Глава шестая. Секреты пути предначертанного.

Прочитали 33








Оглавление
Содержание серии

Нежные воздушные облака блуждали по яркому голубому небу, временами закрывая ослепительное солнце. Свежий ветер бродил средь изумрудной травы и по пути залетая в деревню, взъерошивал волосы жителей деревни, и тихо завывал. Маленькие мышата перебегали с огорода на огород в поисках пищи. Жизнь в этой, казалось бы, маленькой деревне, удивляла своим многообразием и теплотой, исходящей от живущего здесь народа. И несмотря на всю суматоху дня, на просёлочной дороге слышался негромкий спор двух молодых парней.

Фридмунд предлагал пойти через рощу, а Оддманд в свою очередь пытался его убедить идти вдоль реки. Наконец полу-эльф махнул рукой и сдался, принимая собственное поражение, потому что спорить с травником было себе дороже. Молодой человек умел заговаривать зубы и добиваться своего. Особенно в такие моменты. Никакие звёзды не помогли бы навну отстоять свой выбор — это заведомо проигрышная битва.

Путники собирались покинуть деревню, но перед этим полу-эльф должен был зайти к старцу, дабы получить оставшуюся часть награды. Торговец же решил остаться подождать попутчика на свежем воздухе. Фридмунд кивнул товарищу и потянулся, как тут его взор зацепили мыши, перебегающие от лачуги к лачуге. Парень решил подойти ближе, но его окликнули.

— Фридмунд! — из-за спины послышался девичий голос. Молодой человек оглянулся и увидел подбегающую к нему Лифли. На ней было прелестное серое платье с воздушными рукавами, поверх которого был повязан запачканный в муке фартук, — подождите!

— С больной ногой я далеко не уйду, не переживай, — добродушно усмехнулся молодой человек и улыбнулся девушке. Она остановилась перед ним, стараясь отдышаться, — милая, куда ты так спешишь?

— Я боялась, что вы уже покинули деревню! — второпях проговорила она, кивая головой, — а господин Оддманд направился к отцу?…

— Господин Оддманд? — Фридмунд в голос рассмеялся, прикрывая ладонью рот. Его удивило такое обращение к своему товарищу, — я знаю только неразговорчивого и недружелюбного седоволосого паренька, — травник в шутку развёл руками. Лифли скромно улыбнулась на его слова, — а для чего тебе он?

— Я хотела попрощаться и отблагодарить вас… — юная особа замялась, переводя свой взор на голубое небо, — вы меня спасли! Я не могу оставить это без благодарности!

После этих слов между ними повисло неловкое молчание. Фридмунд вновь улыбнулся. Он с первого дня приметил, как Лифли смотрела на его товарища, но вот разговор у них никак не завязывался. Один больно неразговорчивый, а другая смертельно стеснительная. Но всё же девушка набралась смелости, чтобы вручить памятные гостинцы.

— И чем же ты хочешь нас отблагодарить? — Фридмунд подмигнул, смотря на Лифли, которая не могла найти себе места. Он понимал, что больше она хочет всё-таки отблагодарить навна, нежели травника.

— Как Гос… Как Оддманд вернётся, я всё покажу, надо иметь терпение, — она кивнула головой.

Лифли действительно была миловидной и красивой девушкой. Рыжие волнистые волосы развивались на ветру, а карие глаза блистали на солнце. На её милом вздёрнутом носике красовались едва заметные веснушки. Среди народа Колдинга ходило поверье, что есть в мире Идлив люди поцелованные солнцем, как эта прелестная девушка. Их волосы и глаза были дарами неба, такими же выразительными и притягательными, как само мироздание. Говорят, что сами Сторхаен восхищались поцелованными солнцем людьми. От них всегда исходила чистая и искренняя любовь к жизни.

Но сколь бы не была красива юная Лифли, Фридмунд не мог представить её избранницей своего товарища. Оддманд молчалив и сдержан в своих словах и чувствах, а дочь главы слишком скромна. Порой и торговцу сложно разговорить полу-эльфа, а тут… Что один будет молчать, что другая. Было очевидно, что ничего у них не склеится. И это понимал не только Фридмунд, но и сам полу-эльф, который не обращал должного внимания на попытки девушки обратить на себя внимание.

Через пару мгновений из дома Риндавида вышел Оддманд, без раздумий кинувший своему товарищу льняной мешочек. Фридмунд чуть было не растерялся, но всё же сумел поймать благодарность от главы.

— Это камни? — хмыкнул травник, в нетерпении развязывая верёвку. Тут же в его глазах загорелись огоньки, он высыпал себе на руку парочку камушков и переглянулся с Оддмандом, — Они драгоценные! Ты только посмотри, — он быстро оглянулся по сторонам, спешно убирая мешочек в сумку, — теперь мы с тобой богаты на долгие луны.

— На первое время хватит, — вздохнув, махнул рукой навн.

— Ну всё, прекрати, не омрачай моё счастье тьмой, — Фридмунд в шутку нахмурился, но сразу после улыбнулся — ты лучше посмотри, нас решили проводить, — он кивнул в сторону Лифли.

— Очень приятно, — спокойно произнёс Оддманд. Девушка заволновалась, боясь встретиться взглядом со своим спасителем. Глубоко вздохнув, она убрала руки из-за спины, протягивая парням небольшие гостинцы. Фридмунду достались сушёные лечебные травы, а полу-эльфу зелёного цвета платочек, расшитый изящными белыми цветочными узорами.

— Ох, спасибо большое, милая, — восхитился Фридмунд, убирая подарок в сумку, — обязательно их использую, дорогуша, — с этими словами он посмотрел на платок, который в руках держал его попутчик.

— Я расшивала его вручную, — девушка провела ногой по земле, рисуя на ней узор, — я надеюсь он Вам пригодится. Это будет напоминаем о нашей деревне, мы будем ждать Вас в гости! — Она вздохнула, не зная что можно сказать ещё, но Фридмунд взял ситуацию в свои руки и обнял её.

— Спасибо. Нам приятно, да, Оддманд? — незаметно для самой Лифли он кивнул в её сторону, без слов говоря товарищу тоже так отблагодарить девушку.

— Спасибо, Лифли, — навн легко улыбнулся и осторожно приобнял юную особу, от чего она опешила, а щеки залились румянцем.

— Я буду ждать Вас в гости! — тихо снова проговорила девушка, — надеюсь, спустя луны мы с вами вновь встретимся, — на этих словах она посмотрела на навна. Фридмунд не сдержал улыбки, поэтому повернул голову в сторону.

— Мы пойдём, — спокойно произнёс Оддманд.

Деревня осталась позади, маленькие лачуги уже скрылись из виду, а деревенский шум сменился шуршанием ветвей деревьев. На душе было тепло от доброты местных жителей, от их щедрой благодарности и сытного прощального обеда. Для Оддманда эта случайная встреча на поле стала судьбоносной. Мрак тьмы, окутавший прошлое и настоящее отступал, звезда надежды загорелась вновь. Но сколько бы ответов он не находил, тайны всё равно оставались не до конца раскрытыми. Навн так и не смог вспомнить Риндавида, который знал его самого в лицо. Наверное, правду глаголили барды своими устами, что звёзды никогда просто так не сходятся на тёмной синеве холодного неба. И коль судьба свела вас на одном пути, то где-то загорелось новое созвездие, ведающее свою, незнакомую никому историю.

Яркое солнце, пробившееся через белые облака, светило сквозь прозрачные кроны высоких деревьев ла́рэ. Их кора была почти белой, стволы тонкие и изящные, ветви раскидистые, а листья переливались невероятным песчаным оттенком, плавно переходящим в изумрудный. Фридмунд невольно раскрыл рот, наблюдая за этой красотой. Где-то в листве пели звонкие птички, их голоса сливались воедино, создавая необычайную песнь, наполненную счастьем и горем прошедших дней.

Торговец постепенно отставал от своего товарища из-за того что прихрамывал, но Фридмунда удивило то, что Оддманд старался идти медленнее. Если раньше он его подгонял или оставлял позади, то сейчас без ворчания ждал.

— Мы довольно далеко ушли от деревни, — хмыкнул навн, — но ощущение будто бы эта роща не кончается. Надо подумать где мы остановимся.

— А чего думать, мило́чки? — вдруг из ниоткуда раздался старческий звонкий голос. Путники оглянулись по сторонам и увидели средь деревьев ларэ старушку, державшую в одной руке плетёную корзину с синими ягодами, а в другой кривую трость. На её голове был старый голубой платок, прикрывающий уже седые волосы, а одежда хоть и казалось поношенной, но была чиста и аккуратна, — вы идёте из деревни старика Риндавида? — на этих словах она почему-то улыбнулась. Ее голос звучал хрипло, но звонко, а в словах даже на мгновение не чуялось злобы, — чего уставились? — произнесла женщина, — я местная колдунья, никогда не были в этих краях чтоль? — она рассмеялась и поставила тяжёлую корзинку на землю, — Риндавид не говорил обо мне? Ох, старый, я так и знала, чтоб его тьма драла.

— Откуда вы знаете с какой деревни мы держим путь? — настороженно спросил Оддманд, оглядывая незнакомку с головы до ног. Фридмунд же просто с интересом глядел на старушку, пытаясь понять откуда она явилась.

— Милый, мой век явно дольше твоего, уж я могу отличить уставших путников от свежих и румяных, а деревня тут в округе одна, — она стукнула тростью по земле и деревья затрепетали, — я лишь хотела предложить свою помощь. Вы помогаете мне с тяжёлой корзинкою, а я вам место для ночлега пригрею. Не бойтесь, не съем, — она вновь ударила тростью в знак правдивости своих слов.

— А у меня есть повод вам доверять? — Оддманд приподнял бровь, поправляя выбившуюся прядь волос.

— А у меня есть причины вас погубить? Тем более я с тобой не справлюсь, век уже не мой. Ты не держи меня за молодуху, знавала я навнов до тебя, — она махнула рукой, наигранно вздыхая. Старушка наклонилась к своей ноше, поднимая её, — ну коль не верите старушке, то пойду своею дорогою с тяжёлую участью идти в одиночестве.

— А далеко ваше жилище? — вдруг спросил Фридмунд.

— Через рощу, вдоль реки мой домишка, там неподалёку и болото, — она улыбнулась. Хоть старуха была и остра на язык, но злом от неё не веяло, — меня Альдра звать, а вас, милочки?

— Фридмунд и Оддманд, — с улыбкой кивнул торговец. Он переглянулся с полу-эльфом и пожал плечами. В глазах молодого человека отчётливо читалось: «да что она может нам сделать»

— Командир востока? — кивнула она в сторону полу-эльфа, — слыхала о тебе, милый, — на этих словах она загадочно усмехнулась. И как только к ней подошёл навн, поднимая корзинку, она опёрлась на свою трость, указав дорогу.

13.05.2024
Мария Плисова

Добрый день, дорогие друзья! Я являюсь писателем в жанре фэнтези. И это дело моей жизни, ведь ничто не может так отвлечь от действительности бытия, как происходящее в книгах. Я хочу, чтобы люди находили что-то своё в моем творчестве, погружаясь в волшебный мир, составленный из букв и описаний. Писатели, как художники, но рисуют картины словами.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть