Белая смерть.

  Ночная тьма сгустилась над дворцом Педью. Следуя привычкам короля, который не любил ночных гуляний, давно уже смолкла музыка, и большинство гостей разъехалось по домам и гостиницам, кто отдыхать, а кто продолжить веселье. Дон Юмпа сняв внешние посты у ограды и в парке, оставил там лишь обычный караул. Правда, ещё шатались по Педью веселые парочки, пьяные заблудившиеся гости и возлежали в самых неподходящих местах спящие кавалеры и дамы, но и их постепенно выдворяли из дворца, отправляя за счет короны на извозчиках. Взрывы хохота, случалось, вдруг оглашали собой коридоры дворца и тогда, ближайший патруль находил в укромном уголке неосторожную компанию. Однако таких происшествий становилось всё меньше. Дворец, наконец, засыпал.
 
  Дона Теда сидела у догорающего камина в полутьме королевского кабинета, ожидая короля Хьюго и, внутри у неё все ликовало: Тем – любимый и драгоценный принц, обожал её, вожделел её и боготворил её. Он был по-прежнему предан и пылок с ней. Временами сдержать его просто не доставало сил и, даже на официальных церемониях, он пожирал её глазами, давая понять, чего хочет. Теда привыкала к этим его взглядам и знакам внимания, и постепенно теряла бдительность: привычка стала сильнее  чувства самосохранения, сладостные встречи гораздо интересней докладов шпионов, а тяга к Тему перевешивала чувство долга.  Правда, для своей любви и она приложила кое-какие усилия: молодые дамы, бросавшие призывные взгляды на принца-хранителя получали угрожающие письма, те, кто постарше и посмелей, попадали в какой-нибудь переплет, что с таким изяществом и коварством измышляла Теда и её подручные. Жена Тема, дона Лока, постоянно имела новые объекты для развлечений и не путалась под ногами. Нет, она поставила слишком многое на этого красавчика благородной крови, и никакая мелочь не должна была ей помешать. Тем более, около месяца назад, она вдруг поняла – в ней теперь существует новая, маленькая и беззащитная жизнь. Это чувство ещё больше ожесточило её – Теда уподобилась волчице охраняющей своё логово. Одна из наглых барышень была наказана слишком жестоко, пожалуй. Девчонка, наследница графства, села в карету возле королевского дворца, но к своему дому подъехала уже холодной. Мастер Виджерт, бывший колодник и галерный раб, слишком буквально понимал приказы, и дона Теда теперь даже сожалела о бедняжке – слишком уж грубо свернули ей шею. Но не наказывать же хорошего агента за рвение? Нет, это не в правилах Замка Этворт. Мои люди не могут отвечать за мои решения, часто говаривала Теда, посылая кого-то на опасное задание. И в случае провала, лучшие из адвокатов с успехом доказывали невиновность сотрудников Тайной канцелярии. Те же, в свою очередь, пытались оберегать свою покровительницу, приставляя к ней самых опытных шпионов и соглядатаев. Однако Теда, беззаботно махнув рукой, отсылала агентов, безошибочно выделив среди окружающих.
— Не терплю, когда наблюдают, как я занимаюсь любовью! — говорила она своим помощникам, — увольте, господа! …Или я сама вас уволю!
Поэтому, если и берегли её, то лишь при большом скоплении народа и церемониях. В остальное же время она была совершенно одна.

“Как долго нет короля,” — подумалось ей, — “Тем, наверное, опять будет исходить ревностью, бедняжка!”
Она раскрыла толстый том и нашла закладку. Король любил историю Аара и, Теда постоянно перечитывала ему книгу. Сидя у камина, она листала лист за листом и исписанные вычурным почерком, с раскрашенными вручную гравюрами, страницы тихо шуршали, навевая сон. В какой-то момент, глаза Теды закрылись сами собой и, очнулась она лишь, когда до её слуха донёсся звук закрываемой двери. Молодая женщина отринула сон и поднялась навстречу королю. Но это был не король.
Из сумрака дальнего конца комнаты к камину шла дама. Когда она приблизилась, то Теда узнала её – дона Лока Пэпа, жена принца-хранителя. Любовница Тема легонько усмехнулась – быть разговору, не иначе!
— Что же привело вас, дорогая, в столь поздний час в кабинет короля? — спросила она, когда ночная гостья подошла ближе.
— Ах, это вы? — изобразила крайнее удивление дона Лока.
— Вас удивляет моё присутствие?
— Крайне удивляет, дорогая дона Теда! — отозвалась Лока, подходя к камину и щурясь на огонь, как сытая кошка.
— Вот как?
— Ну, честно сказать, я подумала, что вы лежите в постели моего мужа и сейчас он предаётся пороку в ваших объятьях, но вижу, ошиблась, — эта сучка думала, что имеет право разговаривать с Тедой подобным образом.
— Ваш муж? С какой стати?
— Слухи!
— Дорогая дона Лока, слухи придумывают люди, желающие выдать желаемое за действительное. — Теда сделала шага два в сторону и теперь могла видеть лицо Локи, но скрыть в полумраке своё.
— Ха-ха-ха, — ей, наверное, не было весело, но дона Лока постаралась рассмеяться, — вы хотите сказать, что я этого желаю?
— Вы? О, нет! — брезгливо поморщившись, отозвалась Теда, — подобные вам особы желают только одного…и делают это совершенно без пользы и смысла.
— Ах, вы такая злая! — Лока была моложе Теды и вряд ли опытнее той в интриге разговора, но она пошла напролом. — В этих отношениях нужен смысл лишь старухам!
— Простите, дорогая, но я не буду с вами философствовать, — Теда взяла со стола, стоящего рядом, бокал с вином, — метать бисер, не в моих, знаете ли, привычках…
— А какой прок в ваших отношениях с Темом? — поинтересовалась жена принца-хранителя, опираясь на высокую спинку кресла.
— Дона Лока! — Теда покачала головой, — такой тон совершенно неуместен в этом месте. Наши отношения с Темом ограничиваются лишь государственными интересами!
— Забавно! — Лока выпрямилась и потянулась.
— Идите-ка милочка к себе…— проговорила Теда, делая маленький глоток вина, — я знаю, что у вас свидание в десять, а сейчас уже половина одиннадцатого.
— Шпионите? — усмехнулась Лока.
— Докладывают!
— Кто же?
— Все те же, дорогая, все те же! — Теда улыбнулась не менее лучезарно, — хотя Дю Барта вряд ли сумеет освободиться даже к двенадцати – слишком много гостей.
— Знаешь, что…— прошипела несравненная дона Лока.
— Разве есть то, чего я не знаю? — ласково поинтересовалась её собеседница.
— Узнаешь! В своё время, — Лока сверкнула взором, — Где король?
— Его величество занят, девочка.
— Я подожду, — сказала дона Лока и уселась в одно из кресел, — у меня разговор к Его величеству.
— Ваша беседа может подождать до утра, дорогая.
— Боюсь, что не может, милая дона Теда! Дело касается Тема и вас… — договорить она не смогла. Теда мгновенно оказалась рядом и, разбив бокал о ручку кресла, приставила к горлу доны Локи острый обломок ножки.
— Что ты, маленькая мразь, знаешь? — склонившись к неё, шепнула она, — Что ты, вообще, можешь знать, похотливая крольчиха? Приходишь к королю с грязной сплетней, говоришь мне гадости, угрожаешь! Однако сама ты не способна придумать такое и, значит, тебя научили! Кто? Скажи мне, иначе я вырежу тебе язык, солнышко! 
— Дона Теда…
— Кто ещё знает? Ну, быстро…— стекло вонзилось в белую шею девушки.
— Алафо…дон Юмпа…
— Брат Кьясс! — закончила Теда.
Дона Лока осторожно кивнула.
— Откуда вы узнали, крысы!? Кто предал меня? — Теда злилась, и осколок уже окрасился кровью.
— Дон Матео! — испуг доны Локи перерос в ужас. — Дон Матео!
— Тихо! — Теда оскалила белые зубы. — Какой Матео? Он умер.
— Сильно избит, но жив. Брат Тобато вытащил его, после ухода Тема. Сказал этим в застенке, что принц передумал и сохраняет жизнь благородному дону….
— …а затем тайно вывез Матео и поспешил к Кьяссу,
так? — договорила за неё Теда, — И тот уже придумал свой дьявольский план, научив ему дурачка Алафо и милейшего Юмпа! Ну, конечно же, все козыри были на руках, и они решили затравить зверя, сначала пустив слух о убийстве и подготовив почву!
Лока промолчала.
— Где Матео сейчас? — скрипнув зубами от ярости, шепнула Теда. Ах, Тем, Тем! Вот она цена твоего бахвальства!
— Не знаю-у-у…— слезы боли брызнули из глаз доны Локи, потому что осколок ещё сильнее врезался в ее кожу.
— Врешь, потаскуха! У себя прячешь? Что вы придумали с Алафо? Говори быстро и внятно!
— Донести королю и добиться твоего изгнания. Тема заточить…но..
— Что? Не тяни! 
— Кьясс сказал, что Тема надо убить, если все хотят жить, не оглядываясь за спину! — всхлипнула девушка.
— Убить…— как эхо повторила Теда.
— Да! Они поручили это мне, и я отравила его вино, которое подали ему в апартаменты.
— Негодяйка! — воскликнула Теда, — он же твой муж!
— Теперь уже, наверное, нет, — жена принца нашла в себе силы улыбнуться.
Холодная рука сжала сердце Теды и оно на миг остановилось. Рушилось то, что она так долго берегла и лелеяла. Призрачная мечта так и останется лишь мечтой, с отчаянием подумала Теда. И в этот момент, Дона Лока исхитрившись, вывернулась в кресле и вскочила с места, зажимая текущую кровь рукой.
— На помощь! — как можно громче закричала она, и в королевский кабинет тут же ворвались гвардейцы, как будто  ождали этого крика. Однако вел их не какой-нибудь офицер. Опережая всех, во главе солдат спешил брат-ревнитель Ордена Святого Антония отец Жэдора. Белые одежды придавали ему сходство с приведением, выпорхнувшим из царства мертвых.
Солдаты с обнаженными шпагами окружили Теду и брат-ревнитель, хмуро произнес:
— Дона Теда, вы арестованы именем Ордена, как искусительница, грешница и прелюбодейка!
— Ты всё взвесил, монах? — Теда окинула взглядом мелкую фигурку отца Жедора. — Королю вряд ли это понравится!
— Король уже в курсе происходящего, а, кроме того, как притеснитель веры и грешник, сам будет подвергнут строгой епитимье!
— Благородные доны! — Теда обратилась к гвардейцам, — Неужто и вы тоже участники мерзкой интриги?
Но некоторые из них промолчали, отводя глаза, а другие, из числа друзей доны Локи, перевязывая её точеную шейку платками, лишь огрызнулись ругательствами. Пожалуй, тут дона Теда и пожалела, что нет под рукой ни одного из её шпионов.
— Ты ответишь мне…— дона Лока вырвалась из рук солдат, но брат-ревнитель её остановил жестом:
— Она ответит перед Орденом! В том числе и за ваши обиды.
— Вот тут, — Теда, немало не смущаясь, погладила себя по животу, — бьется сердце сына короля Аара, господа! Неужели вы поднимите руку на его мать?
Гвардейцы зашумели и с некоторой оторопью взглянули на отца Жедора. Тот криво усмехнулся и недоверчиво покачал головой.
— А вот тут, — ткнула себя в живот дона Лока, все-таки освободившаяся от чужих рук, — лежит ребенок одного из вас! И если вы сейчас будете колебаться, то ему не родиться никогда. Она убьет и меня и его, волчица!
Отец Жедора утвердительно кивнул и, осенив себя знаком, прогнусавил:
— Братья мои! Святой Антоний зрит в ваши сердца! Мы плоть от плоти его, кость от кости. Берегите детей ваших, жен ваших и дома ваши, говорил он, ибо придет час и встанет перед вами выбор – пощадить чужое или лишиться своего!
— В житии святого Антония говорится совсем не так, монах! — с укором перебила его Теда. — Любите свое и щадите чужое, дети мои – ибо настанет миг, и спрошу я с вас, плоть моя и кость моя, как чтили вы завет мой! Вас плохо учили Жедора.
— Я вижу, что ты женщина, ведешь ещё и богомерзкие речи!? Увести её! — отец Жедора пошел красными пятнами от гнева. Несколько солдат двинулись к ней, но Теда лишь усмехнулась и выставила вперед осколок.
— Первый же получит это стекло в брюхо, свиньи! — крикнула она.
— Отец Жедора… ,— один из толпившихся, дон Ката, развел руками.
— Да, что б вас, дети мои…— пробормотал отец Жедора и, вытащив из-под рясы небольшой, но мощный арбалет, разрядил его прямо в грудь Теды.
Мир повернулся вокруг нее, и боль, вспыхнув на миг, тут же отступила. Теда медленно опустилась, сжимая обеими руками тяжелый арбалетный болт пробивший ей сердце и успела подумать лишь о том, что вместе с ней умрет и тот, ради которого она пошла на многое – её ребенок….   

0
16.11.2020
Алексей Макаров

Люди в черном.
76

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть