Глава 7. Закон

Прочитали 14
12+








Оглавление
Содержание серии

Вскоре группа магов уже была на арене. Несколько студентов по дороге спросили, не собирается ли сражаться там сам Иладар. Очевидно, получи они положительный ответ, захотели бы посмотреть, но получив не интересный им вариант, пошли дальше по своим делам.

— Илада-ар, — протянула Виолетта.

Тот вопросительно посмотрел на неё.

— Если я выиграю сражение, ты вступишь ко мне в Вечный нарцисс? — хитро улыбалась Виолетта. Она была уверена в своём успехе на арене.

— Во-первых, ты будешь сражаться не одна, — ответил Иладар. — Во-вторых, нет.

Виолетта немного надулась, но быстро забыла про это, ведь они подошли к арене. Люций, Иладар и Эмма направились на трибуны, остальные же остались в центре арены, где попавшийся на пути маг-преподаватель заключал пакт о перерождении. 

— Эта арена отличается от других, — рассматривал окружение Люц. — Округлая, в качестве поверхности обычная земля, а не песок. Да и в целом она выглядит старой. Всё в трещинах, того и гляди обвалится.

Иладар знал причину:

— Мы находимся на самой первой арене Академии. Здесь была проведена первая дуэль с использованием пакта о перерождении. Одним из её участников был сам король Юлиан, — рассказывал Иладар. Фигура короля Юлиана была не сильно известна студентам первого курса, поскольку его правление относилось к самым поздним этапам современной истории, а группа Дарима уже больше месяца копалась в истории основания королевства Эденвер.

Несмотря на этот факт, Люц понимающе хмыкнул и кивнул головой, продолжая осматривать сооружение. Заключение пакта затягивалось. Неизвестно, была тому причиной необходимость в защитном барьере трибун во время сражения магов или же постоянное недовольство Виолетты. Иладар встал с места, решив удостовериться, всё ли хорошо, но участники, наконец, начали расходиться в разные части арены. Люц устремил любознательные глаза на участников.

— Иладар, а какими стихиями владеют эти двое? — указал Люц взглядом на Роберта и Ника.

— Роберт — ветром, Ник — огнём, — ответил Иладар. — Самая банальная, но при этом одна из самых эффективных комбинаций стихий.

— А лёд и природа выстоят против подобного? — забеспокоился Люций, глядя на очередную словесную перепалку Виолетты и Рольда.

— Не забывай, что эти две стихии являются ответвлениями от воды и земли, — ответил Иладар. — По факту, на двоих они владеют четырьмя стихиями, это весьма широкий арсенал.

Тем временем сражение началось. Виолетта незамедлительно подняла левую руку и устремила на своих обидчиков поток ледяных кристаллов. Скорость была не запредельной, поэтому Ник успел провести перед собой правой рукой.

— Огненная волна! — раздался его пронзительный крик на всю арену.

В ладони Ника вспыхнуло пламя, которое направилось вперёд, повторяя траекторию, указанную рукой. Огонь был нестабильным и медленным, но этого хватило, чтобы лёд растопился, контактируя с волной. От первого обмена заклинаниями поднялось небольшое облако пара. Иладар, пользуясь случаем, начал наставлять своего ученика:

— Сейчас ты увидел необходимость огня в помощи ветра. Сам по себе огонь крайне разрушительная и мощная стихия, но медленная и неповоротливая. Ветер помогает ему обрести скорость и манёвренность.

— Угу, — кивнул Люц, наблюдая за сражением.

— Проблема лишь в том, что для использования комбинации необходимо, чтобы пламя было сильнее потока ветра, иначе… — Иладар осёкся на полуслове. Его одногруппники начали демонстрировать явление, которое он собирался объяснить.

Ник вытянул перед собой две руки, растопырил пальцы.

— Огненное копьё!

Из рук начинающего мага изверглось длинное, но узкое пламя. Роберт подгадал момент и вытянул левую руку, откуда ударил мощный поток ветра. Ключевой особенностью ветряной магии был факт того, что потоки воздуха были видны визуально и имели полупрозрачный белый цвет. Нагнав огненное копьё, ветер сдул его. Рольд едва заметно согнул палец руки и перед ним с Виолеттой выросла достаточно тонкая каменная стена. Поток ветра ударился о препятствие и разбил его на маленькие осколки, после чего пропал.

— Эй, ты че творишь?! — закричал Ник на своего товарища. Роберт не отвечал. — На хрен ты пламя задул?!

Иладар ухмыльнулся:

— Если ветер дует слишком сильно, он задувает огонь. Навыки Роберта выше, чем Ника, как ты мог догадаться по тому, что он выкрикивает названия заклинаний, которые собирается использовать, а также активно жестикулирует. Это помогает сконцентрироваться, но опытному магу это банально не нужно. В общем, если они хотят осуществить комбинацию, Роберту придётся использовать свои заклинания вполсилы.

Закончив кричать, Ник уставился на своих оппонентов. Они продолжали стоять на месте, хотя по Виолетте было видно, что ей не терпится сократить дистанцию. Ник, несмотря на протесты Роберта, бросился вперёд. Юноша поднёс руки к груди, образуя ими круглую форму.

— Огненный шар! — заорал Ник. В его руках бушевало багровое пламя.

Виолетта ударила по несформировавшемуся шару потоком холодной воды. На всю арену раздалось громкое шипение, Ника накрыло облако образовавшегося горячего пара. Горе-маг закричал от боли полученных ожогов.

— Ого, — удивился Люций. — Впервые вижу, чтобы огненный шар тушили прямо в руках мага.

— Совокупность факторов, — отозвался Иладар. — Отличная реакция Виолетты и бестолковость Ника.

Виолетта подняла над собой руку. С неба прямиком в облако пара начали падать ледяные кристаллы, но небольшой смерч не дал им задеть Ника, вдобавок сдул пар, который мешал обзору.

— Назад! — скомандовал Роберт.

Несмотря на недовольство, Ник добежал до своего товарища. Его руки были покрыты бесформенными красными пятнами. Ник и Роберт начинали тяжело дышать. Виолетта и Рольд же выглядели свежими и выжидали.

— Не понимаю, — решил спросить Люц, — чего они ждут? Виолетта и Рольд же сильнее. Задавили бы их уже, да и дело с концом.

— Просто смотри.

Бой начинал затягиваться. Ник и Роберт продолжали свои попытки объединить силы, но если у них что и выходило, любую огненную атаку подавляла Виолетта водяными потоками, а ветряные брал на себя Рольд посредством стен из камня. Маги продолжали обмениваться заклинаниями. Ни одна сторона не могла достать другую. После очередной провальной атаки, Роберт не выдержал:

— Да плевать. Сам всё сделаю.

Роберт поднял руки к небу. Первые несколько секунд ничего не происходило, но затем Виолетта и Рольд оказались в эпицентре внушительных размеров смерча. Если быть точнее, это был не совсем смерч, поскольку ветер не закручивался, а просто в определённом радиусе засасывал всё ближе к центру, а оттуда бил вертикально вверх. Заклинание было настолько хорошо сфокусировано, что происходящее внутри него было не разглядеть. Иладар довольно хмыкнул. Он поймал себя на мысли, что не смог бы спокойно сидеть на месте, не будь он за защитным барьером. Его бы начало сдувать.

Ник пытался пустить свой огонь внутрь заклинания своего товарища, но пламя гасло на подходе. Эмма испуганно прикрыла рот рукой.

— Они внутри так долго…  — обеспокоенно сказала девушка. — Не знаю, как они держатся там, но если продолжат… Они же задохнуться,

— Верно, — одобрительно кивнул Иладар. — По всей видимости, Рольд прикрепил их магией земли, однако дышать там и вправду нечем.

Роберт, несмотря на очевидную маназатратность своего заклинания, не опускал рук. В последние секунды использования он начал кричать, чтобы перебороть боль и истощение от использования последних капель маны. Наконец, Роберт опустил дрожащие руки. Он опёрся ими на ноги и начал тяжело дышать, весь его лоб был в поту.

В месте, где недавно бушевал ветер, ничего не видно было из-за поднявшейся пыли. Роберт недовольно цокнул. В нём осталось ещё немного сил. С трудом подняв корпус обратно, он слабо махнул рукой. Небольшой поток ветра сдул пыль в сторону. Увиденное поразило всех на арене. Виолетта и Рольд находились внутри двух ледяных кристаллов, которые были оплетены и плотно прижаты к земле древесными корнями. Иладару показалось, что он увидел, как у Роберта дёрнулось веко глаза.

Увидев, что заклинание ветра перестало действовать, Виолетта расколола кристаллы. Она выглядело самодовольной и с вызовом смотрела на оппонентов. Рядом с ней дрожал и стучал зубами Рольд.

— Н-н-ненав-виж-жу эт-т-то, — он отчаянно тёр руками друг о друга, стараясь согреться.

— Не ной, травоядный, — откликнулась Виолетта и посмотрела на трибуны. Найдя там Иладара, она немного улыбнулась и посмотрела на него с немым самодовольным вопросом. Иладар одобрительно кивнул, чем сильно обрадовал девушку.

— Ладно, заканчивай с ними, — приказала Виолетта своему товарищу по команде. — Скучно.

Рольд недовольно посмотрел на неё, но ничего не сказал. Ник приготовился предпринять попытку перевернуть исход схватки в свою сторону, но Рольд согнул несколько пальцев в определённой последовательности, и из-под земли рядом с Ником и Робертом быстро проросли корни, которые молниеносно обвили тела жертв и плотно сжали их, не давая двигаться.

— Г-готово, — сказал Рольд.

Ник и Роберт дёргались изо всех сил, стараясь хоть немного ослабить хватку. Виолетта подняла руку и выпустила в них два ледяных кристалла средних размеров.

— Самовоспламенение, быстро! — отчаянно крикнул Роберт.

— Да не умею я! — успел отозваться Ник, прежде чем кристаллы пробили им обоим головы. На землю брызнула кровь, студенты замерли и больше не дёргались. Эмма ахнула и отвела взгляд от арены. Виолетта и Рольд направились к судье, чтобы подтвердить боеготовность. Люций решил прояснить несколько моментов:

— А Рольд что, умеет выращивать корни прямо под противником? Я думал только из своего тела.

— Хм? — откликнулся Иладар. — Я думал, ты заметил. Посмотри внимательно по краям арены.

Люций устремил свой взгляд на арену. От места, где стоял Рольд, едва заметно тянулись линии из небольших выростов в земле, делая крюк вокруг места, где стояли Роберт и Ник.

— А-а, — протянул Люц. — Понятно, он с самого начала тянул к ним свои корни под землёй, чтобы внезапно схватить.

Иладар кивнул. Судья тем временем объявил победу Виолетты и Рольда. Тела Ника и Роберта растворились в ярком голубом свете, в центре арены вспыхнули два огонька того же цвета. Вскоре из них сформировались две юношеские фигуры. Ник стоял на коленях и тяжело дышал. Роберт же был на ногах, но по нему было видно, что делал он это с большим трудом. Виолетта серьёзно посмотрела на Иладара и пальчиком поманила его к себе.

— Боги… — вздохнул Иладар. — Она неугомонна.

Иладар, Люций и Эмма спустились с трибун на арену. Виолетта, сложив руки на груди, что-то недовольно высказывала своим оппонентам. Если быть точнее, Роберту.

— Извиняйся, — махнула Виолетта головой в сторону Иладара. — Я жду.

— Иладар, — начал Роберт, — прости меня за то, что назвал тебя идиотом. Это не так. Во мне говорила обида.

— Я знаю, — кивнул Иладар.

Виолетта в миг подобрела, будто по чьей-то команде. Девушка взяла Иладара под руку и повела к выходу с арены. Остальная группа молча поплелась за ними.

— Ну, как мы выступили? — спросила Виолетта. Она прижалась к руке Иладара сильнее и смотрела на него не моргая. Очевидно, ей хотелось, чтобы её хвалили.

— Учитывая уровень одного из оппонентов, очень достойно, — ответил Иладар. — Внутри кристаллов льда было свободное пространство вокруг головы, чтобы было чем дышать, я прав?

— Да, — довольно улыбнулась Виолетта. — Это я сама придумала.

Учитывая длительность сражения, до начала следующей пары оставалось не так много времени, поэтому группа магов направилась в следующий учебный корпус.

* * *

Дарим зашёл в здание общежития. Уже вечерело. Знание о намерениях Ребекки подталкивало его идти быстрее.

— Нужно обсудить всё это с Ривером, — говорил Дарим себе под нос. — Срочно.

Дарим зашёл в свою комнату. Ривер сидел на кровати и будто под гипнозом натирал тряпочкой лезвие сабли до блеска. Судя по пустым глазам, он о чём-то задумался.

— Ривер, — окликнул его Дарим.

Юноша будто вернулся в реальность и посмотрел на Дарима, который снимал с себя обувь и пальто.

— Я был сегодня на занятии по фехтованию. Том самом, на котором я пересекаюсь с Ребеккой.

Ривер помрачнел от услышанного, но ничего не сказал.

— Если коротко, — начал Дарим, — то она знает, в каком общежитии и в какой комнате мы живём. Мы рискуем быть убитыми во сне. 

— Так, — задумчиво ответил Ривер. — И что ты предлагаешь?

— Как что? — удивился Дарим. Ещё больше его поразил факт того, что Ривер никак не отреагировал на озвученные сведения. Или же они были так очевидны? — Нам нужно валить из общежития. Если останемся, нас убьют.

       Сосед Дарима вновь вернулся к чистке оружия.

       — И где ты предлагаешь жить? — не поднимая глаз, спросил Ривер.

       — Мы можем снимать где-нибудь недалеко от Академии комнату, — ответил Дарим.

       — Думаешь, жильё рядом с Академией такое дешёвое? А ещё я тебя огорчу, поскольку ты вряд ли найдёшь такую комнату.

— Да что с тобой такое? — непонимающе спросил Дарим. — Ты хочешь остаться в общежитии?

— Ты ведь сам говорил, что тут безопасно ввиду стражи и свидетелей, — спокойно ответил Ривер. — Мы больше рискуем, что нас выследят и убьют по пути в Академию или из неё.

Дарим настороженно смотрел на своего соседа и подумал: — “В ночь бала он бы точно не сказал подобное, как и на следующий день. Что же случилось за эту неделю?”

Повисло неловкое молчание. Дарим откровенно не знал, что сказать.

       — Никто не мешает тебе уйти одному, — прервал молчание Ривер, подняв на собеседника глаза. — Если я вдруг передумаю — дам тебе знать.

       Дарим молча кивнул, не найдя что сказать и предложить. Переночевав в общежитии, он отправился на поиски нового жилья.

Как и сказал Ривер, это было крайне непростой задачей. Практически все снимаемые помещения были заняты старшекурсниками. Убив на поиски все выходные, Дарим нашёл всего несколько приемлемых вариантов и выбрал лучший из них. В тридцати минутах ходьбы от Академии находился немноголюдный, по сравнению с центром, район. В основном, там жили рабочие, которые трудились на рудниках под Эденвером или рядом с ним. Ввиду этого, на районе было крайне мало торговых лавок, а патрули рыцарей встречались реже.

Дарим подошёл к двухэтажному деревянному зданию и постучался в старую дверь.

       — Уже иду! — откликнулся изнутри взрослый женский голос. Дверь открылась. — А, это снова ты. Ну, что ты решил?

       — Меня устраивает ваше предложение, — ответил Дарим.

— Отлично, — сказала хозяйка дома и отошла в сторону, приглашая Дарима внутрь. Тот не стал противиться.

Внутри, несмотря на внешнюю непривлекательность дома, было довольно уютно. В основном благодаря почти идеальной чистоте и приятному свежему запаху. Хозяйка была полноватой женщиной средних лет с кудрявыми каштановыми волосами и очками с толстой оправой. А ещё она всегда немного улыбалась.

— Тогда, давай знакомиться, — сказала хозяйка. — Меня зовут Сара Пирс. Домохозяйка, вдова.

— Дарим Эшфорд. Студент Академии Вестерион, первый курс.

Услышав, что Дарим является студентом Академии, Сара на миг напряглась и мельком пробежалась взглядом по юноше, с головы до пят. Не увидев ничего подозрительного (или наоборот), она снова натянула на лицо доброжелательную улыбку.

После непродолжительной беседы они направились в комнату Дарима. Суммарно в доме было три комнаты, не считая комнаты Сары. Одна на первом этаже и две на втором. Дверь со скрипом открылась, и Дарим увидел свою комнату. В целом, она была больше той, что в общежитии, вдобавок богаче на предмет мебели, включая шкаф для одежды, письменный стол, несколько тумбочек и широкую кровать.

— Располагайся, — сказала Сара. — Если будут какие-то вопросы — я в своей комнате. На ужин позову.

— Хорошо, спасибо, — поблагодарил её Дарим. Сара вышла, закрыв за собой дверь.

Дарим устало упал на кровать лицом вниз. Воскресенье постепенно подходило к концу, а он даже не приступал к домашнему заданию. Мысль об этом неприятно отдалась в ноющих мышцах, которые не привыкли к такому количеству передвижения пешком. Возникло сильное желание плюнуть на всё и, хотя бы выспаться. Подавив его, Дарим с трудом сел на кровати и повернул голову к шкафу, у которого была открыта левая дверца. На ней висело небольшое круглое зеркальце. Дарим увидел своё отражение.

— Хреново выглядишь, дружище, — тихо сказал он.

Дарим грустно ухмыльнулся. Почему-то в тот момент он вспомнил себя до поступления. Дарима, который каждый день к чему-то стремился, тренировался, жил мечтой.

“А что сейчас?” — мысленно спросил Дарим, начиная монолог у себя в голове. — “Все мои мысли направлены на то, как бы не сдохнуть. Пускай я и нахожусь в щекотливой ситуации, но… Неужели именно так я и скажу, когда вернусь к Хильге ни с чем? Она давала мне образование, воспитание, обеспечила монетами, чтобы я смог попасть в эту чёртову Академию. И что по итогу? Я стал свидетелем ужасной трагедии, которая сбила меня с толку и отбила какое-либо желание учиться. Вдобавок, видно, что есть великое множество студентов, которые куда талантливее и усерднее меня на данный момент. В том, что их ждёт светлое будущее, нет никаких сомнений. А что для этого сделал я после того, как поступил? Все дополнительные тренировки откладывались на потом ввиду усталости от занятий, однако кому будет до этого дело, когда мне вновь придётся защищать чью-то жизнь? Никому. Всем плевать на мои проблемы. Кажется, за всем этим я и забыл, зачем я сюда приехал. Да, многие считают, что мне тут не место, но я вполне могу доказать обратное. Всё, что мне нужно — начать преодолевать трудности и перестать избегать их. Ребекка хочет моей смерти? Тогда я сделаю так, что она начнёт меня бояться, а не наоборот. Кто-то считает меня тупым деревенщиной? Я настолько преуспею в науках, что им и нескольких лет не хватит, чтобы догнать меня. Все они, абсолютно каждый увидит моё возвышение. Мы ещё посмотрим, кто из нас будет по итогу смеяться”.

— Дарим, у тебя всё хорошо? — спросила Сара, которая смотрела на него, выглядывая из-за двери. — Ужин готов.

Дарим вдруг понял, что долгое время смотрел на своё отражение и странно улыбался.

— Я в порядке, — ответил Дарим. — Сейчас приду, спасибо.

Поужинав с тётей Сарой и другими жильцами дома, Дарим вернулся в свою комнату и принялся за учёбу. Впервые за долгое время это было не в тягость. Полученная мотивация работала как часы. Когда Дарим заканчивал с заучиванием дат присоединения разных регионов Эденвера к королевству, солнце уже показалось на горизонте. Начиналась новая неделя. Дарим ухмыльнулся, будто бросая себе вызов.

— До занятий ещё часа полтора. Вполне себе успею побегать и позавтракать до начала.

Дарим тихо спустился на первый этаж, стараясь не потревожить спящих жильцов. Тётя Сара уже проснулась и что-то готовила на кухне. Тихо открыв дверь, изо всех сил стараясь, чтобы она не скрипнула, Дарим вышел на улицу.

Впервые за долгое время Дарим начал утреннюю пробежку. Он уже и забыл, каково это. Усталость и отсутствие сна сказались на выносливости, поэтому пробежка продлилась вдвое меньше, чем обычно, зато это стало началом. Дарим решил, что отныне никакое оправдание не сможет удержать его дома утром.

Учебный день в Академии прошёл продуктивно. Дарим был готов к каждому вопросу преподавателей, хотя на практике по плаванию ему было откровенно тяжело справиться с усталостью.

Возвращаясь домой, он решил попробовать другой путь. Свернув на нужном перекрёстке в другую сторону, Дарим всё ещё шёл в сторону дома Сары, но больше по дуге. Внезапно для себя он обнаружил, что идёт по какой-то заброшенной улице. Окна домов были заколочены досками, вокруг не было ни одной живой души.

Заглянув в одно из зданий, Дарим не обнаружил каких-либо подтверждений того, что внутри могли обитать бездомные. “Работа рыцарей, видимо”, — подумал он. В конце улицы Дарим увидел здание, вывеска которого гласила “Клуб фехтования имени Николауса II”. Вход был наглухо заколочен, однако доски одного из окон выглядели прогнившими из-за влаги и насекомых. Дарим подошёл к зданию и ударил ногой по деревяшкам. Как он и ожидал, доски легко сломались во внутрь. Дарим протиснулся в здание.

Лучи солнца пробивались сквозь щели между досками, образуя столпы света, в которых кружились облака пыли. Прокашлявшись, Дарим присмотрелся. Вокруг него было множество тренировочных манекенов, две площадки, на которых, по всей видимости, проводились дуэли, много брошенного небоевого оружия.

Несмотря на общую заброшенность и вездесущую пыль, помещение было просторным. Дарим в любом случае планировал практиковаться в фехтовании, но не знал, где, ведь при всём удобстве, его комната для таких целей была слишком мала. Приятно было осознавать, что одна из проблем решилась сама. После занятий Дарим стал приходить в здание клуба и практиковаться, отрабатывая приёмы, показанные мисс Мией на практике.

Следующие два месяца в Академии шли куда более гладко. Расследование мистера Виже зашло в тупик ввиду отсутствия доказательств, рыцари закрыли дело о пропаже Софии, вскоре почти все забыли про него и случай на занятии по фехтованию.

Ребекка будто перестала замечать Дарима на практике, Ривер, несмотря на отъезд соседа, не таил на него обиду и продолжал охотно жать руку при встрече. Пары стали отнимать меньше сил, а проку с них становилось всё больше. По некоторым предметам Дарим даже оказался в пятёрке лучших учеников. На занятии по верховой езде лошадь стала реже кусать его за руку, пускай и продолжала проявлять к нему явную неприязнь. Дело постепенно шло к зиме, оставалось каких-то две недели.

Один из тех непримечательных дней начался необычно. Ник не пришёл на первую пару. Это не было чем-то из ряда вон выходящим. Юноша был не самым ответственным и вполне мог проспать первую пару, особенно лекцию, но он не явился и под конец третьей. К Дариму подошёл Семунд. Он выглядел обеспокоенно.

— Ничего не слышно о Нике? — спросил северянин.

— Нет, — грустно покачал головой Дарим. — В общежитии пусто. Даже идеи нет, где он. Если бы он заболел, то попросил бы своего соседа передать Мавру об этом, но староста тоже не знает, где он.

— У меня дурное предчувствие, Дарим, — сказал Семунд. — Может, нам стоит пойти поискать его?

Дарим задумался. Идти искать его, даже примерно не зная, куда он мог пойти, было нелогично. Это всё равно, что взять карту Эденвера и попытаться, тыкая в разные части города, попасть в его местоположение. С другой же стороны, бездействовать тоже было нельзя. Дарим и Семунд попросили всех своих знакомых сообщить им, если вдруг заметят Ника и вместо четвёртой пары, которой по расписанию была математика, студенты отправились искать своего друга.

Решено было начать с территории Академии. Вариант не самый вероятный, но её территория была велика и на ней присутствовали крайне немноголюдные зоны. На улице было холодно и дул сильный ветер. Это значительно затрудняло поиски. Обыскивая парк за парком, окрестности корпуса за окрестностью, они практически обошли всю Академию.

Время близилось к вечеру. Многие студенты уже были в общежитиях. Животы Дарима и Семунда поочерёдно урчали, требуя еды, пальцы рук и ног почти онемели от холода. Они практически отчаялись найти хоть какие-то следы друга в тот день, но решили напоследок посмотреть возле самого дальнего от центра корпуса. Дарим и Семунд разделились.

 За корпусом оказался очередной парк. “Стоит пойти посмотреть”, — подумал Дарим. Становилось темно, поэтому рыскать по кустам было бессмысленно, пускай они и были лишь голым скоплением веток с опавшими листьями вокруг. Дарим просто ходил по дорожкам из каменных плиток, стараясь найти хоть что-то необычное. Он остановился на развилке. Основная дорожка вела на выход из парка, вторая же была протоптана студентами и вела куда-то вглубь. Дарим отклонился от основного пути и решил проверить тропинку. Она была очень узкой, виляла между кустами и деревьями, порой терялась под опавшими листьями.

Наконец, Дарим вышел на небольшую полянку, посреди которой стояла белая скамейка. “Какое странное место”, — подметил Дарим. Он решил подойти к скамейке и осмотреть её. На самом подходе листва под ногой Дарима неестественно хлюпнула. Он посмотрел под ноги и увидел, что вступил в лужу крови. По спине Дарима забегали мурашки, в нос ударил неприятный запах. До него донёсся звук падающих на листву капель. Найдя глазами место падения последней капли, Дарим увидел, что она окрасила жёлтый лист в красный цвет. Проглотив подступивший ком, он поднял глаза. На Дарима с высоты метров шести смотрело застывшее в жуткой гримасе лицо. Кожа юноши вся была бледной, в глазах отсутствовала жизнь. Из посиневших губ упала капля крови, попав Дариму в центр лба. Только тогда юноша опомнился и вскрикнул.

Первым делом Дарим попытался отбежать в сторону, однако, поскользнувшись, он упал в лужу крови. Учитывая светлые волосы и черты лица, сомнений в том, что это был Ник, не оставалось. Пожираемый ужасом, Дарим осмотрел тело своего друга. Ник был подвешен на дереве за ногу. Вторая нога и обе руки отсутствовали, судя по виду, они были отрезаны, на груди виднелся глубокий порез. Дарим дрожал и был не в силах пошевелиться. В движение его привёл рвотный позыв, заставивший встать на колени. Дарим начал судорожно отползать от висячего трупа, не зная, что делать. Он уже видел мёртвых людей, но среди них никогда не было его друга. Это воспринималось совершенно по-другому.

— Кто его убил?.. — тихо спросил Дарим. — Что здесь произошло?..

В кустах неподалёку раздалось шуршание и на поляну вышел Семунд. Северянин был шокирован увиденным и не сразу увидел сидящего на земле Дарима. После этого взгляд Семунда был прикован к окровавленным рукам его товарища.

— Я испугался и упал в лужу крови… — объяснился Дарим, прочитав немой вопрос на лице северянина.

Семунд ничего не ответил и снова посмотрел на труп. Тело северянина дрожало.

Юноши не нашли, что сказать. Спустя некоторое время они всё же пришли в себя и решили позвать на место преступления стражу. Через десять минут на поляне уже стояло двое стражей. Пока люди в доспехах осматривали труп и расспрашивали Семунда, Дарима терзали его собственные мысли: — “Ник мёртв. Моего друга убили, а я даже не плачу. Я не чувствую ничего, кроме страха. Я не могу думать ни о чём, кроме того, что убийца ещё может быть где-то рядом и прийти сюда, чтобы убрать свидетелей. Разве это правильно? Разве так люди должны реагировать на смерть друзей? Разве я не должен рыдать и кричать? Почему я так реагирую?”

Вскоре и к Дариму подошёл страж, чтобы задать пару вопросов. “Когда нашёл труп?”, “Откуда кровь на руках?” Получив ответ и перекинувшись со своим сослуживцем парой фраз, страж ушёл, чтобы доложить Королевским рыцарям. Второй страж остался со студентами и не спускал с них глаз.

Вскоре на поляне было уже с десяток человек. К Дариму с Семундом подошёл инструктор Оле, у него за спиной стояло два королевских рыцаря. Он выглядел устало и сурово.

— Ваше оружие, — требовательно приказал Оле.

Студенты подчинились приказу, после чего на них надели кандалы.

— Вы пойдёте со мной для допроса. Возражения не принимаются.

Рядом с центральной площадью Академии находилось здание, утыканное флагами королевства Эденвер. Студенты называли его штабом стражей. Рядом со зданием была построена оружейная, а ещё несколько казарм, где жили сами стражи. Дарима и Семунда отвели в штаб и передали королевскому рыцарю. Это был пожилой мужчина с крайне строгим выражением лица и короткими седыми волосами. Судя по многочисленным печатям на его наплечниках и шрамам на лице, он был ветераном королевской армии. Инструктор Оле отсалютовал рыцарю и вышел из здания. 

— Каз’Вол, отведи северянина в допросную, — прогремел голос ветерана. Казалось, что его приказам невозможно было противиться, иначе любой рисковал быть раздавленным его железной волей. Затем он перевёл суровый взгляд на Дарима. — Этого я допрошу лично.

Дарим и Семунд на время разделились. Допрос занял около получаса и был куда более подробным и дотошным, чем расспрос стража. В некоторых моментах Дарима откровенно поражала напористость рыцаря, поскольку он требовал рассказывать все детали, вплоть до самых отвратных.

После этого неприятного действа Дарима заперли в одиночной камере и заставили ждать показаний от свидетелей. Этот временной промежуток затянулся. Во многом благодаря тому, что необходимо было найти и допросить каждого преподавателя, на занятиях которых присутствовали Дарим и Семунд. Вокруг было темно и сыро, пахло плесенью. Дарим сел на холодный каменный пол и обнял колени. В голове вновь всплыл образ Ника.

— И вот опять, — тихо начал Дарим, — я ничего не смог сделать. Мы с Семундом почти сразу поняли, что случилось что-то плохое, но ничего не смогли сделать. Я опять оказался бессилен.

Дарим сжал пальцы рук. Если бы не пальто, он наверняка повредил бы себе кожу. В тишине камеры раздался скрип от сжатых зубов.

— Но кто? Ник не скрывал недовольство к людям, которые ему не нравились, но ведь открыто зла он тоже никому не желал. Зачем кому-то было его убивать? Неужели это сделала Ребекка? Она ведь могла без проблем узнать, что я и Ник друзья, а затем избавиться от него, чтобы запугать меня…

Эта мысль пугала и отталкивала. “Неужели из-за меня убили невинного человека?” — подумал Дарим. В нём теплилась надежда, что раз убийство произошло не где-то на окраине столицы, а прямо на территории Академии, руководство предпримет хоть какие-то меры. Что начнутся допросы, будет введён комендантский час, поисками убийцы займутся Королевские рыцари и столичные дознаватели, однако, чем больше он рассуждал об этом, тем меньше в это верилось. Причиной был опыт с мистером Виже, который взял Ребекку почти с поличным, но она всё равно осталась невредима. В случае же с Ником, никто даже не видел его убийцу. “А если и видел, где гарантия, что он не будет поражён тем же проклятием, что легло на меня и Ривера?”, — думал Дарим.

Его размышления прервал звук приближающихся шагов. Королевский рыцарь отпёр камеру и сказал, что Дарим может идти. Преподаватели подтвердили, что он был на занятиях и не причастен к убийству студента.

— И ещё, — продолжил рыцарь. — Не распространяй пока о случившемся лишние сведения. Последнее, что нам сейчас нужно — паника в Академии. Родителей юноши мы уведомим сами. Понял?

— Чего?.. — Дарим не поверил услышанному. Он ощутил пренеприятное чувство дежавю. — Вы шутите?

— Нет, — отрезал рыцарь. — Это приказ командования. Мы займёмся расследованием, но это будет проще сделать, если убийца подумает, что никаких контрмер его деянию не было предпринято.

— Да что с вами со всеми?.. — промолвил Дарим. — Человека убили. В меньше, чем километре от вашего штаба. Как видите, это Ника не защитило. А вы даже никого не предупредите? А что если он снова кого-то убьёт, но вы его так и не поймаете?

— Это уже не твоего ума дело. На подобные случаи давно разработаны определённые методы реагирования, которые неоднократно доказывали свою эффективность. Для тебя описанные требования — закон. И если ты посмеешь перечить ему, окажешься ничуть не лучше того, кто убил твоего друга.

Дарим замолчал. Он вдруг осознал, что это не те рыцари, о которых ему читали сказки в детстве. Не те бравые воины, что готовы отдать свою жизнь за любого невинного, которому нужна помощь. Это бездушные служители непонятных и несправедливых законов, которые призваны защищать явно не то, что должны.

— Для тебя, — продолжил рыцарь, скрестив руки на груди, — всё будет выглядеть так, что ты со своим другом пошёл искать одногруппника, но ничего не нашёл. Если кто спросит — юноша пропал без вести.

Дарим сдавил кулаки, пытаясь сдержать гнев, а затем молча кивнул. После этого рыцарь отвёл его к выходу из штаба, где уже ждал Семунд. Судя по его взгляду, он тоже был в ужасе от того, как защитники закона отреагировали на убийство студента. Дарим и Семунд вышли из здания и застыли на месте, не зная, что друг другу сказать. Неизвестно было, что страшнее — факт того, что в Академии тебя могли спокойно убить или же то, что в этом случае никто особо не будет волноваться.

— Как думаешь, куда они денут труп? — спросил Семунд, убедившись перед этим, что их никто не слышит.

— Не знаю, — вздохнул Дарим. — Учитывая, что он якобы пропал без вести, на время спрячут. Дальше, если будет удобнее закрыть дело, могут просто сжечь.

Дариму было страшно от своих слов. Он говорил их, руководствуясь обычной логикой, но, если задуматься, их смысл был ужасен и отвратителен.

Дарим решил проводить своего друга до общежития, а затем отправиться в дом Сары. На улице уже было совсем темно. По пути в общежитие, Дарим и Семунд прошли мимо группы северян. Четверо бородатых парней о чём-то увлечённо разговаривали на своём родном языке и смеялись. Для себя Дарим отметил, что они выглядели несколько иначе, чем те, кого он обычно видел в Академии. Отдельные элементы одежды, прически, взгляды, манера поведения.

“А Семунд вообще не похож ни на тех, ни на этих”, — между делом подумал Дарим.

Дариму было не понятно ни слова из речи говорящих, поэтому он даже не стал вслушиваться, но Семунд замедлил шаг.

— Ты чего? — спросил Дарим, остановившись, чтобы подождать своего друга.

— Они обсуждают Ника, — тихо ответил Семунд. — Если дословно: “Да, тот коротышка маг нарвался на слишком крупную рыбку. А восхвалял себя как архимага какого-то. Пустотрёп”.

Дарим уставился на группу северян. Через несколько секунд те замолчали, заметив, что их в наглую подслушивают и начали пялиться в ответ.

— Че уставились? — спросил самый крупный из них. — Идите, куда шли.

— Вам что-то известно о сегодняшнем убийстве? — холодно спросил Дарим, развернувшись к северянам всем корпусом. Он сжал кулаки, явно не ожидая, что они всё тут же ему расскажут.

Северяне переглянулись и начали что-то тихо обсуждать. Один из них показал взглядом на Семунда, после чего остальные кивнули. Группа бородатых юношей направилась в сторону Дарима. Трое из них были примерно такого же телосложения, как и Семунд, а один из них по ширине не уступал Мавру, хотя и был пониже.

— Называете нас дикарями, хотя сами даже не знаете, что подслушивать — нехорошо, — сказал самый большой из них. 

Трое северян подошли к Семунду, обступили его с разных сторон и начали что-то грубо говорить ему на своём языке. Тот отвечал редко и спокойно. К Дариму же подошёл здоровяк, взял его одной рукой за грудки и притянул ближе к себе.

— Кажется вы забыли своё место, твари, — прорычал северянин.

В ответ Дарим схватил его за руку своей и сдавил со всех сил.

— Я задал тебе вопрос, мразь, — огрызнулся Дарим.

“Они что-то знают”, — решил для себя Дарим. — “Если рыцари ничего не делают, мы достанем сведения своими силами”.

Краем глаза Дарим увидел, что трое других северян начали драться с Семундом. Здоровяк не стал долго ждать, сжал большущий кулак второй руки и ударил примерно в зону уха. Дарим успел согнуть руку в локте и прижать её к голове. Удар прошёл по касательной, толком не попав. Дарим вдруг почувствовал, что накопленная ярость закипает в нём и придаёт нечеловеческую силу. Он быстро ударил северянина, целясь прямо в нос. Тот попытался увернуться, но оказался слишком медлительным. Кулак попал в глаз, от удара северянин поражённо попятился. “Судя по пьяной стойке, он поплыл”, — понял Дарим и решил не ждать, пока оппонент придёт в себя. Он подлетел к северянину и нанёс ещё с десяток хороших ударов по крупному лицу. От натиска здоровяк плюхнулся задом на землю и беспомощно закрыл голову руками.

— Холгер! — крикнул один из северян, оставил Семунда и побежал помогать соплеменнику.

Приблизившись, он занёс руку для удара. Дарим заметил, что она вся была покрыта какими-то непонятными символами и надписями красного цвета. Неизвестные знаки светились и не предвещали ничего хорошего. Дарим блокировал удар и сильно пожалел, что не решил попробовать увернуться. Несмотря на хромающую точность удара и далеко не внушительные размеры мышц атакующего, мощь была такой, будто он пропустил боковой от Мавра в латной перчатке.

С трудом удержав равновесие, Дарим ответил двумя быстрыми ударами. Первый был легко заблокирован, а вот внезапный апперкот прошёл аккурат между рук северянина и попал в подбородок. Пока оппонент задрал голову от попадания, Дарим закрепил успех боковым ударом в челюсть. Северянин обессиленно опустил руки и рухнул на землю. Недолго думая, Дарим побежал к Семунду. Те двое, что дрались с ним, тоже покрыли свои руки загадочными символами. Судя по внешнему виду Семунда, он с трудом справлялся с подобным натиском.

Набрав скорость, Дарим прыгнул, выставив вперёд две ноги, и ударил одного из северян. Они оба повалились на землю. Дарим сел на оппонента и начал забивать его руками, пока тот беспомощно пытался защитить голову.

— Выкладывайте всё, что вы знаете, пока я всех вас тут не поубивал! — заорал Дарим.

Семунд тем временем воспользовался тем, что на нём остался только один человек. Он схватил за торс своего обидчика и, особо не напрягаясь, бросил его о землю. Далее в ход пошли ноги. Не самое благородное средство в драке, но оно имело место по отношению к тем, кто что-то знал об убийце Ника и напал толпой.

В тот момент, когда лицо северянина, которого избивал Дарим, уже больше походило на кровавое месиво, раздался яростный вопль. Самый крупный из северян пришёл в себя и покрыл красными символами всё своё тело. Он ревел как зверь, в его взгляде не оставалось и намёка на рассудок. Дарим встал на ноги и повернулся к обезумевшему северянину. Рядом с ним встал Семунд. Здоровенная машина для убийств рванула с места, выбрав в качестве жертвы Дарима.

Пускай северянин и стал быстрее, его намерение просто схватить оппонента и раздавить силой было слишком очевидно. Дарим с лёгкостью увернулся. В результате этого северянин оказался меж двух огней. Дарим и Семунд не сдерживались в силе удара и не стеснялись бить в запрещённые места, вроде печени и почек. Здоровяк не стоял на месте и то и дело бросался на одного из них, стараясь схватить, но вместо захвата получал много лишних ударов по корпусу и лицу.

“Да как он вообще стоять может?” — мысленно удивился Дарим. — “Мы ему уже должны были все органы отбить”.

Несмотря на полученный урон, здоровяк мало того, что не замедлился, так ещё и умудрился пойти на хитрость. Он подался вперёд и сделал шаг в сторону Семунда. Тот, ожидая рывка, отступил назад, но северянин вдруг развернулся и ударил по Дариму с разворота. Тот не успел поставить блок и здоровенный кулак врезался прямиком в плечо. Раздался неприятный звук, похожий на хруст, левая рука Дарима безжизненно повисла, сам он схватился за место удара второй рукой и сдавил зубы, чтобы не закричать от боли. Семунд уже занёс руку для очередного удара по корпусу, когда вдалеке раздались шаги, сопровождаемые бренчанием доспехов. Все участники драки, кто был в сознании, замерли от испуга. Исключением не стал даже здоровяк, с которого вмиг пропали странные надписи.

“Вот чёрт”, — подумал Дарим. — “Стражи. Если поймают за дракой, могут спокойно отчислить, даже разбираться особо не будут”.

Дарим с Семундом переглянулись и побежали прочь. Это было тяжелее, чем они думали. Драка знатно их вымотала, а адреналин стал выделяться в меньшем количестве. Пару раз им приходилось останавливаться, чтобы перевести дыхание, а затем продолжать бег, опасаясь погони. Подобными рывками они добрались до общежитий. Наскоро попрощавшись со своим другом, Дарим поспешно продолжил свой путь прочь из Академии, перейдя от бега к ускоренному шагу, чтобы не привлекать лишнее внимание.

— Теперь стражи нам не то, что не помогли, даже умудрились помешать, — бубнил про себя Дарим. — Сволочи. Хотя это не так важно. Мы с Семундом хорошо помним их лица. Один раз попадутся нам на глаза в каком-нибудь переулке, и мы силой заставим их всё рассказать. Я обещаю тебе, Ник, твоему убийце недолго осталось. И плевать, на какие меры придётся ради этого пойти. Когда молчит закон, действовать нужно самому.

Внутри Дарима бушевали эмоции. Горечь, обида, ярость, жажда мести, острое чувство несправедливости. Однако Дарим изо всех сил старался не поддаваться им. Как-никак, осмотрительные действия могли быстрее привести к нужному результату. Дарим вдруг осознал, что без Семунда у него не было бы и шанса добиться справедливости самостоятельно. Теперь же он в глаза знал четырёх свидетелей или сообщников убийства.

Вдруг в голове Дарима мелькнула неприятная мысль, подобно пауку, который долгое время сидел на видном месте, а потом резко начал куда-то бежать, вызывая каждым своим движением отвращение и страх: — “Очень хочется надеяться, что мы с Семундом сможем кому-то рассказать о произошедшем. Если же рыцари или северяне могут использовать тот же трюк, что и кто-то из людей Ребекки, у нас серьёзные проблемы. Нужно будет завтра обязательно попробовать рассказать кому-то об этом. Хороший вопрос — кому?”

В первую очередь в голову пришёл Ривер, по очевидным причинам, но почему-то эта мысль вдруг отлегла. Он всё ещё не мог найти объяснение изменениям в его поведении. “Но если не он, то кто?” — подумал Дарим.

Между делом он уже подошёл к дому Тёти Сары. Стукнув в дверь, Дарим тихо зашипел и уставился на свою руку. Он и забыл, что дрался. Кулак Дарима был в крови, некоторые костяшки неприятно гудели. Вдобавок к его внешнему виду, ему было очень больно шевелить левой рукой, поэтому он оставил её висеть вдоль тела. Ну а ещё Дарим подозревал, что его взгляд, учитывая произошедшее, мог немного шокировать малознакомого ему человека. Дверь скрипнула. Сара открыла дом и встретила Дарима сердитым взглядом, но тот быстро сменился на обеспокоенный.

— Боги… — Сара прикрыла рот рукой. — Ты что, подрался с кем-то?

Дарим виновато кивнул и спросил, можно ли ему войти в дом. Дальше Сара где-то час возилась с его кулаками, отмывая застывшую кровь, затем вправила плечо, а после накормила. Дарим не был уверен, что все эти услуги были включены в стоимость проживания, поэтому он решил как-то отблагодарить её в будущем.

Сара устало зевнула, когда её проблемный постоялец доел свой ужин и закончил полуправдивый рассказ о случившемся. По его версии, они с Семундом просто нарвались на группу северян и подрались с ними. Дарим искренне поблагодарил свою спасительницу и отправился в комнату.

Было уже полвторого ночи. Дарим устало стянул с себя форму, скорее из уважения к Саре, чем из действительной необходимости, упал на кровать и почти моментально уснул. День выдался действительно тяжёлым. Подтвердив опасения Дарима, ему приснился труп Ника.

— Кто же с тобой так, дружище?.. — спросил Дарим во сне.

Михаил Порохня

Я начинающий автор, активно ищу место для публикации моих первых работ.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза YaPishu.net


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть