Я вспомнил события пятилетней давности. Я был тогда здесь, на Фатионе. У меня был не самый лучший период, я поиздержался, влез в долги. На Фатионе я работал дальнобойщиком, перевозя продукцию местных ферм и заводов. Заказов было много, сидеть за баранкой мне нравилось, платили хорошо, и я считал, что это вполне неплохой способ поправить свое финансовое состояние. Потом до меня дошел слух от знакомых ребят, что некая добывающая компания обнаружила месторождение алмазов. Месторождение было невелико, и Компания приступила к добыче, не разглашая этого обстоятельства, а напротив, тщательно скрывая. Все обставлялось, как добыча никелевых руд. Перевозка алмазов также тщательно скрывалась, а потому доставляли их не бронированные машины с вооруженным до зубов конвоем, а обычные пассажирские авто. Водителям вшивали под кожу маячок, чтобы он не сбежал с алмазами, и отправляли в рейс, как обычного горожанина. Но шила в мешке не утаишь. Информация просочилась наружу, ей заинтересовались криминальные структуры, и на перевозчиков началась охота. Их подкарауливали в разных местах и, в лучшем случае, отбирали товар. Бывало, что и убивали в перестрелке или водитель сам погибал в аварии, пытаясь уйти от погони. Желающих идти в рейс становилось все меньше, бандиты становились все наглее, Компания несла убытки. Тогда для перевозки стали привлекать людей со стороны. Привлекались парни тертые, опытные водители, умеющие выбираться из трудных ситуаций. Желательно со своим авто. После проверки им честно рассказывали, как обстоят дела и предлагали весьма неплохие деньги, если они возьмутся перевозить алмазы. Тогда удачи решил попытать и я.

Меня быстро проверили, скорей всего, службе безопасности Компании было уже все равно кого набирать на рискованную работу. Дали небольшой контейнер и пожелали удачного пути.

В первом рейсе я получил ведро адреналина, навыки экстремального вождения и девять дырок от пуль в бортах грузовичка. Лишь потом я узнал, что новичкам в первый рейс дают пустой контейнер. Экзамен на профпригодность, так сказать. Правда, даже за холостой рейс мне заплатили и неплохо. Я решил продолжить работу. Иногда были спокойные поездки, когда я мог даже полюбоваться океанским побережьем, вдоль которого пролегала трасса, а иногда приходилось тяжело.

Изначально желающих на такую работу было много. Кое-кого из ребят я знал. И уже при мне количество их быстро сокращалось. Кто-то уходил сразу же, кто-то оставался и погибал в перестрелке, уходя от погони. И уж совсем единицы становились матерыми перевозчиками. И я понимал, что надо уходить с этой работы, пока есть возможность.

В это время я близко сошелся с одним перевозчиком по прозвищу Старик. Хотя он был вовсе еще не стар, но был чрезвычайно худ, жилист и настолько весь сморщенный, что напоминал чернослив. Жизнь, видать, хорошо его потрепала. Старик был, как раз, одним из тех матерых перевозчиков, что составляли основу транспортировки ценных грузов компании. Не было ни разу, чтобы он не ушел от бандитов, а ведь за его машиной охота велась, как ни за какой другой. Компания доверяла ему самые большие партии груза.

Старик не выходил в рейс без своего напарника Филина. Филин – молодой, но уже обрюзгший парень с жидкими волосами, вида человека, любящего залить за воротник. У него было в привычке, крякнув, проводить с силой ладонью по лицу, отчего тряслись его дряблые щеки. Филин исполнял функции стрелка. Говорят, что первый раз в руки карабин он взял, как раз выходя в рейс со Стариком. А вернулся из того рейса потным, бледным, трясущимся, но… заправским стрелком. И сразу же ушел в запой на неделю.

Компания улаживала конфликты с полицией, а также решала вопросы по поводу стрельбы на дороге. Вот с этими двоими я и познакомился. Тогда-то Старик и рассказал мне про шахты.

Давно в местных горах шла добыча никеля. Добыча давно завершилась, руду вывезли, шахты забросили. Остались только пустые выработки. Это было обширное образование в горном массиве. Настоящий лабиринт из штолен, проходов и тоннелей. Подземные коридоры сходились, образуя перекрестки, и снова расходились по всем направлениям под всевозможными углами. Ширина причем их такова, что вполне можно проехать на машине, а в большинстве мест и на грузовике. Но делать этого категорически не следовало. Если кто заберется туда и удалится от входа — выбраться самостоятельно он вряд ли сможет. Такие случаи бывали, если верить слухам. Тем более, что многие коридоры обветшали, того и гляди обрушатся. А некоторые уже обрушились. Разобраться в этом хитросплетении ходов невозможно.

Но у Старика была карта. На ней скрупулезно были нанесены все тоннели, все входы и выходы и были помечены ненадежные проходы, завалы и затопленные коридоры. Была даже отмечена парочка тоннелей, которые укрепляли лично Старик с Филином.

Теперь стала ясна причина везения Старика. Он уходил с трассы, нырял в один из многочисленных ходов лабиринта, петлял внутри и выныривал в одном из многочисленных выходов. Снова выбирался на трассу, где до склада компании было рукой подать. Собственно, о том, что Старик пользуется шахтами, чтобы уходить от погони, было известно и раньше. Никто не понимал, как он это делает. Теперь же все стало ясно. Я до сих пор не знаю, где он раздобыл карту, но больше никто про нее не знал. Кроме меня.

Я чем-то приглянулся Старику, поэтому он мне и рассказал и про шахты и про карту. Правда, саму карту он мне не разрешал брать. Я мог только смотреть при нем. И вот частенько, когда Старик с Филином набирались в баре, я сидел с ними и смотрел, смотрел на карту, запоминая все эти переходы, выходы, обозначения. Поначалу мне казалось это невозможным, но я понимал – оно того стоило. И вот всего в две недели я выучил всю карту. Всю. До мельчайшей закорючки.

Когда я сказал, что карта мне больше не понадобится, Старик аккуратно убрал ее и пожелал мне удачи в подземельях, как он называл шахты. А потом между делом равнодушно бросил:

— Берегись червей. Не выходи из машины.

— Червей? Каких червей? – спросил я.

Старик не ответил, задумавшись, вертя в пальцах стакан с выпивкой. Ответил Филин. Крякнув по обыкновению, он сильно провел ладонью по лицу, вздернул щеками и сказал:

— Ты главное из машины не выходи. Понял? Ни в коем случае не выходи.

Больше на эту тему, они почему-то распространяться не пожелали. И впоследствии я не мог от них добиться большего.

Впрочем, скоро я забыл о загадочных червях, потому что перед тем как попробовать проехать шахтами, я решил поменять машину. Я продал свой грузовичок и купил у армейских списанный броневик. Это было восьмиколесное чудовище с мощным двигателем и надежными стенами – настоящая крепость на колесах. Я решил его доработать. На крыше была турель, которая могла поворачиваться влево и вправо на приличный угол. На платформу турели я поставил спаренный пулемет и мощный прожектор. Управление всем этим велось из кабины. Я мог стрелять вперед и вбок прямо из кресла водителя, не вылезая из машины. По сторонам крыши я установил четыре видеокамеры с тепловизором и прибором ночного видения. Изображение передавалось на экран на приборной доске. Теперь я не только мог видеть без помощи окон, но и видеть в темноте без помощи света. Пуленепробиваемые окна я все же заделал броневыми щитами, оставив для обзора только узкие полосы. Еще я поставил дополнительные топливные баки и доделал кое-что по мелочи.

Теперь мне не были страшны никакие бандиты, однако я не был уверен, разрешат ли мне кататься в таком монстре по городским трассам, да еще с пулеметами на крыше, поэтому шахты теперь были моей единственной дорогой. А Компании было вовсе плевать, на чем ездят перевозчики, пусть хоть на танках. Лишь бы груз исправно доставляли.

Я отправился в свой первый рейс по шахтам. Больше всего меня беспокоило, пройдет ли машина. Машина проходила прекрасно. Штольни были широки и высоки. В общем, по шахтам я поездил немало, исколесил вдоль и поперек. Карта была точна, запомнил я ее верно. И особых проблем не возникало.

Приходилось сталкиваться и с «червями». Как-то я остановился у развилки, решая по какому пути проехать, и в свете фар увидел, как из потолка высунулось что-то гибкое, длинное и черное. В толщину этот «червь» был с руку человека. Он извивался прямо перед машиной, изгибаясь во все стороны. Дотянулся до лобовой брони и стал яростно ее ощупывать. Я как завороженный смотрел на это неприятное щупальце. Оно влажно блестело в свете фар и неприятно растягивалось, утончаясь, а потом снова сжималось. На лобовом стекле оно оставило мутные отпечатки слизи. Затем оно перебралось выше, на крыше мягко застучало, и внезапно я услышал скрип металла. Эта тварь вцепилась в пулемет и пыталась его оторвать. Я не стал выжидать, чем кончится дело, и рванул с места. Позже, осматривая броневик, я обнаружил, что оба дула пулеметов были погнуты, и установка пришла в негодность, мне пришлось заменить ее. Тварь была очень сильна. Я представил, что было бы, если бы она вцепилась в меня, и по спине у меня пробежал холодок.

Впоследствии я не раз встречал этих червей. Они вылезали сверху, снизу, сбоку, пытаясь ощупывать броневик. Иногда по несколько штук сразу. По-видимому, они реагировали на вибрацию. Не знаю, что это были за твари, представляли ли они отдельные живые организмы или это были части какого-то монстра, что-то вроде щупалец, я так и не выяснил, да и не пытался. Не знаю, откуда они появились, как давно и не они ли явились причиной закрытия шахты. Я убедился в совете Филина, что выходить из машины нельзя ни в коем случае и неукоснительно следовал ему. Хотя в целом, появление червей было скорее редкостью, чем закономерностью. У меня было множество рейсов, когда я ни разу не встретил их.

Со временем я стал опытным курьером, наравне со Стариком и Филином. Бандиты от меня отстали, Компания доверяла мне большие партии груза, деньги платили большие, и я уже думал, как следует разбогатеть на этом поприще, как вдруг, лавочку прикрыли. Насколько я понял, Компания разругалась с крупным региональным чиновником, который закрывал глаза на незаконную добычу алмазов, и последовали меры. Дальнейшие разработки запретили, деятельность этой части Компании приостановили, многих из персонала привлекли для дачи показаний. К перевозчикам было больше всего вопросов, поэтому те из курьеров, кто был в курсе происходящего, по-быстрому сделали ноги.

Меня тоже ничего не держало на этой планете. Работа перевозчиком существенно позволила улучшить мое финансовое состояние. Я рассчитался с кредиторами, подремонтировал корабль и готов был двигаться дальше. Не знал, куда девать броневик. Продать не поднималась рука. Взять с собой я его не мог, мой корабль не предназначен для такого груза. Я ограничился тем, что как мог подготовил машину к длительному хранению, загнал в тупиковое ответвление в шахтах и попрощался с ним, думая тогда, что навсегда.

И вот теперь, спустя пять лет, я снова был на Фатионе. Более того, мой путь снова лежал к шахтам, и я молил небеса, чтобы с броневиком ничего не случилось. Чтобы он был там, и был на ходу. Двигаясь через шахты, мы экономили бы кучу времени, чем, если бы объезжали горы вдоль побережья. Ну а через туннель и вовсе можно было проехать только на моем броневике. Никакая другая машина не обеспечила бы нам проезд и безопасность под океаном. Я знал, что нас там ждет.

0
01.06.2019
avataravatar
25

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Дмитрий: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фантастический Боевик


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar

Лучшие книги для начинающих писателей

avataravataravatar

Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar
Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar
Идеи для детектива

11 Детективных сюжетов

avataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть