на мои предплечья, тихо, но уверенно произнес:
— Конечно. Мы признались друг другу, что нам хорошо вдвоем.
— Это так. Но наверняка вам так хорошо уже было и не с одной девушкой. И если сегодня нам помешала Ярослава, завтра будет другая. А я не хочу быть в списке ваших достижений.
Фарид удивлённо и чуть хмуро посмотрел на меня.
— Нет никакого списка. По крайней мере теперь уже нет. – Двусмысленно произнес Фарид.
— Но есть другие девушки, по мимо Ярославы.
— Я оборву с ними связь. – Твердо ответил мужчина.
— Зачем? – Спокойно спросила я. Мне совсем не верилось, что он сделает такое ради меня.
— Чтобы быть с тобой.
— Вам меня будет мало. – Уверено сказала я.
— Раньше так бы и было. Но не сейчас. Сейчас я хочу быть с тобой, Нора.
Сердце мое наконец не выдержало и замерло. Мне не казалось. Фарид действительно говорил серьезно и искренне. Невероятно.
— Для этого вы плохо меня знаете. – Медленно и четко произнесла я, чтобы не показать влияние, которое оказали на меня его слова.
— Это можно изменить, если ты позволишь.
Я промолчала, смотря в его глаза. Передо мной явно был не тот Фарид, которого я когда то знала. Была лишь его молодая оболочка. А вот содержание было совсем другим. И оно мне нравилось.
— Кстати, ты подумала над страной, которую хочешь посетить первой?
Вот это да! Значит он помнит? И значит это продолжение предыдущей иллюзии.
Я медленно ответила:
— Эээ, да, я подумала. Это Испания.
— Вот как? Почему именно эта страна? – Фарид добро улыбнулся. Мое недовольство полностью исчезло.
— Ну, потому что эта очень красивая страна, с богатой историей. Праздники там проходят весело и зажигательно. Там теплый климат, в каждом регионе разная красочная природа. Я давно мечтаю там побывать.
А еще там живет актер, который мне напоминает тебя.
— Отлично, Нора. Я понял тебя. Тогда я приготовлю весь материал, что у меня имеется на Испанию. А на следующей неделе договоримся с тобой, где и когда нам встретиться.
— Можно будет разместиться в одном из классов, после уроков. – Предложила я и удивилась тому, как легко на это согласилась.
Фарид кивнул и произнес, глядя прямо в мои глаза:
— Можно и там. Пока я не найду место поудобнее и где нам не помешают.
— Чтобы нам не помешали в классе можно закрыть дверь. У вас ведь будут ключи. – Легко ответила я. Эта перспектива меня приятно взволновала.
Фарид с удовлетворенной улыбкой посмотрел на меня.
— Ты права. На первое время этот вариант подойдет. Так мы сможем начать узнавать друг друга. Ты не против этого?
Я отрицательно покачала головой:
— Не против, если вы правда хотите узнать меня.
— Это действительно так, Нора.
— Хорошо. Вам тоже придется отвечать на любые мои вопросы. – Почти дерзко сказала я.
Фарид лукаво улыбнулся и ответил:
— Я к этому готов, Нора. А ты готова открыться мне? – Он склонился к моему лицу, остановившись совсем близко.
Я затаила дыхание, не шелохнувшись.
— Вполне. – Чуть тише ответила я.
— Хорошо.
— Если нужна будет помощь, принести материал, скажете мне? – Вежливо предложила я. Фарид добро усмехнулся и выпрямляясь, ответил:
— Бумаги я сам как-нибудь донесу. От тебя требуется интерес, энтузиазм и внимание.
— Ладно. Постараюсь приводить их с собой на каждую встречу.
— Да, постарайся пожалуйста.
— Хорошо.
Мы коротко засмеялись в унисон, от чего мне стало жарко. Все таки его влияние на меня слишком сильное. Плохо ему сопротивляюсь.
— Давай, я тебя провожу домой. – Произнес Фарид, и я удивленно усмехнулась, спросив:
— Разве вам не нужно быть здесь до конца дискотеки?
— Мне нужно быть в школе, когда дискотека подойдет к концу, чтобы все ученики разошлись по домам. А до этого еще есть час.
— Понятно… Спасибо за предложение, но отложим это на другой раз.
Я отчетливо помню, как после нашего первого танца ты сказал мне «Я больше не приглашу тебя танцевать», потому что я не позволила потрогать меня как тебе тогда хотелось.
— Ладно. Буду ждать этот другой раз. – Ответил слегка напряжённо Фарид.
Я тихо усмехнулась, произнеся:
— До свидания, Фарид Абзалович.
— До свидания, Нора.
Я вновь продолжила свой путь домой.
Сны бывают такими удивительными. В них протекает совсем иная жизнь. Фарид здесь кажется мне совсем не таким, каким я его помню, и одновременно, он именно такой, каким я его представляла в своих мечтах. Значит, это действительно сон. Потому что на самом деле Фарид совсем другой мужчина.
Размышлять о нем и том, какой он на самом деле в настоящей жизни долго не пришлось. Меня резко замутило, а в ушах загудело. Я обессиленно рухнула на снег и закрыла глаза.

***
Далеким эхом я услышала диалог.
— Ее определили в палату интенсивной терапии, пока не появятся заметные изменения. – Проговорил неизвестный мужской голос.
— То есть, пока моя дочь не придет в себя? – Спросила мама.
Моя мама здесь, со мной. Слава богу, я не одна. И, кажется, я жива.
— Не совсем. При таком состоянии, в котором сейчас находится ваша дочь, она придет в сознание не раньше следующих суток. А возможно и в течение нескольких суток.
— Что это значит? Точно вы не знаете, сколько она будет находиться в той палате? – Послышался голос отчима.
— Именно. У вашей дочери тяжелая черепно-мозговая травма. Операция, которая ей требовалась, на головной мозг проведена. Теперь нужно ждать. В течение нескольких суток каждые два часа я и медсестра будем проверять двигательную реакцию организма вашей дочери на болевые раздражители и реакции зрачков на свет.
— Если реакции будут положительными, какими станут ваши дальнейшие действия?
Я напряглась, услышав второй мужской голос. Мне он показался знакомым. Но мой мозг не позволил подумать дольше над этим знакомым голосом. Да и чувствовала я себя очень неприятно и непонятно. Холодный темно-серый омут овеивал меня, и не хватало сил думать о чем-либо и тем более попытаться что-то вспомнить.
— Она будет получать дальнейшее лечение, которое ускорит процесс перехода из коматозного состояния в сознание…
Больше я ничего не услышала, потому что вновь стала проваливаться в бездну.

Фарид

Однажды в прошлом мы с Никой танцевали. Один раз. Тот танец сложился неудачно для нас обоих. Я был заметно пьян и позволил себе распустить руки. Хотел проверить ее реакцию на мое слишком вольное поведение. Ну и конечно мне тогда уже давно хотелось потрогать ее соблазнительную попку и стройные бедра.
Тогда мне определенно понравилось прикасаться к Норе, к ее красивой молодой фигуре, хоть оно и было в одежде. На ее попе мои руки пробыли не более трех секунд. Нора твердо попросила поднять руки выше. Что я и сделал с удовлетворенной насмешкой. Нора была хорошей девочкой и не смотря на то, что я знал, что нравлюсь ей – плохой парень, она была верна себе.
Тот единственный танец дал мне понять, что мы с Норой не будем вместе, если я не изменюсь. А для нее тот танец наверняка стал ещё одним разочарованием во мне.
Зато теперешний танец вышел гораздо лучше. Чему я чертовски рад. Пусть это только сон, мне не было так хорошо уже довольно давно. Прекрасное стройное тело Норы было в моих объятиях. Девушка сама тянулась ко мне, и я просто разрывался от накала чувств. Она чудесно и невинно пахла.
Ее влияние на меня оказалось немыслимо сильным. Но даже не это меня удивляет в ней больше всего. А то, что она разговаривает и ведёт себя, будто ей лет двадцать пять, не меньше. То есть, Нора вела себя по другому, не так, какой я ее запомнил. Это было странно, но и одновременно обворожительно. Мне стало интересно, что будет в следующую нашу с ней встречу.
Появление Ярославы конечно подпортило нашу с Норой только установившуюся близость. За что Ярослава поплатилась от меня. Я настоял на том, чтобы она не лезла в мою жизнь и тем более не смела угрожать ни мне, ни Норе. Также твердо сказал, что между нами все кончено. Что мне от Ярославы ничего не надо. И что она больше пусть не надеется на наше воссоединение. Дал понять, что у нас не было и нет совместного будущего. Девушка естественно ушла в расстроенных чувствах. Я ей сочувствовал, ощущая чувство вины.
Не ей одной я приченил душевную боль. Когда причиняешь такую боль, есть большая вероятность, что девушки перестанут верить в любовь и будут строить отношения без любви, а по расчету. Знаю, что Ярослава так и сделала после окончания школы.
А вот какие были отношения с парнями у Норы, я не знаю. Совсем. После того как она закончила школу, я знал о ней немного. В какой колледж она поступила и на какую специальность. Несколько раз видел ее, когда она приезжала к своим родным в деревню.
Проведенное с Норой время в этот вечер, позволило мне не думать о том, что происходит со мной в настоящем времени. Но теперь когда она ушла, я поддался неприятному волнению. Я не знал, что со мной стало в реальности, и понятия не имел, как это узнать.
Когда я терял сознание, то есть когда меня неожиданно выкидывало из этой прошлой реальности, я блуждал в каком то небытие, ничего не видя и не слыша. Либо просто отключался, чтобы включиться в других воспоминаниях.
Если бы не присутствие Норы в этой прошлой реальности, я бы наверно быстро свихнулся. Все здесь кажется реальным. Но даже встречи с ней здесь не могут изменить того факта, что вся эта иллюзия не может продолжаться долго. Ведь я хочу очнуться и разыскать Нору в реальном настоящем. У меня уже постепенно стал вырисовываться план действий, когда я приду в себя в реальном мире. При условии вменяемого здоровья, первым моим действием станет поиск Норы.
Я должен буду ее разыскать и сказать ей о своих чувствах, которые скрывал даже от самого себя на протяжении более десяти лет. А ранее просто не желал как следует над ними подумать и понять.

3 часть

Нора

Я стою у окна, наблюдаю за тем, как белоснежные хлопья медленно покрывают уже толстый слой посеревшего снега, который накрыл землю больше двух месяцев назад. Через тучи едва просвечивают лучи солнца. Не понять, который сейчас час.
Впереди я вижу дорогу, которая ведет прямиком во двор дома Фарида, где он прежде жил с матерью и младшим братом. Тогда мне было интересно, как они живут, как именно устроен их дом внутри. И в особенности какая у Фарида комната.
Не шевелюсь, потому что поняла – я снова во сне или в забытье. Странно, почему я попадаю только в свое прошлое? Снова школа. Получается, продолжается все тот же сон.
Я помню все, произошедшее со мной после аварии. Дежурные скорой помощи переложили меня на каталку. Это вызвало прилив новой, еще большей боли. Мужчина, водитель черного внедорожника, находился совсем рядом от моего лица. Он что-то говорил мне, при этом его лицо как-то искажалось, но я не видела, как именно. И слов не смогла разобрать.
Я нахмурилась, пытаясь вспомнить хоть какую то новую деталь его внешности. Или разобрать по его губам слова, которые я уже не слышала от него. Увы. Это лишь движения губ.
Прикрываю веки. Сосредотачиваюсь. Может быть, я знаю этого мужчину, который сбил меня, и от чего неподдельно расстроился. Ему известно мое имя. Откуда? У меня нет знакомых мужчин на крутых внедорожниках. И вряд ли когда-то будут. Разве что теперь этот мужчина.
— Нора, здравствуй. – Едва слышу я хорошо знакомый мужской голос.
Вздыхаю и не торопясь поворачиваюсь.
— Добрый день, Фарид Абзалович. – Отвечаю я отстреннено. Мои мысли всё ещё заняты тем, что происходит со мной вне этой иллюзии.
— Как у тебя дела? – Спрашивает он, пристально смотря на меня. В его взгляде мелькает что-то новое, чего я не могу прочесть.
— Нормально. – Машинально сухим тоном отвечаю я, складывая на своей груди руки. Хочу сказать Фариду правду, но что-то мне мешает. Поэтому остается пройти мимо него и сесть за парту.
Вот — вот придут одноклассники. Кстати, почему их до сих пор нет?
Фарид не даёт мне пройти. Останавливает меня, взяв за предплечья. Его прикосновение заставляет меня встрепетнуться и задышать глубже.
— Не уверен в этом. Ты бледная. Тебе нехорошо?– Настойчиво спрашивает он, глядя в мои глаза.
Так хочется сказать ему, что прав, что все происходящее не нормально.
Я вообще не должна быть здесь! Не должна находиться в этой треклятом сне! Для чего я здесь?! Что я должна понять?!
Но я молча смотрю в его красивые темные бездонные глаза и принимаю, что моя душа сама тянется в прошлое, к Фариду. Хотя вместо этого должна поддерживать мое тело.
Я снова удивляюсь тому, что происходящее со мной на данный момент видится мне вполне реалистичным. Я ощущаю легкую прохладу в кабинете, чувствую, что мой указательный палец правой руки холоднее остальных. А главное, тепло от прикосновений Фарида к моим плечам и его присутствия, разливается по моему телу трепетными волнами. Я слышу манящий запах его адиколона.
Происходящее кажется довольно реальным, и это вызывает во мне растерянность. Я не могу понять, как такое возможно.
Да, я сильно желала изменить немало фрагментов из своего прошлого. Но не могла же одна сила моих желаний сотворить такое?
— Нет. Со мной все в порядке. – Тихо ответила я, не смотря на Фарида.
Мои глаза смотрели в сторону на пол. Неожиданно Фарид коснулся моего подбородка указательным пальцем, заставляя мое лицо потянуться к нему. Дыхание мое прервалось. Я с некоторым трудом продолжила смотреть на пол.
— Посмотри на меня. – Очень мягко низким тоном попросил Фарид.
Веки мои задрожали и через несколько мгновений я поддалась. Встретилась с понимающим и пронзительным взглядом Фарида. Я вся замерла и чуть было не растворилась в его глазах. Только его следующие слова, смогли заставить меня остаться в сознании, как бы это нелепо не звучало.
— Ты мне не доверяешь. Я понимаю. Но обещаю тебе, я заслужу твое доверие. – Четко произнес Фарид. Это было сказано так, как будто он давал клятву.
После чего он медленно убрал свои руки от меня и направился к учительскому столу. Все это время я провожала его взглядом, не в силах сдвинуться с места.
Как именно он собирается заслужить мое доверие, я не знала. Но меня это не слишком заинтересовало. Ведь все происходило не по настоящему.
Я поняла, что не смогу просидеть еще один урок географии, делая вид, что ничего в моей настоящей жизни со мной не случилось.
Класс быстро начал заполняться. Я же торопливо поспешила к выходу.
— Нора, куда ты? Сейчас будет звонок на урок. – Услышала я Фарида. Я едва взлянула на него. Перед тем как выйти, я бросила ему ответ:
— Мне нужно быть в другом месте.
Я тороплюсь на первый этаж, но оступившись о небольшой порог почти в метре от лестницы, падаю на прохладный кафель. Перед глазами резко темнеет. Я куда — то проваливаюсь, перестаю видеть и слышать.
Сколько раз будет такое случаться? Где я сейчас? Вокруг так темно и не звука. Так жутко. Я не могу понять, что делаю?

«Доченька, возвращайся скорее к нам, в реальный мир. Мы тебя очень ждем. Пожалуйста, борись за свою жизнь. Ты нам так нужна.» — Отдаленно я услышала мамин грустный голос. Она плакала. И мне самой стало так тоскливо на душе. Я попыталась вырваться из темноты, чтобы наконец вернуться в настоящее время. Но что-то мне подсказывало, что я снова очнусь в прошлом.

Фарид

После непросветной темноты небытия, я опять оказался в своем прошлом. И увидив Нору, заходя в класс, окончательно понял, что возвращаюсь сюда именно из-за нее. Потому что я так и не видел Марсура, также как и свою мать. Хотя я был бы не против с ними поговорить без злобы и агрессии, которую прежде выплескивал на них обоих.
Но похоже здесь мне нужно разобраться только со своим отношением к Норе. Именно несложившиеся с ней отношения по прежнему сильно волнуют меня. Я хочу все исправить. Но позволит ли Нора мне сделать это?
С ней что-то происходит. Ее явно что-то беспокоит и волнует. А я понятия не имею, что это может быть.
Я очень мало знаю о том, что происходило в жизни Норы в этот период. Только то, что ей ранее долгое время не удавалось обзавестись настоящими подругами. Многим своим ровесникам она не нравилась, потому что вела себя не так развязно и откровенно, как они. Была скрытной и отстраненной. Жила в своем мире, о котором я хотел и хочу знать все, что Нора бы позволила.
Но она с этим не торопится. Неудевительно. Она наверняка помнит меня тем, кто не заслуживает доверия. Однако я ненамерен отступать. Я хочу быть к Норе как можно ближе.
Сейчас увидев ее одну, стоящую возле окна, мне невыносимо захотелось обнять ее и прижать к себе. Чтобы она никогда не чувствовала себя одинокой и чтобы я сам не ощущал одиночество.
Только вот, что она имела ввиду сказав:
«- Мне нужно быть в другом месте.»?
Класс начал заполняться учениками, а я не особо раздумывая, и не сказав ни слова им, поторопился за Норой.
— Нора! – Позвал ее я, широким шагом направляясь к лестнице.
И тут же приостанавливаюсь, увидив ее лежащую без сознания на полу, возле лестницы, спиной ко мне. Шокированный, я быстро подбегаю к ней и сожусь на колени, возле ее головы.
— Нора! Нора! – Довольно громко говорю я, повернув ее податливое тело на спину. Ее голову я положил себе на левую руку, а плечи ее улеглись мне на колени. После чего нашел пульс на ее нежной шее. Он был немного замедленным, но в норме.
— Нора, очнись! – Задаваясь вопросом, почему она так внезапно потеряла сознание, я мягко погладил ее лицо и надавил на сонную артерию.
Голова ее защевелилась вместе с веками и через секунду Нора открыла глаза. Я с облегчением вздохнул. И едва заметил, что многие из ее одноклассников встали рядом и стали спрашивать, что случилось с Норой.

Нора

Я ощутила, как пелена перед моими глазами рассеивается, и я слышу, как меня зовет Фарид:
— Нора, ты слышишь меня?
Сон связанный с моим прошлым продолжается. Неужели это значит, что мне ещё не время вернуться в к настоящей жизни? Но как же так? Ведь в настоящем из-за моего тяжелого состояния страдает моя мама.
Я с трудом сдерживаю подступающие слезы, глубоко дыша. Вижу, как молодой, родной моим мыслям и сердцу мужчина, встревоженно смотрит на меня, поддерживая руками за спину. Сам присел на колени. Что ж, надо отдать должное – мне по-прежнему очень приятно видеть Фарида, особенно так близко. Если бы не его присутствие здесь, я бы сходила сума.
Я посмотрела в сторону, и ощутила легкое разочарование. Мы с Фаридом не одни. Почти все одноклассники окружили нас, и не переставали пялиться.
— Долго я так лежала? – Тихо спросила я, машинально поправляя юбку, хотя она не была задрана. Мне даже показалось, что её поправили. И сделал это наверняка Фарид. Когда необходимо, культурности и сдержанности ему не занимать.
— Пару минут. Ты потеряла сознание… Как это случилось? – Вопрос послышался мне двусмысленным.
— Кажется, я оступилась об этот порог, и наверное ударилась. Не помню. – Ответила я, и захотела встать.
— Не торопись вставать. – Проговорил Фарид, беря меня за правую руку, и поддерживая за талию. Что скрывать, я была немного смущена таким его вниманием ко мне даже во сне, и все же мне нравилось, как он осмотрителен, и бережно ухаживает за мной.
И меня совсем не волновало, что сейчас думают мои одноклассники. Я их не воспринимала в серьез, потому что поняла, что нахожусь здесь из-за своих неосуществленных желаний по отношению к Фариду. И так как я уже в несчитанный раз попадаю сюда – в свое иллюзорное прошлое, мне нужно хорошенько подумать, как именно я хочу провести здесь время отведенное мне с Фаридом.
К тому же, кажется что-то подобное я хотела пережить в прошлом. То есть чтобы мне вдруг стало нехорошо при Фарида и он мне оказал любую помощь.
— У тебя ничего не болит? Голова как? – Спросил Фарид мягко и уверенно придерживая меня.
Я прислушалась к своим ощущениям в теле. Голова слегка кружилась. Но об этом я не хотела говорить. Решила просто глубже дышать.
— Ничего не болит. Я в порядке. – Ответила я, медленно освобождая свою руку из ладони Фарида. Однако он по-прежнему придерживал меня за талию и переместил вторую руку на мое предплечье.
Фарид внимательно посмотрел на меня, а затем, взглянув на моих одноклассников, спросил:
— Какой урок у вас последний?
— После вашего, будет физ-ра и все. – Ответила Карина.
— Физ-ра значит… Так, давайте с вами договоримся. Вы тихо сидите до конца моего урока одни, а потом идете на физ-ру. А я провожу Нору в больницу. – Молвил ровно Фарид.
— Фарид Абзалович, не стоит. Я хорошо себя чувствую. – Я не ожидала, что он захочет отвезти меня в больницу. Не хватало мне в обоих реальностях находиться в больнице.
— Вы потеряли сознание, Нора. Нужно, чтобы вас осмотрели. – Ответил уверенно Фарид. Вернулся на «вы».
Я недовольно нахмурилась. Фарид не обратил на это внимание, по крайней мере вслух, продолжив:
— К тому же вашего классного руководителя сегодня нет. И медсестры тоже. А вас должен кто-нибудь сопроводить в больницу, чтобы вас осмотрели.
— Я могу проводить её. – Вызвалась Карина.
— Нет, Бат. Это должен сделать взрослый. Все. Возвращайтесь в кабинет. И до звонка не выходите.
— А если кто — нибудь зайдет и спросит, почему они сидят без учителя? – Спросила я, тем самым проверяя Фарида, на уверенность в его решении.
И тут же добавила:
— Я не хочу, чтобы кто – нибудь еще в школе узнал о случившемся.
Фарид задумчиво и чуть хмуро взглянул на меня, потом посмотрев на ребят, произнес:
— Скажете, что я ненадолго вышел, не сказав куда. Если будет что – то срочное, пусть звонят на сотовый.
— У вас могут быть из-за этого проблемы. – Произнесла я, посмотрев прямо в глаза Фарида. Он едва заметно ухмыльнулся и четко ответил мне:
— Это вряд ли. У меня есть веский повод не проводить урок.
После чего сказал моим одноклассникам идти в класс. Они пошли в кабинет, а я стояла, не зная, что думать и что делать. Не представляла, что мне когда-нибудь придется идти в больницу в сопровождении с Фаридом. Я мечтала, чтобы он проводил меня домой, а не об этом.
Но, ведь он уже предлагал проводить меня до дому вечером, однако я отказалась. В этот раз он не оставил мне выбора. В любом случае, происходящее здесь нереально. Но какой то урок из всего этого мне нужно вынести. Просто так этот сон с перерывами не может сниться.
— Вам не нужно вести меня в больницу. Я правда чувствую себя хорошо. – Проговорила я как можно спокойнее.
— Нора, подожди меня здесь. Я захвачу наши сумки. – Произнес Фарид, касаясь моего правого плеча, будто не услышал моих слов.
Я лишь сдержанно кивнула. Он быстро направился в кабинет своим широким уверенным шагом.
Надеюсь, я внезапно не завалюсь перед ним, и не отключусь на гораздо долгое время. Если это случится, мне больше не удастся убедить Фарида, что я со мной все в порядке. Впрочем, и сейчас еще не удалось. И вообще, если такое повторится, лучше будет если я приду в себя уже в настоящей реальности.

Фарид

Я не хотел оставлять Нору даже на минуту. Но нужно было забрать наши с ней вещи, ее рюкзак и мою верхнюю одежду. Пока это делал, я думал над тем, как разговорить Нору. Мне почему то кажется, что она знает причину своего обморока. И перед уроком Нора была явно чем то обеспокоена. Лицо ее было бледным, а глаза покрасневшими.
Обморока с ней не происходило в настоящем прошлом. По крайней мере, я сам не видел и не слышал такого о ней.
Тогда что же это может быть? Отражение меня? Того, что я сам теряю сознание в этой ипостази? Скорее всего так. Но я не хочу, чтобы Нора подвергалась подобному даже в этой ипостаси.
Черт возьми. Как же все это странно.
Нужно будет снова спросить Нору, что она чувствовала перед тем, как потерять сознание. Она явно не была удивлена тому, что я оказался рядом в момент ее пробуждения. На ее лице даже отразилось лёгкое облегчение. Это не может меня не радовать. Но Норе было несовсем комфортно от моего внимания к ней. Наверно из-за присутствия одноклассников.
Что ж, ей нужно будет привыкать к этому. Я в этой иллюзии только для того, чтобы быть рядом с ней.
Я понимал желание Норы не идти в больницу. Сам не доверял местным медикам. Они мало, что знали в медицине и едва ли нормально могли помочь. Случись со мной тоже самое, что с Норой, я бы не обратился к ним, а поехал сразу бы в город, при повторном приступе. Слава богу, произошедшее с Норой нереально, поэтому нет смысла ни в том ни в другом.
В учительской я быстро накинул на себя пальто, шарф и фуражку, после чего поспешил к Норе.

Нора

Вернулся Фарид уже одетым в верхнюю одежду. На нем красовались: черное чуть ниже колен пальто, черная фуражка, шея была прикрыта черно-белым полосатым шарфом. В таком одеянии он едва ли был похож на казаха. Скорее на армянина. В правой руке держал мой рюкзак.
— Фарид Абзалович, ваше беспокойство лишнее. Ничего страшного со мной не произошло. – Тихо, но четко проговорила я, глядя в его темно-карие глаза, которые едва позволяли мне понять, о чем он думает.
— Нора, я вижу, что сейчас тебе неплохо, но от подения могут быть последствия. Головокружения, тошнота. Поэтому нужно, чтобы тебя осмотрели в больнице.
Я отрицательно покачала головой и твердо сказала:
— Я не пойду в больницу, потому что не доверяю нашим медикам. Лучше отведите меня домой. Я расскажу матери, что со мной случилось. Она помереет мне давление. А если я почувствую, что мне становится плохо, то мы с ней поедем в больницу района.
Фарид внимательно посмотрел на меня и после некоторого раздумья, серьезным тоном ответил:
— Ладно, обойдёмся без больницы, потому что наши медики тоже не вызывают у меня доверия. Но ты должна мне пообещать, что сделаешь все, о чем мне только что сказала.
— Хорошо. Обещаю. — Кивнула я, кривя сердцем. Я не могу обещать то, что мне не подвластно.
— Тогда идем. — Фарид подал мне руку. Я вложила свою ладонь в его, и мы направились на первый этаж.
Ощущать свою руку в его было очень приятно. Его почти горячая широкая и твердая рука, согревала мою прохладную и мягкую. Фарид спускался первым, я шла за ним. Он не отпускал мою руку, пока я не подошла к гардиробу. Мысленно, я надеялась надолго запомнить этот почти волшебный момент.
По пути мы никого не встретили. Внизу сидели двое дежурных пацанов на год младше меня. Они только поздоровались с Фаридом, и с любопытством глядели на нас.
Я торопливо надела свою голубую куртку, шарф и шапку.
— Не забудь надеть перчатки. – Произнес мне Фарид. Я чуть нахмурилась. Не хочу, чтобы он вел себя со мной как старший брат, говорил мне что делать. Хотя зная его, бессмысленно злиться. Он привык отдавать команды в своей семье – брату, в школе — ученикам. Видно, что ему это нравится. Самоутверждается. И все же, я вправе воспротивиться, пусть и наигранно. Посмотрю на его реакцию.
— Спасибо, что напомнили. – Натянуто улыбнувшись, я добавила:
— А вы верните мне мой рюкзак. Я в состоянии нести его сама.
Фарид не удержал ухмылки, и ответил:
— Если вы так настаиваете, Нора. – И подал мне рюкзак.
— Да, спасибо. – Я накинула рюкзак на левое плечо, и направилась к выходу из школы, не посмотрев, пошел ли за мной Фарид. Мне и не надо было. Я знала, что он идет позади. Это ведь его идея – сопроводить меня. Но пожалуй хорошо, что он уступил мне и согласился проводить меня домой, а не настоял на больнице.
На улице свежий морозный воздух осторожно ударил в мое лицо, и я улыбнулась, видя, как ярко светит солнце. Ветки деревьев были усыпаны пушистым снегом, который красиво сверкал от солнечных лучей. Мне стало хорошо. Лёгкое головокружение ушло.
Мороз и солнце – день чудесный… Интересно, каждый раз будет так красиво на улице, когда я буду появляться в этом иллюзорном мире моего прошлого? Хочется верить.
— Не спеши так, Нора. – Услышав ровный голос Фарида, я обернулась к нему, и замедлив шаг, спросила улыбчиво:
— Почему?
— Потому что перед тем как упасть в обморок, ты тоже куда — то торопилась. — Он подошёл ко мне, надевая на свои руки кожаные перчатки.
С моего лица сошла улыбка. Я не хотела всю дорогу говорить о том, почему потеряла сознание, точнее лгать.
— Расскажи мне, куда ты так торопилась перед самым звонком на мой урок?
Твою мать. Он все запомнил.
— Вам так важно это знать? — Спросила я, пряча руки в карманы, и пытаясь придумать правдивую отговорку.
— Да. Важно. Ведь я тебе уже говорил, что с некоторых пор твое поведение изменилось. И мне кажется, что потеря сознания ещё одно свидетельство этому.
— Не знаю, что вы хотите от меня услышать, и не знаю, как мне объяснить вам своё поведение. Но наверняка это все из-за переходного возраста, как я вам уже говорила.

Фарид

Я сомневался, что дело тут в переходном возрасте. Думаю, что Нора просто увиливает от прямого ответа, не желая говорить мне правду. Раньше бы меня такое поведение разозлило, но не теперь. Я не вправе требовать от нее больше, чем она готова мне дать. И все таки должен поинтересоваться снова:
— Может быть и так. Но скажи пожалуйста, ты помнишь, что чувствовала перед падением?
Нора слегка нахмурилась и медленно ответила:
— Я неважно себя чувствовала.
— Почему?
— Не знаю. Не знаю, с чем это связано. – Сдержанно сказала Нора. Мне казалось, что она не хочет об этом говорить.
Я не стал давить и помедлил со своим следующим ответом.
— Поэтому ты решила покинуть мой урок?
— Да.
Я вздохнул и осторожно спросил:
— Это связано со мной? С нашим последним разговором? – Мне было важно знать ее ответ на эти вопросы.
Нора посмотрела прямо мне в глаза и отрицательно качнула головой.
— Нет. Не думаю, что это связано с вами.
— То есть ты по прежнему не против моего общества?
— По прежнему.
— И в силе то, что мы будем видеться после уроков, чтобы ты могла изучить материал об Испании?
Нора мило улыбнулась, смотря перед собой.
— Да. Это в силе.
— Хорошо.
Нора кивнула, продолжая слегка улыбаться.
— А что ты имела ввиду, когда сказала «мне нужно быть в другом месте»? — Я внимательно взглянул на нее.
— Не помню. Возможно, до обморока, я что-то решила для себя, и поэтому захотелось уйти. — Уклончиво ответила она.
— Что же ты такое решила? – Заинтересовано спросил я.
— Не знаю. Мне потребуется время чтобы вспомнить, или понять это. — Произнесла Нора, и чуть ускорила шаг.
— Поделишься потом со мной? – Я чуть прибавил темп, желая идти с ней рядом.
— Зачем? – Коротко спросила она. В одном этом слове я услышал густоту эмоций, главными в которых было разочарование и надежда. Неужели Нора была разочарована не меньше меня в том, что у нас в прошлом ничего не вышло? И неужели не смотря на это у нее все таки была надежда, что все когда-нибудь изменится?
— Мне интересно и важно знать, что с тобой происходит. К тому же ты упала в обморок перед моим уроком. Доля ответственности на мне есть. — Медленно ответил я. Я пока скрыл свои истенные мысли и чувства, потому что был несколько застигнут врасплох.
Она криво усмехнулась, отвечая:
— Вы что же, действительно сначала подумали, что я решила убежать, потому что не хотела быть на вашем уроке? А не выдержав волнения от того, на что решилась, упала в обморок?
— Да. Мысль о том, что ты не хотела находиться на моем уроке у меня возникла сразу же. Но вот обморок из-за волнения в твоём случае маловероятен. Ведь этого не произошло, когда я провел первый урок в вашем классе. А на третьем уроке я помню, как ты волновалась, когда я спросил у тебя домашнее задание. Но не было и намека на потерю сознания. – Произнес я с лёгкой улыбкой, отчётливо увидив тот эпизод перед глазами. Это было всего меньше двух лет назад, если считать с данного периода, в котором мы сейчас находились. Нора тогда была довольно застенчивой и закрытой девочкой. В основном. Но в редкие моменты, когда она улыбалась своей красивой и светлой улыбкой, она была чудеснее всех вокруг.
Нора с некоторым недовольством сказала:
— Ну да, я просто молчала и стояла, как вкопанная.
— Не совсем. Ты смогла заткнуть одноклассника, который сидел позади и пытался вывести тебя из себя. — Улыбчиво проговорил я.
Она внимательно посмотрела на меня, и слегка улыбнувшись, произнесла:
— У вас отличная память.
— Не жалуюсь. Хотя это было не так давно. Ты наверняка сама все отлично помнишь.
— Не так отчетливо, как вы. — Ответила уверенно она.
Я заметил, что мы уже прошли больницу и акимат, которые находились в одном здании. Ещё каких до десять минут, и мы с Норой окажемся у ее дома. Этого я не хотел. Мне нравилось вот так просто идти с ней рядом.
Какое-то время мы шли молча. Как хорошо, что это молчание не напрягало. Я посмотрел на Нору и заметил, что она искоса наблюдает за мной. Это меня порадовало. И все таки я хотел снова попытаться сделать что нибудь, сказать что нибудь, чтобы Нора открылась мне. Но как бы это сделать мягко?

Нора

Мне было хорошо и спокойно идти вместе с Фаридом. Наша прогулка меня нисколько не разочаровывала. Хотя я думала, что будет иначе. Думала, что буду чувствовать себя уязвимо. Но нет. Не смотря на то, что он явно хочет знать настоящую причину моего обморока, он вежлив и терпелив. Да, это определенно не тот Фарид, которого я знала в настоящем прошлом. Скорее этот тот Фарид, о котором я всегда мечтала.
Неожиданно он приостановил меня, коснувшись правой руки.
— Нора, я правда думаю, что в твоей жизни что-то происходит. Что то важное… Но ты ни с кем не делишься этим. – Мужчина внимательно и по доброму посмотрел на меня.
— Вы хотите, чтобы я с вами поделилась тем, что происходит по вашему мнению, в моей жизни или со мной?
Никогда бы не подумала, что между мной и Фаридом будет идти такой разговор. Как жаль, что он нереален. Или все это несёт в себе какой то смысл?
— Да. Я готов выслушать, и помочь тебе всем, чем смогу. – Уверенно ответил Фарид. Он прямо уставился в мои глаза. Его лицо было совсем близко, как и его тело, и я невольно затрепетала. Его близость творила со мной необъяснимые вещи. Мне хотелось коснуться его лица и губ. Руки стало покалывать.
Я невольно улыбнулась. Фарид возможно и не подозревал, но выглядел он сейчас столь мужественно и привлекательно. Не помню, чтобы видела его таким. Было лишь подобие.
— Очень мило с вашей стороны. Но думаю, вы все таки преувеличиваете. Если у меня и есть проблемы, то они ничем не отличаются от проблем обычного подростка. – Я пошла дальше и тут же услышала серьёзный тон Фарида.
— Для меня ты не обычный подросток. Ты очень отличаешься от своих ровестников. Я бы даже сказал, от всех здешних школьников.
Он шёл совсем рядом, своим уверенным немного размашистым шагом, чуть склонив голову в мою сторону.
— По вашему, в этом есть что-то хорошее? – Скептически спросила я.
— Конечно есть. Не смотря на предстоящие сложности, не нужно бояться своих отличий от своего окружения. В итоге эти отличия тебе помогут.
— Что ж, посмотрим спустя года, окажетесь ли вы правы.
Он прав. И это завораживает.
Я остановилась, так как мы уже подошли к моему дому.
— Я часто оказываюсь прав. – С лукавой ухмылкой ответил Фарид.
Я тоже ухмыльнулась и протянула свой ответ:
— Ммм, может быть. Но я не стану верить на слово. Это может быть всего лишь ваша самоуверенность.
Фарид с интересом взглянул на меня, приподняв брови. Он хотел что-то сказать, но у него зазвонил сотовый.
Фарид достал из кармана телефон, маленький серебристый сони-эриксон. Так необычно. В настоящем 2018 году, почти у каждого человека сенсорные телефоны.
Мужчина нахмурился.
— Это не со школы? – Машинально спросила я.
— Нет, не со школы. Я потом перезвоню.
Фарид нажал отбой и убрал телефон.
— Мы уже пришли. – Сказала я, кивнув в сторону своего дома. В моей голове откуда то возникла информация, что дома сейчас никого нету. Мама и отчим на работе будут еще как минум несколько часов.
— Да, я знаю, где ты живёшь. – Быстро ответил Фарид. Взгляд его был недовольный. Кто же ему позвонил, раз у него так изменилось настроение?
— Спасибо, что провели меня. – Сказала я, чувствуя легкую нервозность.
— Я еще не довел. Буду спокоен, когда заведу тебя прямиком в дом. Кто из твоих родителей сейчас дома? – Учительским тоном молвил Фарид.
— Фарид Абзалович, не стоит… — Уклончиво ответила я, отрицательно кивнув головой.
— Ты же не скроешь от них, что у тебя был обморок? Ты мне пообещала. – Прищурившись, почти строго спросил Фарид.
— Конечно не скрою. За кого вы меня принимаете? – Недовольно ответила я.
Вообще то я бы так и сделала, но ему это не нужно знать.
— Хорошо. Я проверю. – Сказал Фарид учительским тоном.
— Всмысле проверите?
— Поговорю с твоей матерью.
Я хотела вспылить и воскликнуть, чтобы он не лез не в свое дело, но тут же мысленно успокоила себя. Потому что Фарид бы не отступил, настаивая на своем.
— Не надо с ней разговаривать. Я сама все расскажу, потому что знаю – обморок дело серьёзное. Обещаю.

Фарид

Я несколько секунд внимательно смотрел на Нору. Она выглядела серьезной, и я ей поверил, сказав:
— Только сегодня же поговори.
— Да, сегодня.
— Пойдем, я доведу тебя до ворот.
Мы пошли к воротам. В моей голове крутился вопрос, почему я до сих пор не избавился от Ярославы. Она снова позвонила мне сейчас и так не во время.
— Похоже кто-то своим звонком испортил вам настроение. – Услышал я Нору и взглянул на нее. После чего напряг челюсть и отстраненно ответил:
— Лишь едва. Но этот кто-то пожелает об этом.
Нора удивлённо взглянула на меня. Лёгкий шок на ее лице сменился улыбкой и усмешкой.
— Почему ты смеешься? – Спросил я, тоже невольно улыбнувшись.
— Сама не знаю. Наверно из-за вашего взгляда. Вы сейчас будто бы хищник собравшийся на охоту.
Я тихо засмеялся.
— Обычно это погало людей, когда я говорил подобное и смотрел так, как ты сказала. А тебя похоже это забавляет. Мне нравится твоя реакция. – Пока я это говорил, незаметно склонился к ее лицу и оказался совсем рядом, наверно на расстоянии десяти сантиметров.
Я с наслаждением, любопытством и лёгкой улыбкой осматривал лицо Норы. И она делала тоже самое. Через секунду она сглотнула и глубже вздохнула. Я сделал тоже самое.
Мои пальцы и ладони чесались от желания прикоснуться к лицу Норы.
— Неужели это была проверка? Вы хотели знать, насколько я пуглива? –Произнесла она заметно осевшим тоном. В моем рту пересохло и пришлось коротко откашлять, прежде чем ответить:
— Нет. Это вышло само собой. Но результат мне нравится. Ты пуглива, но ты хорошо умеешь скрывать свой страх. Сейчас например, за смехом. – Да, мне определенно это нравилось.

Нора

Он явно заигрывал со мной. Что ж, мне от этого только стало лучше.
— Сочту сказанное за комплимент. – Ответила ч и отходя от него, добавила:
— А вообще, у всех есть страхи. И вы не исключение.
— Разумеется. Мы ведь существа смертные. Поэтому не стоит тратить свое время впустую, на то, что совсем не нравится. – Уверено сказал Фарид, пронзительно посмотрев на меня.
Я понимающе кивнула.
— И на будущее, Нора, тебе не нужно меня бояться. Будь со мной такой какая ты есть. Без притворств. – Фарид мягко и осторожно коснулся двумя пальцами моего подбородка.
Я шумно вздохнула и честно ответила:
— Вы сами знаете, что нелегко таким образом поступать.
Мы смотрели в глаза друг другу и приятное тепло разливалось по моему телу.
— Знаю. Но нужно стараться, потому что оно того стоит.
— Пожалуй да. Давно хотела у вас спросить кое что, можно?
Фарид тепло улыбнулся и переместив свою руку с моего лица на мое левое предплечье, ответил:
— Можно.
— Вам нравится то, чем вы занимаетесь и как живёте?
Он ненадолго задумался.
— Мне нравится преподавать. Но не нравится, как я живу.
Я кивнула и медленно подбирая слова, спросила:
— А знаете, что нужно сделать, чтобы вам нравилась то, как вы живёте?
Он снова глубоко и загадочно посмотрел на меня.
— Знаю.
— Тогда действуйте.
— А ты? Ты готова действовать, Нора? – Снова двусмысленно спросил Фарид, нежно коснувшись моего лица кончиками пальцев.
— Готова.
— Хорошо. Запиши тогда мой номер сотового.
— Зачем он мне? — Удивлённо спросила я.
— Напишешь мне вечером, как прошел разговор с твоей матерью.
— Вы что в школе не сможете у меня об этом спросить? – Шутливо спросила я.
— Предпочитаешь, чтобы я спросил об этом в присутствии всего класса? – Приподняв одну бровь, с лёгким вызовом спросил Фарид.
Конечно мне этого не надо.
— Нет. На перемене, отдельно.
Фарид усмехнулся.
— Просто запиши и все.
— Не буду.
— Почему?
Я вздохнула и смело ответила:
— Не хочу, чтобы я когда-нибудь тоже вызвала такое недовольство, как кто-то звонивший вам сейчас.
— С чего ты взяла, что это когда нибудь случится? – Задумчиво и чуть напрягшись спросил Фарид.
По меркам этого времени подобное случится очень скоро.
— С того, что люди быстро надоедают друг другу.
Фарид шумно выдохнул и выгнув брови от удивдения, произнёс:
— Ты порой говоришь такие слова, которые заставляют меня задуматься, тебе точно шестнадцать лет?
— Пока еще пятнадцать. Но да, точно.
— Ладно. Раз тебя беспокоит то, что ты мне можешь надоесть, договоримся так. Я сам буду тебе писать или звонить. Тебе нужно будет только отвечать. Сама можешь не звонить, если нет срочной необходимости.
Я пристально посмотрела на него.
— Ладно. Но у меня есть условие.
Фарид добро усмехнулся:
— Какое?
— Никаких претензий с вашей стороны, если я не отвечу вам.
— Хм… А ты скажешь потом, почему не смогла ответить?
— Может скажу, а может и нет. Соглашайтесь или обойдёмся без номеров.
Фарид был крайне удивлен, но номер мой все таки записал, после чего и я его.
— Думаю вам пора возвращаться в школу.
— Прогоняешь меня? Не нравится мое общество? – Мягко провоцируя спросил Фарид.
— Ни то, не другое. Вы прекрасно видите, что мне по душе ваше общество. Так что не набивайте себе цену.
Фарид весело засмеялся и вдруг крепко обнял меня. Несколько секунд я стояла неподвижно, чувствуя как он дышит мне в шею и в щеку, а также как он трепетно сжимает меня в своих объятиях. Не сумев его обнять, я просто положила голову на его плечо.
— Мне тоже очень хорошо с тобой, Нора. И я уверен, будет ещё лучше. Особенно когда ты будешь со мной на ты, и назовешь меня только по имени, без отчества. Но оставим это на другой раз.
Фарид медленно отпрянул от меня и поправив на мне шапку, сказал:
— До скорой встречи, Нора.
— До свидания, Фарид Абзалович. – Кивнула я.
Этот разговор с ним был еще одним невероятным событием здесь.

4 часть

— Уже пошли вторые сутки… Почему она ни как не реагирует и не приходит в себя?
— Её организм выбрал свой способ восстановления. Нужно время. А вам необходимо набраться терпения и веры… Все её органы в порядке. Даже опухоль, которую она получила от удара, начала медленно уменьшатся. Скорее всего, именно она мешает Норе очнуться.
— Как вы думаете, риск того, что она не очнется в ближайшее время, есть?
— Есть. Ее организм более менее здоров и стабилен, кроме головного мозга. На данной стадии он будет восстанавливаться сам. Должное вмешательство уже сделано. Теперь дело стоит за вашей дочерью.
— Всмысле?
— Скажу так. Возможно, ваша дочь сейчас находится в месте, где ей было лучше, чем здесь. И поэтому она, не торопится возвращаться.
— Где же она может быть?
— А ты не догадываешься?

***

Фарид

У меня снова был неприятный разговор с Ярославой, но думаю он был последним. По крайней мере в этой загадочной иллюзии.
Разговор случился недалеко от школы.
Я дал ей понять, что она меня больше никак не волнует. И впредь наши отношения будут ограничены только учитель – ученица.
Я видел, как Ярославе больно слышать от меня, что наши отношения закончены. Она сказала, что не верит мне. Не верит в то, что мне стала нравится только одна девушка. По ее словам, я не мог так быстро поменяться и остановить свой выбор на невзрачной и странной Норе.
Ярослава конечно понятия не имела, сколько на самом деле мне потребовалось времени сделать выбор в пользу Норы. Чтобы окончательно его осознать, мне пришлось оказаться здесь, в этом нереальном прошлом.
Поэтому мне было все равно, поверит ли в мои слова Ярослава. Важно, чтобы Нора мне верила.
Сначала я подготовлюсь здесь, а потом разыщу Нору в настоящей реальности. Желательно, чтобы это случилось в скором будущем. А то есть опасность заиграться здесь и забыть, что есть реальный мир.
Так же я пригрозил Ярославе, чтобы она невздумала разговаривать с Норой и рассказывать ей гадости обо мне, или каким нибудь другим способом расстраивать ее. В противном случае такие действия Ярославы сыграют против нее самой. И напоследок попросил, больше мне не звонить и удалить мой номер.
На этом я оставил Ярославу. В тот момент девушка была в ступорном состоянии, а в глазах стояли слезы.
Знаю, что был с ней груб. И мне было немного жаль Ярославу. Но иначе я не мог. Я больше не хотел тратить на нее время, даже в этой иллюзии.
В школу я не дошел. Мне стало дурно. В весках сдавило и перед глазами потемнело.
Через мгновение я оказался в клубе. Потребовалось несколько секунд, чтобы вспомнить это место. Деревенская дискотека проходила в акимате, в отдельном небольшом помещении.
Танцующих было немало. Девушек больше, чем парней.
Музыка играла громко. Для меня особенно, потому что я стоял в нескольких шагах от крупной колонки.
Мои руки были сложены на груди, а спина опиралась о подоконник.
Я напрягся, пытаясь вспомнить этот вечер и тут же увидел Нору. Она танцевала ко мне спиной, на расстоянии двух метров. Вся в черном. Плавно и одновременно ритмично двигала бедрами. Волнистые волосы распущены, и красиво лежат на плечах и лопатках. Мне захотелось прикоснуться к ним и не только к ним.

Нора

Я резко вздрагиваю, услышав громкую музыку позади себя. Непроизвольно поворачиваюсь назад, и понимаю, что песня исходит из колонки за моей спиной. Я снова на дискотеке, но уже не в школе. Дискотека проходит в акимате поселка, а точнее, в просторной комнате, выделенной для проведения дискотек.
Напротив меня танцуют три девчонки. Две из них мои одноклассницы – Карина и Констанция, а третья сестра – погодка Карины – Анжелика. Одеты они в штаны и джинсы, сверху темных тонов кофты. На лице легкий макияж. Танцуя, они о чем – то говорят время от времени, но чаще смеются.
Осмотрев себя, вспоминаю, как мне нравилась эта моя одежда – туника, с золотистой вставкой и расклешенным полом и черные обтягивающие штаны. На ногах те же замшевые сапоги. Волосы чуть накручены и распущены.
Я неплохо помню этот вечер, поэтому осматриваюсь, в поисках Фарида. Он должен быть здесь. И я не ошибаюсь. Он стоит позади, в нескольких шагах от меня. Оперся о стену спиной, сложил руки в области груди. Задумчиво наблюдает за мной. Одет по – зимнему: черное пальто, черная фуражка, и черные брюки.
Я вспомнила этот момент из прошлого, и невольно улыбнулась. Тогда он хмуро и, кажется, недовольно глядел на меня. Я не понимала, почему он так пялится на меня. Только спустя годы осознала, что он наверняка злился, и возможно, чувствовал отчаяние. Думаю, ему казалось, что я бесповоротно меняюсь. Из тихой скромной, застенчивой и наивной девочки, превращалась в подвижную приятно проводящую время тусовщицу. Он переживал, что первая девочка исчезнет, перестанет смотреть на него восхищённым взглядом. И на смену ей придет другая девушка, которая может ему не понравиться.
Что ж, в реальном прошлом Фарид не зря волновался по этому поводу. В каком то смысле, если мои предположения верны, его терзания оказались точны. Но сейчас, раз я продолжаю проживать свое прошлое во сне, я постараюсь развеять его волнение, или хотя бы уменьшу напряжение.
Тем более если это продолжение того же сна, значит Фарид будет только рад, что я подойду к нему.
Я наклонилась к Карине, и произнесла:
— Мне нужно поговорить с Фаридом Абзаловичем. Если девчата спросят тебя, зачем я к нему подошла, скажешь, что не знаешь. А тебе я потом объясню.
Она удивленно посмотрела на меня, но быстро кивнула:
— Ладно.
— Спасибо. – На самом деле, я надеялась, что мне не придется рассказывать ей о своих чувствах к Фариду. И все же, если без этого не обойтись, то я готова открыться Карине. Потому что уверена, она умеет хранить секреты. Если конечно ценит нашу с ней дружбу.
Оставив девчат, я направилась к Фариду. Он не сдвинулся с места, и продолжал глядеть на меня. Я встала в такую же позу, как и он, по правую сторону от него и произнесла, немного склонившись к его уху:
— Добрый вечер, Фарид Абзалович. Вы снова один?
— Добрый вечер, Нора. А ты снова решились подойти ко мне. Ты стала очень смелой. Меня это радует. – Он констатировал факт, повернув в мою сторону свое лицо, и тоже произнеся слова мне на ухо.
Я невольно вздрогнула от того, как его дыхание мягко коснулось мочки моего уха, и что услышала голос Фарида совсем близко. Но иначе мы бы не поняли друг друга.
— Спасибо, но дело не в смелости… Просто вы пристально смотрели в нашу сторону.
— Тебя это смущает?
— Немного. Но больше меня волнует, зачем вы смотрите на нас?
Фарид на мгновение задумался, после чего медленно ответил:
— Думаю, у тебя есть ответ на свой вопрос.
Я отрицательно покачала головой:
— Нет. Только догадка.
— И какая? – Ухмыляясь, проговорил Фарид мне в ухо, и наклонил голову, чтобы лучше видеть мои глаза.
«Что он имел ввиду, когда сказал, что у меня есть ответ на свой вопрос?».
— То как вы смотрели… Мне показалось, что вы думаете, что мы не должны быть здесь.
Теперь моя очередь была присмотреться в черты лица Фарида, но перемену оказалось нелегко заметить. Он убрал взгляд с моего лица, и немного поменяв позу, помедлил с ответом. Лицо его исказилось иначе. Из-за плохого освещения я не смогла понять, что эта перемена значит.
Фарид склонился к моему левому уху и произнес несколько пониженным тоном:
— Ты почти права, Нора. Но я так думал не о твоих подругах, а только о тебе.
Меня обдало приятной волной от его голоса. Замерев, я уточнила:
— По вашему, мне здесь не место?
Фарид кивнул:
— Подобные места портят молодых девушек.
Не тебе об этом говорить.
Я ухмыльнулась и спросила:
— И как же я могу испортится, находясь здесь?
— Станешь повторять за другими. Научишься вредным привычкам. Свяжешься не с той компанией. – Не совсем уверенно ответил Фарид. И я зацепилась за эту неполную уверенность.
— Вы правда думаете, что со мной может такое произойти?
— Не думаю. И я бы не хотел этого для тебя.
— То есть вы волнуетесь за меня? – Мягче поинтересовалась я.
— Да.
Я кивнула и потом набралась смелости. Наклонилась как можно ближе к уху Фарида и спросила:
— Скажите, а с вами мне стоит связываться?
Фарид повернул свое лицо к моему и мы оказались очень близки друг к другу. Стоило мне или Фариду чуть податься на встречу, наши губы сразу бы соприкоснулись. Мои глаза как раз были на уровне его губ, но смотрели в глаза. Его же непроницаемый взгляд блуждал по моим губам. Я не удержалась, и слегка укусила свою нижнюю губу. Не знаю, почудилось ли мне, но думаю губы Фарида дернулись в ответ и чуть сжались.
Музыка по-моему стала играть тише, хотя ее ритмичная мелодия соответствовала нашему поведению, словам и чувствам. Дима Билан – Dreams. Удивительно, что эта песня была не из моего прошлого, а совсем современная, то есть из моего настоящего.
Долго я об этом не раздумывала, ведь все что сейчас происходило со мной было крайне странным и необъяснимым явлением. Мне оставалось лишь приспосабливаться.
Я даже не поняла, как Фарид оказался передо мной, почти скрывая меня от публики. Он положил свои ладони на подоконник по обе стороны от меня, тем самым загнав меня в свой плен. Мне пришлось сложить руки на груди, чтобы ощутить хоть какую то собственную силу.
— Я бы этого очень хотел. Но выбор за тобой. – Вкрадчивым тоном произнес Фарид, наклонив свое лицо к моему правому уху. После чего пронзительно посмотрел в мои глаза, ожидая мой ответ.
Его двусмысленность ответа и поведения меня заворожила. Я едва не растерялась, замедлив дыхание, когда ощутила, как его правая рука коснулась моей шеи и мягко провела по ней подушечками тёплых пальцев.
— Фарид… — Выдохнула я содрогнувшимся голосом.
Он положил ту руку, на мое правое предплечье и посмотрел на меня. Наши взгляды встретились и я замерла.
Он скорее всего прочел по моим губам, как я произнесла его имя, нежели услышал.
— Что, Нора? – Тихо произнёс мне на ухо Фарид.
В миг все, что нас окружало исчезло. Я видела только Фарида и не могла оторваться от него. Удивительнее всей ситуации то, что он тоже прямо и с горячим взглядом смотрел на меня какое-то время. Потом коснулся правой ладонью моей щеки. Его лицо и его взгляд в этот момент были самым прекрасным, что я когда-либо видила. Я не в силах обьяснить то, как Фарид смотрел на меня. Но зато я могу описать свое ощущение. Будто бы я оказалась в небе, воспорив над землей. Меня вроде бы тянет земное притяжение вниз, но я не падаю, а лишь медленно опускаюсь, продолжая парить. Как же мне понравилось это чувство.
Я дышу полной грудью и ощущаю свободу и лёгкость. Не была уверена в том, что именно Фарид подарит мне такое ощущение. Я вся трепетала от его прикосновения и близости.
Фарид нежно улыбнулся и склонившись к моей шее чуть ниже уха, оставил там медленный теплый и мягкий поцелуй. По-моему телу побежали приятные волны эйфории. Я почти по свойски положила свои руки на шею и плечи Фарида. А он
спросил ласковым и томительным голосом, опустив руку с моего лица на талию:
— Что скажешь, милая? Ты хочешь быть со мной?
Он точно знает силу своего влияния, чертов обольститель.
Я постаралась скрыть улыбку. Быстро прочистив горло, я медленно ответила:
— Мне нужно подумать, ведь с вами не знаешь, чего ожидать.
Я почувствовала, как рука Фарида на моей талии переместилась на поясницу. Он на миг посмотрел в мои глаза, после чего уверенно ответил:
— Могу сказать о тебе тоже самое. С некоторых пор ты стала очень непредсказуемой.
— Я не всегда буду такой. А вот вы вряд ли изменитесь.
Я почувствовала, как напрягся Фарид. Он сдержанно спросил:
— А ты бы хотела, чтобы я изменился?
Он внимательно посмотрел на меня.
Когда то да, очень хотела. Но со временем поняла другое.
Я отрицательно кивнула и спокойно ответила:
— Когда то хотела. Сейчас нет.
— Почему сейчас нет?
— Не вижу в этом смысла. И я считаю, если вы сами хотите что-то в себе изменить, меняйте. Но только ради себя, а не ради кого-то или потому что этот кто-то хочет от вас перемен.
Фарид задумчиво посмотрел на меня. Не знаю, что он подумал о моих словах. Зато знала, что не жалею, что сказала их. А еще мне захотелось на свежий воздух.
— Я хочу выйти на улицу. – Сказала я ему и взяла его за правую руку, которая перекрывала мне путь.
Фарид не стал мне мешать. Видимо был озадачен сказанным мной. Я прошла мимо подруг. Быстро взяла куртку и не сказав им не слова, пошла к выходу.
В коридоре было прохладно. То что надо. Моим щекам и телу нужно охладиться.
Я быстро надела куртку и шапку.
Когда я вышла на улицу, меня окликнула Карина.
— Нора, почему не сказала нам, что уже уходишь? – В не тоне слышалось лёгкое недовольство.
Я повернулась к ней.
— Я не хотела вас отвлекать. Развлекайтесь дальше. – Спокойно ответила я.
— Ты не отвлекаешь. Мы же вместе пришли, и ушли бы вместе.
— Не сегодня, Карина. Я хочу пройтись домой одна.
— Это снова из-за Фарида Абзаловича?
— Отчасти. Мне нужно кое о чем подумать.
— Потом расскажешь об этом?
— Нет Карина. Это касается только меня.
Карина хмуро глянула на меня и отстраненно ответила:
— Ладно. Как хочешь.
Я кивнула и сказала:
— Пока.
— Пока. – Карина зашла во внутрь, так как была без куртки. А я не торопясь пошла домой.

Фарид

Я видел, как задумчиво и в недоумении смотрели на меня подруги Норы. Конечно они не решились ко мне подойти. Только одна Карина почти сразу пошла следом за Норой.
Нора меня несколько озадачила и поразила. Снова. Я думал, она хочет чтобы я был другим. Но она уверено сказала, чтобы я менялся только по собственному желанию и только для себя.
В реальном прошлом я видел в глазах Норы боль, когда она смотрела на меня, узнав обо мне неприятную правду. Сейчас этой боли я не видел в ней. Она смирилась и как будто бы приняла плохую часть меня.
Это невероятно и не может быть правдой. Скорее я просто сам хотел и хочу, чтобы Нора приняла меня таким какой я есть.
Через какое то время я пошел за ней. Мне хотелось быть в обществе Норы как можно дольше, пока я не приду в себя. А как только это случится, я обязательно разыщу ее.

Нора

Я не могла понять свое состояние. И мне трудно было понять свое истинное отношение к Фариду. Я разрывалась на части. Мне хотелось быть с ним рядом как можно дольше. Но воспоминания из реального прошлого о том, каким был настоящий Фарид со мной, останавливают меня, не давая возможности полностью отдаться чувствам которые вызывает у меня тот Фарид, что здесь.
Я запуталась. Я столько раз представляла нас с ним вдвоем, в какой нибудь интимной обстановке. Да что уж там, в одной постели, или на полу, или в машине. В мыслях я была готова переспать с ним и не жалеть. Потому что и так о многом жалела, что было связано с Фаридом. Почему же здесь, когда оказалась настолько близка, чем когда либо к этому, я оставила Фарида?
Причина не в том, что я боялась, что после секса со мной, Фарид перестанет обращать на меня внимание. Это пережито. Я боюсь чего-то другого и меня останавливает это.
Насмешки и безразличие со стороны Фарида тоже давно пережиты. И если будут новые, я смогу легче их воспринимать, чем раньше.
Так же я смерилась с тем, что мне не быть с ним, потому что в прошлом я не была готова к нему и к тем сильным чувствам, что испытывала. А в настоящей реальности, что за пределами этого сна, мы с ним чужие люди. У него есть своя семья – жена и ребенок, возможно не один ребенок.
Но если Фарид занят, зачем он мне снится? Зачем я все это проживаю рядом с ним? Я что-то должна сделать, когда очнусь? Разыскать Фарида и узнать как он на самом деле живёт?
Я не против сделать это. Мне самой интересно. Конечно такое поведение мазохизм над собой, ведь Фариду в реальности никакого дела нет до меня. И все таки я бы хотела знать, как он живёт и счастлив ли он. Надеюсь, когда очнусь, я не забуду об этом.
Поскорей бы вообще прийти в себя, иначе таким темпом, я начну забывать где настоящая реальность, а где сон.
Небо на улице темно-синего цвета, усыпанное множеством звезд. Ни смотря на зиму, мне не холодно. Наоборот, приятно ощутить охлаждающий голову воздух.
Вопрос сам возник в моей голове. Снова.
Почему я боюсь довериться Фариду?
Из-за того, что на самом деле не знаю, какой он и каким может быть? Вряд ли. Это не помешало мне переспать с тремя парнями, которых я знала от нескольких дней до нескольких месяцев. В физиологическом плане довериться им оказалось куда легче. Но не в психологическом плане.
Я попробовала секс только потому, что возраст требовал. Точнее общественное мнение так твердило, что в моем возрасте давно пора знать на собственном опыте, что такое сексуальные отношения. Оказалось не плохо, ни хорошо. Я не получила удовольствия, которое описывают в романах. А их я почитала не мало. Мысленно я винила и себя и партнера. Я недостаточно стараюсь, а он старался только для себя.
Но после последнего сексуального партнера, я поняла, что дело в первую очередь во мне. Правда, это не его заслуга. А книг по психологии, которые я уже длительное время читаю.
Так почему же я не могу открыться Фариду? Может быть, потому что боюсь будущего с ним, боюсь быть с ним, создавать крепкие отношения, делится всем, что есть во мне, и что знаю и имею?
Похоже, я просто не умею быть откровенной, и продолжаю бояться любить его, не смотря ни на что. Наверно я боюсь любить, не скрывая своих чувств ни от него, и не от других, не смотря на то, что скажут мои близкие и все вокруг о неправильности моего отношения к Фариду.
В прошлом я не приняла его таким, каков он есть. Поддалась общественному мнению, мало думая своей головой. Хотя не могу скрывать тот факт, что Фарид давал поводы остерегаться его. Однако я далеко не сразу стала смотреть глубже, чтобы увидеть истинные мотивы его поведения. А когда начала, для нас больше не было шансов сблизиться.
Да, дело в доверии. Смогу ли я довериться Фариду? Достоен ли он моего доверия? Захочет ли он сам довериться и открыться мне, не смотря на наши с ним различия?
Я провела холодными пальцами по едва тёплым щекам. Меня стало потрясывать. Я захотела встать, но ноги не слушались. Отсидела.
— Черт! – Выдохнула я, и снова попыталась встать. Но не смогла из-за резкого головокружения.
Понятно. Я не стала ждать, когда рухну в небытие. Сама легла на снег, выпрямившись всем телом, и закрыла глаза. Стояла полная тишина. Разве что, едва был слышен легкий ветер.
Не знаю, сколько времени я так пролежала, но вскоре послышались приближающиеся шаги. Я резко открыла глаза, и поняла, что продолжаю лежать на снегу, под ночным звездным небом.
— Нора? — Услышала я удивленный и чуть осипший голос Фарида, а потом увидела, как молодой мужчина наклонился надо мной.
Что он здесь делает?
Наши взгляды встретились.
— Почему ты лежишь на снегу? У тебя снова была потеря сознания? – В голосе послышалась тревога. Он присел на корточки рядом со мной.
— … Э, нет. Просто, захотелось узнать, как это — лежать на снегу и глядеть в ночное темно-синие небо и на звезды. – Быстро же я нашла, как солгать. А небо и правда, было прекрасным. И лежалось вполне комфортно, если не обращать внимание на покалывание в кончиках пальцев рук.
— И что, тебе совсем не холодно? – Спросил сомневаясь Фарид.
— Неа… Присоединяйтесь, если интересно. – Ответила я, похлопав рукой по затоптанному снегу.
Я удивилась тому, что так непринуждённо смогла ответить ему, после щекотливого разговора в клубе.
Смотря на Фарида, я подумала, что он откажется, и скажет мне вставать. Но он приятно удивил, когда после недолгого раздумия лег около меня. Голова его разместилась чуть выше моей. Предплечье вплотную прилегло к моему плечу.
— Ну, как вам? – Спросила я, спустя короткое время. Оказалось, так необычно и радостно лежать с ним рядом на снегу.
— И правда, забавно. – Отозвался мягко Фарид.
Я улыбнулась. Как приятно, что ему нравится.
Фарид снял перчатки и взял левой рукой мою правую руку. Я замерла от его неожиданного движения. Его прикосновение приятно обожгло мою кожу. Рука его оказалось горячей, и я мысленно застонала от волнительных ощущений.
Но тут прекрасному моменту пришел конец.
— Да у тебя руки совсем холодные! Ну-ка, вставай! – Завопил Фарид недовольно. И быстро сел, поднимая меня за собой.
— Не портите момент. Я сейчас одену перчатки и мы… — Я потянулась в карманы, но Фарид настойчиво проговорил:
— Нет уж! Я сейчас же виду тебя домой, и ты растираешь замерзшие руки. – Он помог встать мне, поддерживая за предплечья. А потом быстро, но бережно одел на мои руки свои перчатки.
Ммм… Я чуть было не застонала вслух. В них рукам было так тепло и комфортно.
Фарид приблизился, и коснулся своими горячими ладонями моих щек, и недовольно покачал головой.
— Сколько ты пролежала на снегу?
— Я не считала. Но уверена, что недолго.
— И взбрело же тебе такое. Только не вздумай говорить, что это все переходный возраст!
Оказалось радостно слушать его ворчание.
— Не собиралась. Мне просто захотелось так сделать, потому что от этого возникает необычное приятное ощущение. – Откровенно сказала я. Было действительно волшебно смотреть в ночное небо лежа. А когда Фарид прилег рядом, я подумала, что весь мир перестал существовать кроме нас двоих.

Фарид

— Я тебя понимаю. Но не стоит смотреть на ночное небо и звезды на снегу, тем более одной.
Я поправил Норе шапку и наши взгляды встретились. Как она может быть такой хорошенькой?
— Вы тоже так делали? – Донесься до меня ее нежный голос.
— Да. Это было давно, и кстати летом. – Кивнул я.
— Мм, да, летом можно долго так лежать. А вы на крыше были тогда?
Я просунул свои руки в карманы и ответил:
— Да. – И усмехнулся, добавив:
— Только тебе не надо лезть на крышу ради этого.
— Почему это? Думаете не смогу? – С лёгким вызовом спросила Нора.
— Да нет, думаю, ты все сможешь, если очень захочешь. Просто рекомендую быть в тот момент не одной. Так интереснее.
— Вы тоже были не один?
— Нет, один… Пойдём, я тебя провожу. Тебе нужно дома отогреться. – Я мягко взял ее за локоть.
— А как же ваши руки? – Ответила она, наверняка попытавшись отвлечь меня от себя.
— Подержу в карманах. – Сказал я.
— Можете одеть мои. У меня руки не намного меньше ваших.
Я не смог остаться серьезным. Добро усмехнулся.
— Что ж, давай примеряю.
Нора достала из карманов голубые махровые перчатки и подала мне.
— Они еще тянутся. – Добавила она.
— Не то, что мои кожаные. – Подыграл я, надевая перчатки.
В пальцах они оказались мне почти в пору, но едва достигали кистей.
— Не так уж и плохо. – Сделав вывод, я подал Норе левую руку.
— Дойти до дома я могу и сама. – Нора не сдвинулась с места.
— Знаю, что можешь. Но мне нужны назад свои перчатки, как бы твои не были хороши. – Сказал я притворно серьёзно, но это был лишь повод проводить ее, побыв с ней ещё.
— Не обязательно провожать меня до самого дома. Можем вернуть друг другу свои перчатки на повороте. Как раз вы уже согреете мои перчатки.
— Хорошо придумала, только не убедительно. Но давай не будем спорить. Идем. – Я протянул согнутую в локте руку. Нора медленно подошла, и взяла меня под руку.
Мы не спеша двинулись.
Какое-то время шли молча. Молчание меня не напрягало и мне казалось, что Нору тоже. Полная луна красиво освещала ее лицо, и если я не ошибаюсь, на губы Норы изгибались в лёгкой улыбке. Это меня вдохновляло и заставило сердце стучать быстрее.
— Кстати, сколько вам было лет, когда вы лежали на крыше и смотрели в ночное небо? – Поинтересовалась Нора.
— Почти тринадцать.
— Мм, опередели меня. И часто вы забирались на крышу? И на какую?
— На крышу дома в котором мы тогда жили. Да, часто бывало.
— Хотели бы повторить в вашем теперешнем возрасте? – Я почувствовал, что Нора крепче взялась за мою руку.
Я с сомнением посмотрел на Нору и она тут же добавила:
— А ну да, что я говорю. У вас теперь другие развлечения. – Она ослабила свою хватку и устремила взгляд вперед.
Я повернул к Норе свою голову и тепло ответил:
— Да, другие. Но от повторения прошлого я бы не отказался. Только уже не один.
— Это приглашение? – Улыбнувшись уточнила Нора.
— Да. Но сделаем мы это когда потеплеет, чтобы крыша не была скользкой.
— Согласна. А у вас есть такая крыша на примете?
— Сейчас нет. Но я найду, и сообщу тебе. Договорились?
— Договорились.
Мы подошли к дому Норы.
— Спасибо, что проводили меня. – Медленно сказала она.
Я кивнул и приблизился к ней почти вплотную. Она замерла, смотря в мои глаза.
— Тебе хочется узнать, почему я оказался рядом, когда ты лежала на снегу? – Тихо спросил я. Голос мой чуть охрип.
Глаза Норы чуть расширились. Кажется, она немного волновалась. Как и я.
— Да.
— Я искал тебя. Мы с тобой необычно поговорили в клубе. Твои слова о том, что мне стоит меняться только если я сам этого хочу, зацепили меня. Я подумал над ними и согласен с тобой.
Нора молча кивнула, продолжая смотреть на меня.
— Еще я хотел кое что с тобой обсудить. А именно то, что происходит между нами.

Нора

Я сглотнула. Мне вдруг показалось, что он сейчас скажет, что ему не нравится, как я себя с ним виду.
Я снова кивнула и произнесла:
— Я слушаю.
— Скажи мне прямо, я нравлюсь тебе?
Внизу живота у меня все напряглось. Я сглотнула подступивший комок. Это было неожиданно, но не страшно.
Я могла бы увиливать от прямого ответа сколько угодно, но зачем? Ведь к сожалению все это мне только снится.
Поэтому я с лёгким волнением ответила:
— Да, вы правы Фарид Абзалович. Вы мне нравитесь. Но я думала, что вам это и так ясно.
Лицо Фарида озорилось и он мягко улыбнулся, сказав:
— Нет. Мне было не ясно. Я лишь иногда догадывался.
Я чуть улыбнулась, и опустив глаза, произнесла:
— Ну, теперь вы можете быть уверены.
— Хорошо. – Фарид задумчиво и пристально смотрел на меня.
— Что вы хотите делать с этим? – Спросила я.
Фарид добро засмеялся.
— Использовать во благо нам обоим.
— Интересно. А каким образом?
— Очень приятным. Давно хотел поцеловать тебя.
Он положил обе руки на мою талию, и приблизив меня к себе, склонился к моему лицу.
От нашего поцелуя я едва не потеряла голову, и почти забыла, как дышать. Сначала мы двигались медленно, привыкая к новым приятным ощущениям. Но скоро наши движения стали глубокими и разгоревшимися. Ощущения стали ярче и сильнее. Я не могла поверить, что такое возможно. Что я когда либо смогу пережить хотя бы подробное. Да ещё тогда, когда на улице зима, и вообще находясь при этом в иллюзии. Но может от этого всего и чувства казались острее.
Когда Фарид немного отстранился от моих губ, мы оба шумно дышали. Он склонился к моему лбу своим и улыбнулся. На моем лице тоже блуждала улыбка.
— Это значит, что и я вам нравлюсь? – Немного шутливым тоном уточнила я.
Фарид проникновенно взглянул на меня и с лёгкой мягкой улыбкой кивнул. После чего вкрадчиво ответил:
— Ты мне больше, чем нравишься. Я очень дорожу тобой.
Это конечно не совсем признание в любви, но почему то эффект на меня они оказали мощный. Мое сердце пропустило бег, а на глаза выступили слезы долгожданного счастья.
Я крепче обняла Фарида за плечи и сказав:
— Как же я рада это слышать. – порывисто прильнула к его приоткрытому рту. Я почувствовала полное расслабление и с удовольствием целовала сочные и немного упругие губы Фарида. Почувствовала, как он сильнее обвил своими руками мою талию и углубил наш поцелуй. Целоваться он умел. Я просто млела от движений его губ и языка.
Прошло ещё немного времени, прежде чем, Фарид осторожно прервал наш поцелуй.
— Ты такая вкусная. – Тихо произнес Фарид. Я хрипло усмехнулась.
— Вы тоже аппетитный, Фарид Абзалович.
— О, пожалуйста, называй сейчас меня только по имени, без отчества.
Как в клубе. Ты так трепетно его произнесла тогда, что я еле сдержал себя в руках.
Я вздохнула и тихим медленным тоном сказала:
— Зачем ты сдержал себя в руках, Фарид?
Он судорожно вздохнул и посмотрев в мои глаза, ответил:
— Не хотел напугать тебя своим напором.
— Я пуглива, но не настолько. – Улыбнувшись, ответила я.
Фарид снял мою перчатку со своей правой руки и положил ладонь на мою щеку.
— Да, я вижу. Нам предстоит многое узнать друг о друге и о многом поговорить. Я хочу знать о тебе, как можно больше.
Я тепло улыбнулась. Мне было приятно слышать от него это. Но хотелось проверить кое какую теорию.
— Я тоже хочу узнать тебя лучше. Хотя меня все же удивляет то, что ты хочешь меня узнать через разговоры, а не иным путем.

Фарид

Я поднял брови и удивлённо усмехнулся, спросив:
— Иным путем? Это каким?
— Физическим.
— Ты имеешь ввиду таким?
Я крепко обнял меня и склонился к лицу Норы. Голос мой чуть осел и охрип. От желания которое я испытывал только с Норой.
— Да. – Тихо ответила она.
— Знай Нора, я очень тебя хочу.
— Это взаимно, Фарид.
Он мягко улыбнулся и чуть серьезнее сказал:
— Но я не хочу торопиться.
— Обычно такое говорят девушки. – Улыбчиво произнесла я.
Фарид понимающе улыбнулся.
— Действительно. Но я правда не хочу торопиться и испортить то, что между нами начало выстраиваться. Предлагаю чередовать физическое с чувствами. Ты не против?
— Не против.
— Хорошо.
Я закрыл глаза и снова накрыл чувственные губы Норы своими. Какие же они у нее податливые и одновременно умелые. Нора затрепетала и тихо застонала, прижимаясь ко мне.
— Ммм, какая ты чувственная. Моя девочка. – Я продолжил поцелуи вдоль ее правой щеки и до шеи. Но скоро неохотно отстранился и посмотрел на Нору.
— Мне лучше на сегодня остановиться. Мы можем продолжить завтра. Как ты на это смотришь?
— Я согласна. – Быстро ответила Нора.
— Отлично. Кстати, я же собрал тебе материал об Испании. Как раз завтра встретимся и я тебе его отдам.
Нора радостно посмотрела на меня и сказала:
— Хорошо. Где и во сколько ты хочешь увидиться?
— В часов семь. Я заеду за тобой.
— Ладно. – Кивнула Нора.
Я крепче обнял ее и наклонившись к ее уху, и нежно произнес:
— Договорились, моя детка.
Я надеялся, что мое дыхание ласкало оголенный участок шеи Норы.
— Напишешь мне перед тем, как ляжешь спать? – Спросил я, чуть погодя, посмотрев на нее.
— Напишу. – Кивнула Нора, поглаживая мой подбородок и шеку.
— И я напишу тебе перед сном и пожелаю сладких снов. – Сказал я, склонив свое лицо к ее.
— Буду ждать.
— Тогда до завтра, детка.
— Ты будешь называть меня деткой?
— Тебе не нравится?
— Нравится. Но только не часто.
— Хорошо, Нора. Как скажешь. – Улыбаясь, произнес я.
— Отдать тебе перчатки?
Нора потянула за концы левой перчатки, но я остановил ее.
— Оставь их себе.
— У тебя, что их целая коллекция? – Улыбчиво спросила она.
— Есть еще одна пара в запасе. И теперь появятся еще твои, голубые махровые.
— Ты, правда, хочешь оставить их себе?
— Конечно. В них удобно. Они как влитые на моих руках.
— Ммм, я буду скучать по ним.
— Не стоит. Ты ведь будешь с ними видеться, когда захочешь. – Я неторопливо поправил капюшон Норы и ворот, неотрывно глядя на нее. Какая же она притягательная.
— Хорошо. А ты не будешь скучать по своим перчаткам? Они ведь очень теплые, и наверняка дорогие.
— Я не буду скучать. Мои перчатки в лучшем месте. Но ведь у меня остается право видеться с ними время от времени?
— А как же? Конечно.
— Вот и отлично. Все, я пошёл, а то ты как магнит.
Я погладил Нору по спине.
— Ты тоже. – Ответила она, немного поправив мне шарф.
— Спишимся, Нора.
— Хорошо, Фарид.
Она помахала мне рукой и направилась к воротам родительского дома.
Я очень надеялся на то, что мы действительно спишемся с Норой и особенно желал следующей встречи с ней.

5 часть

Нора

Кажется, я больнице. Хотя сигнал аппарата, измеряющего мой ритм сердца и давление, звучит несколько тише, чем прежде. Громкость его, что ли убавили? Зато отчетливо слышу запах медикаментов, смешанный с ароматом мужского одеколона. Последний весьма приятный. Не Фарида ли? Надеюсь, что его, и сам он находится рядом.
Но разум напоминает мне, что Фарид не может круглыми сутками подле меня. У него полно своих дел. Семья. Не хочу думать, что происходит в его семье. Работа. Он ехал на внушительном черном джипе, значит, хорошо зарабатывает. А чтобы хорошо зарабатывать, надо немало работать. Авария доставила ему только проблемы. Мне стало неловко и неприятно. Это ведь из-за моей невнимательности и задумчивости она произошла.
Представляю, в каком напряженном состоянии моя мама и отчим. Это они, скорее всего, сейчас рядом со мной. Так хочется подать им знак, что я здесь, и думаю о них. Я очень переживаю.
Как жаль, что я не в силах, что-либо сказать, не говоря уже сделать.
— Она пошевелила рукой… Влад, ты видел? – Услышала я совсем рядом голос мамы.
Что? Я пошевелила рукой? Но я даже не поняла, не почувствовала как и когда?
— Видел. – Ответил отдаленно отчим.
— Так позови медсестру! Чего сидишь?
— Я позову. – Отозвался мужской голос. Он принадлежал тому, кто сбил меня. Почему он рядом с моими близкими? Кто он такой?
— Это может быть только рефлексом. – Буркнул отчим.
— Доча уже два дня лежит вот так. И прежде не двигалась. Движение руки должно что-то значить. – Ответила мама, и через мгновение, я смогла почувствовать легкое сжимающее прикосновение на моей левой руке. Я попыталась мысленно представить, что поворачиваю руку и сжимаю ладонь мамы в ответ.
Получилось?
— Посмотрим, что скажет врач. – Послышался ответ отчима. Голос его показался мне совсем усталым и раздраженным. Хотя, у мамы тоже слышалась измотанность, но она, похоже, держалась лучше.
Значит, не получилось.
— У этого движения несколько значений. Это может быть обычным рефлексом… А возможно, ваша дочь скоро выйдет из комы. Так она подала вам знак, что знает, вы с ней. – Услышала я вскоре мужской голос, который прежде уже слышала. Похоже, врач.
— Конечно мы с ней. Дай бог, и доча скоро выйдет из комы. – Снова легкое прикосновение, только сейчас в области лба. Мамочка моя, как я соскучилась и как хочется крепко обнять тебя.
— Я зайду ближе к вечеру. – Проговорил врач.
— Мне нужно отъехать по работе. Я вернусь к восьми часам. – Проговорил незнакомый мне мужчина. Его голос казался мне знакомым, но у меня не получалось вспомнить, кому он принадлежит.
— Можешь сегодня больше не приезжать. Мы все равно будем здесь ночевать. – Ответил холодным тоном отчим.
— Вы оба пробыли здесь двое суток. Вам нужен отдых. Я останусь сегодня на всю ночь. Если…
— Стоп! Притормози. Раскомандовался! Это нам решать, сколько здесь находится. Нора для нас все, и мы самые родные ей люди. А ты ей никто. – Грубо сказал отчим.
Меня не удивила злость и грубость отчима. Так он показывал, насколько сильно переживает за меня.
— Я это понимаю. Но мне бы хотелось как то помочь вам. – Ответил сдержанным тоном мужчина.
— Нам ничего от тебя не надо.
Отчим не договорил. Мама его остановила.
— Влад, хватит, успокойся… Нам с тобой и правда, нужен отдых.
— Ты серьезно позволишь ему остаться с Норой наедине на целую ночь? – Крайне недовольно проговорил отчим.
— А с кем она по — твоему была, пока я не приехала? Пока ехал ты? Он вообще мог не находиться здесь. Дежурная медсестра каждый час проверяет состояние дочки. Но он сам вызвался быть с ней. С ней ничего не случилось, когда он был рядом. И не случится.
— Потому что уже случилось! Это ты виноват в том, что Нора в коме! – Выпалил громко отчим. Боже, отчим на грани.
— Прекрати, сейчас же! Дочь вышла на красный свет по своей неосмотрительности. — Произнесла мама.
— А он виноват, что летел на всей скорости. Он виноват, что не посмотрел во время и раньше не затормозил!
— Да, я виноват. И очень сожалею, что торопился и во время не остановился. Я прощу прощения у вас, и буду просить его у Норы, когда она придет в себя.
— Нам не нужны твои извинения. Ими ничего не исправить!
— Это не нам решать, Влад. Когда дочь очнется, она сама примет решение. До тех пор, ты можешь находится здесь, сколько хочешь. — Твердым тоном сказала моя мать.
— Спасибо вам, Нина Леонидовна. — Тихо произнес мужчина. Почему мама и отчим не называют его имя? Тогда может быть я поняла, кто с ними сейчас.
— Я не верю своим ушам! Почему ты так благосклонна к нему? — Сверепо проговорил отчим.
— А почему я должна кричать и злиться? Этим ни я, ни ты не поможем Норе. И вообще, вряд ли ей идёт на пользу то, что мы здесь устроили.
Какая же моя мама молодчина. Рассудительная.
— Вы правы. Извините меня. Я пойду. Вернусь к восьми, максимум могу задержаться до девяти вечера. До свидания.
— До свидания. – Ответила мама. После чего обратилась к отчиму:

— Тебе не приходило в голову, что эта авария произошла не только по не внимательности и не осторожности дочери и его? – Проговорила задумчиво мама.
— Этот ублюдок виноват, что не смотрел на дорогу. – Пробурчал отчим.
— Дочь тоже не смотрела… Думаю, авария произошла не случайно. То есть не только по вине обоих.
— А почему же, по – твоему, она произошла? – Произнес раздраженно отчим.
— Потому что Нору до сих пор не отпускает прошлое. – Отозвалась уверенно мама.
И этой фразой поразила меня. Что она имела ввиду? Я знала, что она догадывается, как мне нравился Фарид в прошлом. Хотя, мы с ней никогда об этом не говорили, и после окончания мной школы тем более. Но видимо, она сделала такой вывод из-за того, что у меня с тех пор не было серьезных длительных отношений. Собственно, и с Фаридом у нас ничего не было. А происходящее со мной за пределами настоящей реальности, скорее всего лишь сон.
Авария бы не случилась, не выйди я на красный свет. Или же мама знает больше о моем отношении к Фариду или о его ко мне, нежели думаю я?
Ответа отчима я не услышала, потому что снова незаметным образом провалилась в пучину темноты, и в очередной раз оказалась в прошлом.

Фарид

Кажется, я сумел что то почувствовать из настоящей реальности. Это случилось после того, как я проводил Нору к воротам ее дома.
Я неторопливо пошел в мой былой дом. Внутри меня переполняли сильные глубокие чувства. И когда я начал осознавать все события, приведшие к таким приятным ощущениям связанные с Норой, меня замутило. Я непроизвольно упал на землю и провалился в темноту.
Но в этот раз за темнотой последовали звуки. Несколько приглушённо я слышал звук аппарата измеряющего сердцебиение и давление. Потом я услышал отдаленный звук открывающейся двери.
— Есть какие нибудь изменения в его состоянии?
В женском голосе я узнал Зарину.
— Сейчас посмотрим. – Ответил мужской сухой голос.
Через мгновение я нечётко ощутил как мне по очереди открыли оба глаза и посветили в них.
— Изменения есть и хорошие. Думаю очень скоро ваш бывший муж очнётся.
— Как скоро?
— Завтра. Послезавтра крайний срок.
— Хорошо. Спасибо доктор.
— Я вас оставлю. Будут ещё вопросы, обращайтесь к дежурной медсестре.
— Поняла.
Я не услышал, как ушел врач, зато почувствовал мягкое прикосновение рук Зарины на своей правой руке.
— Не знаю, слышишь ли ты меня сейчас. Но я всё равно скажу, потому что не знаю, смогу ли сказать это, когда ты очнёшься. Я прошу прощения у тебя за моего брата. Он не имел права так с тобой поступать, так жестоко избивать. Знай, как бы мне тяжело не жилось с тобой, подобного тебе я никогда не желала. И если ты заявишь на моего брата, я тебя поддержу, потому что он перешёл все границы.
Я был очень удивлен словами Зарины. Но в то же время понимал ее. Она сама наверняка устала от опеки исходящей от ее старшего брата. Не уверен, что вообще буду заявлять на него. Мне вообще не хочется иметь с ним каких либо дел, и видеть я его больше никогда не хочу. Когда я приду в себя, поговорю с Зариной о том, что готов ей оказать любую помощь, если она захочет избавиться от опеки над ней ее брата. Если она не захочет, на том мы с ней и расстанемся.
Меня очень порадовало, что я теперь могу чувствовать то, что происходит вокруг меня в настоящей реальности. И особенно мне понравился прогноз врача. Скоро я приду в себя, после чего займусь поисками Норы.
— Твоя мать придет чуть позже. До ее прихода я по буду с тобой. Надеюсь, ты не против. – Заметно тише я услышал Зарину и напрягся, поняв, что уже не слышу звук аппарата измеряющего сердцебиение и давление.
Мне стало не по себе и тут мной вновь овладела темнота. Из которой меня словно выпленуло в прошлое. На этот раз я находился в доме своей матери. В бывшем ее доме. В настоящей реальности она жила в однокомнатной квартире в городе.
В этот самый момент мне пришло смс на старый мой сотовый. Я быстро нажал на кнопки и прочитал его. Оно было от Норы.
«Я выхожу. Подойду к твоему дому через 5-10 минут. Встретишь меня?»
Я ответил:
«Конечно встречу, милая моя. Жду тебя.»
Мое сердце ускорило бег. Я торопливо взглянул на стол в своей комнате. На нем была небольшая стопка книг и несколько географических карт. Все это было об Испании.
Я вспомнил, что мы вроде бы договорились с Норой, что я сам за ней заеду. Но вдруг в моей памяти появились новые фрагменты того вечера.
Оказывается в переписке на следующий день мы договорились встретиться у меня, так как моей матери и брата дома не будет. Я все равно предложил Норе заехать за ней, но она отказалась. Сказала, что на своей машине я могу прокатить ее после нашей встречи. Я согласился.
Как вообще такое возможно — то что со мной происходит, я не в силах объяснить самому себе и понять. Но все кажется довольно реальным. И идёт так, как бы мне хотелось. Поразительно.

Нора

Я опять в прошлом, но обстоятельства теперь совершенно другие.
На момент моего возвращения в прошлое я подходила к воротам дома Фарида, а он шёл мне на встречу. В реальном прошлом такого не было. Вместо этого я всегда проходила мимо.
В памяти неожиданно возникли новые фрагменты из моего реального прошлого. После того, как Фарид проводил меня, когда я легла спать, мы с ним немного переписывались. Договорились встретиться у него дома. Он заверил, что ни его матери, ни брата не будет там. Поводом для встречи было не только продолжение нашего разговора, но и то, что Фарид собрал для меня материал по Испании.
Фарид соблазнительно по мальчишески улыбался. Эта его улыбка была такой милой, от чего я вся обомлела под его взглядом. Он открыл дверь ворот и сказал:
— Привет, детка. Проходи скорее.
— Привет, Фарид. Иду-иду.
Я была в некотором приятном недоумении от происходящего. И уже с большим трудом напомнила себе, что это все нереально, а лишь какой то урок от вселенной.
— Умница, что пришла.
Я кивнула, все равно ожидая, что сейчас выйдут брат и мать Фарида. Собака перестала гавкать, как только Фарид повел меня к крыльцу.
Двор был чистым и асфальтированым. Все хозяйственные принадлежности были аккуратно сложены. Полный порядок.
— Мать недавно ушла. Брат придет поздно вечером. Так что можешь расслабиться и не ждать их появления. – Произнес Фарид, словно прочитав мои мысли.
— Неужели так очевидно о чем я думаю? – Ответила я, поднимаясь по крылечной лестнице в след за Фаридом.
— Почти. Ты молчалива и оглядываешься по сторонам. – Мягко сказал он.
Мы оказались в коридоре и сразу же в прихожей просторного дома.
— Дауж, от тебя ничего не скроешь.
— Не совсем. И не тебе. – Быстро и уверенно ответил Фарид.
— Что это значит?
— Только то, что я тебе уже говорил. Порой ты очень хорошо скрываешь то, что думаешь или чувствуешь. Не делай пожалуйста так со мной. – Он почти умоляюще посмотрел на меня.
Мне пришлось взять себя в руки, чтобы не потеряться в его взгляде.
— Мне кажется это касается не только меня, но и тебя тоже. Так что и тебе придётся постараться не скрывать свои истинные чувства и мысли, если ты хочешь взаимности в том, о чем просишь меня. – Сказала серьезно я.
— Хорошо. Я постараюсь. – Неспешно ответил Фарид.
— Тогда и я постараюсь. – Улыбнулась я.
Он улыбчиво кивнул и сказал:
— Ну, давай раздевайся, продолжим вчерашний разговор.
Хорошо, что я не услышала в этих его словах никакого интимного намека, иначе я бы немного растерялась.
— Ладно.
Я растегнула замок куртки. Фарид оказался позади и помог мне ее снять. Пока я снимала шарф и шапку, он повешал куртку на вешалку. Шапку и шарф он положил на полку, возле своих вещей.
Я болдела от всей этой ситуации. Я в доме Фарида и его матери. Дом в полном порядке и чистоте, на сколько мне кажется со входа.
Как далеко заведет меня этот сон? К чему мне стоит быть готовой?
Я быстро разулась и осторожно поставила сапоги в свободный угол.
— У вас такой порядок в доме, что я боюсь куда либо наступать. Тебе стоило меня предупредить. – Призналась я, без тени страха.
Фарид ухмыльнулся.
— Тебе нужна подробная карта дома? – Спросил весело он, глядя на меня. Он казался мне таким домашним и расслабленным, что я ощутила зависть. Мне также хотелось себя чувствовать в этом доме. Но я не могла, и если бы не желание провести время с Фаридом, я бы сейчас же убралась из этого дома. Что-то было в нем не так. А может быть дело во мне – просто этот дом не то место, где мне стоит быть. Внешне все идеально чисто и аккуратно, но что скрывает эта убраность?
— А она есть? – Недоверчиво спросила я.
— В моей голове. Просто будь ближе ко мне и этот порядок останется на месте.
Я невольно подняла брови и моих губ коснулась легкая улыбка.
— Похоже другого выхода у меня нет, раз я уже здесь. – Ответила я.
Фарид добро усмехнулся и махнув рукой, сказал:
— Именно. Иди за мной.
Мы прошли из прихожей в широкий зал, рассмотреть который я не успела, так как Фарид взял меня за руку и завел в более менее уютную комнату.
— Твоя комната. – Тихо сказала я, больше себе, чем ему.
— Да. Здесь можешь быть как у себя дома.
Фарид отступил от меня и сел за небольшой, но хороший стол.
— Как дома? Это ты загнул. – Отстранённо ответила я, оглядывая комнату.
На столе лежало несколько книг и карт, а также пара листов с какими то пометками написанными почерком Фарида. Чуть выше стола начиналось окно. Дальше вдоль стены стоял широкий светлый шифонер. На нем две коробки без надписей. Дальше в углу трюмо с зеркалом и принадлежностями для гигиены: адеколон, расческа, пена для бритья, шампунь, еще два тюбика.
У другой противоположной стены полуторная кровать.
Стул в комнате был один.
Интересно, куда мне можно сесть? Сразу на кровать? Или лучше на колени Фарида?
— То есть? – Произнёс он как в настоящем прошлом и меня слегка передернуло из-за того, каким тоном он это сказал. Довольно надменный, от чего я едва не запаниковала. Но эта часть Фарида, которую мне нужно принять как есть, однако существует возможность узнать, почему он такой мужчина, а не другой.
— То есть, я вряд ли буду чувствовать себя здесь как у себя дома. И можешь ничего не говорить. Мне самой нужно составить свое мнение о вашем доме. В общем то, примерное уже есть. А если сравнивать твой дом с моим, то наши дома очень разные. Во всем, начиная снаружи, вплоть до мебели. А главное отличние в атмосфере дома.
— Ничего себе. Ты не провела здесь и пяти минут, а уже заявляешь такое. И какая же у этого дома атмосфера? – Фарид внимательно и с любопытством глядел на меня. Я была рада, что он держится спокойно, значит еще не разозлился. Но я все-таки решила немного отступить.
— Я наверно перегнула. Не стоило мне это говорить, я ведь все таки у тебя в гостях.
Я положила руки на груди и замолчала.

Фарид

Я видел, что Норе некомфортно в доме моей матери. И понимал почему. Теперь понимал. Мне тоже было некомфортно здесь, только по причине, о которой этой Норе неизвестно. Возможно реальная Нора в настоящем времени знает, что мой младший брат был мертв, а в этом доме все напоминало о нем.
Однако я заставил себя не зацикливаться на этом, позвав Нору сюда. Я хотел показать ей свою комнату и посмотреть на ее рекцию. И не зря. Кажется, только моя комната ей пришлась по душе, более менее.
Я встал и взяв руки Норы в свои сказал:
— Ничего обидного ты не сказала.
Я мягко посмотрел в ее глаза и добавил:
— Скажи, что ты чувствуешь находясь здесь?
— Можно мне недолго пройтись по всем комнатам? – Спросила Нора.
— Конечно. – Я заинтриговано стал наблюдать за ней.
Нора снова оглядела мою комнату. Потом вышла из неё в зал.

Нора

Я не торопясь прошлась по залу. В нем было немного прохладнее, чем в комнате Фарида. Я не чувствовала себя в нем желанной гостьей. В конце зала слева была закрытая дверь. Я посмотрела на Фарида и спросила:
— Чья там комната?
Он подошёл ко мне и сказал:
— Матери. Показать?
— Не надо.
— Тебе неинтересно узнать, как живёт моя одинокая мать? – Сдержанно спросил Фарид.
— Ты сам мне можешь рассказать, если захочешь.
— Ладно. Что еще ты думаешь об этом доме?
— Я еще не закончила смотреть. Дашь мне немного времени?
Честно говоря, сама не понимала, зачем я завела этот осмотр. Что подумает обо мне Фарид? Но невидимая сила меня заставляла идти дальше.
— Без проблем.
Фарид отступил и я направилась в прихожую. Она хоть и была немаленькой, но почему то едва заметно давила на виски. Справа была очень светлая кухня. В неё я не стала заходить, потому что она казалась мне слишком стирильной. Заинтересовала меня следующая комната справа. Она была закрыта.
— А это комната твоего младшего брата? – Догадалась я.
— Да. – Тихо ответил Фарид и я заметила, как он весь напрягся.
— Могу я посмотреть? – Я протянула руку к дверной ручке и попыталась открыть дверь, но она не поддалась.
— Марал закрывает свою комнату, когда уходит. Его комната это его личный мир.
— Всегда закрывает, когда уходит?
— С пятнадцати лет.
— А ты можешь мне рассказать, какая у него комната?
— В общем то наподобие моей. Только расположено все немного наоборот, и цвет стен светлокоричневый. На столе дивиди магнитофон. На одной стене плакаты девчонок, каких то моделей. На другой боксер, его кумир. Не помню, как его звать. Знаю, что наш казахстанский.
— А сам Марал боксом или каким-нибудь спортом увлекается?
— Не сказал бы. Может пару раз в неделю ходит на бокс и бегает по утрам.
— Ясно. – Задумчиво сказала я, и положила руку на дверь. На мгновение прикрыла глаза.
— Почему тебя заинтересовал Марал? – Спросил Фарид, когда в моей голове возникло воспоминание.
Почти полгода назад мама сообщила мне, что Марал покончил собой в возрасте двадцати восьми лет. Он подсел на наркотики и связался с плохой компанией. Его кто то нашёл повешанным.
— Нора. – Я вздрогнула и резко открыла глаза. Рука Фарида лежала у меня на плече. Он в напряжённом ожидании смотрел на меня.
— Извини. – Произнесла я и отошла от двери к Фариду.
— Извини, что странно себя веду. Просто я поддалась ощущениям, которые у меня возникли.

Фарид

Нора изменилась в лице, когда оказалась близка к двери Марала. Мне даже показалось, что она знает. Знает, что с ним случилось, то есть, что случится в будущем. Но как такое возможно?
Я кивнул Норе и немного расслабившись сказал:
— Расскажи мне о них, и о том, почему комната Марала вызвала у тебя наибольший интерес.
— Хорошо. Только пойдём в твою комнату. Она кажется мне комфортнее всех остальных.
— Конечно. – Я приобнял Нору и мы скоро разместились на кровати – диване в моей комнате.
— Хочу чтобы ты знал, мне неприятно это говорить, Фарид, ведь мы с тобой только начинаем отношения.
— Что такое? – Я пристально посмотрел на нее.
— Я не хочу, чтобы ты злился. – Мягко ответила Нора, искренне нежно смотря на меня. Я не мог на нее злится, даже если бы хотел.
— Я тоже этого не хочу. Ты просто говори то, что думаешь. Мне многие не говорят все напрямую и часто приходится самому догадываться. А как раз это очень утомляет меня и злит.
— Я хочу сказать о вашем доме. Снаружи ваш дом кажется аккуратным и приятным. Во дворе тоже хорошо, порядок. Глядя на двор, я догадалась, что и дома будет еще чище и убранее.
— Игм. Продолжай. – Кивнул я, слушая и смотря на Нору.
— И на первый взгляд кроме чистоты, дом кажется уютным внутри. Вся мебель идеально подобрана.
— Но… — Протянул я.
— Но у меня сложилось впечатление, что за этим идеальным порядком что-то скрывается. И что то не совсем приятное.
Сдержанно и внимательно я глядел на Нору, спросив:
— Что еще ты думаешь?
— Скорее чувствую. Я чувствую холод в вашем доме. Не из-за отсутствия отопления. Холод другой. Он относится к людям, которые живут в этом доме. К их отношениям друг к другу.
Я молча смотрел на меня, а потом убрал взгляд в сторону. Она была права.
— Похоже ты знаешь, о чем я говорю. Извини, если переступила границы, которые нельзя было переходить. – Произнесла тихо Нора и положила руку на мое правое колено.
Я отрицательно покачал головой, мягко беря ее руку в свою.
— Не волнуйся. Я не злюсь. Я просто перевариваю сказанное тобой. Ты меня опять поразила. Я не подозревал, что приведя тебя к себе домой, услышу от тебя такое.
— Честно говоря, я тоже от себя не ожидала подобного.
— Ладно. Ну а почему тебя больше заинтересовал мой брат?

0
07.01.2021
Надежда Савина

Начинающая писательница коротких романов.
Внешняя ссылка на социальную сеть
57

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть