Королевский кабинет.

   Несмотря на то что на дворе стояла ещё только середина осени и было тепло, а иногда днями даже жарко и багряные клены парка Педью совсем не думали сбрасывать свою листву, в королевском кабинете жарко топили огромный камин. Брат Кьясс, по-стариковски ссутулясь, сидел рядом с гудящим пламенем и листал толстый фолиант «О смирении». Он причмокивал губами, что-то произносил тихим шепотом, очевидно стараясь запомнить наиболее значимые места и иногда искоса поглядывал на короля Хьюго Правдивого. Седой монарх, спокойный и уверенный, как лев в своем логове, сидел в кресле напротив и задумчиво смотрел в огонь. Кроме них в огромном кабинете, чьи стены были плотно увешаны знаменами и штандартами, находились дон Алафо, принц-наследник короны и капитан Королевских гвардейцев дон Юмпа. Они расположились на удобном диване в глубине кабинета, и пили из золотых кубков игристое вино. Изредка друзья перебрасывались словами и прислушивались к отдаленному шуму Большого приема. Вернее пил больше принц, а дон Юмпа лишь пригубил из своего кубка и, отставив его в сторону, пытался вздремнуть. Алафо было около сорока, он вышел почти точной копией отца – грива светлых волос, лицо с ясными голубыми глазами опушенное короткой вьющейся бородой, толстая шея, мощный торс, и громадные кисти рук, в которых любой меч смотрелся бы соломинкой. Дон Юмпа на его фоне выглядел почти подростком. Капитан был невысок, худ, рано полысевшую голову украшал завитый парик, и небольшие черные усики вызывающе топорщились под острым носом на его молодом лице. Однако молодость была ему не помехой, и он в свои двадцать пять лет уже успел стать командиром лучшего в Ааре полка.
— Жаль Матео, — негромко сказал дон Алафо, отпивая вина, — он мог быть полезен.
— Всех не пережалеешь, мой принц, — отозвался капитан, сонно глядя на старого короля, — кое-что мы все-таки выяснили: Тем следит за игрой.
— Думаешь, он догадался?
— Да пошел он к дьяволу со своими догадками, — пробормотал Юмпа, — пусть докажет!
— Верно. Пусть доказывает, — кивнул принц-наследник, — или вернее оправдывается. Но все-таки кто-то его предупредил и помог убрать Матео! Или у него зверский нюх на такие вещи?
— Поговори с братом Кьяссом, может старик и присоветует чего, — зевнул капитан, — а я, прости, уже свихнулся на этой почве.
— Ты, Юмпа, не увиливай от дела, — буркнул принц, — ты капитан, стал забывать, кто твой хозяин?
— М-м, Алафо, — улыбнулся офицер и зевнул, запуская палец за тугой воротник камзола, — ну зачем ты об этом? Конечно же, я помню, кто возвысил меня.
— То-то! — кивнул дон Алафо. — И еще выше подниму, если не подведешь.
Капитан бросил на него быстрый взгляд и снова прикрыл веки.

— Принц Тем, Ваше величество, — сказал дворецкий просунув голову в дверь. Король очнулся от своих дум и встал с кресла:
— Пусть заходит!
Брат Кьясс, отложив фолиант, откинулся в кресле, глядя, как в кабинет зашел принц-хранитель. С приветливой улыбкой, веселый и безмятежный, Тем оглядел присутствующих: напротив двери, заложив руки за спину, стоял король, из кресла у камина на принца-хранителя внимательно смотрел брат Кьясс, напоминая собой паука в паутине, в отдалении с дивана поднялся дон Юмпа и застыл, скрестив руки на груди.
Только дон Алафо никак не проявил себя, он сделал вид, что не заметил брата. Внимательный взгляд Тема отметил глубокую морщину прорезавшую лоб короля, верный признак недовольства его величества. Принц-хранитель увидел так же, что любимая борзая отца Хельга не жалась к нему как обычно, а тоскливо лежала в стороне. Ума Тему было не занимать, поэтому он быстро подошел к королю и склонился в поклоне.
— Отец! Простите ли вы меня? Я чудовищно виноват! — принц-хранитель придал, на сколько мог, удрученное выражение своему лицу. Мельком взглянув на брата Кьясса, он отметил, как старик напрягся в ожидании его признаний.
— Во имя святого Антония, Тем! — король дал волю своему гневу, — что заставило тебя так поступить?
— Моя жена, ваше величество. Эти женщины…
— Отвечай только за себя! — рявкнул король так, что даже дон Алафо подскочил на своем диване.
— Я виновен, — скорбно потупил голову Тем и еще раз поклонился отцу, — я готов понести наказание.
Дон Юмпа и поднявшийся, наконец, с дивана принц Алафо подошли поближе, что бы ни упустить важного.
— Тем! Ты мой сын, и должен чтить законы и обычаи Королевского Дома…
— И заветы Святого Антония! — быстро подсказал брат Кьясс.
— Что? — обернулся к Великому Искупителю король.
— Заветы…— повторил брат Кьясс, елейным тоном.
— Ах, да…заветы! — нахмурился король, — конечно же, и заветы тоже. За что убит дон Матео?
Тем чуть улыбнулся стоя с опущенной головой, но когда он посмотрел в глаза отцу, на его лице застыло изумленное выражение.
— Дон Матео убит? — переспросил он и, задыхаясь от гнева крикнул, — Кто? Когда?
Король, явно не ожидавший такой реакции, растерянно посмотрел на дона Юмпа и замершего рядом с ним старшего сыном.
— Его убили? Кто убил моего друга!? — Тем бросился к королю и схватил его за руки.
— Э..э..сын мой, я думал ..э-э…я думал ты мне расскажешь! — король явно не знал, что сказать, — но ты в чем-то виновен?
Принц-хранитель, уткнувшись лицом в отцовскую грудь и сотрясаемый рыданиями, лишь что-то мычал. Король сделал страшные глаза дону Алафо и дону Юмпа, призывая их вмешаться.
— Может, хватит, Тем? — лениво спросил дон Алафо,— ты, брат, не в театре!
— Славная комедия,— в тон ему добавил дон Юмпа.
— Комедия? — оттолкнув короля, рявкнул Тем, — комедия, подонки!? Кто из вас прикончил несчастного Матео?
— А..э…Нет, это уже переходит всякие границы! — заорал дон Алафо, хватаясь за шпагу, — я тебя выведу на чистую во…
— Давай-давай, скотина! — отступая на шаг и обнажая клинок, зло засмеялся принц-хранитель, — я с удовольствием пущу тебе кровь!
— Молчать всем! Смирно! — закричал король Хьюго Правдивый и решительно встал между ними, — Какого дьявола…—брат Кьясс осенил себя знаком, — вы тут устроили, королевские отпрыски? Кому здесь пускать кровь решаю я! И я же решаю, кто прав, кто виноват! Это ясно? Дон Юмпа, мать твою, забери у них оружие! Хорош охранник! Они тут перережут всех, а ты и рылом не ведешь?
Злобно топорща усы, капитан гвардейцев подошел к Тему и протянул руку за его шпагой.
— Отдайте клинок, принц. Право, не хочется применять силу….
— Капитан, я тебя на куски порежу! — рявкнул Тем, бешено раздувая ноздри.
— Тем! — прикрикнул король, и тот нехотя повиновался. Он отдал шпагу и сев в кресло напротив Главного Искупителя, сверкнул глазами.
Дон Алафо же спокойно передал свое оружие дону Юмпа и тоже опустился на ближайший стул.
— Так-то лучше! — грозно сказал король и, пройдя по роскошному ковру с острова Аш, сел за стол, — Итак…
— Принц Тем, — вдруг перебил Хьюго брат Кьясс, вонзив свой взгляд в лицо сидящего напротив, — вы признали себя виновным. В чем, если не секрет?
— Виновным? — Тем нахмурил лоб, припоминая, — ах, это! Я опоздал на Большой прием и нарушил этикет! Долго беседовал с женой, знаете ли. Слишком уж она болтлива, — добавил он, бросив короткий взгляд на брата.
— Кьясс! — король яростно стукнул кулаком по столу, — что вы лезете со своими вопросами к моему сыну? Придержи коней, дорогой Искупитель!
Брат Кьясс криво улыбнулся и уткнулся в фолиант.
— Итак! — повторил Хьюго, смерив, Тема взглядом, — кто мне расскажет правду? Убит дон Матео – человек вашего окружения, Тем. Пока это дело семейное, но будет передано в делопроизводство Тайной канцелярии, если я не узнаю правду! Дон Юмпа, доложите факты!
Дон Юмпа выступил вперед и, глядя в глаза королю, начал доклад:
— Дон Матео, дворянин, 23 лет от роду, утром найден гвардейским патрулем на берегу реки Рег. Смею напомнить, что река довольно бурная и если бы труп несчастного не зацепился за кустарник, его бы унесло к морю. Судя по первому впечатлению, Матео пытали, а затем задушили. На спине обнаружены проколы от пыточных игл и самое неприятное то, что ему вырвали…м-м…
— Мужское достоинство! — закончил король
нетерпеливо, — дальше!
Капитан поклонился и продолжал:
— Последним, кто видел и разговаривал с Матео перед смертью, предположительно является принц Тем. Вчера, его и покойного видели выходящими из театра в довольно веселом настроении. К сожалению, было уже слишком темно и мой источник не смог проследить их дальнейший путь, однако доподлинно известно, что дон Матео ни дома, ни у знакомых не появился. Что в конечном итоге заставляет призадуматься, куда же он и принц Тем, направились в столь поздний час.
— Ну и куда, по-вашему? — спросил брат Кьясс, глядя на дона Юмпа, — В церковь?
Дон Алафо засмеялся искренне и с удовольствием.
— Заткнись! — спокойно сказал ему Тем.
— Куда вы направились, Тем? — спросил король, не обращая ни на кого внимания.
— Лично я был у дамы.
— Имя?
— Отец, вы же знаете, что я не скажу! — пожал плечами Тем, — а с беднягой Матео мы расстались на углу площади Милосердия. Было темно, он хотел, было, меня проводить, опасаясь за мою жизнь, но я не мог скомпрометировать дом, в который спешил.
— Ловко! Клянусь кровью Антония! — хмыкнул Алафо. — С какого бока не подступись, везде он чист!
— Да уж, на мне нет крови моих верных друзей! — глядя ему в глаза, произнес принц-хранитель.
— Перестаньте вы оба! — буркнул король, — Брат Кьясс? Кто-нибудь, толкните старика.
Великий Искупитель, согретый теплом огня, казался спящим. Тем приподнялся и осторожно пошевелил старика за плечо. Тот мгновенно открыл глаза и прокашлялся.
— Кхм! Кхм!
— Ну, что скажет Орден? — спросил его Хьюго.
— Да, что же говорить? — хмыкнул старик, — Юмпа, дорогой, ступайте к малому подъезду и приведите сюда некоего брата Тобато, писаря Тайной канцелярии. Милостью святого Антония, брат Тобато верный послушник Ордена, хоть и занят на королевской службе. Вот его мы и послушаем.
Тем вдруг припомнил маленького тщедушного человечка в рясе, вооруженного пером и чернильницей, что вел протокол допроса. Получив от принца пять золотых монет, он отдал ему документ и исчез в темных коридорах Этворта. Не нужно было его отпускать, запоздало укорил себя принц-хранитель.
— Кто это, брат Тобато? — поинтересовался дон Алафо, развалясь на стуле, — ему верить-то можно?
— Главному Искупителю осмеливаются врать лишь немногие! Да, принц Тем? — брат Кьясс весело улыбнулся.
— Не знаю, не пробовал, — откликнулся Тем, думая о своем, — хотя спросите у Алафо, он склонен к такому!
— Смейся, смейся, пока можешь…— с ненавистью глядя на брата, сказал тот.
Принц-хранитель резко встал со своего места и под пристальными взглядами окружающих прошел к столу с вином. Наполнив кубок, он залпом осушил его, вызвав одобрительный взгляд отца. Затем налил себе ещё.
— Остановитесь, Тем, — пожурил его брат Кьясс, — нам нужно договорить.
— Не указывай мне монах, — с угрозой произнес принц, нетерпеливо посматривая на дверь, куда вышел дон Юмпа. Больше, на протяжении минут десяти, никто не сказал ни слова.

Когда вернулся капитан гвардейцев, у него был несколько бледный вид. Он как-то суетливо теребил свой ус и старался смотреть в пол.
— Ну же, Юмпа? Что вы как девка в казарме! — спросил его король,— где этот ваш…как бишь его?
— Тобато! Брат Тобато! — подсказал Великий Искупитель, поднимаясь из кресла и предчувствуя недоброе.
— Брат, это он вам, Кьясс! — хмыкнул Хьюго, даже не глядя на монаха, — а для меня он мерзавец и предатель! Потому что работал на два конца! Где он, Юмпа?
— У нас ещё один труп, ваше величество, — доложил капитан, — Задушен собственным поясом в одной из комнат ожидания. Нас кто-то опередил.
— Не дворец, благородные доны, а какое-то кладбище! — недобро захохотал король, — Убийцы ходят по коридорам Педью и давят кого хотят, а гвардейцы дона Юмпы отдают им честь!
— Мои гвардейцы исполняют свой долг…, — заикнулся было капитан, но король вскочив, рявкнул:
— Молчать, сопляк! Какого черта ты себе позволяешь? Захотел на север, покомандовать ротой землекопов? А ты, Алафо?
Дон Алафо поднялся со стула и развел руками.
— Конечно! Ты не при чем! Но, наверное, тоже ждешь, что меня придушат, а, наследник? Поэтому и собрал в гвардии одну бестолочь? — король разбушевался ни на шутку и лицо его потемнело от гнева. В такие минуты лучше бы помолчать, но Тем сделал это намеренно:
— Отец, позволь мне сказать…
— Не позволю!!!— заорал король ещё громче, — Ты вообще молчи! Они вот, — он указал на Алафо и Юмпа, — обвиняют тебя в убийстве! Понял, солдат? Чихать я хотел на Матео, убили и черт с ним – значит, не туда полез, не с теми связался! Но ваша постоянная грызня мне надоела!!! А ты что уставился, старый крот? — очередь дошла и до брата Кьясса, — Тоже против меня контрэскарп ведешь? Да, ладно не отпирайся, знаю что роешь! Ну, смотри, старый ты пердун, не слишком зарывайся! Я ведь еще не забыл… Тем, ты только послушай, — добавил он, — когда ты родился, он же тебя удавить предлагал! Младенца! Что б в последствии спокойней было!
— И был прав! — сказал Великий Искупитель, возвысив голос, — всего этого бы сейчас не было…
— Пошел ты к черту! — рявкнул король.
— Я уйду, ваше величество, — мрачно сказал брат
Кьясс, — вы оскорбляете меня и весь Орден в моем лице!
— Велика была честь…—буркнул король.
Великий Искупитель Ордена Святого Антония брат Кьясс молча вышел из королевского кабинета. Дон Юмпа и оба принца проводили его хмурыми взглядами, и едва он вышел, повернулись к королю.
— Вы тоже пошли вон! — сказал Хьюго, устало опускаясь за стол.
Дон Алафо и капитан, поклонились и тотчас вышли за дверь, но Тем задержался. Он стоял и молча смотрел на отца, сейчас измученного и вдруг сразу постаревшего человека. Он не любил его, да и отец не питал к нему приязни. Мать Тема дала ребенку жизнь, но сама ушла под черное покрывало, и отец не простил ему этой жертвы.
— Ну? — спросил король, поднимая на сына тяжелый взгляд.
— Есть любопытный документ, — осторожно сказал Тем.
— Давай сюда, — король протянул руку, и принц подал вытащенный из-за голенища мягкого сапога допросный лист.
Король, морщась, развернул его и начал читать.
— Эх, Тем, — сказал он, бегло пробежав по тексту глазами, — то, что против тебя ведут игру, это ещё ничего не значит! Алафо, по скудности своего ума, слушает Кьясса и Юмпа, делая из тебя своего врага! Хотя умный человек постарался бы сделать другом! Вы же братья, вы должны быть вместе и за одно. А это, — он встал, помахивая в воздухе бумагой и, подойдя к камину, бросил её в огонь, — это все ерунда! Таких признаний я вырву сотню, и каждое будет против тебя! Меня-то не надо обманывать! И себя не надо! Не Алафо твой враг, а Орден. Свалить Кьясса мне не по силе, да и лень уже отчего-то связываться с этой братией, но вам придется это сделать за меня! Потому как их первая цель – власть, полная и единая. Хотя, что я тебе говорю, ты и сам знаешь! Но первый принц – Алафо и он наследник трона, а тебе родиться нужно было раньше, — засмеялся совсем просто отец.
Тем, смотрел на него и тоже чему-то улыбался. Может тому, что отец был так наивен, пологая, что Тем прекратит борьбу и позволит Алафо сесть на отцовский трон? Может тому, что король, до сих пор, верит в право первого, а не умного? Может всему вместе? Но для себя Тем решил – надо идти до конца! Хорошего или плохого…

0
12.11.2020
Алексей Макаров

Люди в черном.
80

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть