— Джей, зачем нам пещеры?

Жаннин нетерпеливо дергала Джея за рукав. Это вывело его из задумчивости.

— Пещеры? Видишь ли, малыш, я был здесь. Лет пять назад, — сказал он, продолжая уверенно вести машину.

— Здесь? В Гринсайде?

— Нет в Силенде. Это несколько дней пути отсюда. Я занимался там кое-какими делами. Сейчас нам нужно именно в Силенд.

— Там находится твой тоннель?

— Не совсем там. Дальше. Но чтобы к нему попасть, нам надо проехать через Силенд.

Буйная растительность стала уменьшаться. Фруктовые сады сменились диким кустарником.

            — Между нами и Силендом лежит горный кряж, — продолжал Джей. — Если поедем в объезд вдоль побережья, потеряем несколько дней. В горах когда-то добывали руду. Это и есть Шахты. Они давно заброшены. Мы поедем через них, прямо сквозь горы. Так короче. Вот только наша машина не пройдет. Но в Шахтах у меня был припрятан вездеход. Он пройдет и под горами и под океаном.

            Джей посмотрел на Жаннин и вдруг сказал:

            — Достань пистолет.

            — Зачем? – испуганно спросила Жаннин, озираясь по сторонам.

            — Ничего не случилось, — сказал Джей, — просто возьми его в руку и держи.

            Жаннин достала пистолет и, отведя руку в сторону, вопросительно посмотрела на Джея.

            — Просто держи, — сказал он, — хорошо стрелять от этого ты не станешь, но к его тяжести в руке привыкнешь.

            Кусты по сторонам дороги тоже поредели. Земля явственно становилась песчаного типа. Через некоторое время растительность окончательно осталась позади. Зелень сменилась желтизной. В лицо дул знойный ветер.

            Приемник забормотал новыми голосами и Джей сделал звук громче. Сообщалось, что неизвестная болезнь распространяется. Власти ввели карантин в нескольких городах, в том числе в Гринсайде, все выезды закрыты. Аэропорт закрыт, все рейсы отменены.

            — Ну вот и все, — невесело усмехнулся Джей, – распространение болезни власти остановить не могут, как это и было на Кретте. Видишь, — сказал он Жаннин, — мы бы не успели воспользоваться самолетом.

            — Что теперь будет с ними со всеми? – спросила Жаннин. – Что будет с Гринсайдом? У меня там друзья, знакомые…

            — Не знаю, малыш. Надеюсь, у властей есть лекарство от этой заразы. Ведь должны же были быть приняты какие-то меры после инцидента на Кретте.

            — А если закроют космопорт? Что будет, если мы не успеем?

            — Не думаю, что его вообще закроют. Нам повезло, что мы на острове. Эпидемия не попадет на материк, если аэропорт и морские порты закрыты.

            Джей свернул с дороги влево и повел машину прямо по песчаной равнине. Колеса поднимали тучи пыли, иногда ветер забрасывал ее вперед, и тогда она лезла в рот, в нос, в глаза. Тут и там попадались чахлые кустики каких-то растений. Машина подпрыгивала на выемках и бугорках. Однако, Джей не сбавлял скорости, боясь не успеть добраться до темноты. Впереди явственно виднелись невысокие горы.

            — Нам туда? – спросила Жаннин, показывая рукой на горы.

            — Да, — ответил Джей. Мотор взревывал. Летели кучи песка.

            — Не так уж далеко, — сказала Жаннин.

            — До самых пещер мы не доедем, – сказал Джей. – Нам надо торопиться.

            К полудню местность начала меняться. Песчаная поверхность стала сменяться каменистой. Попадались камни, иногда крупные валуны, которые приходилось объезжать. Машина подпрыгивала на каменистых неровностях и норовила застрять в расщелинах. Вскоре Джей остановился и выключил двигатель.

            — Все, — сказал он, — дальше пешком.

            Они с удовольствием вышли из машины, давно уже хотелось размять ноги. Взяли из багажника сумки и пошли к виднеющимся впереди скалам.

По дороге к горам Джей учил Жаннин обращаться с оружием. Прямо на ходу. Учил целиться, снимать с предохранителя и ставить его обратно, менять обойму. Стрелять не рискнули – всюду была скальная поверхность, прекрасная возможность для рикошета.

            Как ни странно, но стала попадаться растительность и даже редкие деревья. Один раз они миновали целую рощицу, которую питал родник, бьющий из скал. Они передохнули и слегка перекусили. Заодно Джей набрал хвороста для будущего костра. Здесь же и потренировались в стрельбе, выбрав для этого ствол дерева. Из десяти выстрелов Жаннин не попала ни разу. Однако Джей сказал пунцовой от стыда Жаннин, что результат все равно не плохой. Она научилась чувствовать отдачу, уверенно держала пистолет в руке и не вздрагивала от звука выстрела. Ну а точность – дело практики.

            — Результат обучения признаю годным, — сказал он. И вручил Жаннин несколько запасных обойм.

Результат самого Джея был 8 из 10.

— Видимо, тебе приходилось раньше стрелять, — задумчиво проговорила Жаннин.

— Приходилось, — ответил Джей, — но это было давно.

Расспрашивать о том, во что или в кого приходилось стрелять, Жаннин не решилась. Она лишь подумала, что мало знает о прошлом Джея.

Они шли уже несколько часов. Идти было не просто. Постоянно приходилось то взбираться на уступы, то перешагивать неглубокие расщелины. Жаннин начала уставать. Но скалы впереди заметно приблизились и увеличились в размерах.

В это время сзади донесся гул. Обернувшись, они увидели яркое зарево в том месте, где должен находиться Гринсайд. Чудовищные огненные вихри сформировали отвратительный ядерный гриб, и он медленно увеличивался и рос.

— Боже мой, что это такое? – прошептала Жаннин.

Джей смотрел, инстинктивно прищурившись.

— Неужели все так плохо, — пробормотал он.

— Они… они… уничтожили город?! – Жаннин была близка к истерике.

Джей повернулся к ней.

— Я надеялся, что власти предпримут решительные меры, но такое мне и в голову не приходило!

— Но там же тысячи людей. И они даже не были больны! Боже мой, Сьюзи!  Мишель! А Клер? У нее с Сергеем родился малыш. Ему еще и месяца нет! – Жаннин закрыла лицо руками.

Джей обнял ее:

— Будем надеяться, что они выбрались. Самые первые беженцы успели добраться до аэропорта, было несколько рейсов. Они могли успеть. – Он гладил ее по волосам. – А теперь прости, малыш, но нам надо идти. Нужно успеть до темноты.

            Уже вечерело, когда они подошли к скалам. Жаннин буквально валилась с ног, хотя и шла налегке, — Джей давно забрал у нее ее сумку. Он все точно рассчитал, и они подошли прямо к зияющему пролому в скалах. Все же Джей предпочел не рисковать и устроить привал поодаль от входа. Они отошли метров на сто и расположились у подножия скал. Джей развел костер и достал консервы. Но Жаннин есть не могла. Она сидела, прислонившись спиной к теплой скале. Глаза ее были закрыты. Руки безвольно лежали вдоль тела, ноги вытянуты. Она напоминала тряпичную куклу, которую какой-то ребенок усадил так, а потом забыл взять, возвращаясь с родителями с пикника. Весть об уничтоженном Гринсайде сильно выбила ее из колеи.

Джей не стал настаивать. Еда сейчас не главное. Но вот бездействовать было никак нельзя.

— Жаннин, — позвал Джей.

Жаннин медленно подняла голову, открыла глаза и посмотрела на Джея равнодушно-безразличным взглядом.

— Жаннин, я сейчас уйду. Пойду в пещеры. Тебе лучше остаться здесь. Никуда не уходи. И хоть здесь никого нет и не должно быть, не расслабляйся, а лучше достань пистолет и держи его в руке. Я вернусь самое большее через час. Если я не вернусь, — голос Джея оставался ровным, но Жаннин встрепенулась. – Уходи в Скальный Мыс – это город восточнее Силенда, по карте посмотришь. Там есть порт. Возможно, его не закрыли. Еды тебе хватит на пару дней, чтобы дойти. Надо выбраться с этого острова. Поняла?

— Поняла. Но Джей…

— Я знаю, малыш. Не бойся, я вернусь. Это так… на всякий случай имей в виду.

Он поцеловал ее, ободряюще улыбнулся и зашагал к входу в пещеры. Подойдя к черному пролому, Джей достал фонарик, в другую руку взял пистолет и решительно шагнул в провал. Он шел по каменистому коридору, постоянно прислушиваясь, внимательно осматривая стены, пол и потолок. Все было как когда-то. Вновь нахлынули воспоминания. Пять лет назад, покидая эту планету, он и представить не мог, что снова вернется в эти пещеры. Его одолевали сомнения: удастся ли проехать? Сколько коридоров обрушилось, сколько затопило? Правильно ли он помнит расположение ходов, спустя пять лет? А главное, на месте ли его броневик? В пещерах без хорошей машины делать нечего. А в тоннеле, что ведет на материк – тем более. Джей и думать не хотел о том, что там может быть. Если с броневиком что-то случилось, останется только идти в Скалистый Мыс, пробираться на паром. Но Джей был уверен, что никакого паромного сообщения уже нет. Скорее всего, весь остров в изоляции.

Джей свернул в сторону. Темнота была кромешная. Слабый луч фонаря светлым пятном ползал по стенам и потолку. Над головой проплывали крепежные балки. Вдалеке еле слышно завывал ветер в проходах. Шаги гулко отдавались под сводами. Потом под ногами стало мягче, звук шагов стал приглушеннее – начался песчаник. Джей знал, что это означает конец зоны входа и начало пещерам, массив скал отступил, в рыхлом мягком песчанике водились черви. Джей свернул в очередной проход. Насколько он помнил, именно здесь он оставил то, зачем сейчас шел. Надо только пройти в самый конец этого тупика. Джей непроизвольно убыстрил шаг. Луч фонарика выхватывал лишь темноту впереди. Сердце Джея стало стучать чаще. И вдруг из темноты показалась неподвижная громада. Вот он. Накрыт брезентом. Как Джей его и оставил. Только сверху покрыт толстым слоем пыли. Джей положил фонарик на землю, направив его на машину и держа одной рукой пистолет, свободной рукой стал сдергивать брезент. Потекли струйки песка, в воздух взметнулись клубы пыли. Полотнище брезента упало на землю, и перед Джеем предстал его броневик. Точно такой же, каким он его оставил пять лет назад. С мощными фарами и прожектором, с закрытыми броневыми листами окнами, с пулеметной установкой на крыше. Джей улыбнулся ему, как старому другу, похлопал по бронированной шкуре, открыл незапертую дверь и залез в кабину.

Внутри тоже, насколько он мог разглядеть при свете фонаря, ничего не изменилось. Только воздух был ужасно спертый. Аккумулятор, конечно, разрядился. Джей безрезультатно подергал ключ, специально оставленный им пять лет назад в замке зажигания. И полез запускать стартер вручную. Для этих целей была сделана ручка, которую надо было резко дергать на себя, как у моторных лодок. И выведена она была не наружу, а внутрь, чтобы можно было запускать двигатель, не выходя из машины. Что было очень разумно, бронированный вездеход не просто так сделан бронированным, иногда он ездит там и попадает в такие ситуации, где крайне не рекомендуется покидать его безопасное пространство.

Скрючившись в три погибели, Джей дотянулся до ручки запуска и резко дернул ее. Эффекта не было. И на второй раз тоже. На третий раз Джей дернул так резко, что чуть не вывихнул себе кисть. Двигатель коротко рыкнул, тут же дико взревел, но через несколько секунд уже негромко заурчал.

Джей заполз в кресло водителя, включил фары и посидел так, прислушиваясь к ровному гудению мощного двигателя, легонько покрутил руль, провел ладонями по его оплетке, улыбнулся что-то вспоминая, и медленно тронул тяжелую машину. Громада дернулась, восемь колес зашуршали по песку, и бронированный монстр напористо пополз вперед. Джей повел машину к выходу.

Оставшись одна Жаннин пересела поближе к огню. Она думала об уничтоженном городе, о тысячах погибших, о своих друзьях. Потом мысли ее переключились на то, что будет, если Джей не вернется. Он сказал идти в Скальный Мыс. Но как она дойдет одна? Она была в полной растерянности. Откуда-то послышался тихий рокот. Он нарастал, Жаннин посмотрела в сторону горного проема. Оттуда с плотным ревом выскочил мощный военный транспортер и, набирая скорость, стал стремительно удаляться от скал. У Жаннин сжалось сердце, она вскочила на ноги, но только она хотела крикнуть: «Джей, а как же я?!», как увидела, что броневик заложил поворот и по широкой дуге так же стремительно стал возвращаться назад – Джей проверял ходовую часть.

Приблизившись, машина сбавила ход и у скал с довольным урчанием остановилась совсем. В этой пустынной местности в полном безмолвии броневик в клубах пыли казался диковинным животным. Дверь водителя открылась, на землю спрыгнул улыбающийся Джей.

— Все в порядке, — сказал он и похлопал его по бронированному боку. – Он здесь и он в отличном состоянии.

Джей открыл все четыре двери для проветривания и занялся проверкой дополнительных систем. Жаннин забралась внутрь. Броневик был немалой длины. Спереди было четыре кресла в два ряда и, соответственно, четыре боковых двери. Задняя же часть, которая составляла более половины от всей длины машины, пустовала.

— Зачем здесь столько свободного места? – спросила Жаннин, указывая в заднюю часть.

Джей оторвался от экрана:

— Раньше там сидел отряд пехотинцев, которых этот монстр и перевозил, — ответил он. — Сиденья я убрал, а заполнить освободившееся пространство руки не дошли. Я подумывал оборудовать там спальные места. Но нужды в них так и не возникло.

Пока Жаннин осматривалась, Джей проверил камеры наружного наблюдения, проверил прожектор, повращал турель и опробовал пулеметы, предварительно предупредив Жаннин. Треск выстрелов разорвал тишину, и по скалам прокатилось глухое эхо. Все работало, как будто и не было стольких лет простоя. Бак был полон, боекомплект тоже. Джей мысленно похвалил себя за предусмотрительность пятилетней давности и подумал, что шансов сейчас у них  было бы немного, продай он тогда броневик.

Скоро должно было начать темнеть. Решили более не ждать и отправляться. Жаннин залезла в пассажирское кресло и пристегнулась. Джей загасил костер, взял сумки и перенес их в броневик. Затем захлопнул и заблокировал все двери и уселся сам в водительское кресло.

— Ну что ж, — сказал он, проведя руками по волосам, — поехали.

Джей завел двигатель, и броневик величаво заехал в зияющее темнотой отверстие, как будто пещерный зверь заполз в нору.

Поначалу Жаннин с интересом и некоторым волнением наблюдала за тем, как движется машина по коридорам. Потом ей это наскучило. Джей уверенно сворачивал в нужные проходы. Коридор сменялся коридором, за новым поворотом был новый проход. Свет фар выхватывал из темноты те же стены, те же пол с потолком. Однообразие утомляло. Незаметно Жаннин задремала.

Джей вел машину, руководствуясь памятью. Пока все шло хорошо. Но впереди было еще много часов езды. Ровный гул мотора и плавный ход машины убаюкивали. Радио молчало, оно начало передавать одни помехи сразу, как они въехали в Пещеры и Джей давно выключил его. Он дотянулся до аптечки, покопался в ней, достал и принял капсулу стимулятора. До Силенда он дотянет, но в Силенде нужно будет обязательно поспать перед долгим путешествием по туннелю. Вот только кое-что беспокоило его. Они ехали на северо-запад. То есть немного приближались к Гринвилладжу, где все и началось. Силенд был ближе к Гринвилладжу, чем Гринсайд. И заражение должно было достичь его быстрее. В новостях о Силенде не было ни слова, и это обнадеживало. Оставалось надеяться, что зараженные двигались только к Гринсайду, игнорируя Силенд.

Они ехали так несколько часов. Попадались завалы, которых раньше не было, и коридоры, затопленные просочившейся водой, которые раньше были сухими. Время вносило свои коррективы. Джей объезжал их по соседним проходам. Благо вариантов проезда было множество. Большая часть пути была уже позади, когда начались проблемы. Двигаясь по коридору, Джей остановился у развилки и понял, что не знает куда ехать. Он совсем не помнил этого места. Джей заглушил двигатель и глубоко задумался. Нет, память не подсказывает похожие варианты, здесь должен быть долгий прямой туннель, который затем поворачивает направо и идет под уклоном вниз. Никакой развилки быть не должно. И, тем не менее, вот она. Неужели, он где-то свернул не туда? И если так, то как давно? А что если он взял сильно в сторону или вообще едет назад? Под землей ориентироваться трудно – все туннели на вид одинаковые. Под горами вдобавок не работает компас, видимо, здесь есть вкрапления железной руды. Было бы легче сориентироваться, выйдя из машины и пройдя к развилке, исследовать оба тоннеля. Это проще сделать своими глазами, а не сидя в машине с ограниченным обзором. Но Джей не решался на такой шаг. Он не мог рисковать собой, хотя бы потому, что теперь отвечает не только за свою жизнь. Джей посмотрел на мирно сопящую в соседнем кресле Жаннин и, преисполнившись нежности, осторожно погладил ее по голове.

Джей снова прокрутил в памяти карту. У него наметился план действий. Если он взял левее, то где-то здесь как раз должен быть тоннель, укрепленный Стариком и Филином. В левой части он один из основных, и мимо него трудно проехать. Если же он отклонился вправо, то должен быть в районе Стержня, так Старик называл центральный самый длинный коридор. В районе центра коридоры не такие частые и, как правило, длиннее, можно сориентироваться по этому признаку.

Джей решил придерживаться этого плана. Он завел двигатель. Привычно провел руками по волосам, что означало у него готовность решительно действовать. Мягко тронул машину вперед, но тут раздался страшный удар в днище, и машина остановилась. От удара проснулась Жаннин.

— Что это?! – она испуганно хлопала ресницами и озиралась.

Джей не ответил, он поддал плавно газу, машина не двигалась. Он выжал газ до упора, машина стояла как вкопанная, двигатель натужно ревел. Джей убрал газ. По днищу грохотало, как будто кто-то грубо ощупывал машину огромными стальными пальцами. Джей переключил рычаг скоростей и резко сдал назад. Машина дернулась на полметра и снова стала. Тогда Джей резко бросил ее вперед, то же самое. Джей понял, что раскачать броневик не получится, и просто так их не отпустят, машину явно что-то держало. Или кто-то. В свете фар ничего не было видно, кроме стен. Джей выключил свет и включил камеру ночного видения. В тусклом зеленоватом свечении ничего опасного не было заметно, те же стены. Но в днище отчетливо стучали. Раздался неприятный металлический скрежет, броневик дернулся и пополз в сторону, ударился бортом о стену.

Жаннин вцепилась в подлокотники:

— Кто-то пытается нас утащить! – закричала она.

Джей решился на отчаянный шаг. Он вылез из кресла, побежал в заднюю часть и стал рыться в сумках, которые они с собой принесли. Выудил оттуда моток липкой ленты, схватил карабин, и наспех примотал к нему фонарик. Броневик дернулся в другую сторону и медленно пополз к противоположной стене тоннеля. Джей сел в кресло, включил фары и открыл дверь.

— Смотри по сторонам! — крикнул он Жаннин и выпрыгнул из машины.

Джей захлопнул дверь, обежал машину спереди и, присев на корточки, сунул дуло карабина с включенным фонариком под днище. То, что он увидел, заставило его похолодеть — не менее десятка червей облепили днище броневика. Они, извиваясь, ползали по нему. То ли ощупывали, то ли пытались проникнуть внутрь. Сейчас они как никогда напоминали щупальца. Черные, блестящие, толстые щупальца гигантского осьминога. Джей выстрелил в массу шевелящихся червей-щупалец, стараясь не попасть по колесам. Брызнула черная жидкость. Щупальца вздрогнули, пошли волнами и несколько их судорожно втянулись в землю. Джей выстрелил еще несколько раз. Черная жидкость била фонтаном. Щупальца заметались и стали исчезать в земле. Некоторые оторванные остались лежать в луже черной жижи. Джей встал в ярком свете фар, перебежал на левую сторону, открыл дверь и запрыгнул на подножку, тут же на месте где он стоял, появилось черное щупальце. Оно взвилось вверх прямо за спиной Джея. Еще несколько появились спереди и тяжело упали на лобовую броню.

— Осторожно! – закричала Жаннин, показывая рукой за спину Джея.

Джей стремительно обернулся, одним прыжком оказался в кабине и резко захлопнул дверь. Щупальце с глухим стуком обрушилось на дверь, броневик качнуло. Джей вдавил педаль газа в пол, мотор взревел и броневик рванул с места. Тяжелая машина с трудом вошла в поворот на развилке и помчалась по тоннелю. Ее никто не держал. Через некоторое время Джей сбавил скорость, некоторые повороты были весьма круты, и  не хватало только врезаться в стену.

Жаннин тяжело дышала.

— Что это было, Джей? — спросила она.

— Не знаю, малыш, — ответил он, как можно более спокойно. – Я сталкивался с этим раньше, но что это за существа или существо не знаю.

— Поэтому нам понадобилась эта машина?

— Да, в свое время я достал ее и оборудовал как раз для езды по Пещерам.

— Нам долго еще ехать?

— Мы проехали больше половины пути, — сказал Джей, разумеется, не упомянув, что они заблудились.

— А эти… существа, они везде? То есть они могут появиться в любой момент?

— Да. Но насколько я знаю, они есть только здесь. Не слышал, чтобы они встречались где-то еще кроме Пещер.

Джей постарался ободряюще улыбнуться:

— Но нам они ничего сделать не смогут, эта машина рассчитана и не на такое.

Вновь потянулись однообразные коридоры. Джей сумел сориентироваться. И вскоре они въехали в длинный коридор. Свет фар монотонно выхватывал из темноты балки вверху тоннеля. Но теперь среди потемневших от времени укреплений изредка попадались более светлые. Эти были новее. Их ставили Старик с Филином. Джей, каждый раз проезжая здесь, думал, чего это им стоило. Как проводить работы по укреплению свода, когда вокруг кишат черви? В этой части лабиринта тоннелей было мало. И все они кроме этого коридора были либо обрушены, либо затоплены. Это был единственный проезд в этой части Пещер. Иначе пришлось бы делать огромный крюк через Стержень и терять много времени. Неудивительно, что Старик и Филин, сильно рисковали, но укрепили этот проход.

Теснота и замкнутость пространства начали давить. Хотелось выбраться на простор. Под открытое небо. Раньше Джею нравилось ездить под горами. Пещеры защищали от опасностей внешнего мира. Ни бандиты, ни полиция его здесь не могли потревожить. Дорожные заторы, аварии, да и просто погодные условия здесь не действовали. Здесь, под землей, было всегда спокойно, тихо и безопасно. Правда, здесь были черви, но броневик надежно защищал от них. Но сейчас они с Жаннин не прятались, а срезали путь. Хотелось побыстрее добраться до космопорта и покинуть эту планету.

Еще один раз попались черви, с потолка впереди броневика свесилась черная петля, поизгибалась в разные стороны и втянулась обратно. Жаннин, к счастью, этого не видела. Она тихо сидела, задумавшись, глядя в окошко своей двери на темные стены. Встреча с червями произвела на нее впечатление. Она полгода жила на этой планете, но даже не слышала о таких существах. Она думала, что было, если бы черви водились не только в Пещерах, но и за их пределами. В Гринсайде, например.

Наконец, Джей свернул в тоннель, который, как он помнил, вел к выходу. Еще несколько минут, и броневик выехал из черного зева горы на простор. Жаннин сразу этого и не поняла, звук мотора изменился, стены больше не отражали его. Но вокруг все оставалось темным. Просто была ночь. Джей выключил мотор. Наступила благословенная тишина, и стало слышно, как снаружи мягко шелестит дождь.

0
08.06.2019
avatar
36

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Дмитрий: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фантастический Боевик


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar

Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar
Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravatar

ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть