Дон Хорра.

   Дон Хорра приоткрыл один глаз и уставился в темную стену винной комнаты, изучая трещину в ее кладке, десяток свечей, горевшие в небольшой люстре под потолком, позволяли сделать это. Именно сюда, в небольшую кладовую, два дюжих молодца-кухаря принесли бесчувственного дона и, уложив его на деревянной скамье, оставили отсыпаться. Возможно, дон Эгар был опрометчив, что приказал поместить пьяного Хорру в винной, но так уж сложились обстоятельства и они были превыше здравого смысла. Вышеозначенный дон Хорра, поэт и любитель женских прелестей, одиноко лежал за винными бочками и пытался сообразить, за каким чертом, благородные доны, он тут, когда должен быть на дежурстве. Может быть, это был единственный вопрос мучавший гвардейца, а может и другие вопросы возникали у него в голове, сее нам не ведомо, однако спокойный ход раздумий Хорры нарушили. Тихий скрип двери и звуки чьих-то быстрых и легких шагов явно указывали на то, что он теперь не один. Благородный дон, гвардеец, поэт и красавец двух метров росту уже было решил подняться со скамьи и потребовать у появившихся слуг хотя бы пиво, но вдруг до него донесся тихий разговор пришедших.
— Я боюсь, благородная дона, — произнесла хриплым от волнения голосом женщина.
— Ерунда! — уверил её другой женский голос. — Ты только подашь вино и тотчас уйдешь!
Лежащий в относительной темноте Дон Хорра решил повременить с появлением из-за кулис и навострил уши. Женские секреты чрезвычайно его занимали, но естественно, как натуру творческую и поэтическую, благородные доны, и только.
— А как же…, —начала, было, первая.
— Милочка моя, вам, кажется, уже уплатили, нет? Вы одна кому я могу доверять, поймите. Вы родом из тех же мест, что и я. Вы росли на тех же полях, ели тот же хлеб и любовались тем же рассветом. Вы должны мне помочь!
— Дона…
— Никаких имен! — громко шикнул второй голос. — Вы скоро исчезните с деньгами, а мне тут ещё жить. К тому же этот любовный порошок стоит уйму золота и должен быть испит буквально на протяжении часа после приготовления или потеряет свои свойства.
— Да, но вы могли бы сделать сами, — опять возразила  первая, — и если доза будет слишком велика, то…
— Ах ты, дрянь! Ты ещё со мной спорить будешь и давать свои грязные советы? Видно хочешь на дыбу в замок? — тихо прикрикнула другая.
— Нет-нет! — взмолилась та, что заговорила первой, — только не в замок!
— Тогда давайте займемся делом.
Минуты две до притаившегося Хорры доносился звук льющейся жидкости, слабое бульканье пузырей, женские вздохи и тихие слова наговора.
— Это благое дело, — наконец сказала, та что приказывала, — мой любимый повелитель в конце концов станет мне послушен. Идите, дорогая, и возвращайтесь скорее.
Дон Хорра услышал новый вздох и дребезжание посуды на подносе, как будто у державшего его тряслись руки, затем вновь шаги и скрип двери. Гвардеец мгновенно сел на скамье в своем углу.
— Забавно, благородные доны! Так вот каким образом нас очаровывают эти прелестницы. Клянусь больше не приму ни одного стакана из рук дамы….Ну, может, если только она хороша собой и нестроптива! Надо найти Дю Барта и поделиться моим открытием.
Он встал и хотел покинуть полуподвал, как вдруг приметил на столе забытый в спешке веер. Дон Хорра взял его в руки и, покрутив туда-сюда, положил на место.
— Хм, — задумчиво произнес он, — кому же они приготовили сюрприз, а?

Дю Барта и несколько гвардейцев долго стояли в вестибюле Малого подъезда и слушали расходившегося дона Юмпа. После того, как труп монаха был буквально вырван у него из рук Тайной канцелярией короля, он не находил себе места. Пришедший позже принц-наследник дон Алафо, молча выслушал доклад Дю Барта, потому что вся речь капитана гвардейцев сводилась к тому, что надо немедленно выслать погоню за исполнителем Бовером, а то и взять замок Этворт приступом. Хмурый дон Алафо, наверное, так бы и поступил, пойдя на открытую конфронтацию с доной Тедой, но Дю Барта напомнил ему о том, что король не допустит подобной междоусобицы меж верными слугами. Услышавший это дон Юмпа, подлетел к гвардейцу и, потрясая кулаками, бешено заорал, что всему виной только небрежная исполнительность и тупость Дю Барта! Если бы ни некоторые идиоты, кричал он, то в руках у истинного правосудия сейчас бы находилось неоспоримое свидетельство заговора принца-хранителя и уж он-то, дон Юмпа, бы вывел на чистую воду всех, ибо тут явная рука Тема и его сподвижников…
Дю Барта, холодно посмотрел на своего командира и резко произнёс:
— Я не ищейка, дон Юмпа, а гвардеец! К тому же вы сами находились в комнате, когда увезли труп. И потрудитесь взять свои слова назад во избежание некоторых проблем для себя.
— Угрозы? Мне? — капитан оглянулся на дона Алафо.
— Благородные доны, — лениво произнес принц-наследник, махнув на них рукой, — не пристало нам вести такие разговоры здесь, ведь кругом гости и придворные. Стало быть, и разбираться будем не тут, а на Главной квартире. Сейчас мы оказались с носом, но не всё еще потеряно и вечер ещё не окончен.
— Дю Барта, — буркнул дон Юмпа, лишенный венценосной поддержки, — простите меня, я погорячился.
— Всегда к вашим услугам, благородный дон, — ледяным тоном отозвался тот.
— А кстати, Дю Барта, кто дежурит сегодня у входа во внутренние покои, — поинтересовался дон Алафо, скрещивая руки на груди и меняя тему беседы.
— Дон Хорра и кавалер Лэдо,— гвардейцу пришлось помянуть треклятого Хорру.
— Достойные доны, — покивал принц. — Пойдемте, господа, проверим их. Чует мое сердце, сегодня ещё будут неожиданности.
У Дю Барта похолодело внутри, Хорра верно ещё не успел проспаться.

Тем возлежал на атласных подушках в своих апартаментах, кои были положены ему по рангу в Педью, и смотрел, как Теда ловко приводила себя в порядок, сидя рядом с ним на краю роскошной кровати. Смотрясь в зеркальную поверхность начищенного серебряного зеркала, она, с помощью золотых заколок украшенных блистающими драгоценными камнями, восстанавливала свою прическу, изрядно пострадавшую от пылкости принца. За окном уже давно стемнело, но комната принца освещалась слабо: лишь две масляные лампы в изголовье давали рассеянный свет, почти не разгоняя мрака, затаившегося по углам.
— Сегодня на ночь я останусь здесь, — сказал Тем, скользя взглядом по обнаженной спине любовницы.
— Прекрасно, — отозвалась женщина.
— И буду ждать тебя, — добавил он.
— Я постараюсь, милый. Но не жди меня рано, я читаю королю на ночь «Истории Аара».
— И только? — Тем усмехнулся.
— И только, — она тоже улыбнулась в зеркало, — Ах, мой принц, ты всё еще ревнуешь? После целого года наших встреч?
— Такова моя любовь к тебе, — признался Тем, — да и не люблю я делиться.
— Делиться? — повернулась к нему красавица, — это с родным-то отцом?
— Прекрати! — фыркнул он, — иначе я снова испорчу твою прическу.
— Нет-нет! — она быстро встала, обнаженная и совершенная, — ещё этого мне не хватало! Порой ты так утомителен, мой друг. К тому же у меня сейчас нет времени, нужно подготовить доклад по Малому подъезду.
— Как ты догадалась убрать писаря? — поинтересовался Тем, ухватясь за край её платья, которое она собиралась одеть.
— Мне донесли, что он вдруг появился в Педью с приглашением, подписанным твоим братом. Не трудно было свести концы с концами, что бы догадаться для чего тут этот двурушник. Особенно в свете твоих последних шалостей, — она попыталась вырвать платье.
— И ты?…
— Что я? — легонько стукнув его по руке, сказала Теда, — я лишь отдала приказ. В сумке лежал подробный отчет по Матео, мой милый, да ещё и записка про то, что ты спишь со мной.
— А это запрещено законом? — притягивая её к себе, весело отозвался Тем.
— Пустите же, ветреник! — она сдалась и села рядом с ним, — Тем, ну нельзя же быть таким дикарем.
— Тебе и нужен дикарь! — засмеялся он, целуя ее в грудь, — Такой как я!
— Несносный! Вы пользуетесь своей властью! — она запрокинула голову и закрыла глаза. — Кому ты говорил о том, что я сплю с тобой? — она замерла от его дерзких прикосновений, — Дон Матео знал?
— Кому я говорил? — лаская её, переспросил Тем.
Дона Теда посмотрела на него и отстранилась.
— Послушай, Тем! Это серьезно! Где-то пошла утечка и кто-то знает про нас, несмотря на мои предосторожности. Если ты проговорился – это одно, если шпионят за мной – это другое. Понимаешь? Нам нужно выяснить и заткнуть эту дыру!
— Признаюсь, я сказал Матео, — припомнил принц, — но сказал я ему только вчера.
— Значит, либо он рассказал им все до твоего прихода в каземат, либо после того как ты покинул его. Теперь еще и допросная служба что-то знает, — задумчиво произнесла Теда, посмотрев на принца, — Ах, Тем, как ты можешь болтать об этом с другими?
— Хочешь, что бы я объяснился? — откинулся на подушку принц.
— Если можно! — вставая, сказала дона Теда.
— Хорошо, — кивнул принц, наблюдая за тем, как она одевается, — представь себе, любовь моя, что у тебя есть драгоценность, какой нет больше ни у кого. И вот эту самую красивую на свете вещицу, ты не можешь показать другим людям. Ты владеешь ей, любуешься ей, сдуваешь с неё пылинки и обладаешь ей, но никто этого не знает. Ни кто не видит, как она идет к твоим волосам, глазам и нарядам. Как тебе такое объяснение? Смысл я передал верно?
— Хвастун! Ты хвастался моей любовью? — женщина повернулась к нему вполне готовая покинуть его. — Хвастун и льстец!
— А  Матео был без пяти минут покойник…— улыбнулся принц.
— И покойники иногда говорят, Тем! Встань и выпусти меня тайным ходом.

Дон Хорра, наконец, вспомнил место своего дежурства и бегом пустился по длинному кольцу Главного коридора. Пару раз его окликали товарищи, но он лишь стремительно бежал дальше, то и дело уклоняясь от гуляющих гостей и усталых слуг. Вот и обозначенный ему участок неподалеку от высоких резных дверей во внутренние помещения дворца, вот и кавалер Лэдо подпирающий плечом одну из стен, а рядом с ним дон Бер, пожилой дон, служивший в гвардии последний год. Хорра замедлил шаг и уже неторопливо, как будто отходил на минуту, приблизился к ним.
— И вот значит, люблю я её таким затейливым способом, дорогой дон Бер, а она мне и говорит, — услышал дон Хорра, фразу кавалера Лэдо, — дорогой Лэдо, вы настоящий необъезженный жеребец! Почему спрашиваю, прекрасная дона Ветэ, я так же силен? Нет, отвечает, такой же бестолковый и дикий! Это она мне-то, по поводу моих изысков!
— А что за изыски, Лэдо? — с интересом спросил Хорра.
— Дон Хорра! — повернулись к нему говорившие, — где вы пропадаете?
— Простите господа, был вынужден покинуть пост по необходимости, — поклонился дон Хорра.
— Хвала Антонию, вы все же явились, — недовольно сказал дон Бер, — теперь мне можно покинуть милейшего кавалера Лэдо и отдохнуть от его приключений. Честь имею, благородные доны.
Он отдал им гвардейский салют и ушел.
— Старик, — пожаловался Хорре кавалер Лэдо, кивая в спину уходящему, — я битый час рассказывал ему презабавные вещи, а он в благодарность говорит, что устал от этого.
Дон Хорра понимающе посмотрел на товарища и процитировал:

Забота в старости одна —
Чужим внимать рассказам или
Свои поклонникам читать,
Смахнув налет столетней пыли.
И утешенье находя
В глазах светящихся доверьем,
Слезу соленую пускать,
Иначе, как мы им поверим?!…

— Верно, благородный Хорра, именно “смахнув налет”! Ваш стишок? — поинтересовался дон Лэдо.
— Нет, но, кажется, Дю Барта как-то его декламировал, — дон Хорра в затруднении почесал подбородок.
— А вот и он сам! Легок на помине, да не один…,— кавалер Лэдо махнул в сторону приближающейся процессии. Узнав среди идущих самого принца Алафо, господа гвардейцы подобрались, и от их расслабленности не осталось и следа. Оба застыли в положенных по уставу позах и лишь следили глазами за внезапными гостями.
— Ну, благородные доны, какие новости? — спросил подошедший Алафо, — Всё ли спокойно? — и не дожидаясь ответа, обнадежил, — ничего, все это скоро кончится, гости уже покидают Педью. Однако прошу вас благородные доны, быть внимательными, потому как нам расслабляться нельзя.
Капитан дон Юмпа внимательно оглядел обоих и тоже добавил:
— Благородные доны, прошу особо уделить внимание входящим во внутренние помещения. О подозрительных извещать немедля…
Однако тут он прервал свою речь, поскольку к дверям подошла молодая служаночка с подносом, уставленным различными яствами и полным красного вина хрустальным графином. Сообразно заведенным порядкам дон Хорра, прежде чем распахнуть перед ней дверь, спросил, куда она направляется.
— Апартаменты принца-хранителя, — потупила глазки девушка. Ещё бы, сейчас целых пять пар мужских глаз были устремлены на неё и, кое-кто буквально раздевал её красноречивым взглядом. Дон Хорра распахнув перед ней дверь, вдруг поймал себя на мысли, что именно этот голос он слышал, лежа в винной комнате за бочками. Вот значит как, подумал он, из Тема делают болвана?
Тем временем, принц Алафо и дон Юмпа переглянувшись с таинственным видом, поспешили расстаться с гвардейцами, ещё раз призвав тех к бдительности. Мрачное настроение капитана и задумчивое у принца, сменилось заметным оживлением и веселостью.
— Не угодно ли красного аарского, мой принц? — со смехом спросил дон Юмпа.
— С некоторых пор, мой дорогой Юмпа, я не пью
красного! — ответил тот и тоже засмеялся, уводя с собой капитана, — говорят оно вредно для наследника короны.
Оба расхохотались и исчезли за углом.

Тем временем, сделав знак кавалеру Лэдо, Дю Барта увлек Хорру в соседнее фойе.
— Послушайте, дон Хорра! — насупился он, — какого дьявола вы себе позволяете на службе?
— Дю Барта, премилые вещи узнаешь иногда…
— Не уподобляйтесь, мой друг, дону Ката! Сплетня не лучший способ подняться над толпой.
— Дорогой мой, это не сплетня! Я все слышал собственными ушами…, — и дон Хорра передал гвардейцу примерный смысл разговора в винной комнате, — я сначала не знал, о ком ведется речь, — продолжил он, — но когда услышал голос этой милашки и куда она идет, то сразу догадался.
Дю Барта понадобилось немного времени для того, что бы понять — тут замышляют нечто страшное. На клятвенные заверения Хорры не пить больше вина и не верить дамам, он лишь махнул рукой и сухо сказал:
— Дон Хорра, мы должны предупредить принца.
— Да на каком основании мы с вами, мой друг, должны лезть в его любовные дела? К тому же выйдет замечательная шутка, когда все откроется…
— Хорра! Шутка не будет забавной, она будет смертельной для Тема, — покачал головой гвардеец.
— С чего вы взяли? — дон Хорра изумленно воззрился на него.
— Ясней ясного! Только что, при нас, его любимый брат и заклятый враг довольно грубо намекнули на вредность вина такого сорта для принцев. Во-вторых, если вы не ошиблись… — тут Хорра рассержено дернул плечом, — хорошо, извините. Так вот, во-вторых по вашим словам выходит, что большая доза порошка, или чего там у них, опасна для здоровья. И в-третьих, дон Хорра: пока вы были в бесчувственном состоянии, а я пытался вас спрятать, нас видел принц Тем, но словом никому об этом не обмолвился.
— А? — переспросил Хорра.
— Именно так, дон Хорра! — кивнул Дю Барта. — А теперь, если в нас есть хоть одна капля благородства, пойдем и предупредим принца-хранителя!
— Идемте.
Быстро пройдя в двери внутреннего коридора, мимо недоуменно взиравшего на них кавалера Лэдо, друзья зашагали к апартаментам Тема.

0
16.11.2020
Алексей Макаров

Люди в черном.
Проза
98

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть