Глава пятая. Часть вторая. Чужие звёзды.

Прочитали 24








Оглавление
Содержание серии

В небольшой, на удивление уютной таверне, слышались непрекращающиеся разговоры местных жителей деревни; сквозь небольшие оконца солнечные лучи мягко освещали помещение и лица посетителей; внутри пахло хмелем и свежеиспечённым хлебом. Оддманд молча сидел в раздумьях за деревянным столиком, на котором стояла кружка нетронутого пенного. Жители отнеслись к непрошенному гостю с глубоким подозрением, но как ни странно, без явной неприязни. Навн за все то время, что сидел в корчме, не услышал ни единого бранного слова в свою сторону. Даже матё́рые мужики, которые обычно на свой лад напоминают Оддманду все его грехи, в этой деревни лишь изредка посматривали в его сторону. У них были трудности покрупнее, чем навн попавший к ним по воле звёзд.

В поселении, называемым Га́мфор, по-другому деревня старых обычаев, старец Риндави́д был главой жителей. Мужчина должен был лично побеседовать с незваным гостем, пришедшим с предложением в его владения. Оддманду велели подождать в таверне, но усталость и время его волновали меньше, чем думы о том, куда пропал его «бестолковый» товарищ. Лифли не заставила себя долго ждать, и когда Оддманд увидел её в проёме дверей таверны, то сразу же встал с места, направляясь к девушке.

— Господин, — тихо проговорила юная особа, — пойдёмте… — голос девушки звучал смущённо, она чувствовала себя виноватой в том что произошло. Карего цвета глаза выражали глубокое и искреннее переживание за тех, кто спас её от участи быть убитой руками бесчестных варваров.

Его лишь проводили до дверей и Оддманд зашёл внутрь небольшой хижины. В тот же миг, в нос ударил яркий и отчётливый запах жжёных трав; в рамках висели старые писания на языке рун; на полках стояли покрытые пылью книги. Но больше всего привлекал внимание щит с изображением герба королевства Колдинг на стене. Оддманд вновь мельком огляделся и прошёл дальше по скрипящему полу. Впереди, развернувшись к нему спиной, стоял старик с трубкой в руках, молча разглядывающий гобелен с изображением десятков войнов, бегущих в атаку. Седые волосы старца были завязаны голубой лентой в хвост, едва доходивший до лопаток.

— Добрый Вам день, странник, — глухо проговорил мужчина, вынимая трубку изо рта и выдыхая дым, — моя дочь мне все рассказала, — он повернулся к Оддманду, свободной рукой почёсывая длинную густую бороду. От него веяло необычайным мирским спокойствием и вековой мудростью. Он медленно кивнул в знак благодарности, подходя ближе, — ежели, странник, Вы нам хотите помочь с разбойниками, будет Вам и достойная плата, несмотря на наш скромный быт, — потягивая трубку, старец задумчиво прошёл мимо навна, к стене, где висел щит. Оддманд стоял на месте, молча слушая и следя за стариком глазами, как вдруг почувствовал, что от Риндавида пахло не только табаком, но и облепихой, смешанной с чем-то то до боли знакомым.

— Я помогу, — спокойной ответил он старцу, по привычке положил ладонь на ножны, и уверенно кивнул головой, — мне нужно знать об их лагере как можно больше. Времени для подготовки до ночи, — на этих словах он сложил руки на груди.

— Луны идут, а Вы, Командир Восточных войск, все такой же сдержанный и невозмутимый, — с этими словами старец поднёс трубку к губам, задумчиво улыбнувшись. Эта фраза, просто брошенная в воздух, вызвала на душе Оддманда откровенное смятение и глубокое недоумение. Он не мог понять, кто сейчас стоит пред ним. Ведь ни лица, ни имени этого человека он не знал до этого дня, — значит, обойдётесь без помощи?

— У меня все при себе. Лишние люди будут только мешать, — кратко ответил Оддманд. Он пытался скрыть свой интерес, возникший к старцу, поэтому отвёл взгляд на стену, — как плату за спасение вашей дочери, попрошу Вас о небольшом одолжении. О ночлеге и чистой одежде, — старик выслушал Оддманда и медленно кивнул головой, потирая бороду.

— Тогда мне более не за чем Вас держать, — с этими словами он отвернулся к стене, продолжив курить трубку.

На улице стемнело, холодный сумрак ночи накрыл землю своими объятьями; по небу беспокойно плыли хмурые облака; ветер тихо завывал колыбельную, убаюкивая жителей густого и тёмного леса. Оддманд хоть и был опытным военным, но усталость могла сыграть с ним злую шутку, поэтому атаковать небольшой лагерь в лоб он не собирался. Он примерно знал как ему действовать и понимал, что всех придётся выманивать по одиночке.

Выглядывая из-за дерева, навн увидел две хлипкие хибары и небольшой хилый сарай. Несколько факелов было прикреплено к стенам лачуг, но больше всего света источал костёр, разожжённый по середине лагеря. Рядом с огнём, на бревне сидели двое мужиков, громко разговаривая о произошедшим за день. На ночном посту находилось всего два бандита.

— На это золотишко мы можем жить месяца, Ма́гфот, — произнёс крупный разбойник невысокого роста. Второй молчаливый, Оддманду показался тощим.

Убедившись, что поблизости никого нет, навн взял с земли большой булыжник и метнул его в противоположную от себя сторону, прямиком в гущу древесных ветвей. Разбойники услышали внезапный треск, одновременно обернувшись на шум. Оба в тот же миг потянулись к топорам, лежавшим все это время рядом с костром возле их ног.

— Магфот, я пойду проверю. Небось опять эта деревенщина, — на лице разбойника промелькнула мерзкая улыбка и он без раздумий направился в сторону, куда навн бросил камень. Когда он остановился, озираясь вокруг, Оддманд бесшумно подкрался к нему из-за спины и резким движением свернул бандиту шею. Раздался тихий, но характерный хруст костей. Навн оттащил безжизненное тело чуть дальше, пряча его в кусты.

Второго разбойника напрягло затянувшиеся отсутствие его собрата, он встал, пытаясь вглядеться в темноту. Покрепче сжав топор в руках, осторожными шагами пошёл в ту же сторону. Позвать с собой кого-то ещё он не додумался, поэтому стал для Оддманда лёгкой добычей. Не успел мужчина увидеть тело, как ему сразу же хладнокровно перерезали горло. Навн вытер кинжал об рукав, убирая его в ножны на сапогах. Вернувшись на свою изначальную позицию, он стал ждать, когда выйдет кто-то ещё. Тишину прервал грубый голос.

— Магфот, Джарх, опять вы болванов из себя строите? Или вас призвала природная нужда? — из хлипкой хибары вышел высокий и мускулистый разбойник. Он не производил впечатления простого бандита, живущего так все свои луны, даже голос у него был поставлен громким и властительным, как у командира. Оддманд допустил до себя мысль, что это мог оказаться бывший солдат. Ведь во времена разбоев и кровопролитных битв, многие мужчины были признаны пропавшими без вести, а кто-то вовсе специально дезертировал. Так они сбивались в группы. Им ничему не нужно было учиться, потому что убивать они уже умели.

Оддманд решил действовать бесшумно, поэтому сплёл пальцы в замок, прислоняя к губам и раздался птичий крик.

— Магфот, это опять твои глупые проказы!? — злостно гаркнул мужчина, возвращаясь в хибару за мечом, прихватив с собой факел,— аль это опять вы, глупые людишки? — его голос звучал внушительно и непоколебимо. Оддманд сделал несколько шагов назад, но неожиданно оступился и раздался громкий хруст сломанной ветки. Навн замер на месте, выжидающе всматриваясь в темноту, где неподалёку мелькал огонь. Он тихо достал меч из ножен, понимая, что иного выбора не будет, — Магфот, это ты? — Грозно возмутился бандит, двигаясь в сторону Оддманда. Еловые ветви зашуршали, и во тьме ночи осветилось человеческое лицо представшее пред навном.

— Потерялся!? — хрипло проговорил мужчина, увидев Оддманда. Даже не успев его до конца разглядеть, он увидел в темноте блеск фиалкового цвета глаз. Бандит оскалился, молниеносно выставляя перед собой меч, — неужто тебя деревенщина заказала? Королю не служим, служим людям?

— Слишком много вопросов для разбойника, — хладнодушно проговорил Оддманд, делая медленный шаг назад.

— Давно не видел предателей в лицо, — язвительно произнёс разбойник, подходя ближе, — а чего ты пятишься, боишься? — он вызывающе взмахнул мечом, вставая в стойку. Оддманд сразу подметил — мужчина знает своё дело, его движения были уверенными, оточенными и агрессивными. И раньше, во многих солдатских кругах, долгое время бытовало мнение, что навны стали предателем своего дела ради службы народу.

Бандит едко посмеялся, резким движением бросая рядом с собой факел, после потушив его ногой,

— Так куда интереснее, сослуживец, — с азартом в голосе произнёс мужчина, делая мгновенный и неожиданный выпад в сторону Оддманда, но парень успел увернуться, сразу же дав встречный отпор. Ветер старательно пытался унести мелодию битвы подальше от бандитского лагеря, чтобы другие не учуяли кровь.

Оддманд ждал удобного момента, чтобы сделать подсечку, это был его излюбленный приём. Скрежет мечей громом раздался средь леса, удары металла о металл высекали искры, разрезающие воздух вокруг. Разбойник напирал, злобно толкая навна. Оддманд не растерялся и умело воспользовался своим положением. Упёршись спиной в дерево, он внезапно ослабил хватку рукояти, позволяя бандиту выбить из рук своё оружие. Благодаря чему, его противник вонзил свой меч в ствол, прямо рядом с лицом навна, оставляя на ухе неглубокий порез. Оддманд немедля прошёл ему в ноги, резким движением заваливая того на землю. Как только они оба упали, он выхватил кинжал из сапога, прислоняя его к горлу бандита.

— Не недооценивай способности того, с кем сражался раньше бок о бок, — сквозь зубы произнёс Оддманд, сильнее прижимая к коже лезвие, — у вас в лагере мальчишка? — сурово и серьёзно спросил навн.

— Ты про этого нелепого одноглазого? — надменно произнёс бандит, — если хотел увидеть его живым, то уже не выйдет, — на этих словах, он грубо ударил Оддманда коленом в живот. Навн потерял равновесие, падая на землю, но сразу же поднимаясь на ноги. Он выставил перед собой кинжал, следя за действиями неизвестного. Меч навна лежал на земле и разбойник внезапно сделал перекат, схватив оружие в руки,

— Если бы сейчас, такие как ты были командирами, то королевство бы пало. Грустное зрелище, — он жёлчно рассмеялся, ударяя мечом в сторону Оддманда, попав ему по руке. Навн прикусил губу от нахлынувшей боли, но моментально ринулся к дереву с воткнутым в него оружием. Понимая, что не успеет добежать, он пригнулся, в ту же секунду лезвие со скрежетом ударилось об лезвие. Немедля Оддманд ударил бандита кинжалом в ногу и мужчина, отвлёкшись на боль, даже не понял как из его рук выбили меч и ударили по колену, тем самым повалив на землю. Навн не раздумывая срубил голову с его плеч. Трава мгновенно окрасилась в ядовитый алый цвет.

Полу-эльф прислонился к стволу дерева, тяжело вздыхая. Он напряжённо и пристально оглядывался по сторонам, пытаясь понять, подоспел кто-нибудь на шум или нет. В голове засели тяжёлые мысли из-за сказанных разбойником слов. Навн не давал воли эмоциям и переживаниям, от чего они сильнее сжирали изнутри, он стиснул зубы, не позволяя себе безрассудно думать о происходящем. Подобрав меч, парень настороженно застыл, прислушиваясь к звукам, средь которых уловил отрывки слов.

— Магфот, тьма тебя дери… — раздалось неподалёку от места, где лежало тело уже убитого бандита. Оддманд тихо вздохнул, поднимая с земли очередной камень, собираясь бросить его в противоположную от себя сторону, чтобы отвлечь от себя внимание. Разобраться надо было быстрее, чем оставшихся поднимут на ноги.

Тут же он услышал торопливые шаги в свою сторону, поэтому сразу спрятался за широкий ствол ели. Как только неизвестный сравнялся с деревом, то Оддманд резко схватил его за волосы, приставив к шее холодное лезвие кинжала.

— Хотя бы пискнешь разок, сразу же замертво упадёшь, — презрительно и тихо произнёс навн, отводя его вглубь, — сколько вас? — молодой парнишка опешил, от страха уронив топор на траву. Он был совсем юн, в отличие от других бандитов, невысок и складным телосложением не выделялся. Весь в грязи, с ранами и царапинами, а в глазах застыл животный ужас и растерянность.

— Н-нас… Пятеро, включая меня, — подрагивающим голосом прошептал он, боясь даже вдохнуть, чувствуя мороз на коже, — я все вам скажу, только от-отпус…

— У вас в лагере есть парень с повязкой на глазу? — мрачным голосом спросил Оддманд, нажимая на кинжал чуть сильнее, из-за чего по лезвию потекла тонкая струя чужой крови. Молодой парнишка судорожно шмыгнул носом.

— Д-да…Я скажу вам все. Н-не убивайте, — он продолжал нервно молить о пощаде, — г-господин… Я даже двадцати лун не отжил…Прошу вас… — навн протяжно вздохнул, ослабевая нажим.

— Клянись жизнью, что я тебя больше не увижу. Если ты попадёшься на мои глаза, то без раздумий лишу тебя самого дорого, — хладнокровно и серьёзно произнёс Оддманд, откидывая от себя парня небрежным движением руки. Молодой парнишка взволнованно закивал головой и побежал вглубь леса, несколько раз падая по пути из-за дрожащих от страха ног. Оддманд не мог понять почему не поднял руку на молодого бандита. Хотя до этого он уже убил половину их шайки. Навн прижал рукой кровоточащий порез на плече. Осталось ещё двое мужчин ошивающихся неподалёку.

— Странно все это, О́ракс, пойдём обратно в лагерь, скажем главному, чтобы остальных поднял, — только вот они не знали одного, что их «вожак» уже безжизненно лежал на земле в лужи собственной кро́ви. Они развернулись назад, но дойти не сумели. Одному Оддманд кинул кинжал в спину, а другому безжалостно перерезал горло.

Навн пробрался на территорию их небольшого лагеря. Внутри лачуг мёртвым сном спали двое разбойников, до этого пригубившие по бутылке, рядом с ними валялись деревянные кружки с останками пены. Зайдя внутрь, Оддманд взмахом меча не церемонясь лишил жизни одного из них, а второй, даже не успев опомниться, увидел лишь блеск серебра перед тем, как ему пронзили плечо.

— Это будет для вас учением, что грабить населения и насиловать женщин — не лучшее занятие в жизни, — с этими словами он начал проворачивать лезвие, — где парнишка, которого вы вчера забрали в поле? — с напором проговорил Оддманд. Разбойник закричал, бранно ругаясь.

— В сарае, в саре с грабленным! — сквозь боль произнёс неизвестный, но более сказать он уже ничего не смог, потому что навн без лишних мыслей прервал нить его судьбы.

Оддманд огляделся вокруг, словно снова оказавшись в прошлом. Одежда, руки, лицо, лезвие кинжала, серебро меча — все безжалостно было залито в чужой крови. В голове звон, а на душе смятение. Хоть бандиты и были теми, кто заслуживает смерти, но Оддманд не ожидал, что так скоро вернётся к тому, от чего так старательно бежал. Хотя, сейчас такие переживания мало его беспокоили. Протяжно вздохнув, Оддманд быстро пошёл к ветхому сарайчику стоявшему напротив лачуги. Там внутри было темно и тихо, пахло сыростью и хмелем.

— Фридмунд, — громко крикнул Оддманд, второпях проходя дальше. Он увидел, что у кормушки к столбу был привязан человек. Навн быстро подошёл к нему, потормошив травника за плечо, — ты живой вообще? — через мгновение из уст попутчика донёсся протяжный стон. Парень приоткрыл глаза, слегка щурясь. Как только до него дошло, что перед ним стоит Оддманд, то на лице промелькнула мимолетная улыбка.

— Решил поиграть в… — начал было говорить Фридмунд, как его сразу же перебили.

— Ты просто полный олух, — строго произнёс Оддманд, не позволяя человеку закончить. Он разрезал верёвку, освобождая его руки, — кто тебя научил так глупо поступать?

— Ты что, беспокоишься?

— Ты доставил мне проблем, — уклончиво ответил навн, протягивая ему руку. Фридмунд пожал плечами и схватившись за ладонь Оддманда, неловко встал на ноги, едва заметно покачнувшись.

— Тебя ранили? — торговец заметил порванную ткань на плече товарища, следы крови на руках, лице и одежде. Фридмунд сразу понял, что пришлось сделать Оддманду для его спасения. В душе что-то болезненно сжалось, из-за него навну снова пришлось взять в руки оружие.

— Это пустяк. Пойдём, нам надо уходить, — спокойно произнёс Оддманд и развернулся, направляясь к выходу. Но тут же услышал, как едва шагнув торговец рухнул на пол.

13.05.2024
Мария Плисова

Добрый день, дорогие друзья! Я являюсь писателем в жанре фэнтези. И это дело моей жизни, ведь ничто не может так отвлечь от действительности бытия, как происходящее в книгах. Я хочу, чтобы люди находили что-то своё в моем творчестве, погружаясь в волшебный мир, составленный из букв и описаний. Писатели, как художники, но рисуют картины словами.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть