Глава 3

Оранжевый свет осветил маленькую, но уютную комнатушку. Сквозняк залез в приоткрытую форточку, и зашуршал тетрадью на письменном столе. Птицы сегодня пели на удивление громко и мелодично. Бесконечное количество звуков наполняло пространство этим утром, но было на удивление тихо.

Тишину прервал скрип маленькой кровати в углу комнаты. Из под одеяла появилась стройная девочка в футболке. Пыль взлетела вверх и звездопадом закружилась в столбе света.  По гладкому полу ступили чуть мокрые стопы и направились к окну. Громко раздвинув шторы Геля потянулась. Солнечный свет брызнул на большую белую футболку, сделав ее полупрозрачной. Большие черные наушники закрыли за собой уши девочки и пролили в них громкую и бодрую музыку, Геля закружилась под нее по комнате то и дело, спотыкаясь о лежащую на полу одежду.

Створки шкафа отворились и из них вывалились широкие штаны, Ангелина весело впрыгнула в них, и двигаясь в такт музыке спрыгнула с лестницы. Сегодня, как и обычно,  у Гели убежал кофе, горячую воду отключили, чай закончился, а яичница подгорела.  Несмотря на все это, девушка стрелой вылетела на улицу и плюхнулась на мягкую траву.

Небо было на удивление синим, и отражало белизну облаков. Глядя на него, Ангелина улыбнулась и зажмурилась. Трава щекотала босые ноги и ладони, ветки деревьев весело заграждали солнце, птицы щебетали где–то в вышине. Утро было обычное, но свежее и очень красивое.

Улыбнувшись Геля прошептала:

–День для  перемен.

С этими словами она встала и направилась в дом. В гостиной сидели сонные родители. Ангелина не была похожа на них, она всегда проделывала что ни будь необычное, любила разводить беспорядок в комнате, всегда ходила с наушниками. А ее родители были ее полной противоположностью, у них всегда и всюду порядок, чистота и вообще все как по струнке.

– Опять ты надела эти ужасные штаны! Прекрати уже меня позорить!

– Это нормальные штаны, мама. И я тебя не позорю.

– Ты мне еще и грубишь?

– Успокойся, Галочка, – в разговор вмешался папа – пусть как хочет, так и одевается, – он надвинул очки на глаза и скрылся за газетой – ты поедешь с нами в город, Ангелина?

– Нет, спасибо, у меня дела.

– Как хочешь.

Он положил ногу на ногу, и стал с важным видом читать какую–то заметку своей жене.

Геля улыбнулась и побежала к себе в комнату. Быстро переодевшись, она схватила кошелек с полки, он был полностью набит бумажными купюрами, которые Геля копила долгое время. Через минуту Ангелина уже бежала по пыльной дороге в сторону хозяйственного магазина.

Отворилась большая железная дверь. В помещение влетела разгоряченная Геля. Задыхаясь, она выпалила:

–  Баллончики с краской. Насколько хватит этих денег.

Ангелина сунула старой кассирше толстый кошелек. Грозная женщина долго пересчитывала деньги, и минут через пять вручила девушке тяжелый пакет…

За окном стало темнеть, заскрипели сверчки. Геля лежала на полу в окружении пустых баллончиков. Девушка с наслаждением вдохнула запах свежей краски.

Где–то внизу стукнула входная дверь. Послышались голоса и шаги мамы, она поднималась по лестнице, направляясь в комнату Ангелины.

– Дорогая, – с улыбкой начала она, еще не дойдя до двери – прошу тебя, спустись вниз и вымой посуду… – в глазах мамы Гали застыл ужас –  Не объяснишь мне что это?

Только она вошла в комнату, в нос ей брызнул едкий запах невысохшей краски. Вся комната была исписана картинами, рисунками, словами. Глазами мамы Гали, в комнате царил полнейший хаос. Под потолком висела желтая люстра, в углу стоял ярко красный письменный стол, посреди которого красовалась большая розовая креветка. В центре комнаты, на новом линолеуме бросалось в глаза огромное оранжевое солнце, на котором лежала Геля в окружении баллончиков от краски.

–  Это? – Ангелина довольным взглядом оглядела комнату – Это новый ремонт!

Мама Галя оперлась рукой на косяк двери, и причитая, зашагала к лестнице.

Вела она себя тихо, спокойно и слегка снисходительно, что как ни странно означало неописуемый гнев. Именно потому, что ее состояние нельзя было описать никакими словами, она спокойно предупреждала о болезни, до которой ее доведет чей либо поступок, чаще всего это был либо инфаркт, либо сердечный приступ, либо белая горячка.

Мама Галя остановилась, обернулась, и с натянутой улыбкой произнесла:

– Ах, Ангелина! Ты меня до инфаркта доведешь, – после чего, вздохнув, она шурша тапочками, поплыла от комнаты дочери.

0
17.08.2020
avataravatar
52

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть