Глава 8. Подчинение

Прочитали 14
12+








Оглавление
Содержание серии

Дарим с Семундом молча сидели рядом друг с другом, когда в аудиторию зашла мисс Мия. Группа, как по команде, встала, приветствуя своего преподавателя, однако тот в ответ лишь нахмурился и замахал рукой, сидите мол, сидите. Для себя Дарим отметил, что мисс Мия делала так исключительно при её группе, а на общих занятиях требовала относиться к себе уважительно, как и подобает всем преподавателям Академии.

— Так, ребят, — начала мисс Мия, — перед началом занятия я бы хотела сделать небольшое объявление. Один из ваших одногруппников перестал ходить на занятия, и я имею все основания предполагать, что это не прогулы. В связи с этим смею заверить вас, что с ним, вероятнее всего, всё в порядке. В Академии не единичны случаи так называемого негласного отчисления, когда студент покидает стены учебного заведения, но в виду обстоятельств не успевает или не хочет ставить в известность руководство. В моей группе, когда я ещё училась, такое случалось раз десять за все четыре курса. В общем, не поднимайте, пожалуйста, панику, не устраивайте ненужные неофициальные расследования и прочее. Даже если с Ником что и случилось, сейчас это работа Королевских рыцарей, которые, несмотря на вероятность того, что он просто поехал домой, активно ищут его и делают для этого всё возможное. Помните, что Академия гарантирует безопасность каждому своему студенту, вне зависимости от его происхождения и достатка.

Дарим сжал кулаки и с трудом сдержался, чтобы не попытаться вскочить на ноги и рассказать всем правду. Он встретился взглядом с Семундом. Северянин немым взглядом дал понять, что это не лучшая идея. “Нет, так продолжаться не может”, — подумал Дарим. — “Я обязан попытаться рассказать хоть кому-то, если жизнь Ника для меня что-то значила”.

По окончании пары студенты начали неторопливо делиться на малочисленные группы, чтобы вместе отправиться на узконаправленные занятия. Вскоре в помещении осталось лишь шесть человек.

Мавр стоял, скрестив руки на груди, за его могучей фигурой виднелись две девушки с луками, в одной из которой, по коричневым волосам, Дарим узнал Ванессу. Рядом c Мавром стояла вторая, ничуть не менее громоздкая фигура брата-близнеца, который внимательно изучал Дарима и Семунда проницательным взглядом.

— Итак, — Мавр прокашлялся. — О чём вы хотели со мной поговорить?

Вопрос был явно задан не с интересом касательно главной темы разговора, а, чтобы развеять неловкое молчание.

— Вот именно, с тобой, — пробурчал Дарим. — Почему кроме тебя тут ещё три человека?

— А что не так? — Мавр поднял брови, искренне удивляясь недовольством одногруппника. — Людвиг — мой брат-близнец, ему я доверяю больше, чем себе. Ванесса и Мелисса — наши хорошие подруги. Пускай они и любят поболтать, но секреты, будь уверен, хранить умеют. Если ты не доверяешь кому-то из присутствующих, тогда ты и мне доверять не можешь.

— Тебе легко говорить, — раздражённо сказал Дарим. — Ты-то этих людей знаешь.

— Это не отменяет того, что я отказываюсь говорить без их присутствия, — нахмурился Мавр. — Можно, конечно, но я потом всё равно им расскажу.

Дарим уже коснулся было языком нёба, чтобы цокнуть, но в разговор вмешался Семунд.

— Дарим, я чувствую, что им можно довериться. Они не плохие.

Северянин звучал не очень уверенно, поскольку после каждого предложения делал небольшую паузу, чтобы получше подобрать слова, но его взгляд говорил об обратном. Дарим вновь кинул взгляд на спутников Мавра и вздохнул, подумав: — “Да какая, к чёрту, разница? Не факт, что я вообще смогу что-то сказать. Вдруг, сейчас будет как с Ребеккой?”

Дарим набрал воздух в груди, готовясь, что неведомая сила сейчас вновь сдавит его горло, не позволяя поведать запретное знание.

— Помните мы с Семундом вчера отправились искать Ника? — спросил Дарим у присутствующих. — Мы его нашли.

— Что ты имеешь в виду? — Людвиг нахмурился и подался вперёд.

“Сработало…” — не веря в произошедшее, понял Дарим.

— Под самый конец наших поисков в одном из садов я нашёл труп Ника, — ответил Дарим. — Висел на верёвке за ногу без рук и второй ноги.

Дарим в подробностях описал произошедшее, включая эпизод с допросом, предупреждением от рыцарей и дракой с северянами, которые что-то знали об убийстве. По окончании рассказа наступило неприятное молчание. Дарим постепенно начинал сомневаться в том, что об этом стоило рассказывать именно этим людям, те же, в свою очередь, явно не верили ему на слово. Обе стороны тщательно обдумывали произошедшее.

— Мне почему-то с трудом верится в то, что ты только что рассказал, — развеял молчание Мавр. — Уж не знаю, какие у тебя на то причины, но ты можешь просто пытаться настроить нас против власти, ну или как минимум против верхушки Академии. Как мне понять, что вы не врёте?

Дарим посмотрел на Мавра. Его сомнения были понятны, ведь у них с Семундом и вправду не было доказательств. Рыцари ничего не скажут, местонахождение трупа Ника известно только им, из свидетелей только северяне, которые почти наверняка будут держать язык за зубами, чтобы не создавать ни себе, ни своему клану проблем. Нужно было сказать что-то убедительное и правильное. Но что?

— Они не врут, — вмешалась в разговор Мелисса, одногруппница Дарима. Её длинные светлые волосы были забраны в хвост.

— А? — Мавр обернулся на свою подругу. — С чего это вдруг ты так решила?

— Уже забыл? — Мелисса скрестила руки на груди и переступила ногами. — Ванесса умеет чувствовать намерение людей. И у этих двоих нет помысла обмануть нас или подставить.

— А какие же есть? — недоверчиво спросил Мавр.

— Они ищут помощи, — ответила за подругу Ванесса.

— Но это…

— Хватит, Мавр, — вмешался Людвиг, молчавший всё это время. Его голос не гремел в воздухе, как голос его брата, и был более низким и спокойным, подобно треску старого дуба, который едва заметно качается от ветра. — Ванесса уже неоднократно доказывала, что её дар не пустая болтовня, а поистине удивительная сила, пускай её природа и скрыта от нас. Ты сам вначале говорил, что доверяешь своим спутникам. Или это уже не так?

— Это всё ещё так! — взъелся Мавр. — Но ты хоть понимаешь, что это значит, если представить, что рассказанное Даримом правда?

— Я понимаю, что ты беспокоишься за Янтарного льва, — спокойно ответил Людвиг. — Беспокоишься за всех людей в клане, за нашего отца. Учитывая обстоятельства, вполне можно предполагать, что подобное в Академии не редкость. Если это всё происходит без ведома короля, для нас всё не так плохо, но, если король в курсе, наше положение уже трудно назвать завидным. Пускай наш клан и не подчиняется его величеству напрямую, но мы подчиняемся нынешнему королевскому полководцу. Очевидно, что король имеет на него влияние.

— Получается… — перебила Ванесса Людвига. Она выглядела крайне обеспокоено. — Если за таким поведением Королевских рыцарей стоит не ректор, а сам король, то вы с Мавром тоже должны будете защищать такие порядки?

Людвиг кивнул, а затем перевёл взгляд на своего брата:

— Наш отец имеет к этому отношение, в этом сомнений нет. Вероятность того, что он на стороне Королевских рыцарей — один к двум.

— Дерьмо! — выругался Мавр и сжал кулаки. Его взгляд бегал по аудитории. — Да быть этого не может! Ни за что не поверю. Наш отец — человек чести. Он рыцарь, чтоб тебя! Отец не стал сам бы таким заниматься и тем более не позволил бы никому из клана. Я это знаю.

— Сейчас нет смысла пытаться в чём-то разбираться, — заверил своего брата Людвиг. — Дарим, по твоим словам, есть северяне, которые что-то знают об убийце?

— Да.

— Это может помочь разобраться в ситуации. Если узнаем, кто убийца, узнаем и то, кого именно покрывают Королевские рыцари. Ты запомнил северян? Особые приметы?

Дарим при помощи Семунда вкратце описал группу.

— А, они ещё тело красными надписями покрывать могли, — вспомнил Дарим. — Не знаю, что это, но может это как-то поможет.

— Из Кровавой зари, значит… — задумчиво проговорил Людвиг себе под нос.

— Кровавая заря? — непонимающе спросил Дарим. Он никогда не слышал это название.

— Ну да, — ответил Мавр на очевидный для него и его компании вопрос. — Не знаю, как звучит на языке северян, но переводится как Кровавая заря. Раз, говоришь, красным светились, значит из Зари. Они так повышают свою физическую мощь. Неприятный клан. Что в бою, что в общении.

— Не знал, что у северян есть кланы, — тихо сказал Дарим. Он решил, что спросит про клан Семунда, когда представится случай.

— Это всё здорово, — Людвиг попытался вернуть всех к основной теме, — но нам это толком ничего не даёт. В Заре у нас знакомых нет.

— Зачем сразу обращаться к Заре? — вставила Ванесса. — Мы же хорошо общаемся с Природным началом. Спросим у них, что-нибудь они да выяснят.

— Хорошая мысль, — Людвиг одобрительно кивнул. — Тогда так и поступим. Дарим, Семунд. Мы не знаем, почему вы решили рассказать о Нике именно нам, но спасибо вам. Это очень важно для нашего клана. Мы обязательно вам поможем, как только получим хоть какие-то сведения, но пока вам остаётся только ждать.

— Хорошо, — Дарим кивнул. — Спасибо вам.

Компания стала поспешно заканчивать разговор. Они уже опаздывали на занятия, а Ванессу с Мелиссой ещё ждал неблизкий путь до учебного корпуса. Напоследок Дарим попытался рассказать Людвигу с Мавром о случае на балу, но нечто невиданное вновь не позволило этому случиться. “Видимо, это всё-таки сила кого-то из людей Ребекки”, — подумал он. — “Ну, спасибо хоть на том, что о Нике смог рассказать…”

Разговор с близнецами подарил Дариму надежду. Чувства беспомощности и безнадёжности как будто ослабили хватку. В тот день Дариму казалось, что всё как будто стало чуть-чуть лучше. Преподаватели поснисходительнее, погода поприветливее, занятия покороче.

Ответа от Людвига пришлось ждать три дня, куда больше, чем он думал. Знакомые северяне сообщили, что группу, о которой рассказал Дарим, никто не видел с того самого дня, когда погиб Ник. Поговаривали, что они покинули Академию, причина была неизвестна. Новость сильно раздосадовала Дарима, но воспринималась не так ужасно, как невозможность рассказать о преступлении Ребекки. Причиной тому было то, что переживание за случившееся с ним теперь разделял не только Семунд, но и другие люди.

Весть о том, что стражи Академии и Королевские рыцари что-то скрывают, стала медленно расползаться между студентами. В целях безопасности, она не несла никаких конкретных сведений, но подкрепляла опасения тех, кто что-то знал. Вдобавок, с тех пор Дарим стал ближе общаться как с близнецами, так и с Ванессой и Мелиссой.

— Однажды мы докопаемся до правды, — тихо говорил сам с собой Дарим, сидя в своей комнате, — и заставим убийцу ответить за содеянное. Теперь, когда нас поддерживают такие люди как Людвиг, это звучит не как отчаянное желание, а как закономерность. Пускай свидетели решили залечь на дно, либо от них кто-то избавился, это не так важно. Главное, что у нас развязаны руки. Всё тайное становится явным, как говорится. Остаётся продолжать искать и верить. Искать и верить…

* * *

— Нет, хоть убей, не понимаю, как ты так обращаешься с огнём, — недоумевал Люций, выходя из кабинета, где закончилась пара по огненной магией. — Он у тебя и быстрее моего, и мощнее. И я даже приблизиться к тебе не могу, хотя тренируюсь каждый день, как ты и говорил.

— Ты балбес, Люций, — отмахнулся Иладар. — Я говорил тебе каждый день практиковаться в чём? В ветряной магии. А я как не застану тебя за тренировкой, ты всё огнём балуешься. Огонь ничто без ветра. Любой опытный маг воды изничтожит тебя, молчу уже о ледяных.

— Ветер-ветер, — бурчал Люций. — Устал я уже от него. Сил трачу в три раза больше, чем на огонь, а толку в четыре раза меньше.

За двумя спорящими юношами скопилась небольшая группа магов, которая с живым интересом слушала дружеские пререкания. Иладар уже привык к этому и не обращал внимания. К тому моменту его знали все студенты и преподаватели из числа магов, поэтому помимо его собственного окружения, рядом с ним постоянно крутились другие маги. Кто-то желал познакомиться, кто-то спросить совета, другим же хватало просто находиться рядом и слушать. На благо Люция, который игнорировать внимание незнакомцев не мог, Иладар не пользовался особой популярностью среди воинов, которые составляли большинство всех студентов Академии.

— Так, ладно, что у нас там дальше по программе… — пытался припомнить Люций, когда услышал, что процессия позади них начала активно перешёптываться.

К Иладару и Люцию шла группа студентов. Вернее сказать, впереди шла низкая девушка с небрежно собранными на макушке волосами, а за ней плелись студенты, причём среди них все были парнями.

— Ведьма Умбра!.. — перешёптывались студенты позади Иладара и Люция.

— Это же Умбра!

— Смотри, за ней теперь ходит ещё больше бедолаг, чем раньше.

Иладар внимательно изучал приближающуюся особу в чёрном платье. Разумеется, он знал, кто это. Пускай девушка была всего на втором курсе, она уже успела заработать славу, пускай и дурную. Она была известна тем, что посредством грязной магии управляла чувствами юношей, которых она выбирала своей жертвой. Умбра делала так, что бедолага без ума влюблялся в неё, а потом требовала что-либо взамен (золото, в основном) от его второй половинки, если та хотела снять проклятье.

Студенты неоднократно жаловались преподавателям на её выходки, но управы на неё так и не нашли. Вещественных доказательств её деяний найти было невозможно, а среди преподавателей все поголовно были боевыми магами, никак не специалистами в области проклятий и чар. Никто просто не мог доказать, что она виновна и ей всё сходило с рук. По этой причине все старались либо подружиться с ней, либо держаться подальше. Первый вариант Иладар в принципе не рассматривал, а второй был проблематичен, поскольку она шла прямо к нему. Когда Умбра подошла к своей цели на расстояние вытянутой руки, она остановилась.

— Иладар Миллиган, наконец-то мы встретились лицом к лицу, — сказала Умбра тонким голосом и легко улыбнулась. 

— Умбра, прошу тебя… — тихо промолвил кто-то из числа тех, кто шёл за ведьмой.

— Всем заткнуться! — крикнула Умбра. — А не то вечно будете так ходить!

Иладар пробежал взглядом по присутствующим в группе Умбры студентам, с презрением отметил там присутствие нескольких знакомых ему третьекурсников и фыркнул.

— Итак, — улыбнулась ведьма, обращаясь к своей новой цели. — Иладар, скажи мне, у тебя есть возлюбленная?

Иладар скрестил руки на груди. Контрастируя с его спокойной реакцией, группа студентов позади него оживилась. Вопрос был интересен далеко не только Умбре.

— С какой стати мне вести диалог с ведьмой? — спросил Иладар. — Тем более, ты знаешь, в каком клане я раньше состоял. Неужели не боишься за свою жизнь?

— Дети Феникса-то? — ухмыльнулась Умбра. — Грозные мальчики, но мой парень один из них, так что проблем с ними нет. А по поводу того, с чего тебе со мной говорить — я ещё не решила, что с тобой сделаю. Говорят, ты невероятно талантлив. Заиметь такого друга было бы чудесно. Но, с другой стороны, соблазн поработить тебя и заставить бегать за мной хвостиком умножается на то, какого высокого мнения о тебе окружающие. Только представь, какая будет сцена.

— Поработить, — пренебрежительно повторил Иладар за Умброй. — Смотрю ты высокого мнения о своих навыках. Вот только для меня все твои проклятия — детский лепет. Бесполезная трата времени и сил на всякий бред и глупые шалости, которые не имеют практического применения в бою.

— Хочешь сказать, что я плохо владею магией? — нахмурилась Умбра. Она явно не ожидала, что Иладар будет огрызаться.

— Именно, — подтвердил Иладар. — Была бы ты умнее, занималась бы нормальной магией, а глупый человек не может быть хорошим магом.

Умбра недовольно хмыкнула и подставила ладонь для кого-то из сзади стоящих. В неё быстро вложили сложенный белый платок. Умбра развернула его и показала Иладару, что было внутри. Это был волос. Волос Иладара, очевидно. Тот закатил глаза.

— О боже мой, нет, у неё мой волос, — Иладар наигранно изобразил испуг.

— Смейся, пока можешь, — огрызнулась Умбра и начала читать какое-то проклятие, закрыв глаза.

— Она что, прямо здесь будет его применять? — зашушукались студенты. — Среди бела дня, во даёт…

Иладар продолжал стоять смирно и наблюдать за действиями ведьмы. Та наконец закончила творить проклятие, что подтвердил волос, который загорелся зелёным пламенем и вскоре растворился в воздухе. Умбра довольно улыбнулась и уставилась на Иладара, ожидая от него каких-то действий.

— И когда оно подействует? — спросил Иладар. — Через пару минут или, может, завтра?

— Как?! — глаза Умбры расширились от изумления. — Как ты это сделал?! Что это значит?!

Казалось, девушка вот-вот набросится на Иладара с кулаками, чтобы подчинить его волю не проклятиями, так физической силой. Студенты за спиной Иладара чуть ли не аплодировала от восторга, пускай среди них никто не понял, что именно произошло. Все поняли лишь то, что Умбра не смогла подчинить себе талантливого мага. Иладар сделал шаг вперёд, отчего невысокой ведьме пришлось попятиться.

— А теперь ты послушай меня, — грозно начал Иладар, — я принял твой вызов. Стоял и смотрел твой спектакль, не оборонялся даже. По этой причине я могу спокойно требовать от тебя поединка на арене. Если откажешься, этот позор быстро разлетится по всей Академии, можешь не сомневаться.

— А? — огрызнулась Умбра. — Думаешь, отразил проклятие, теперь всемогущий? Думаешь, я беспомощна в бою? Я принимаю твой вызов, выскочка. Я всем покажу, чего ты на самом деле стоишь.

— Как угодно, — отмахнулся Иладар. — А, и ещё, раз ты так уверена в своих силах, предлагаю пари. Если выиграю я, ты отпустишь всех, кто сейчас стоит позади тебя. Если выиграешь ты, я буду подчиняться тебе по собственной воле, без проклятий.

— Идёт, — прошипела Умбра. Она явно была вне себя от ярости.

— Иладар, может не стоит? — спросил Люций.

Иладар жестом показал своему другу, что всё под контролем.

— Найди лучше мага, который сможет организовать дуэль.

Новость о том, что Иладар решил сразиться с ведьмой Умброй, быстро разлетелась среди магов в Академии. Арена была битком, несмотря на то, что перерыв между занятиями уже подходил к концу. Среди зрителей Иладар даже заметил нескольких преподавателей и четверокурсников.

Наконец, барьер был завершён, и оппонентов попросили заключить пакт о перерождении и разойтись по разным частям арены. По пути Иладар кинул очередной взгляд на зрителей и обнаружил там Люция в компании Виолетты, Рольда и Эммы. Увидев, кто на них посмотрел, они начали махать руками. Виолетта даже попыталась что-то крикнуть, но её голос растворился в шуме гудящей толпы, которая пришла за зрелищным поединком.

Судья скомандовал о начале сражения. Умбра медленно шла в сторону своего оппонента. Внезапно в неё с разных сторон начали расти две огромные скалистые стены. Одна из них была из камня, а вторая изо льда. Стены увеличивались и расширялись по мере роста и настигли цель в считанные секунды. Лёд и камень столкнулись друг с другом, создав оглушительный грохот и встряхнув землю вокруг.

Толпа на арене синхронно ухнула. Для большинства присутствующих всё выглядело так, будто бой уже завершён, но Иладар видел истинную картину. Умбра была закрыта между двух стен, однако ни одна из них её не коснулась. Кожа ведьмы стала угольно чёрной, с редкими красными линиями. Поняв, что атака миновала, Умбра вернула прежний цвет кожи и с неприязнью уставилась на Иладара.

— Откуда тебе известно это заклинание? — прорычала ведьма.

— Так я был прав, — ухмыльнулся Иладар. — Отражение крови. Ценой огромного объёма маны ты проклинаешь всё своё тело. На время действия любые атаки и заклинания наносят урон атакующему, а твоё собственное тело восстанавливается с чудовищной скоростью. Грязное и бесполезное подобие магии. Я решил проверить, знаешь ли ты его, поэтому и создал иллюзию безрассудной атаки, которая не задевает цель, если та стоит на месте.

Иладар развеял стены, те рассыпались. Толпа увидела, что Умбра невредима и загалдела в преддверии продолжения поединка. Ведьма махнула рукой перед собой, из неё начал быстро выделяться чёрный дым, за которым ничего не было видно. За долю секунды до того, как Умбра скрылась из глаз Иладара, он увидел, что она начала творить в облаке какое-то заклинание.

На арене образовался мощный поток ветра, который выдул дым вверх. Рядом с Умброй стояло бесполое обнажённое тело, полностью покрытое густой кровью. Неизвестная фигура с трудом держала равновесие, дёргалась и беспомощно озиралась по сторонам. Умбра поднесла к горлу своего творения кинжал и посмотрела на Иладара. На фигуру было наложено проклятие наподобие того, что ведьма использовала, когда её зажали стены. Иладар среагировал моментально. Между Умброй и человеческой фигурой из земли выросла каменная стена, мощный поток ветра отбросил ведьму в сторону. Существо, призванное оппонентом, Иладар заморозил и притянул к себе несколькими лианами, который он отрастил из своей руки. Зрители восторженно завопили.

— Вы видели? — кричал какой-то первокурсник. — Четыре заклинания разных стихий одновременно!

— Иладар, проучи её! — вырвался из гула толпы женский крик.

Иладар внимательно посмотрел на Умбру. Та была вне себя от ярости.

— Если бы ты перерезала горло этому существу, это произошло бы и со мной? — поинтересовался Иладар.

— Заткнись! — завопила Умбра. — Откуда ты всё это знаешь?!

— Чем ещё удивишь? — спросил Иладар. — А то мне становится всё менее интересно.

— Мразь… — выдавила ведьма, сжав зубы.

Внезапно Умбра разрезала кинжалом руку от запястья до сгиба на локте. Толпа непонимающе притихла. На песок начала течь кровь, но по ведьме не было заметно, что рана доставляет ей хоть какие-то неудобства. Багровая жидкость начала растекаться по арене, явно увеличиваясь в объёме. Вскоре песка уже нигде не было видно. Ведьмина кровь полностью покрыла его тонким слоем. Умбра с трудом сдерживала тяжёлое дыхание, но продолжала угрожающе смотреть на Иладара.

— Вот теперь мы играем серьёзно, да? — усмехнулся Иладар.

— Кровавое озеро, — промолвила Умбра, а затем указала пальцем на своего обидчика. — Изгнание.

Из жидкости вокруг в Иладара с разных сторон ударили кровавые шипы с замороженными наконечниками, но маг успел среагировать. Всё его тело покрылось пламенем, отчего наконечники изо льда растопились. Затем Иладар испустил из себя короткий поток ветра в форме сферы. Заклинание затушило пламя, а ещё сдуло кровь на песке в небольшом радиусе. Толпа гудела. Это было близко.

Умбра вытянула вперёд свою руку и ещё несколько шипов ударили уже по замороженной проклятой фигуре, но возле неё быстро выросла каменная стена, образуя круг. Лёд беспомощно раскололся.

— Тебе не хватает мастерства, — заключил Иладар. — Если бы ты одновременно атаковала и меня, и призванное существо, у тебя было бы больше шансов.

Умбра не ответила. Иладар согнул правую руку в локте, на его ладони быстро сформировался огненный шар, вокруг него гуляли маленькие потоки ветра.

— Пора заканчивать этот вздор, — решил Иладар.

Без единого телодвижения своего владельца, огненный шар с невероятной скоростью полетел в сторону ведьмы. При приближении снаряда Умбра покрыла себя проклятием отражения крови, но снаряд при помощи ветра обошёл цель по дуге и развеялся за спиной ведьмы. Девушка недовольно цокнула и развеяла проклятие.

В этот момент Иладар решил воспользоваться тем, что противник стоит на крови и ударил по ней разрядом молнии. Вся арена, за исключением небольшого островка песка, на котором стоял маг и замороженная фигура, моментально заискрилась разрядами. Умбра неестественно дёргалась под ужасающим воздействием молнии. Иладар развеял заклинание, и ведьма упала лицом в собственную кровь, испуская дым.

Толпа на арене начала праздновать победу талантливого мага. Радовались и кричали практически все присутствующие. Исключениями были немногочисленные сторонники Умбры, судья и сам Иладар. Тот стоял и изучал взглядом тело поверженного оппонента.

Внезапно тон толпы сменился с восторженного на взволнованный. Они видели, как из-за стен, которыми Иладар закрыл замороженную фигуру, выбралась обнажённая Умбра. Её кожа была покрыта проклятием отражения крови, в руке у ведьмы был кинжал. Пользуясь замешательством Иладара и шумом толпы, она спрыгнула со стен и бросилась на своего оппонента. Занеся кинжал, Умбра развеяла проклятие. В эту же секунду из земли выросло несколько каменных шипов, которые насквозь пронзили ведьму в живот и обездвижили. На песок брызнула кровь, теперь уже настоящая. Умбра кряхтела и продолжала пытаться достать Иладара кинжалом, но ей не хватало нескольких сантиметров, чтобы дотянуться.

— Открылась, наконец, — поворачиваясь, сказал Иладар.

Умбра хотела что-то сказать, но силы стали покидать её. Кинжал выпал из тонкой женской руки, ведьма больше не двигалась. Толпа, не уверенная, что ведьма мертва и на этот раз, начала праздновать победу Иладара с куда меньшим энтузиазмом.

Судья пригласил оставшегося бойца для подтверждения боеготовности. Вскоре победа Иладара была провозглашена официально. Пакт о перерождении был активирован, обнажённое тело Умбры растворилось с арены в голубом свете и начало перерождаться в центре арены. Иладар отказался от перерождения. По его словам, он даже не напрягался. Дождавшись, пока Умбра полностью переродится и встанет на ноги, Иладар подошёл к ней.

— Надеюсь, мне не придётся силой заставлять тебя держать обещание? — спросил Иладар.

— Нет, — безучастно ответила Умбра. — Я освобожу тех, про кого ты говорил.

— Отрадно это слышать, — Иладар кивнул. Он поднял взгляд на зрителей на арене и поднял вверх руку, призывая к тишине. Люди послушались, пускай и не сразу. — Я обращаюсь ко всем магам в Академии. На ваших глазах я показал вам, что отточенные заклинания боевой школы магии могут дать отпор любым другим школам, которые позорят всю магию как явление. Магия крови с упором в проклятия была остановлена простейшими заклинаниями, большинство из которых знает большая часть из вас. Запомните раз и навсегда. Ведьмы, чародеи, чернокнижники, колдуны, шаманы — всего лишь жалкое подобие магов. Я призываю каждого из вас. Каждого, без исключений. Заниматься магией, а не идиотизмом. Вы — будущие защитники своего королевства и народа! Никакая из школ магии, что не изучается в Академии, не даст вам столько же возможностей защищать других людей, сколько даёт боевая магия. Запретный плод сладок, я знаю. Но он запретен не потому, что преподаватели в Академии вредные, а потому что их задача — создать достойную замену магам, которые прямо сейчас защищают нас от угрозы со стороны соседних стран.

На арене повисло молчание. Людям потребовалось некоторое время, чтобы осознать услышанное, но постепенно зрители стали вновь оживляться и выкрикивать слова поддержки.

— Мы услышали тебя, Иладар!

— Мы не подведём нынешнее поколение магов!

— Ты можешь рассчитывать на нас!

Иладар перевёл взгляд обратно на Умбру. Лицо молодой ведьмы было искажено гневом.

— Ты и понятия не имеешь, — тихо начала Умбра, — кому только что перешёл дорогу. У всех решений есть последствия. Молись, чтобы они не застигли тебя в самый ненужный момент, Миллиган.

— Я не боюсь тебя, ведьма.

После обращения Иладар поспешил покинуть арену. На выходе его поджидали его друзья. Девушки выглядели недовольными.

— Этой ведьме повезло, что меня не было рядом, когда она решила угрожать тебе, — недовольно бурчала Виолетта.

Рольд и Люций подбежали к Иладару с разных сторон и начали заваливать вопросами и похвалами.

— Мы все очень волновались за тебя, — тихо сказала Эмма. — Ты ведь точно не пострадал?

— Да, я в полном порядке, спасибо, — Иладар помотал головой.

— Слушай, а что это было в конце? — решил спросить Люций. — Ну, она там сначала призвала какого-то урода из крови, потом ты поджарил её молнией, потом урод оказался Умброй. Я ничего не понял, в общем, но было круто.

— А, ты об этом. Во время завесы из дыма она призвала свою копию из крови и поменялась с ней местами. Копия приняла вид оригинала, в общем.

— Чего? — Рольд вскинул брови. — То убожество не было похоже на Умбру.

— В этом и была задумка, — кивнул Иладар. — Посредством крови она придала себе вид какого-то гуманоида, чтобы я воспринимал копию только как подставку для проклятий. На деле же я дрался с копией из крови, а Умбра ждала момента.

— А как она лёд растопила? — не унимался Люций.

— Маги льда могут растапливать лёд других магов, если достаточно искусны, — вмешалась Виолетта в разговор. — Всё, отстаньте от Иладара, он устал, — девушка взяла Иладара под руку.

Группа магов уже собралась уходить, как вдруг их окликнули.

— Иладар! — крикнул незнакомый юноша.

Маги развернулись и посмотрели в сторону источника звука. Там стояла группа молодых людей. Взглянув на их лица, Иладар узнал студентов, которых подчинила Умбра своим проклятием.

— Спасибо вам большое! — начал один из бывших людей Умбры. — Мы вам по век жизни тебе теперь обязаны. Вы не представляете, чего натерпелись мы и дорогие нам люди.

— С вас сняли проклятие? — решил удостовериться Иладар.

— Да, — кивнули юноши. — Сразу после боя. Правда, Умбра пообещала, что мы об этом пожалеем…

Иладар осторожным движением убрал со своего локтя руку Виолетты и вышел навстречу людям, которым он помог.

— Присоединяйтесь ко мне, — Иладар вытянул в их сторону раскрытую ладонь. — Я не дам в обиду никого из вас, если будете напрямую помогать мне в моих стремлениях.

Возражений не последовало, хотя Виолетта и Рольд потом ещё ни раз возмущались по поводу поспешного решения.

* * *

Дарим сидел на трибунах арены рядом с Семундом, Людвигом, Ванессой и Мелиссой, наблюдая за сражением Мавра и их одногруппника. Противник был южанином, имя которого Дарим так и не запомнил. Сражался парень глефой. По его движениям и ударам было видно, что драться ему не впервой, но это не шло ни в какое сравнение с боевым опытом Мавра, который наступал на оппонента на протяжении всего боя и не давал тому и секунды отдыха.

— А как его зовут хоть? — спросил Дарим.

— Шон Гафур, — не отводя глаз от поединка, ответил Людвиг. — Я уже сражался с ним один раз. Пока ничего примечательного, но его прогресс за пару месяцев меня впечатляет. Думаю, он посильнее тебя будет.

— Не отрицаю, — Дарим пожал плечами.

После очередного выпада, Мавр мощным ударом разломал древко глефы своего оппонента. Посмотрев на сломанное оружие, дрожащие окровавленные руки и постоянно вздымающуюся от усталости грудь, Шон признал поражение. Мавр подошёл к мисс Мии для подтверждения боеготовности.

— Это вроде предпоследний был… — зевнув, потянулась Ванесса, привлекая к себе несколько любопытных взглядов. — Кто ещё не сражался? Дарим, ты?

— Ага, — кивнул Дарим. — Вот только я не вижу здесь больше никого, кто ещё не участвовал в поединке.

— И последний бой на сегодня… — начала мисс Мия. По её внешнему можно было сказать, что она устала и хочет побыстрее закончить пару. — Дарим Эшфорд против Лазаря Фрейна.

— А, этот, — махнула рукой Ванесса. — Считай, тебе повезло.

— Я вроде помню его, но ни разу не видел, как он сражается, — сказал Дарим.

— Я тоже, — Людвиг кивнул.

К группе подошёл Мавр и сел рядом со своим братом.

— Лазарь Фрейн! — крикнула мисс Мия, выискивая своего ученика глазами среди присутствующих. Не найдя его, она закатила глаза. — Лазарь, я тебя в последний раз предупреждаю, если не выйдешь прямо сейчас, не видать тебе зачётов по моим предметам! Скоро конец первого семестра, а ты не поучаствовал ни в одном поединке!

После этих слов на арене показалась высокая грузная фигура с крупным лицом. Виски Лазаря были выстрижены, оставшиеся светлые волосы были зачёсаны назад. В его руках был круглый тренировочный щит и увесистый кистень. Юноша нехотя вышел на центр арены. Дарим спустился к нему и подошёл к организатору сражения.

Началась обычная процедура заключения пакта о перерождении. Дарим к тому моменту делал это по наитию, а вот рука Лазаря вдруг остановилась на пол пути. Она дрожала. Дарим взглянул на оппонента. Здоровый парень, который, наверняка, был тяжелее Мавра, готов был, кажется, на всё, лишь бы не делать то, чего от него требовала Мия Гауф. Прошло секунд двадцать, прежде чем Лазарь осознал, что обратного пути нет и не заключил пакт. Бойцы разошлись в разные части арены.

— Начинайте уже, — недовольно скомандовала мисс Мия.

Дарим начал движение в сторону Лазаря. Ему нужна была эта победа. Мавр стал ближе общаться с ним, но этого было недостаточно. Дарим хотел стать его учеником в фехтовании, вот только младший из близнецов на паре явно дал понять, что “не с таким уровнем”.

Оппоненты сблизились, Дарим сделал первый выпад. Лазарь неумело поднял щит и немного охнул, ощутив тяжесть заблокированного удара. Решив не упускать момент, Дарим сделал ещё несколько ударов, прежде чем немного отступить. Было ощущение, что Лазарь не блокирует удары, а просто прячется от оппонента за щитом.

“Да что с ним?” — недоумевал Дарима. — “Неужели делает вид, что драться не умеет, чтобы потом атаковать?”

Дарим решил сбавить темп и дать сопернику атаковать. Лазарь выглянул на него из-за щита, занёс свой кистень аж за спину и, зажмурившись, ударил в сторону оппонента. Дарим решил не блокировать настолько очевидный удар, уйдя от него немного в сторону. Металлическая гиря рассекла воздух. Воспользовавшись тем, что Лазарь не торопился возвращаться в защитную стойку, Дарим уколол его мечом в руку, держащую оружие. Удар легко настиг цели. Лазарь схватился за рану и закричал так, будто ему начали ставить клеймо раскалённым металлом.

— Больно! — кричал Лазарь. Кажется, он был готов расплакаться. — Так нечестно! Мисс Мия, вы же сказали, что он самый слабый в группе, но он такой сильный! Вы обманули меня!

Мия Гауф положила ладонь на свой лоб. Судя по последовательности движений её губ, она безмолвно выругалась. Вздохнув, мисс Мия подняла глаза на сражавшихся. Дарим поражённо смотрел на оппонента.

“Я не знаю, чему удивляться больше”, — сокрушённо думал Дарим. — “Тому, что я настолько легко кого-то одолел или тому, что мисс Мия считает меня слабейшим в группе. Хотя, это скорее правда, чем нет. Как-никак я побеждаю лишь в одном поединке из десяти”.

— Почему вы молчите?! — обиженно кричал Лазарь, смотря на мисс Мию.

— Дарим, — позвал Мавр с трибун.

Дарим поднял глаза на младшего из братьев. Он выглядел, мягко говоря, недовольным.

— Прикончи его, — приказал Мавр. — Бой никто не останавливал, противник не сдался. Таким, как он, тут не место.

Дарим помнил это выражение лица. В их первом бою Мавр смотрел на него таким же образом. Почему-то Дарим почувствовал облегчение и перевёл взгляд обратно на оппонента, в глазах которого читалась не глупая обида, а открытая ненависть.

— Все как сговорились… — промолвил Лазарь. — Отец, преподаватели, одногруппники. Вы все твердите, что я не такой, каким должен быть. Да кто дал право судить вам, каким должен быть человек?!

Бросив кистень, Лазарь бросился на Дарима. Занеся щит в сторону, здоровяк со всего размаху ударил им по обидчику. Дарим выставил вперёд свой щит, раздался глухой звук столкновения деревянных изделий.

“Недурно”, — подумал Дарим. — “Если бы он ударил с такой же силой кистенем, мне бы не поздоровилось…”

Однако вместо второго удара Лазарь схватил Дарима и приподнял над землёй, прижав обидчику руку с оружием к его телу.

— Как вы все мне надоели! — завопил Лазарь.

Дарим почувствовал, что явно проигрывает в массе и физической силе, ведь Лазарь продолжал поднимать его над землёй. Повали такая махина его на песок, ей останется только лечь сверху, чтобы победить. Дарим приложил все силы, чтобы рывком освободить правую руку, держащую меч, занести её над Лазарем и поменять хват.

— Не на!.. — крик Лазаря прервал меч, который Дарим вонзил ему в надплечье.

Получив серьёзное ранение, Лазарь быстро ослабил хватку, из его рта начала течь кровь. Решив не мучать бедолагу, Дарим резким движением достал меч и срубил оппоненту голову. Кровь из шеи начала бить небольшим фонтанчиком, бездыханное тело повалилось на песок. Дарима передёрнуло. Он впервые отрубил кому-то голову.

“Очень странное и неприятное чувство”, — подумал Дарим. — “Будто крысу ногой раздавил”.

С другой же стороны, Дарим был явно доволен собой. Не каждый день выпадает шанс проявить себя перед группой. И пускай, противник был не самым достойным, не всё же против монстров всяких драться. Дарим подошёл к судье, чтобы подтвердить боеготовность.

— Как меня зовут? — устало спросила мисс Мия, вынужденная соблюдать правила подтверждения боеготовности.

— Мия Гауф, — уверенно ответил Дарим.

— Сколько пальцев я показываю? — спросил преподаватель, согнув безымянный палец и мизинец.

— Три.

— Победа Дарима Эшфорда, — провозгласила мисс Мия.

“Но как же это приятно, чёрт возьми”, — мысленно улыбнулся Дарим. К нему на арену спустился Мавр. Он выглядел удовлетворённым.

— Молодец, что не проявил милосердие, — Мавр похлопал Дарима по плечу. — Только осознание суровой правды может заставить таких слюнтяев, как он, сжать яйца в кулак и что-то поменять в своей жизни.

Тем временем Лазарь уже вернулся из мира мёртвых и начал вдоволь наслаждаться прелестями первого перерождения.

— Мавр, переверни его на живот, а то блевотиной захлебнётся, — приказала мисс Мия.

— Слушаюсь, — кивнул Мавр и пошёл в сторону лежачего Лазаря. — Дарим, поможешь? Он, кажется, тяжёлый.

— Да, — согласился Дарим.

Пускай и с трудом, но ребятам удалось перевернуть массивного Лазаря на живот. Честь проводить его до медпункта, по традиции, досталась Ванессе.

— Ну мисс Мия! — возмутилась девушка. — Это несправедливо! За что вы так со мной?

— Потому что ты — самая ответственная в этой группе, — довольно ответила Мия Гауф.

К счастью Ванессы, вместе с ней решилась пойти Мелисса. Попрощавшись с девушками, Дарим, Семунд, Мавр и Людвиг направились в сторону общежитий.

— А вы не знаете, что не так с этим Лазарем? — решил спросить Дарим.

— Типичный сын знатного отца, — ответил Людвиг. — Папа при жизни сражается, зарабатывает титул, славу, репутацию, успешно женится, жёнушка рожает ему наследника, тот растёт избалованным, неуверенным и хрупким, а потом, когда парню исполняется шестнадцать, отец вдруг говорит, мол настало твоё время становиться достойным преемником того, что я нажил. Платит золотом, сажает сынишку в Академию и ждёт, что там его сделают образцовым рыцарем.

— Трутень грёбаный, — недовольно плюнул на землю Мавр. — Никогда не признаю рыцарями таких, как он.

— Слушай, Мавр… — осторожно начал Дарим. — Я ещё после нашего первого поединка спросить хотел. В Академию не поступил кто-то из твоих знакомых?

Мавр ничего не ответил. Дарим хотел было сказать, что-то ещё, но его остановил Семунд.

— Он не хочет сейчас об этом говорить, — строго сказал северянин. — Чувствую.

Переборов внутреннее недовольство, Мавр глубоко вздохнул и, вроде, успокоился.

— Мы с Людвигом на следующей неделе хотели Ванессу и Мелиссу позвать на территорию нашего клана, — сказал Мавр. — Вы с Семундом тоже можете прийти. Никогда ведь не видели, как кланы живут?

— Не довелось, — Дарим помотал головой.

— Вот и посмотрите, — заключил Мавр. — Заодно обсудим вопрос, который ты сейчас озвучил. Разговор не на трезвую голову.

Дарима посетило неприятное чувство дежавю, когда он понял, что его снова зовут провести время в незнакомое ему место. Неужели его ждёт повторение случая с Ребеккой? Дарим энергично помотал головой, пытаясь выбросить странные мысли из головы.

“Это всё паранойя, которая преследует меня после того бала”, — успокаивал себя Дарим. — “Если и Мавр с Людвигом одни из тех, кто убивает студентов, то я явно что-то не понимаю в людях”.

Дарим проводил своих друзей до общежитий и отправился на выход из Академии. Перед возвращением домой, он решил заглянуть в заброшенный клуб фехтования, чтобы немного попрактиковаться. Бой с Лазарем вышел достаточно простым и сил у Дарима ещё было в достатке, чтобы устроить небольшую вечернюю тренировку.

Невысокая фигура, следующая за ним по пятам, скрылась за стеной ближайшего здания. Дарим обернулся, но не увидев никого, продолжил свой путь.

— Показалось, наверное, — сказал про себя Дарим. — Блин, опять забыл у Семунда про клан спросить…

Михаил Порохня

Я начинающий автор, активно ищу место для публикации моих первых работ.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза YaPishu.net


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть