Джей открыл свою дверь. Шум дождя усилился, где-то далеко прогремел гром. В салон ворвался свежий влажный воздух.

— Все, — сказал Джей, откидываясь на спинку кресла, — Пещеры кончились. До Силенда отсюда ехать примерно час. Мы сэкономили уйму времени.

Он сидел, закрыв глаза. Только сейчас он понял, как он вымотался. Жаннин внимательно посмотрела на него, потом ни слова не говоря, вылезла из кресла, прошла назад и вернулась, неся сумку с едой.

— Вот, — сказала она, — протягивая ему банку с консервированным мясом, — возьми, надо поесть.

Джей открыл глаза, взял из рук Жаннин банку, открыл и вернул ей. Себе достал другую и тоже открыл.

Некоторое время они молча жевали. Дождь приятно шумел, иногда усиливаясь, иногда затихая. Жаннин тоже открыла свою дверь. Временами налетали порывы ветра, и тогда лицо Жаннин обдавали брызги дождя. Приятно пахло разными травами.

— Здесь растительности больше, чем на той стороне гор, — сказал Джей. — Сейчас все время будет плоская равнина, поросшая травой и кустарником. Склоны гор по эту сторону тоже все зеленые. Деревьев, правда, нет, но нам так даже лучше — проще проехать.

— Теперь ты поспишь? — спросила Жаннин.

— Нам обоим надо отдохнуть, — сказал Джей, — но не сейчас. Сейчас нам надо в Силенд.

— К чему такая спешка?

— Я думал разжиться там припасами. Другой возможности может и не быть.

— А это? — Жаннин показала рукой на сумку с едой. — Разве нам нужно что-то еще?

— Нужно, — Джей помедлил. — На тот случай, если нам придется задержаться.

— Что ты имеешь в виду? Джей, мы можем не уехать?

— Жаннин, нам повезло, что у нас есть броневик. Нам повезло, что мы проехали Пещерами. И нам очень повезет, если мы проедем тоннелем. Я же не знаю, в каком он состоянии. Прошло двадцать лет. Его могло разрушить, затопить, там могут быть чудовищные завалы, которые не преодолеет даже этот вездеход. И тогда нам придется повернуть назад и отсидеться где-нибудь в укромном месте. Пока все это не закончится, и не откроется транспортное сообщение с материком. Возможно, это будет не скоро. Вот для этого нам понадобится провизия и другие припасы. И много. Возможно, потом их не будет. Или у нас не будет возможности добраться до них. Поэтому прямо сейчас мы едем в Силенд и закупаемся всем необходимым. Потом уезжаем за несколько километров от города и там где-нибудь отдохнем несколько часов до рассвета.

Броневик бодро шел по темной равнине. Ухабов и кочек не было и ход был весьма плавный, что даже Жаннин не подпрыгивала в своем кресле. Джей выключил свет и ориентировался по камере ночного видения, глядя на экран на приборной панели. Радио снова бормотало, но ничего нового не было. Постоянно играла музыка, а в новостных блоках говорили о чем угодно, кроме Инцидента. Джей попытался поймать материковую радиостанцию. Сигнал был очень плохой, но ему удалось настроиться на один канал. Сообщалось о том, что ситуация полностью под контролем региональных властей. Что эпидемия локализована, зараженные помещаются в карантин. Однако все транспортное сообщение с островом прекращено, но «будет восстановлено в ближайшее время». Об уничтожении каких-либо городов вместе с тысячами людей — ни слова.

Впереди показалась цепочка огней — освещение автострады. Броневик подъехал из темноты, плавно взобрался на небольшую насыпь и выехал на асфальт широкой дороги.

— Эта дорога ведет в Силенд, — сказал Джей. — Именно она идет вокруг гор вдоль побережья.

Машина вырулила вдоль дорожной разметки и поехала по пустынной автостраде. По обе стороны стояли высокие мачты освещения. Фонари были включены, и дорога прекрасно освещалась. В свете фонарей крупные капли дождя казались драгоценными камнями, падающими на дорогу и разбивающимися на сотню осколков. Машин не было, хотя движение здесь было всегда активным даже ночью.

— Здесь всегда так пусто? — Жаннин тоже обратила на это внимание.

— Нет, обычно тут оживленно, — ответил Джей, — но мало ли что могло измениться за пять лет.

По гладкому асфальту машина катилась ровно, и Джей увеличил скорость. Броневик с ревом несся по залитой светом дороге, с удовольствием вспарывая многочисленные лужи. Брызги воды разлетались в разные стороны. Наверху мелькали фонари. По сторонам за пределами освещенной автострады была непроглядная тьма. Но Джей и так знал, что по обе стороны дороги идет равнина. Слева она простирается до самых гор, через которые они проехали. А справа она выводит к побережью.

Через полчаса впереди показались скалы. Огромный массив черных скал.

— Странно, — сказал Джей. — Мы должны уже быть возле Силенда.

Они ехали в молчании, пока скалы не приблизились, и стало понятно, что это не скалы, а здания. Темные здания. Это и был город.

— Вот и Силенд, — сказал Джей и остановил машину. — Не нравится мне это.

Они стояли на пустынном шоссе и смотрели на черный город. Во всем городе не было света. Ни одного огонька. В зданиях не светились окна, улицы были темны. Город казался вымершим и оттого жутким.

— Что-то не так, — сказал Джей.

— По крайне мере его не уничтожили, — ответила Жаннин.

Джей молча раздумывал, Силенд был им нужен, буквально необходим, только проехав через него, можно было добраться до туннеля.

— Может авария с энергетической сетью? — предположила Жаннин.

— Может, — коротко ответил Джей, трогая машину с места. — Попробуем. Все равно другого пути до тоннеля нет.

Броневик въехал в сплетение дорожной развязки, описал дугу по одной из петель и, оставив позади последние огни автострады, въехал в темный город.

Джей неторопливо вел машину по улицам, осматриваясь. Дождь кончился, мокрый асфальт и мокрые стены зданий блестели в свете фар. Но выглядело все унылым и неприветливым. Джей глядел по сторонам и то, что он видел, ему не нравилось. Улицы были пусты. Никого не было. Ни людей, ни машин. Света в домах не было никакого. Окна были темны, и здания громоздились черными громадами на фоне черного же неба. Автомобили стояли, припаркованные вдоль улиц. Пустые.

— Все же что-то не так, — сказал Джей. — Не могут же они все спать.

Витрины магазинов были темны, в многочисленных уличных кафе сиротливо стояли пустые стулья. Некоторые стулья были опрокинуты.

— Их должно быть эвакуировали, — сказала Жаннин. — Все уехали.

— Эвакуация отсюда может быть только на юг, по дороге, что мы приехали, — сказал Джей, хмурясь, — не похоже, чтобы ей воспользовалось сотни тысяч человек.

— А их могли эвакуировать по морю? — спросила Жаннин.

Лицо Джея просветлело:

— Ты умница! Точно. Как я мог забыть? В Силенде только грузовые причалы — сложная береговая линия, — но все же есть небольшое паромное сообщение с Каменным мысом. Их могли переправить туда, а из Каменного мыса на материк. — Но лицо его тут же стало серьезным. — Хотя ведь о заражении Силенда ничего не говорилось. По радио не сообщалось об эвакуации, как это было в Гринсайде.

— Может это было рано утром? Ты сам говорил, что Силенд ближе к Гринвилладжу, чем Гринсайд.

— Может быть, — задумчиво сказал Джей, но лицо его по-прежнему было хмурым. — Ладно, наш план не изменился, нам нужны припасы.

Он остановил машину возле супермаркета и заглушил двигатель. Затем вылез из кресла и, пройдя назад, стал рыться в сумках.

— Надень вот это, — сказал он Жаннин, протягивая ей респиратор. — Мы не знаем, как распространяется зараза. Если заражение дошло сюда, лучше подстраховаться.

Они надели маски респираторов и вылезли из машины. Вокруг была непривычная тишина. Ни топота ног, ни гомона людей, ни сигналов автомобилей, ни даже лая собак. Ни малейшего звука большого города. Как будто и не в городе они, а в чистом поле. Настоящий город-призрак. Поддувал ветерок, и было прохладно. Жаннин поежилась.

Они подошли к темным витринам супермаркета. Обе автоматические двери были распахнуты. Это показалось Джею странным. Кто же оставляет двери своего магазина открытыми, уезжая из города? Впрочем, может так работает автоматика при отключении электроэнергии.

— Никого нет, — сказала Жаннин. Она стояла справа от входа и светила своим фонарем внутрь. Фонарик выхватывал стеллажи с товарами и темные проходы между ними. Изнутри не доносилось ни звука. — Как мы будем покупать, если ничего не работает?

— Оставим деньги на кассе, — Джей пожал плечами, — вернутся хозяева — найдут. Ну а не вернутся, так им и деньги будут ни к чему. Ладно, идем. Держись за мной.

Он вскинул карабин и, светя фонариком, вошел внутрь.

Внутри обнаружился большой беспорядок. Многие товары упали со стеллажей и лежали на полу. Несколько продуктовых тележек были опрокинуты. Валялись коробки, упаковочный материал. Разбитые банки, из которых вылилось содержимое, раздавленные пакеты, рассыпанная крупа. Валялись свежие фрукты и овощи. Морозильники были отключены и под ними темнели лужи.

— Похоже, уходили в большой спешке, — сказала Жаннин. Ее голос звучал глухо в респираторе.

— Наверняка не обошлось и без мародеров, — ответил Джей. — Убытки владельцы понесли немалые.

Он подошел к морозильнику и приоткрыл его.

— Мясо испортилось, — сказал он. — Электричества здесь нет уже более суток. Если город и эвакуировали, то раньше, чем объявили про Гринсайд. Но почему тогда ничего не говорили про Силенд?

Джей аккуратно шел между стеллажами. Под ногами хрупало.

— Здесь, — луч фонаря осветил полки с банками консервов.

Жаннин прикатила тележку, Джей принес упаковочные пакеты, и они стали собирать в пакеты банки и укладывать в тележку. Брали мясо и овощи, мясо с овощами и мясо с крупами и даже консервированные супы. Джей большое значение придавал консервам: хранятся долго, упаковка прочная, продукт уже готов к употреблению, есть можно холодными. В отличие от круп, которые надо варить. И лапши, которая хоть и хранится долго, но которую нужно заливать кипятком.

Они молча складывали продукты. Обоим было не по себе. Темнота, безлюдность, разбросанные вещи действовали угнетающе. В респираторе отчетливо слышалось дыхание, оно приглушало остальные звуки и мешало прислушиваться.

— Мне здесь не нравится, — тихо сказала Жаннин. — Как-то… давит тишина. Не думала, что я буду переживать из-за отсутствия людей, но если я кого-нибудь сейчас увижу, я умру со страху.

— Мне тоже не по себе, — сказал Джей. — Нам надо побыстрее убираться отсюда, может не все смогли уехать, а кто-то мог остаться намерено. Нам лучше ни с кем не встречаться.

Опустошив стеллаж, они стали толкать тяжелую неповоротливую тележку к выходу. Приходилось проталкиваться через коробки и разбитые банки. В одном месте была обширная засохшая лужа чего-то темного, какого-то соуса или джема.

Выкатив тележку на улицу, они подкатили ее ко второй двери броневика, открыли дверь и стали перегружать продукты. Дело оказалось не простым. Джей поднимал пакеты и передавал их Жаннин, которая была внутри машины. Она их брала и клала прямо на пол, благо места было предостаточно.

Разгрузившись, они вернулись в магазин за водой. Попутно Джей объехал все стеллажи, собирая с них все, что могло пригодиться: батарейки для фонариков, медикаменты, швейный набор, набор слесарных инструментов в переносном контейнере, средства личной гигиены, крепкий алкоголь. Джей не злоупотреблял спиртным. Он брал алкоголь как отличное укрепляющее и согревающее средство. А также для дезинфекции ран.

Снова набралась полная тележка. Джей изрядно умаялся, сказывалась бессонная ночь. Разгрузив вторую тележку и оценив количество запасов, Джей решил на этом остановиться. Он вошел в супермаркет и пошел в сторону кассы, доставая на ходу бумажник. Прикинул стоимость всех набранных товаров, отсчитал несколько купюр и положил на прилавок, придавив их стоявшей там банкой с мелочью. Потом подумал и решил взять упаковку пива. Немного расслабиться не повредит, к тому же пиво в банках — это ведь тоже консервы. Джей усмехнулся и пошел вглубь темного зала. Холодильник с пивом располагался в самом дальнем конце. Джей подошел к холодильнику, открыл его и достал упаковку уже теплого пива. Он развернулся, чтобы уйти, как вдруг услышал странный звук. Джей повернулся и вскинул карабин. Постоял так прислушиваясь. Звук был похож на всхлипывание, но был еле различим, и Джей решил, что ему показалось. Но звук раздался снова. Еле слышный. Как будто кто-то всхлипывающе дышит, а может тихонечко плачет.

Джей медленно обогнул холодильник. Позади холодильника обнаружилась дверь, ведущая, видимо, в служебные помещения. Дверь была приоткрыта. За ней был мрак.

— Джей, ты что? — раздался приглушенный голос Жаннин.

Джей повернул голову. Жаннин стояла в середине зала и светила на него фонарем.

— Так кто-то есть, — ответил он. — Я слышал.

Жаннин подошла к нему и стала за ним.

— Я ничего не слышу, — шепотом сказала она, глядя на дверь.

— Кто-то разговаривал, — ответил Джей, — или плакал.

— Мне это не нравится, Джей. Давай уйдем.

— Мне тоже не нравится. Но что если кому-то нужна помощь?

Он медленно приблизился к двери и дулом карабина приоткрыл ее пошире. За дверью обнаружились ступеньки. Ступеньки вели вниз.

Джей обернулся к Жаннин:

— Я пойду посмотрю. Ты за мной не ходи, жди здесь.

Джей медленно стал спускаться, светя фонарем себе под ноги. Ступени были выщербленные и довольно высокие. Джей прилагал немалые усилия, чтобы не упасть в темноту. Наконец, он спустился. Перед ним был коридор, по обе стороны которого темнели провалы входов без дверей. Видимо, в складские помещения. Снова кто-то тихонечко всхлипнул и вслед за этим Джей услышал какую-то неразборчивую фразу. Как если бы кто-нибудь что-то проговорил себе под нос. Джей подошел к ближайшему проему и заглянул внутрь.

Они были там. Люди. Много людей. Целая толпа стояла в обширном складе в полном молчании. Десятки, может даже сотни людей. Они просто стояли. Некоторые переминались с ноги на ногу, другие стояли неподвижно. Почти все они стояли спиной к проему. Сердце Джея замерло, он провел лучом фонаря из стороны в сторону. Увеличенные тени человеческих силуэтов метнулись по стенам. Луч фонаря осветил молодую женщину, стоявшую к Джею вполоборота совсем рядом с ним. Голова ее свесилась на грудь, длинные волосы падали на лицо. Вдруг она вздрогнула, судорожно вздохнула, и раздался как раз тот самый всхлипывающий звук. Она медленно подняла голову. Открыла, прежде закрытые глаза, и на Джея уставились два красных провала. Глаза были налиты кровью — первый признак заражения. Внутри Джея как будто сработал спусковой механизм, он не помнил, как одним прыжком оказался у лестницы и, перепрыгивая через несколько ступеней, помчался наверх. Пулей вылетел из двери и одним движением захлопнул ее.

— Что случилось? — испугалась Жаннин.

В ту же секунду на дверь обрушились мощные удары, кто-то молотил по ней изо всех сил с той стороны. Дверь тряслась и долго могла так не выдержать.

— Бежим! — крикнул Джей. Схватил Жаннин за руку и бегом бросился к выходу.

Жаннин взвизгнула и что есть мочи поспевала за Джеем. Оскальзываясь и едва не падая, они добежали к выходу и услышали, как позади с грохотом упала дверь.

— Давай! Давай! Быстрей!!! — Джей буквально впихнул Жаннин внутрь машины, запрыгнул сам и захлопнул дверь.

С ходу дернул ключ в замке и вдавил педаль газа в пол. Броневик дернулся и рванул с места. Многочисленные сумки и пакеты съехали по полу к задней стенке. Уже отъезжая, они услышали сильный удар в левый борт. Броневик повернул на соседнюю улицу и стал стремительно набирать скорость.

— Джей, кто или что это было?! Что ты видел?! — голос Жаннин звучал приглушенно в респираторе, но было понятно, что она сильно перепугалась.

— Не снимай маску! — прорычал Джей. — Они там. Они все там!

— Кто? Люди? Они больны?

— Там все. Посетители, продавцы, полицейские — я видел униформу. Мужчины, женщины, дети. Там, наверно, полквартала.

— Это те, кто не эвакуировался?

— Ты еще не поняла? — Джей повернул к ней голову. — Не было никакой эвакуации. Они все здесь. Весь город заражен. И они все здесь.

Некоторое время они молчали, путаясь усвоить эту чудовищную мысль. Потом Джей продолжил уже спокойнее:

— Я слышал кое-что о том Инциденте на Кретте. Разные слухи. Вроде как зараженные активны только при свете, темнота их деморализует. В темноте у них срабатывает какой-то инстинкт, и они хотят спрятаться. Причем непроизвольно выискивают места пониже. Я думаю, что здесь они есть в каждом подвале любого здания. Видимо, все произошло быстро. Первые инфицированные достигли Силенда вечером. Началось массовое заражение. Никто ведь ничего не знал. Их не предупредили. Все произошло быстро, эта зараза распространяется со скоростью лесного пожара. А потом наступила ночь. При этом кто-то обесточил весь город. Вряд ли это было случайностью. Кто-то знал, как на инфицированных действует темнота. И все ушли с улиц. Попрятались по подвалам и подсобкам. Этой ночью был сильный дождь, он смыл все следы. Поэтому улицы чистые.

Джей снял одну руку с руля и обвел ей широкую дугу: — В каждом этом доме, в каждом магазине или кафе находятся сотни и тысячи зараженных. Весь город. Наверно, Силенд сейчас самое опасное место на планете.

— Но почему же их не эвакуировали?

— Не успели сообщить. А может и не хотели.

— Что значит, не хотели?

Джей помолчал.

— А что если здесь проводится эксперимент? Силенд был принесен в жертву этому эксперименту. Кто-то же обесточил город. Тот, кто знал, как это работает.

— А Гринсайд? Почему его уничтожили?

— Не знаю. Возможно, заражение Гринсайда не входило в их планы, и они действительно утратили контроль над ситуацией.

— Они? Кто они?

— Те, кто за всем этим стоит. Правительство, военные, коммерческие структуры. Те, в чьих руках власть и деньги.

— Что теперь будет с Силендом?

— Не знаю. Но нам лучше убраться побыстрее.

Броневик мчался по темному городу. Улицы были пустынны, и как-то не укладывалось в голове, что здесь сотни тысяч людей. Стоят в кромешной темноте в подвалах, на первых этажах зданий, в технических и служебных помещениях.

— Это был не джем, — тихо сказала Жаннин, глядя в окно.

— Что?

— Там в супермаркете на полу был не соус и не джем.

Джей с тревогой посмотрел на Жаннин. Но она выглядела спокойной и безучастно смотрела в окно.

Двигатель ровно гудел, свет фар скользил по черным стенам, по полу перекатывались выпавшие из пакетов банки. Внезапно здания кончились, и машина понеслась по пустынной дороге — они выехали из города. А вскоре они поехали по освещенной части автострады — вновь появилось электричество. Джей хотел отъехать подальше. Он решил, что лучше будет доехать до самого входа в тоннель и только тогда устроить отдых.

Ветер дул с побережья, а значит, был чист. Джей решил проветрить броневик. Он съехал с дороги и остановил машину. Они открыли все двери, вылезли из броневика и только тогда, наконец, сняли маски. Слева был большой лесной массив, деревья подступали почти к самой дороге. Воздух после респираторов показался свежим и бодрящим. Ночной лес был полон своими привычными ночными звуками. Кроны деревьев успокаивающе шумели. Все было спокойное и какое-то умиротворяющее. Как будто нет зараженных людей, уничтоженного города и отчаянного бегства. Джей взял Жаннин за руку. Они стояли рядом и просто слушали.

Джей посмотрел на часы:

— Нам пора, — сказал он. — Едем.

Они залезли в машину, закрыли все двери, выехали на пустую автостраду, и вновь колеса принялись отсчитывать километры.

Дорога заняла пару часов. Начало светать, когда Джей съехал с дороги и повел машину в сторону по земле, покрытой редкой травой. Но вскоре машина нашла какое-то подобие асфальтированной дороги и поехала по ней. Дорога была ужасная. Тут и там встречались небольшие провалы. Было полно трещин и сколов. Местами асфальт расслоился и валялся кучками мелких зерен. Иногда встречались кустики травы, проросшие прямо сквозь асфальт. Было видно, что за дорогой давно никто не следит.

— Когда открыли тоннель, — сказал Джей. — К нему вела приличная дорога, поток машин планировался немаленький. Но забросили тоннель, забросили и дорогу. Это то, что от нее осталось. По ней мы скоро доедем до входа в тоннель.

Совсем рассвело, когда броневик, перекачиваясь вразвалочку, решительно раздвинув в стороны запрещающие проезд ветхие заграждения с облупившейся краской, подъехал к массивному сооружению. Джей и Жаннин вышли из машины. Далеко впереди виднелась гладь океана. Оттуда дул легкий бриз, принося запахи соленой воды и водорослей. Доносились еле слышимые крики чаек. Было тепло, и день обещал быть солнечным, как и многие дни на этой планете. Ужасы ночи сами собой отступили. Казалось, предыдущие события были давно, несмотря на то, что не прошло и суток.

Перед ними возвышалась полукруглая арка, наглухо забранная бетонными створками. С боку было видно, как длинный рукав тоннеля уходит в сторону океана, постепенно погружаясь в землю, и где-то вдали пропадает совсем.

Джей стоял к тоннелю вполоборота и смотрел куда-то в сторону. Казалось, он совсем не интересуется объектом, куда они стремились, и думает о чем-то своем. На него вновь нахлынули воспоминания.

0
17.06.2019
avataravatar
65

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Дмитрий: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фантастический Боевик

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar

Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar
Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть