Глава 12. Зимние каникулы

Прочитали 12
12+








Оглавление
Содержание серии

Дарим с Онтарией стояли на одной из тренировочных площадок Академии и безрезультатно пытались тренировать Лазаря, который отчаянно протирал пот со лба и поражался выносливостью своих одногруппников.

— Ну же, выложись на полную! — не выдержала Онтария, когда Лазарь в очередной раз опустил щит раньше, чем нужно. — Это твоя четвёртая пересдача. Неужели хочешь, чтобы тебя отчислили?

— Не хочу. Но скажу честно — пока всё выглядит так, будто это лучший выход из ситуации.

— Тебе не нужно искать выход, — вздохнула Онтария. — Тебе нужно показать своему отцу, чего ты стоишь. А в твоём случае закрытие первой сессии уже многое значит.

Онтария продолжила махать в сторону Лазаря тренировочным мечом, отрабатывая работу с щитом, а Дарим тем временем подготавливал тренировочные манекены.

“Как мы вообще пришли к тому, что тренируем Лазаря?”, — задумался вдруг Дарим. — “Ну сидел он, рыдал возле одного из кабинетов. Почему Онтарии вдруг взбрело в голову помочь ему? Не то чтобы я считал, что помогать не нужно, но, если бы мы хотели добиться какого-то результата, за Лазаря нужно было приниматься хотя бы за месяц до экзамена. Сейчас-то какой толк? Эх, а кто-то сейчас отдыхает… Семунд вообще на родину вернулся на время каникул”.

Во время отработки техники ударов на площадку прогулочным шагом зашёл Мавр в новом пальто и некоторое время молча наблюдал за развернувшейся сценой.

— Не ожидал кого-то здесь встретить во время каникул, — начал здоровяк, после чего подошёл к Дариму и пожал ему руку. — Привет, Онтария. Чем заняты?

— Да вот, тренируем непризнанного гения, — тихо усмехнулся Дарим.

— Вот как, — Мавр задумчиво посмотрел на Лазаря. — Чья была инициатива?

Дарим молча стрельнул взглядом в Онтарию.

— О-очень интересно, — протянул Мавр, затем снял с себя пальто и повесил его на один из манекенов. — Ну, раз я староста группы, это и моя проблема тоже.

После этого к тренировке Лазаря присоединился ещё и Мавр. Совместными усилиями сложившейся троицы, юноша в итоге смог закрыть экзамен на тройку. Трудно сказать, была в том заслуга тренировок, или преподаватель попросту устал от Лазаря, но дело было сделано. Когда четверо студентов выходили из учебного корпуса, на улице уже было темно, слабый ветер изредка сдувал снег с крыш и веток.

— Честно сказать, я приятно удивлён твоим поступком, — сказал Мавр Онтарии. — Вот что — предлагаю завтра нам всем вместе прогуляться. Я всегда рад благородным людям в своём окружении.

— Я согласна, — улыбнулась Онтария так, будто ей сделали предложение руки и сердца.

— И ты тоже приходи, Лазарь, — подумав, добавил Мавр, из-за чего поймал на себе вопросительный взгляд Дарима. — Как-никак, этот юноша неплохо меня выручил на экзамене по математике. Плакала бы моя пятёрка без его подсказок. С умными людьми тоже приятно общаться.

Лазарь какое-то время отнекивался, но, когда Мавр в шутку взял его за шею, наклонил, а затем начал чесать голову кулаком, приговаривая “да ладно тебе стесняться”, юноше пришлось согласиться. “Кажется, теперь я понял, зачем мы помогали Лазарю”, — подумал Дарим. — “Онтария та ещё лиса”.

На следующей день к привычной компании Дарима добавилась Онтария с Лазарем. Погуляв вместе один раз, через некоторое время прогулка повторилась вновь, а затем ещё раз и ещё. Новоиспечённая компания всем пришлась по душе. Исключением была, пожалуй, Мелисса, которая постоянно косилась на Онтарию. Всю первую часть каникул Дарим провёл за тренировками и прогулками в различные части столицы, которые часто заканчивались тем, что вся компания заваливалась к кому-нибудь в гости, чтобы погреться. После очередной прогулки Мавр, наконец, согласился обучать Дарима фехтованию.

* * *

Иладар сидел на кровати в своей комнате в общежитии. На против него в другой части комнаты лежал Люций, периодически зевая и поглядывая на висящие над дверью часы.

— Что-то долго они, — сказал огненный маг и почесал пальцем ухо. — Может, забыли?

— Они не ты, Люций, чтобы забыть о встрече, — вздохнув, ответил Иладар. — И вообще, заправь кровать, к нам девушки скоро придут.

— Придут, придут, — пробубнил Люций и перевернулся на спину. — Как полчаса уже должны были прийти. Когда в дверь постучаться, тогда и поговорим.

Спустя пару секунд раздался тяжёлый стук в дверь. Иладар с ухмылкой посмотрел на соседа, который закатил глаза, встал с кровати и начал наспех заправлять её.

— Одну минуту, — громко сказал Иладар, поправляя одежду перед зеркалом.

Когда Люций, наконец, одолел кровать, Иладар открыл дверь. На пороге стояла высокая девушка, которая по телосложению лишь немного уступала Мавру. Её каштановые волосы лежали на широких плечах, а огонь свечи создаваемыми тенями подчёркивал строгие черты лица. Это была Ирида, одногруппница Иладара. Девушка шагнула внутрь комнаты, схватила её жильцов руками и крепко обняла, прижав к себе и приподняв юношей над полом.

— Задыхаюсь… — с трудом прокряхтел Люций.

— Иладар, Люций, больше вам спасибо, — прогремела Ирида и поставила магов на пол. — Спасибо, что позаботились об Оливии, когда меня не было рядом. Во век жизни вам обязана.

— Всегда рады помочь, — слабо улыбнулся Иладар, держась рукой за спину. Во время объятий у него там что-то хрустнуло.

— Приветик, — помахала рукой Оливия, выглянув из-за широкой спины Ириды.

— Привет, Оливия, — поздоровался Люций. — Те парни тебя больше не доставали?

— Не-а, — Оливия помотала головой и обернулась. — Нора, ну чего ты там стоишь, заходи.

— Да, правда, не стойте на пороге, заходите, — Иладар кивнул.

— Спасибо, — улыбнулась Ирида, прошла и села на кровать Люция, отчего та жалобно скрипнула.

Вслед за ней зашла Оливия и ещё одна девушка по имени Нора, которая так же училась со всеми приустающими в одной группе. Она была среднего роста, на голове росли короткие тёмные волосы, на красивом лице были поджатые губы и никогда не смотрящий в глаза взгляд. Нора пробежалась взглядом по комнате, мельком посмотрела на юношей и села рядом с Иридой. Оливия не захотела садиться на кровать, взяла стул, развернула и села на него лицом к спинке.

— Ну, рассказывайте, — сказал Иладар, показав рукой с раскрытой ладонью на девушек.

— Да что тут рассказывать, — прокашлялась Ирида и опёрлась рукой на коленку. — Как вы знаете, я маг земли. Изначально я хотела поступить на воина, как мой отец когда-то, но в очереди ко мне подошла Оливия. Она была очень напугана.

— Очень напугана! — перебила её Оливия, начав качаться на стуле. — За мной целый день ходили какие-то странные ребята в балахонах. Дети Феникса, как мне потом рассказали.

— Так вот, — продолжила Ирида, — Оливия обратилась ко мне за помощью. Сказала, что я такая большая и сильная, поэтому смогу её защищать во время обучения. Но мне-то было известно, что воины и маги в разных группах учатся. Поэтому я попробовала узнать свой магический предел. Верховный маг заявил, что у меня есть потенциал, — Ирида вздохнула и посмотрела на Дитя полей. — Ну вот я и стала магом. Отец, конечно, в бешенстве был. Буквально на улицу выкинул, пришлось в общежитие переехать. С тех пор я присматриваю за Оливией. Один раз вот оставила её одну, эти гады тут как тут. Большое спасибо вам ещё раз, что защитили её.

“Теперь многое стало ясно”, — Иладар задумчиво почесал подбородок. — “Например, почему девушка с таким телосложением решила стать магом, а ещё зачем она постоянно сопровождала Оливию”.

— А что насчёт э-э… — задумался Люций, смотря на третью девушку. — Забыл имя.

— Её Нора зовут! — довольно заявила Оливия.

— Нора, вот, — кивнул Люц. — Ирида ведь и за ней присматривает.

— Она сама попросилась, как и я, — улыбнулась Оливия. — Она маг воды. Сказала, что её задирали на профильных занятиях.

— Понятно, — Иладар кивнул. — Что ж, хочу сказать, что теперь ваша жизнь станет чуточку проще. Я стараюсь посещать занятия всех стихий, поэтому на профильных смогу присматривать как за Оливией, так и Норой.

— Ох, это было бы чудесно, — Ирида улыбнулась.

— Тогда решено, — сказал Иладар, вставая с кровати и протягивая Ириде руку. — Уверен, ты в случае чего и за моими оболтусами присмотришь.

— Всенепременно, — кивнула Ирида, сдавила кисть Иладара своей и начала энергично жать её.

“Отлично”, — Иладар мысленно кивнул. — “Всё как я и планировал. Нужно будет ещё с Робертом поболтать, а потом… Боги, дайте мне сил подружить их всех. Ну или хотя бы сделать так, чтобы они не пытались убить друг друга. По ощущению, Виолетта готова сожрать любую девушку в нашей компании, кроме Эммы. Надеюсь, Ирида сможет усмирить её пыл”.

— Иладар, — позвала вдруг Нора.

— М? — Иладар повернулся на голос.

— Скажи, ты сможешь обучить меня контролировать магию воды?

“Контролировать?” — подумал Иладар и с трудом сдержался, чтобы не скривиться. — “Когда люди просят научить контролю, это очень дурной знак. Не говори мне, что ты такая же, как Оливия”.

— Конечно, научу, — улыбнулся Иладар.

— Просто у меня есть такая проблема… — Нора замялась. — Моя магия сильна, но я с трудом её сдерживаю, а ещё мне тяжело целиться. Из-за этого в командных сражениях я часто бью по своим.

— Не переживай на этот счёт, — Иладар махнул рукой. — Всему научим. В магии воды ведь главное…

“Контроль”, — Иладар закончил фразу у себя в голове. — “Без хорошего контроля это самая бесполезная стихия”.

— Кхм, — прокашлялся Иладар, — усердно трудиться и не сдаваться.

— Спасибо тебе большое, — тихо сказала Нора и снова уставилась в край комнаты, где никого не было.

“За что?..” — Иладар тихо вздохнул. — “Почему в моём окружении так мало людей, которым не нужна моя помощь в обучении? Одна только Виолетта способна развиваться самостоятельно, без индивидуальных занятий”.

Кстати говоря, как у вас всех дела с сессией? — спросил Люций. — Все предметы сдали?

Девушки почти синхронно кивнули. После небольшого расспроса Иладар так же выяснил, что всем присутствующим были обещаны стипендии от Академии.

“Интересно”, — задумался Иладар. — “Получается, количество первокурсников совпало с количеством свободных пятёрок и четвёрок? Очень хочется узнать, как всё устроено на самом деле”.

* * *

На улице стояла довольно приятная для зимы погода. Всюду лежал снег, однако ввиду безоблачного неба и отсутствия ветра, холодно не было. Дарим, расстегнув своё пальто, прогулочным шагом шёл в сторону Академии. Немногочисленные прохожие скрипели снегом, изредка поскальзываясь на неприметных пятнах льда.

Подойдя к Академии, Дарим встретил Мавра. Юноши молча пожали друг другу руки и прошли через ворота, направляясь в сторону общежитий. Онтария должна была составить им двоим компанию, чтобы прогуляться по рынкам и ярмаркам. Решение об этом было принято столь спонтанно, что Дарим не мог даже вспомнить, как его вообще в это втянули. Отказываться он, однако, не стал. Даже учитывая фехтование и повторение пройденного за первый семестр материала, дома на каникулах делать было особо нечего.

— А Онтария разве не со своим отцом живёт? — Мавр решил прервать молчание.

— С отцом, — Дарим кивнул. — Свою комнату в общежитии она как кладовку скорее использует, чтобы во время учёбы можно было быстро переодеться.

— Ого, — Мавр почесал подбородок. — Надо тоже так сделать будет. А то нам с Людвигом выделили комнату, мы туда зашли в день поступления и больше там почти и не были.

“Я тоже в своей комнате давненько не был”, — подумал Дарим. — “Может, заглянуть как-нибудь, поболтать с Ривером?”

— А вы с Онтарией близки, да? — как бы невзначай спросил Мавр.

— Чего? — Дарим непонимающе посмотрел на здоровяка.

— Ну-у, вы немало времени вместе проводите. Да и я как не спрошу чего про неё — ты всё знаешь. Получается, она тебе многое рассказывала. А это уже что-то да значит.

“Забавно, что она так хорошо общалась со мной, чтобы понять, как понравится тебе, а ты теперь думаешь, что мы близки”, — мысленно пожаловался Дарим. — “Ну почему всё так сложно?”

Подойдя к общежитию, в котором была комната Онтарии, юноши сели на лавочку, предварительно очистив её от снега, и завели непринуждённую беседу, которая не продлилась и пары минут.

— Прошу меня простить за опоздание, — начала Онтария, незаметно вышедшая из здания, — в комнате оказалась соседка, она меня заболтала. Ну, пошли?

На Онтарии было новое пальто, а ещё красивые праздничные сапоги, которые Дарим видел на ней всего раз, в день, когда она после занятий в Академии собиралась с отцом на бал. Вдобавок, её волосы стали чуть короче, чем обычно.

— Ты постриглась? — спросил Дарим.

— Ого, — удивилась Онтария, а затем вздохнула. — Думала, ты не заметишь.

“Может, мне не следовало говорить этого, чтобы однажды это сделал Мавр?” — на мгновение задумался Дарим, но затем отбросил эту мысль.

— Ну, пошли — сказала Онтария. — Ярмарки не ждут.

Компания выдвинулась в сторону центра столицы. Людей по пути становилось всё больше, а их наряды дороже. Студенты переходили от одной ярмарки к другой. Смекалистые торговцы выставляли на свои прилавки горячую выпечку и подзывали к себе различными предложениями вроде “купи один пирожок себе, второй бесплатно подарим твоей подруге”.

В один момент не выдержав, студенты закупились пряниками, пирожками, различными булочками, а, чтобы не есть это всухомятку, взяли в ближайшей таверне каждому по кружечке горячего глинтвейна на красном вине. Вкус напитка был немного странным, но Дариму по итогу понравился.

День постепенно близился к вечеру и, казалось, ничего не могло его испортить. Когда компания покидала очередную ярмарку, Дарим услышал в одном из переулков какую-то возню и замедлил шаг, чтобы прислушаться.

— Дарим? — обернулся Мавр и остановился. — Что-то случилось?

— В том переулке что-то происходит, — ответил Дарим.

— Почему из всех шумов на улице, — повернулась Онтария, — ты обратил внимание именно на этот?

— Думаешь, стоит проверить? — спросил Мавр.

Дарим кивнул и направился на источник шума. Мавр с Онтарией переглянулись и последовали за своим другом. Прежде чем они добрались до места, откуда шёл звук, студентам пришлось сделать несколько поворотов в переулках. Наконец, перед их глазами развернулась странная картина. Спиной к студентам стоял мужчина из знатного рода, если судить по одежде, и немного дёргался.

— Сэр, у вас всё в порядке? — спросил Дарим, медленно приближаясь к незнакомцу.

Услышав голос, мужчина вздрогнул и из-за его тела на снег вдруг упал юноша, на краях его рта были полоски крови.

— А? — повернулся незнакомец, держа в руках окровавленный кинжал. — Что вы здесь делаете?

Студенты молча смотрели на убийцу. Немая сцена длилась несколько секунд, пока Мавр не услышал, как к нему кто-то пытался подкрасться сзади. Здоровяк инстинктивно развернулся и схватил взрослую руку, держащую нож. Мавр легко выбил оружие и одной рукой швырнул невысокого мужчину к знатному господину.

— Идиот, что ты творишь?! — крикнул мужчина в дорогих одеяниях. — Я же сказал убирать свидетелей, если такие будут.

— Простите, милорд… — протараторил слуга, вставая и отряхивая одежду от снега.  

— Эх, ладно. Молодые люди, у меня к вам предложение. По тридцать золотых монет каждому из вас и вы забываете про то, что здесь увидели, хорошо?

— Я не знаю, кто вы такой, — начал Дарим, доставая кинжал и направляя его на незнакомца, — но можете даже не надеяться на то, что вы сможете выйти из воды сухим.

Знатный господин пытался откупиться от Дарима золотом, связями и обещаниями, но тот остался непреклонен. Онтария побежала обратно на улицу и позвала патруль Королевских рыцарей. Через несколько минут незнакомца и его слугу уже заковывали в кандалы, а компанию студентов допрашивали как свидетелей. Как и предполагал Дарим, его вместе с Мавром и Онтарией попросили пройти в городской суд для допроса. Из высокого здания компания вышла только глубоким вечером, когда от тёплой погоды не осталось и следа.

Как выяснилось в процессе, убитый был первокурсником Академии. Рыцари рекомендовали компании Дарима не пытаться добиться справедливости в суде. Аргументировали это тем, что господин слишком влиятелен и дело, вероятнее всего, замнут.

— Дарим, что думаешь? — спросил Мавр, пуская тёплый воздух между ладоней, сложенных розочкой, чтобы согреться. — Я не силён в судебных делах, но насколько мне известно, такие случаи не редкость. Вряд ли нам позволят даже заявление написать.

— Предлагаешь всё это так оставить? — бросил Дарим. — На его месте мог оказаться кто-то из нас. Хочешь, чтобы подобное оставалось нормой?

— Мой отец имеет некоторое влияние в суде, — задумчиво сказала Онтария. — Если попросим у него помощи, заседание состоится. Правда, что из этого выйдет, я не знаю.

— Проси о помощи, — твёрдо сказал Дарим. — Если мы начнём с этим бороться, однажды сможем искоренить.

— Ладно, — вздохнула Онтария. — Но ему это не понравится…

Как и ожидалось, при помощи отца Онтарии, компании Дарима позволили написать заявление в суд. Вскоре его одобрили. Заседание суда было назначено через три дня после одобрения, в здании парламента королевства Эденвер. Все дни до суда студенты готовили речь и искали тех, кто мог бы помочь в сложившейся ситуации. По итогу, на заседание так же решили прийти Людвиг и отец Онтарии. Мавр просил прийти своего отца, но тот отказал ввиду назначенного на тот день рыцарского турнира.

Наступил день заседания суда. Все его участники заранее прибыли к зданию парламента. Дарим встретил близнецов и Онтарию. Все они выглядели немного подавленно и сошлись на том, что им как-то не по себе. Помимо них, в здание парламента заходило довольно много человек. Большинство из них выглядело знатно, люди смотрели на собравшихся студентов сверху вниз.

— Извините за опоздание, — раздался сзади мужской голос.

 Дарим обернулся и увидел высокого мужчину в дешёвом пальто. На его лице была щетина, под глазами виднелись мешки, на голове росли непричёсанные тёмные волосы.

— Каспар Зегерс, — представился мужчина и протянул Дариму руку.

— Дарим Эшфорд.

Рукопожатие у Каспара было крепким, несмотря на то, что он не выглядел крупным. Пожав руки близнецам, отец Онтарии посмотрел на свою дочь и кивнул.

— Идёмте внутрь, — сказала Онтария и направилась в здание парламента.

Внутри всё выглядело очень дорого. Начиная полом, заканчивая мебелью и красивой одеждой большинства присутствующих. Компания Дарима поднялась по белоснежной лестнице на третий этаж, где в одном из огромных залов уже собралось порядка ста человек. Это были мужчины и женщины разных лет. На них были строгие костюмы и платья. Присутствующие сидели за длинными столами, расположенными на разных уровнях, прямо как в лекционных аудиториях в Академии.

— Я, конечно, мало чего знаю о судах, — шёпотом начал Дарим, — но что-то мне подсказывает, что это не похоже на нормальное заседание. Кто все эти люди?

Каспар вздохнул и положил руку на плечо Дарима. Вся их компания направилась к свободным местам.

Присутствующие практически в открытую обсуждали Дарима и людей вокруг него. Вскоре в зал вошёл пожилой мужчина, который всем своим видом говорил, что он судья. Вслед за ним в сопровождении четырёх королевских рыцарей зашли обвиняемые в лице знатного господина и его помощника. Они выглядели спокойными и с интересом оглядывали присутствующих. Прокашлявшись, судья представился и начал вступительную речь:

— Сегодня у нас на рассмотрении дело об убийстве Руслана Квина. Обвиняемыми являются сенатор Никодим и его личный помощник Тристан Роган. Обвинители — Дарим Эшфорд, Мавр Клавель и Онтария Зегерс.

“Сенатор?” — Дарим мысленно попробовал слово на вкус. — “Интересно, что это за должность”.

— Сторона обвинителей, предоставьте, пожалуйста, вашу версию произошедшего.

Дарим встал с места, представился и рассказал судье то, как всё произошло на самом деле. Во время его рассказа присутствующие активно шептались и переговаривались.

— Спасибо, Дарим, — судья кивнул. — Скажите, вы были знакомы с Русланом?

— Нет, — ответил Дарим.

— Хорошо. Теперь, сенатор Никодим, ваша версия, пожалуйста.

— Благодарю, — поклонился подозреваемый и устремил свой взгляд на присутствующих. — Начну, пожалуй, с того, как вообще я и мой доблестный слуга оказались в грязной подворотне. Стыдно в этом признаваться, но мне страшно захотелось в уборную. До дома было ещё очень далеко, карету в тот день было не поймать ввиду многочисленных ярмарок. С целью справить нужду, я завернул в первый попавшийся переулок и попросил Тристана присмотреть, чтобы меня никто не застукал за таким неподобающим для сенатора занятием. Сделав все свои дела, я развернулся и достал кинжал из ножен, чтобы протереть. В этот момент на меня из ниоткуда выскочил юноша. Молодой человек так спешил, что напоролся прямо лезвие. В этот момент ко мне подошли трое студентов и застали в положении, которое сложно просто так объяснить. Тот из них, что побольше, избил Тристана, а девушка позвала рыцарей и заявила, что я убийца. Бравые служители закона настолько доблестно выполняли свои обязанности, что не дали даже представиться. И вот что я хочу вам сказать по этому поводу. Смею со всей уверенностью заверять вас, что это был сговор. Подумайте сами — молодой человек заявил, что услышал, как он выразился, возню в переулке. Но почему тогда её не услышал никто другой? Если бы такое было взаправду, помимо них пойти проверить отправились бы и другие жители столицы. Однако пришла только эта троица, аккурат в момент, когда случилось несчастье. Более того, они сразу же заявили, что я убийца. И совсем забыл упомянуть, что обвинитель и покойный — оба простолюдины, жившие до поступления в деревнях. Это чистой воды заговор, который провалился ввиду того, что один из них случайно убил себя. Мой верный слуга свидетель всему мною сказанному.

— Сенатор Никодим, — прервал его судья, — я правильно понимаю, что вы отрицаете, что совершили убийство, а затем пытались подкупить студентов Академии? А ещё то, что ваш слуга напал на одного из обвинителей?

— Разумеется, — кивнул сенатор. — Это неслыханная наглость обвинять в подобном одного из приближённых короля.

С каждым словом судьи и сенатора Дарим чувствовал, что багровел от ярости. “Он так легко врёт, хотя мы говорим об убийстве человека, у которого были близкие люди, как минимум родители”, — подумал он.

— Позвольте, господа, — сказал Каспар и поднялся с места. — Сенатор Никодим заявляет, что покойный убил себя сам, наткнувшись на лезвие кинжала. Как бывший студент Академии, смею вас заверить, что случайно такое произойти попросту не могло. Даже если постараться так наткнуться на лезвие, чтобы сразу умереть, выйдет далеко не с первого раза, да и какие усилия для этого нужно приложить. Я считаю, что это ложь.

— Вот именно, сэр Каспар, — начал сенатор. — Вы бывший студент, а не выпускник. Насколько мне известно, вас отчислили за драку. При этих обстоятельствах ваше мнение как человека, сведущего в поединках и убийствах, мало значимо.

В этот момент между участниками заседания начал разгораться спор, который был прерван требованием судьи. Присутствующие замолчали и стали слушать вердикт.

— Итак, дамы и господа сенаторы, — начал судья, обращаясь к присутствующим знатным особам, — вы услышали позиции подозреваемого и обвинителей. Можете выдвигать нужное, по вашему мнению, решение.

— Чего? — непонимающе сказал Дарим вполголоса. — А разве решение принимает не судья?

— Не в данном случае, — вздохнул Каспар. — Никодим — член парламента, то есть сенатор. Он, как и остальные сенаторы, имеет судебную неприкосновенность. То есть, их нельзя судить так, как обычных людей. Делать это могут только те, чей статус не ниже сенатора. Зачастую, судебные решения принимают другие члены парламента, которых ты сейчас видишь перед собой.

“Да что это за бред?!” — мысленно взорвался Дарим. — “Чья была идея создать такую систему? Почему она вновь никак не защищает обычных людей?”

— Кхм, — прокашлялся полный мужчина в дорогом костюме, молчавший до этого момента. Дарим заметил, что он едва помещается за столом. — Это просто возмутительно, что нас собрали здесь из-за такого пустякового дела. Вины мистера Никодима в этом нет, тут стоит винить рыцарей, которые редко принимают какие-то решения сами, а предоставляют всё судьям. Думаю, тут всем очевидно, что произошло на самом деле. Всё именно так, как и сказал наш общий знакомый.

— Совершенно верно, — кивнул пожилой мужчина с моноклем.

— Поддерживаю, — сказала высокая девушка, закрывшая часть лица веером.

— Пустякового дела? — спросил Дарим. — Для вас смерть человека — пустяк?

— Разумеется, — непонимающе ответил полный мужчина. — Жаль, конечно, возможно это был будущий защитник королевства, но эти студенты и так мрут как мухи. Что теперь, из-за каждого горевать? И тем более, пытаться нажиться на этом, оскверняя честь сенаторов? Лучшее, что вы могли сделать в той ситуации, когда увидели своего друга убитым — предложить сенатору Никодиму ваш рукав, чтобы очистить его кинжал от грязной крови.

— Да, это было бы в высшей степени элегантно, — согласилась высокая девушка.

— Да что вы несёте?! — крикнул Дарим и вскочил с места. — Вы бы стали рассуждать так же, если бы погиб ваш ребёнок?!

— Да как ты смеешь, — возразил полный мужчина, — приравнивать простолюдина к моему ребёнку? Нынче в Академии совсем не учат уважению. Нужно будет подписать соответствующий закон.

Дарим сжал кулаки и сделал шаг вперёд, но ему на плечо легла тяжёлая рука.

— Остынь, — тихо, но твёрдо сказал Каспар.

— Дамы и господа, могу я услышать ваше окончательное решение? — спросил судья.

— Ох, разумеется, — ответил полный мужчина. — Во-первых, немедленно освободить сенатора Никодима и его слугу из-под стражи. Во-вторых, написать ректору Рою письмо с жалобой на имена всех присутствующих здесь студентов. Пусть проведут с ними несколько профилактических бесед. Что ж, ну и давайте будем честны, всё произошедшее довольно несправедливо по отношению к покойному, даже учитывая его участие в заговоре.

В ответ на это заявление последовали одобрительные возгласы и кивки.

— По сему поводу приказываю распорядиться, чтобы родителям покойного передали тело мальчика и выплатили им пять золотых в качестве компенсации.

После слов полного мужчины сенатора Никодима и Тристана освободили от оков, заседание суда объявили законченным. Все присутствующие начали вставать и направляться на выход.

— Скажите, вы ведь знали, что так и будет? — спросил Дарим у Каспара, выйдя из здания вместе со своими спутниками.

— Не совсем, — Каспар помотал головой. — Я знал, что он сенатор, но будь он в плохих отношениях с другими членами парламента, это происшествие могли бы использовать против него. В конце концов, это ты просил настоять на заседании. Королевские рыцари вроде говорили тебе, что это не будет иметь смысла, но ты слушать не стал.

— А вы что, бросили бы всё как есть? — спросил Дарим. — Просто так забыли про то, что у вас на глазах убили человека, а вы даже сделать ничего не смогли?

— Слушай, я понимаю, о чем ты говоришь, — сказал Каспар. — В твоём возрасте я сказал бы что-то подобное. Но на деле всё намного сложнее, чем кажется.

— Надо было просто убить его на месте, — ответил Дарим, сжимая кулаки.

— Дарим, не так громко, мы прямо у здания парламента, — заметил Людвиг.

Дарим повернулся и посмотрел на здоровяка недобрым взглядом, но ничего не сказал и направился в сторону дома. По итогу этой истории все студенты, принявшие в ней участие, остаток зимних каникул провели в Академии в компании мисс Мии, которая читала им лекции про значимость уважения к высшим чинам. Людвигу и Мавру досталось ещё и от их отца, который был в ярости от того, что честь фамилии Клавель вновь пострадала.

Дарим в очередной раз испытал на себе жестокую силу закона. Справедливы ли были те законы? И если нет, что нужно было делать в таком случае обычным людям, которых не мог защитить даже закон государства, в котором они жили? Дарим испытывал всё большее и большее отвращение к системе, в условиях которой он жил. Аналогичные настроения развивались и у всех членов его компании.

* * *

На одной из тренировочных площадок Академии ударил очередной мощный поток ветра. Время было уже позднее, но это никак не смущало двух юных магов. Люций стоял на колене и тяжело дышал.

— Сколько раз я должен тебе повторить, чтобы ты понял? — вздохнув, спросил Иладар и приблизился к своему ученику. — С ветром как с огнём не получится. Это очень гибкая стихия. Обычного упорства тут мало.

Вместо ответа Люций создал сзади Иладара поток воздуха, который должен был ударить в спину, но на его пути выросла стена из камня.

— Хватит с тебя на сегодня, — сказал Иладар. — Пойдём в общежитие. К нам сегодня хотели Виолетта с Эммой заглянуть.

После этих слов Люций немного оживился и начал собираться. По дороге в свою комнату маги какое-то время молчали.

— Слушай, Иладар, — сказал Люций, не выдержав долгого молчания.

— М?

— Скажи, ты ведь вкладываешь столько сил в обучение себя и окружающих, чтобы однажды изменить свой бывший клан?

— Не только это, но да, — подумав, ответил Иладар. — В этом мире много того, что нужно срочно менять, пока не стало слишком поздно.

— Понятно. У меня тоже есть мотивация и цель. Я хочу отомстить убийцам моих родителей.

— Ты об этом не рассказывал.

— Да как-то не получалось оказаться с тобой наедине в нужной ситуации. Мы то куда-то спешим, то рядом полно народу. А при всех изливать душу не хочется абсолютно.

— В таком случае, я слушаю.

Люций начал свой рассказ. Как и Иладар, он был рождён в Авалонии, в дружной семье Рейсолов. Помимо родителей, которые относились к низшим слоям знати, в одном доме с ним жил и его дедушка Генри.

Люций был любознательным мальчиком и очень быстро развивался. Рано начал ходить, рано сказал первое слово. Возможно, он вырос бы абсолютно другим человеком, но взрослая жизнь его родителей разрушила эти перспективы.

На тот момент в столице шло сокращение числа людей, приближённых к королю. Для всей знати сильно повысили налоги, из-за чего в её рядах могли оставаться только самые богатые и влиятельные семьи. Родители Люция не были в их числе. Когда мальчику было четыре года, его маму с папой убили за неуплаченные долги. По всей видимости, они занимали монеты, чтобы выплатить налоги, но вернуть нужные суммы не было возможности.

С тех пор за Люцием стал приглядывать его дедушка, выпускник Академии и бывший маг воды, служивший в Королевских рыцарях. Он продолжил дело своей дочери и взрастил внука, дав ему все возможные знания, что у него были. Люций рос и усердно занимался, мотивируемый секретом, который хранил его дедушка. Генри знал имена убийц родителей. Знал, но отказывался говорить. Сколько бы Люций не просил, как не убеждал, старик молчал.

В пятнадцать лет Генри предложил своему внуку сделку. Люций должен был стать выпускником Академии, а взамен узнать имена убийц. Так, в пятнадцать лет мальчик начал обучаться магии. Первое использование огня прошло неудачно и Люций чуть не спалил себе брови с ресницами. В шестнадцать лет мальчик поступил в Академию, как того и хотел его дедушка.

— Вот как, — задумчиво протянул Иладар. — Очень несправедливо по отношению к ребёнку. Думаю, я в каком-то смысле могу тебя понять. Хоть я и не терял родителей, но можешь поверить мне на слово — я знаю, что такое тяжёлая потеря.

— Верю, — ответил Люций.

Какое-то время после этого маги молчали. Тишину нарушал лишь хрустящий под ногами снег и порывы ветра.

— Я помогу тебе, — сказал вдруг Иладар.

— А?

— С моей помощью ты станешь выпускником. А после, я помогу тебе найти убийц твоих родителей. Наверняка у твоего дедушки нет ничего, кроме имён. Ни того, где их искать, ни даже того, как они выглядят.

— Приму за честь, — улыбнулся Люций, остановился и протянул Иладару руку. — Ты невероятный человек. Иногда мне кажется, что ты можешь вообще всё. Я тоже буду помогать тебе во всём, в чём ты будешь пытаться преуспеть.

Иладар пожал своему ученику руку и кивнул.

— У вас что тут, свидание? — раздался сбоку знакомый вечно недовольный голос Виолетты. — Омерзительно. Мы вас так-то ждём.

— Привет, ребята, — помахала ручкой Эмма из-за спины своей подруги.

— Привет, привет, — вздохнул Иладар. — И мы рады тебя видеть, Виолетта.

Вместо ответа девушка демонстративно хмыкнула и отвернулась. Компания направилась в комнату Иладара, чтобы провести время за откровенными разговорами, настольными играми и горячим кофе.

* * *

Последний день каникул подошёл к концу, последовало начало второго семестра. Взглянув на расписание в коридоре одного из корпусов, Дарим немного расстроился. Ситуация с предметами не стала лучше. Пропала работа с документами и плавание, обычная история разделилась на историю родного королевства и всемирную историю, добавилась философия, в охоте помимо метательного оружия нужно было начинать освоение лука.

Пробежавшись глазами по именам преподавателей, Дарим обнаружил, что вместо инструктора Оле строевую подготовку стал вести некий сержант Яробор. На плечо юноше упала тяжёлая рука.

— Чего задумался, Дарим? — весело спросил Мавр. — Из-за луков переживаешь?

— Это тоже.

— Не переживай из-за этого. Я уже договорился с Мелиссой и Ванессой, они нас подтянут, если нужно будет.

— Мне почему-то не нравится имя нашего нового преподавателя по строевой.

— Яробор? — задумчиво спросил Мавр.

— Ага. Разве инструктор Оле плохо вёл?

— Не думаю, что дело в этом. Скорее всего, ему пришлось подменить какого-то другого преподавателя. А что касается Яробора, я слышал, что он не преподаватель даже. Он выпускник военной академии, дослужился за семь лет до сержанта в регулярной армии и его пригласили к нам. По слухам, сам ректор.

— Понятно, — сказал Дарим. — Надеюсь, нормальный мужик.

— Здоро́во, парни, — раздался голос Семунда.

— О, Семунд, здоро́во, — Мавр пожал северянину руку, затем так же сделал и Дарим. — Кстати, вы уже решили, по какому предмету будете проходить углублённое обучение?

— Куда уж глубже? — пробурчал Дарим, невольно вспомнив математику. — Это ещё что такое?

— Хо-о, так знаю только я. Наверное, это потому что я староста. Но на ваше счастье, я могу поделиться с вами этим секретом.

— Боги, хорош тянуть, — цокнул Дарим. — Выкладывай.

— Ладно, ладно. В общем, у вас на выбор будет три предмета. Верховая езда, строевая подготовка и предмет, в зависимости от вида оружия, которым ты владеешь. У нас с Даримом это фехтование, у Семунда это освоение тупого оружия. Если ты выбираешь верховую езду, помимо базовых упражнений тебя начинают учить сражаться верхом. Держать кавалерийское копьё, драться на коне, одним словом. Если твой выбор падёт на строевую подготовку, помимо “напра-налево” тебя будут учить командовать солдатами. Ну а тех же, кто выберет владение оружием, будут ждать сражения на аренах с участием большого количества воинов. Десять на десять, например.

— И в чём смысл? — спросил Семунд.

— Там, вроде, будут формироваться группы по сто человек. Если в выбранном предмете войдёшь в десятку лучших, на будущей службе получишь какие-то привилегии. Тех, кто хорошо показал себя в конных боях, заберут в кавалерию. Те, что умеют командовать, будут сержантами, чтобы командовать небольшим отрядами. Ну а те, кто хорошо сражаются в пешем бою, вероятнее всего, станут членами какого-нибудь отряда специального назначения, а не обычными пехотинцами. Как-то так.

Командовать другими рыцарями. Дарим никогда не думал об этом. Представляя себя рыцарем в детстве, он всегда видел себя одного, либо бок о бок со своими товарищами, но никак не отдающим приказы. “Может, стоит попробовать?”, — подумал Дарим.

— Семунд, что думаешь? — спросил Мавр.

— Скорее всего, буду участвовать в командных сражениях. Северянину вряд ли дадут командовать, а кавалерист из меня так себе. А ты куда?

— Да вот, думаю. В целом, я могу преуспеть везде, но Людвиг говорит, что с моим ростом и весом я могу стать непобедимым кавалеристом. Но и покомандовать хочется. Не знаю даже. У нас неделя на размышления. Дарим, чего задумался?

— А?

— Я говорю, ты-то что выбрал? Хочешь стать великим кавалеристом?

— Пожалуй, воздержусь, — вздохнул Дарим. — Я хочу попробовать себя в роли сержанта.

— Дело твоё, конечно, но там тебе будет тяжелее всего.

— Почему? — непонимающе спросил Дарим. — Думаешь, я плохой командир?

— Да нет же, подумай сам. Вспомни, сколько в Академии трутней и просто людей, которые плохо сражаются. Стать сержантами постарается большая часть первого курса. Конкуренция там выше всего, понимаешь? А вот в кавалерии, думаю, будет проще всего.

— И всё же, я хочу попробовать, — заявил Дарим.

— Ну, дело твоё, — Мавр пожал плечами. — Так, у нас скоро первое занятие. Что там?

— Строевая подготовка, — вспомнил Семунд.

— Во, Дарим, твой шанс проявить себя, — сказал Мавр и тихо прыснул в кулак.

Юноши прибыли на одну из площадей Академии, где их уже ждала остальная часть группы вдобавок к ребятам с параллели. Спустя несколько минут на площади показался лысый мужчина среднего роста. У него были тонкие губы, оттопыренные уши, взгляд казался въедливым и крайне проникновенным. В отличие от инструкторов Академии, которые носили кирасу и классические брюки, на сержанте были тканевые штаны, на тело была надета кольчуга. Среди студентов пошли тихие смешки и переговоры по поводу внешнего вида нового преподавателя.

— Смирно! — крикнул сержант Яробор, да так громко и строго, что вокруг замолчали абсолютно все, а не только студенты, стоящие на площади. Дарим вдруг понял, что слышит, как снежинки падают на снег. Сержант начал идти вдоль строя и осматривать присутствующих.

— Я — сержант Яробор, прибыл сюда по личной просьбе ректора Роя Госса и приказу моего генерала! С сегодняшнего дня я буду вести у вас строевую подготовку и делать из безмозглой кучи мяса боеспособный отряд! Я семь лет служил в армии и неоднократно имел опыт общения и совместных боёв с королевскими рыцарями, которые так почитаются в нашем королевстве! Может, в поединках они и несравненны, но на поле боя могут быть разбиты отрядом ополчения под прикрытием крестьян с луками! А знаете, почему?! Может, у кого-то из вас есть идеи?!

— Плохая строевая подготовка? — раздался голос какого-то парня из строя.

Сержант некоторое время стоял и не двигался, а затем быстрыми шагами приблизился к студенту, который ему ответил.

— Верно, — сказал Яробор, а затем быстро ударил парня в живот, отчего тот скрючился и рухнул на землю. — И ты подал тому отличный пример, открыв свой поганый рот без разрешения старшего по званию! Почти все королевские рыцари — зазнавшиеся индюки в доспехах! Думаете, их редко бросают в бой, потому что это самое мощное, что есть у нашего короля на войне?! Это происходит потому что они ни черта не могут на деле! Их учат драться один на один, да ещё и с перерождением! Думаете, такие люди могут сражаться в условиях, когда ошибка может стоить жизни?! Ни хрена! Поэтому я и здесь! Я повышу ваши шансы не сдохнуть в самые первые минуты на поле боя!

Всё это время все присутствующие студенты стояли по стойке смирно, боясь расслабиться. С непривычки у некоторых начали трястись ноги.

— Вольно, — приказал сержант Яробор, вызвав череду облегчённых вздохов. — Ещё кое-что. Я слышал, что у вас сейчас идёт углубление некоторых предметов и вы можете начать обучение на сержанта. Среди присутствующих есть желающие? Если да — шаг вперёд. Всё обучение будет проходить под моим личным командованием.

Сержант оглядел строй. Все стояли на месте и оглядывались по сторонам.

— Разумное решение, — ухмыльнулся сержант. — В таком случае… — речь Яробора прервал скрип снега и начавшийся шёпот в строю. Сержант посмотрел на Дарима, который сделал шаг вперёд. Яробор подошёл к юноше и встал прямо перед ним. — Что, хочешь стать сержантом?

— Разрешите обратиться, товарищ сержант, — сказал Дарим.

— Разрешаю, — через зубы сказал сержант Яробор.

— Я хочу стать сержантом, чтобы своими приказами сохранить больше жизней на поле боя.

— Как трогательно, — сказал сержант и положил руку себе на глаза. — Я прямо сейчас расплачусь. Как твоё имя?

— Дарим Эшфорд.

— Дарим Эшфорд, бег вокруг площади до конца занятия. Бегом марш!

Дарим подчинился приказу и начал бегать. Какое-то время он держался хорошо, но со временем ему стало тяжело дышать из-за ледяного воздуха. Всё это время сержант Яробор гонял остальных студентов по площади, крича во всю глотку за каждую ошибку и иногда избивая тех, кто нарушил приказы.

Наконец, занятия завершилось. Дарим упал на снег от усталости. Сержант отпустил присутствующих и подошёл к нему.

— Ты и понятия не имеешь, насколько это тяжело, — строго начал Яробор. — когда за твою оплошность люди лишаются голов и конечностей. Когда тебе, смотря в глаза ревущим женщинам, приходится рассказывать, как из-за твоей недальновидности их дорогой сын вернулся с войны холодным трупом. Если ты таким образом хотел схалявить или впечатлить меня, то не выйдет. У тебя ещё целых шесть дней на то, чтобы передумать. А теперь подобрал себя и освободил площадь.

Сержант развернулся и зашагал в сторону учебного корпуса. К Дариму подбежали Мавр с Семундом, которые помогли ему подняться. Начало второго семестра не предвещало ничего хорошего.

Михаил Порохня

Я начинающий автор, активно ищу место для публикации моих первых работ.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза YaPishu.net


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть