Глава 10. Подмена

Прочитали 16
12+








Оглавление
Содержание серии

Территории клана Янтарный лев был отведён небольшой квартал чуть дальше от центра Авалонии. Между домами либо были возведены стены, либо стояли ворота, охраняемые рыцарями. Дарим вдруг отметил для себя, что никогда не встречал таких доспехов раньше. Латы рыцарей льва отдавали золотистым цветом, гербы на щитах выглядели пестрее, чем у королевских рыцарей, а на шлемах красовались пышные плюмажи жёлтого цвета.

Мавр с Людвигом подошли к рыцарям и заявили, что привели с собой гостей. Всю компанию без проблем пропустили. Несмотря на всю красоту рыцарей на входе, внутри территория клана выглядела запустело. Было крайне немноголюдно, некоторые жилые дома выглядели заброшенными, либо просто старыми. Дарим недоумевающе оглядывался. Семунд был в аналогичном замешательстве, но старался скрывать это. Близнецы игнорировали поведение Дарима и направлялись к главному зданию клана. Это была трёхэтажная постройка из камня, утыканная флагами с изображением льва янтарного цвета. Несмотря на попытку украсить здание, на нём почти было написано, что оно носит исключительно военное предназначение и в случае войны служит убежищем для самых важных людей членов клана.

Компания зашла внутрь, там студентов ждала немногочисленная прислуга. Все сдали свою верхнюю одежду и отправились в личные покои одного из братьев. Для этого компании пришлось спуститься на подземный этаж, где находилось множество высоких и красивых дверей.

— Проклятые слуги, — недовольно начал Мавр, открывая дверь в свою комнату. — Сколько раз говорил им прибрать хотя бы штаб, так им хоть бы хны! Был бы я лидером клана, давно бы в трактирах работали, там с ними никто церемониться не будет.

— Полно тебе, Мавр, — отозвался Людвиг. — Уже сто раз объяснял, почему так. Территория клана велика, а вот людей в нём с каждым годом всё меньше. Прислуга не исключение. Им просто не хватает рук, чтобы поддерживать в чистоте такое количество помещений.

— Знаем, читали, — буркнул Мавр. — Просто кто-то делает свою работу, а кто-то штаны просиживает.

— Дамы и господа, прошу вас, — Людвиг проигнорировал недовольство брата и пригласил своих гостей к столу, на котором было немного еды, включая разные салаты, мясо, фрукты и даже сладости.

Компания расселась, повисло неловкое молчание. Дарим понял, в чём дело. Мелисса и Ванесса уже появлялись в этом месте раньше, в отличие от него и Семунда, поэтому девушки ощущали себя как не в своей тарелке при новых лицах.

— По всей видимости, клан некогда был великим, — начал Семунд. — У вас какой-то… Застой?

— Вроде того, — Мавр кивнул. Чтобы хоть как-то подавить своё недовольство, юноша начал есть лежащие под рукой фрукты. — Положение клана ухудшается с каждым днём. Раньше Янтарный лев был на уровне Королевских рыцарей, если не выше. И по численности, и по влиянию. Королю приходилось с нами считаться и обращался он с нами не как с поданными, а как с верными союзниками, с которыми можно строить взаимовыгодные отношения. Однако в последние лет пятьдесят лидерами клана становились не те люди. Своей недальновидностью они привели нас в запустение.

— Мавр, не наговаривай на своих предков, — встрял Людвиг. — Ты прекрасно знаешь, почему так случилось.

— Да херня это всё! — Мавр ударил кулаком по столу, отчего вся еда немного подпрыгнула. — Просто клану нужен талантливый лидер, который поднимет всё с колен. Сейчас это наш отец, а затем лидером стану я.

— Как скажешь, — Людвиг вздохнул.

— Если бы все верили в возрождение клана как я и наш отец, мы бы уже сейчас жили намного лучше. Нет, все не нужны, хотя бы я, отец и ты, Людвиг. Но вместо предложений по поводу улучшения положения дел, я слышу лишь о твоих планах податься после выпуска в Королевские рыцари.

Дарим посмотрел на Ванессу с Мелиссой. Девушки тем временем о чём-то беззаботно разговаривали, между делом поедая один салат за другим. “Видимо, они уже привыкли к спорам этих двоих”, — заключил Дарим.

— Я тебе уже предлагал варианты, так ты меня и слушать не стал, — огрызнулся Людвиг.

— Что ты мне предлагал? — взъелся Мавр. — Выгодный брак с каким-нибудь другим кланом? Да никогда в истории наш клан не знал такого позора! Всё величие и славу мы всегда получали своими боевыми заслугами перед королём, а не дворцовыми интрижками.

— Раз на то пошло, то наш клан никогда не был в таком положении и не нуждался в подобных мерах, но сейчас наше положение очень близко к потере статуса великого клана и приближённых короля. Ты серьёзно хочешь поднимать эту тему при наших гостях? Или, может, оставим это на потом?

Мавр недовольно опустил взгляд, ловким движением разломал яблоко на две ровных половинки и протянул одну из них Дариму.

— Спасибо, — Дарим кивнул и взял предложенный фрукт.

— Всё, вы закончили? — спросила Ванесса, покосившись на братьев. — Отлично. Дарим, я у тебя давно кое-что хотела спросить. Из всех присутствующих я знаю о тебе меньше всего. Может, поведаешь нам немного о себе? А ты, Мавр, не сиди. Может ты и будущий глава клана, но пока это не так, ты должен ухаживать за своими гостями.

Мавр несколько секунд пристально смотрел на Ванессу, затем молча поднялся и начал наливать всем присутствующим вина. Дарим с трудом не скривил лицо, когда вспомнил вкус красной жидкости на балу у Ребекки.

— Так вот, Дарим, — вернулась Ванесса к тому, с чего начала, сделав несколько глотков из бокала. — Мы знаем лишь то, что ты из деревни. Расскажи нам всё остальное.

— Да что тут рассказывать, — Дарим пожал плечами. — Я не из клана, как некоторые из вас. Более того, я сирота. Родителей не знал, с детства воспитывался вместе с другими сиротами женщиной по имени Хильга Эшфорд. Пришлось взять у неё фамилию, поскольку своей нет. Всю жизнь провёл в деревне, тренируясь и готовясь к поступлению в Академию. Как-то так.

— Ого, — удивилась Мелисса. — Никогда бы не сказала, что ты сирота. Они обычно такие противные все, злые. А ты ничем не отличаешься от тех, кто воспитывался своими родителями.

— Бабушка Хильга заменила мне мать, — признался Дарим. — Она дала мне любовь, воспитание, начальное образование, а ещё монет на поступление. Она очень хороший человек и без неё я бы сюда не поступил.

— Хильга Эшфорд, говоришь? — задумчиво спросил Людвиг. — Ощущение, будто я уже где-то слышал это имя. Не могу вспомнить, где.

Дарим сделал небольшой глоток вина. На удивление, это оказалось намного вкуснее той кислятины, что он пробовал до этого.

— Она рассказывала, что раньше жила в столице, — сказал Дарим.

— Понятно, — Людвиг кивнул. — Раз я слышал о ней, значит она проявила себя с хорошей стороны.

Стараясь не терять темп диалога, Дарим начал осматривать присутствующих. Ему нужен был предмет для разговора. В глаза бросилась нашивка, изображающая руку с растопыренными пальцами на форме Мелиссы. Он замечал эмблему и раньше, но не находил повода заговорить о ней.

— Кхм, — прокашлялся Дарим, привлекая к себе внимание присутствующих. — Мелисса, я ничего не слышал про твой клан.

Услышав слова Дарима, девушка отвела взгляд и поджала губы.

— Карающая длань, — сказала вместо своей подруги Ванесса, тщательно пережёвывая салат. — Один из немногих кланов лучников.

— У лучников есть свои кланы? — Дарим нахмурился. — Зачем?

— Кто знает, — Ванесса пожала плечами. — Так было заведено ещё задолго до нашего рождения. Однако вопрос правильный. Им стали задаваться многие, поэтому сейчас лучники потихоньку вымирают, либо присоединяются к рыцарским кланам. Длань не исключение.

Посмотрев на Ванессу, Дарим не обнаружил на ней нашивку Карающей длани.

— Меня изгнали из клана, — опередила Ванесса вопрос Дарима. — Попалась на воровстве еды и лекарств.

— Понятно, — Дарим задумчиво кивнул. — У вас там, видать, всё хуже, чем у Янтарного льва?

— Намного хуже, — Ванесса улыбнулась.

— Вот как… — Дарим хотел поподробнее расспросить про этот случай, но увидел, что Мелисса продолжала мрачнеть с каждым его словом, поэтому решил сменить тему. Он вдруг вспомнил вопрос, который неоднократно хотел задать кому-нибудь из клана. — А я вот что не понял… Насколько мне известно, кланы обучают своих детей военному ремеслу, скажем так. Рыцарей с детства учат держать меч, лучников приучают к луку, у магов развивают запас маны. Но разве после подобного обучения остаётся необходимость поступать в Академию? Ребята из клана выглядят на голову выше почти любого обычного студента.

— В этом и есть главная нелогичность Академии, — ответил Мавр и отпил из бокала. — Дело в том, что для обычных людей выпуск открывает доступ для вступления в Королевские рыцари. Это почётно, прибыльно и зачастую безопасно. Рыцарям чаще всего доверяют поддержание порядка на улицах города. Ну, патрули, расследования преступлений, караулы. Для некрупных военных конфликтов обычно хватает регулярной армии, куда берут бывших наёмников и выпускников военных академий. Если армия не справляется, в бой идёт военное ополчение, сформированное добровольцами без военного образования, крестьянами и обычными горожанами. И только в крайнем случае на поле боя отправляются отряды королевских рыцарей. Если коротко, способ за пару лет получить столько монет, что можно не работать потом всю жизнь, да ещё и титул заиметь. Для тех же, кто с рождения состоит в каком-то клане, как я с Людвигом, например, Академия является совершенно другим предметом интереса. Если я хочу служить Янтарному льву под началом своего отца, я сначала должен закончить обучение и получить право стать королевским рыцарем. Только после этого я могу стать воином своего клана, если захочу, конечно. То же самое и для магов, и для лучников. В общем, если ты не выпускник Академии, ты не имеешь права становиться воином клана. Либо оставайся и работай прислугой, либо милости просим в ополчение.

— Бред, — Дарим нахмурился. — Почему нельзя было разделить эти две группы? Кто вообще пишет эти законы?

— Кто их пишет — вопрос хороший, — Мавр показал указательным пальцем на Дарима. — Знаю лишь, что король их только подписывает. Либо нет, если закон ему не по нраву.

— Н-да уж… — Дарим вздохнул и сделал небольшой глоток вина. Ему начинало это нравиться.

— Из-за этих порядков один мой хороший друг и по совместительству соклановец не смог поступить в Академию, — сказал Мавр. — Он пытался пробиться в день поступления, но увяз в толпе по пути, там же подвернул ногу. Когда добрался до стен Академии, мест уже не осталось. Из-за этого ему пришлось податься в обычную военную академию, нанеся очередной удар по запятнанной репутации нашего клана.

“Так вот, о ком он говорил во время нашего первого боя”, — понял Дарим. — “Теперь понятно, почему он недолюбливает крестьян, которые стремились попасть в Академию”.  

Вздохнув, Мавр допил остаток вина в своём бокале и встал из-за стола, чтобы налить ещё.

— Но кое-что мне в этой ситуации нравится больше всего, — начал Людвиг. — У кланов северян такого условия нет. Хочешь служить королю — милости просим в Академию. Хочешь служить своему вождю — да ради богов, оставайся и служи. Очень уж удобно.

— Я не силён в истории, — начал Дарим, — но судя по условиям, в которых живут народы севера, король готов пойти на многое, чтобы не воевать с северянами.

— Верно ты понял, — усмехнулся Мавр.

Вино продолжало разливаться по бокалам, минуты непринуждённых разговоров сменялись часами, речь собравшихся из-за алкоголя становилась всё менее членораздельной. Дарим вдруг обнаружил, что если вино неплохое вдобавок к хорошей компании, то пить его очень даже здорово. Пропали куда-то все заботы, постоянные мысли о том, что нужно не забыть сделать, всякие неприятные воспоминания и ненужные переживания отошли на второй план. Остался лишь лёгкий дурман, развязанный язык и смелость, которой хватит, чтобы в одиночку отправиться завоёвывать соседние королевства.

Поддался воздействию вина даже сдержанный Семунд, от которого Дарим за тот вечер услышал слов больше, чем за всё время знакомства. Девушки со временем тоже привыкли к обществу двух новых членов их компании и начали смеяться, иногда даже шутить. Поведение Мавра и Людвига не сильно изменилось, разве что они начали меньше подбирать слова, и их всё чаще стало заносить в споры о политике, из которых их приходилось разнимать чуть ли не силой. Самая последняя перепалка была решена армрестлингом, в котором после двух минут борьбы победу одержал Мавр.

Пожалуй, впервые за всё время обучения Дарим откровенно наслаждался чьим-то обществом. Расходиться не хотелось никому, время уже шло ко второму часу ночи. Мавр верно подметил, что в такое время Дарим, как и Семунд, не найдёт карету, чтобы добраться до дома. Им предложили переночевать в Янтарном льве.

— Отоспитесь нормально, комнат свободных мно-о-ого, — сказал Мавр, максимально широко разводя руками, будто пытаясь показать, насколько много этих самых комнат. — Наутро поедете.

Вариант с ночёвкой в гостях у близнецов казался самым логичным, и Дарим согласился. Его примеру последовал Семунд. На секунду в голове Дарима мелькнула мысль о безопасности и недоверии, но закрывающиеся глаза и тяжёлая голова буквально заставили её испариться. Оставалось небольшое беспокойство за тётю Сару. Она вполне могла начать переживать за своего постояльца, пускай он и предупредил её, что собирается навестить клан своих одногруппников. Так или иначе, все мысли было решено оставить на следующий день и Дарим упал спать на кровать, которую ему выделили. Сон пришёл почти моментально.

* * *

— Так и зачем ты нас тут собрал? — зевая, спросил Рольд. Глаза юноши были заспаны, а лицо выглядело опухшим. — Ещё и в такую рань. Надеюсь, оно того стоит.

Компания магов в составе Рольда, Виолетты и Эммы стояли на пороге комнаты Иладара в общежитии. По совместительству помещение принадлежало ещё и Люцию, который так и не смог подняться к началу собрания и просто лежал под одеялом, с трудом пытаясь воспринимать слова людей вокруг. Иладар пригласил гостей присесть на свою кровать, а сам прочистил горло для речи.

— В общем так, — начал Иладар. — На этих выходных мне довелось побеседовать с одной компанией старшекурсников, и они поведали мне одну интересную вещь касательно системы оценок в Академии. Во время учёбы она не представляет из себя ничего необычного. Если группа плохо написала контрольную, у большинства будут плохие оценки, и наоборот. Вот только на экзаменах ситуация в корне меняется. Люций, ты слушаешь?

— Мгм, — промычала фигура под одеялом.

— Как вы знаете, после первых экзаменов студенты начинают получать стипендии от Академии, размер которых зависит от оценок на экзаменах. Если у тебя есть хотя бы одна тройка, никаких монет ты, соответственно, не получишь.

— Так, это понятно, — протяжно зевнул Рольд и начал тянуться, за что получил тычок локтем в живот от Виолетты. — Давай уже к сути…

— А суть вот в чём, — Иладар поднял вверх указательный палец и взял небольшую паузу. — На каждый курс отведено определённое количество допустимых пятёрок и четвёрок. Условно, на первый семестр первого курса выделено двести пятьдесят пятёрок и тысяча четвёрок по каждому предмету.

— И что это значит, не очень понял, — сказал Люций и показал заспанное лицо из-под одеяла.

— А значит это, мой юный ученик, что если ты получишь четыре по математике, но ввиду расписания сделаешь это позже, чем большинство первокурсников, то тебе скажут, что на твоём курсе четвёрки по математике закончились, можем поставить тройку или двойку, выбирай.

— Чего!? — Люций резко сел на кровати и вытаращил глаза. Новость явно взбодрила его. Виолетта подобный манёвр не оценила и запустила в Люция подушку Иладара.

— Прикройся, придурок! — недовольно рявкнула девушка.

— Но это ведь бред, Иладар! — продолжил Люций, прижав к себе подушку. — Если подумать, это значит, что выплаты будут получать единицы. Даже если ты будешь закрывать все предметы в кратчайшие сроки, всё равно остаются экзамены, которые у твоей группы по расписанию идут последними. И пока ты будешь сдавать другие, на последнем уже не останется места. И так работает почти с каждым в Академии.

— Верно, — Иладар кивнул.

— Звучит странно, — сказала Эмма. — Получается, либо студентов на всём курсе должно быть меньше или столько же, сколько предусмотрено пятёрок и четвёрок, либо львиная доля будет оставаться без гроша в кармане.

— Ага, — вставила Виолетта. — И чем больше лишних, тем больше студентов без выплат.

Иладар удовлетворительно кивнул. Вся его компания поняла суть. В целом, он понимал, зачем нужна подобная мера. Академии не выгодно платить стипендии каждому второму студенту. С другой стороны, в качестве решения была введена не рейтинговая система, которая предусматривала бы выплаты лишь лучшим двумстам студентам, к примеру, а именно система “ограниченного количества оценок по каждому предмету”.

— Иладар, и что же делать? — забеспокоилась Виолетта. — Хорошие оценки — это ведь не только монетки. Чем выше средний балл, тем больше шансов стать не обычным рядовым магом, а там замом командира отряда, верховным магом, ещё кем. Если на протяжении всей учёбы будем попадать впросак, выйдем обычными боевыми магами. У них тоже жалованье ничего, но хочется, блин, повыше!

— В этом и загвоздка, — вздохнув, признался Иладар. — Ребята сказали, что пока мы ничего с этим поделать не можем. Мол, готовьтесь к экзаменам и надейтесь, что по предметам, которые у вас по расписанию последние, средний балл будет низким и останутся места.

— Пока? — спросил Рольд после небольшой паузы.

— Да, — подтвердил Иладар. — Потом у нас якобы появится способ косвенно влиять на это.

— Бред какой-то, — пробубнила Виолетта. — Почему нельзя было нормально как-то это всё это организовать?

— Наверное, с течением времени средний бал становился всё выше, — предположила Эмма. — Затраты стали выше.

— Так усложнили бы программу, раз все такие умные! — негодовала Виолетта. — Мы-то тут при чём?

— Ладно, нет смысла сейчас пытаться что-то придумать, — подытожил Иладар. — Как и было сказано ранее, сейчас нам остаётся только хорошо подготовиться, чтобы получить все нужные оценки без пересдач.

— А конкретных цифр нет? — спросил Люций. — Ну, на каком курсе сколько оценок.

— Не-а, — ответил Иладар. — Забудьте пока про это. Сосредоточьтесь на экзаменах. Кому-то в чём-то нужна помощь?

— История и математика, — поморщившись, сказала Виолетта.

— Математика, — кивнул Рольд, услышав слова своей подруги.

— Полевая медицина… — неловко призналась Эмма.

— История, медицина, математика и управление огненной магией, — выпалил Люций.

— Почему ты сказал это так, будто гордишься этим? — спросила Виолетта и косо посмотрела на своего товарища.

Иладар тяжело вздохнул. Он надеялся услышать хотя бы от кого-то фразу “у меня всё нормально, спасибо”, а теперь его ждали выходные, полностью посвящённые подготовкой других людей к экзаменам.

“А мне, вообще-то, тоже есть, чем заняться”, — недовольно подумал Иладар. — “Почти все преподаватели из области магии ждут от меня результата куда выше среднего ввиду уровня моих навыков. Эх… Ладно, что-нибудь придумаю”.

* * *

Экзамены наступили внезапно, несмотря на то, что точную дату начала каждый знал, как свою дату рождения. Пожалуй, к такому сложно подготовиться в моральном плане. Тебе будто всегда есть что подучить, постоянно всплывают какие-то пробелы в знаниях, которые могут стать критическими в самый ответственный момент.

Дарим посвятил подготовке все выходные и последующую неделю. Это было сложнее, чем с контрольными работами, куда сложнее. Нужно было вспомнить и выучить темы за начало семестра, которые к декабрю уже начинали забываться. Особенно это касалось математики. В сентябре Дарима обучили решать какие-то уравнения. Нарешав их под двести штук, на тот момент они перестали быть проблемой, но вернувшись к ним спустя несколько месяцев, Дарим понял, что напрочь забыл, как он это вообще решал.

Голова юноши гудела каждый вечер, времени на сон уделялось всё меньше, а дни неумолимо заканчивались, приближая экзамены. Он слышал от старшекурсников, что самые сложные экзамены — первый и предпоследний. С предпоследним всё понятно, нужно знать по сути всю пройденную за четыре года программу. Первый же экзамен берёт своей неизвестностью. Какие вопросы тебе попадутся? Как строго будут спрашивать? Нужно ли будет показывать записанные лекции? Сколько раз можно пересдавать в случае неудачи? Эти вопросы тревожили Дарима на протяжении всех последних дней подготовки. Однако самое страшное было в другом. Ввиду сложности письменных предметов, Дариму оставалось ничтожно мало времени на практические предметы вроде фехтования и плавания. Так же оставался нерешённым вопрос с верховой ездой. Дарим еле держался в седле, про какие-то упражнения и пробеги с препятствиями и речи не было.

— Благо, Онтария вроде пообещала мне, что завтра кое-что придумает, — тихо сказал Дарим, положив голову на руку.

Встреча девушки со своим учеником была назначена в привычном месте их тренировок, вечером. Дарим пришёл чуть раньше обговоренного времени, из-за чего пришлось подождать лишний десяток минут.

— Но вот если на чистоту, а что она может придумать? — спросил Дарим у самого себя. — За пару дней она меня управлять лошадью не научит. Предложит дать преподавателю монет? Помнится, Ривер мне говорил, что в начале первого курса подобным лучше не заниматься, преподаватели разные бывают.

На улице раздался одинокий топот. Выглянув из здания, Дарим увидел Онтарию верхом на красивой белой лошади. Поймав на себе взгляд своего ученика, девушка демонстративно поставила лошадь на дыбы.

— Ну, что скажешь? — довольно спросила Онтария.

— Да что тут сказать… — недоумевающе ответил Дарим, выходя на улицу. — Красивая лошадка.

— Идиот… — Онтария вздохнула и ловко спрыгнула на землю. — Никого тебе эта красивая лошадка не напоминает?

Дарим присмотрелся к животному внимательнее. Постепенно понимание приходило к нему. Лошадь была очень похожа на то исчадие, которое уже неоднократно кусало Дарима в Академии.

— Так, она похожа на Малинку, на которой я тренируюсь, — сказал Дарим. — А дальше что?

Онтария тяжело вздохнула и закатила глаза.

— Залезай на неё, — скомандовала девушка.

После небольших уговоров Дарим согласился. На знакомство с лошадью и всякие ласковые слова ушла пара минут.

— Хоп! — крикнул Дарим и взобрался на лошадь по кличке Палитра. На его удивление, она никак на это не отреагировала. — Так, посмотрим…

Спустя пару минут Дарим уже без каких-либо проблем довольный нарезал вокруг Онтарии круги. Палитра прекрасно слушалась и понимала его.

— Слушай, так ведь это значит, что дело не во мне! — крикнул Дарим Онтарии. — Это мне просто лошадь такая досталась.

— Хватит круги нарезать! — разозлилась Онтария. — Слезай давай!

Дарим слез с Палитры и подвёл её к своей хозяйке.

— Это всё здорово, конечно, — начал Дарим, — но, боюсь, на экзамене мне это никак не поможет. Нам ведь запрещено менять тренировочных лошадей. Мол, если ты хороший наездник, то можешь хорошо ездить на любом скакуне, а возможности подбирать у нас может не быть. Так что, даже зная, что всё дело в Малинке, я не смогу от неё отказаться и сдать экзамен на Палитре, например. Тем более, она даже не является тренировочной лошадью Академии.

— Это да, — согласилась Онтария. — Но ты же не думал, что я привела сюда Палитру просто, чтобы ты покатался?

— Нет, — соврал Дарим. Он не знал, зачем Онтария это сделала.

— У меня есть план, — довольно сказала Онтария. — У нас ведь завтра экзамен.

— Завтра, — подтвердил Дарим.

— Сегодня ночью мы тайно проникнем в Академию и на день подменим Малинку Палитрой. Они очень похожи внешне, за сутки подмены никто не заметит. Ты спокойно сдашь экзамен, и мы поменяем лошадей обратно. Ну, что скажешь?

— Ого, — удивился Дарим. — Признаться, мне бы такое и в голову не пришло. Но разве у лошадей Академии нет там… Бирок каких-нибудь?

— Есть, но в этом плане мы можем лишь надеяться, что никто не решит в день экзаменов устроить проверку.

— Понятно. А как мы попадём за стены? Сами мы ещё как-то перелезем, но Палитра же так не сможет.

— Нам помогут, не переживай.

До наступления темноты студенты решили скоротать время привычным им способом — фехтованием. Для себя Дарим отметил, что, сравнивая с их первым занятием, он стал намного лучше держать удар.

“Хотя, может всё дело в том, что Онтария начала сдерживаться, тренируясь со мной”, — подумал Дарим. — “Чёрт его знает”.

Когда солнце начало садиться, пришло время отправляться.

— Чёрта с два я позволю прижиматься к себе сзади, — хмыкнула Онтария, когда встал вопрос о том, кто как будет сидеть на Палитре. — Так что ведёшь ты, ничего страшного. Заодно потренируешься.

— Да я как-то и не планировал, — Дарим пожал плечами. — Ну ладно.

Дарим взобрался на Палитру, Онтария уселась сзади и обняла его за талию. Будучи верхом, путь до Академии сильно сокращался по времени. Вдобавок, Дарим выбирал не самые оживлённые улицы, поэтому он часто позволял Палитре скакать галопом.

— Вот тут налево, — сказала Онтария, когда они миновали очередной квартал.

Дарим сделал так, как ему велели и остановил лошадь в указанном месте. Они находились в небольшом переулке рядом со стенами Академии. Онтария спрыгнула на землю и к ней из темноты шагнула фигура в плаще с капюшоном.

— Привет, Онтария, — сказал мужской голос. — Как делишки?

— Привет, Фадей. — улыбнулась Онтария.

По обмену любезностями Дарим понял, что юноша — маг со второго курса и владеет магией земли. Знакомы Онтария и Фадей были посредством своих отцов, которые приходились друг другу приятелями детства.

— Так, ладно, — начал Фадей, — там скоро смена дозорных. Во время неё стоит самый большой шум. Желательно перебраться через стену в это время. Двинули.

Дарим подъехал к белокаменной стене Академии и остановил Палитру. Его сердце начинала окутывать тревога, ведь даже несмотря на время суток, мимо периодически ходили люди. Вдобавок, ночные патрули королевских рыцарей никто не отменял. Их спокойно могли поймать, и хорошо, если это произойдёт до начала незаконного проникновения. Их деяние спокойно могли расценить как попытку похитить лошадь Академии, что уже, как минимум, гарантировало им отчисление.

“Неужели всё это и правда стоит одного экзамена?..” — начал сомневаться Дарим.

— Сейчас! — шёпотом скомандовал Фадей и из земли начал расти гладкий булыжник угловой формы. Постепенно поднимаясь, он образовывал наклонную дорожку с земли прямиком на стену.

Весь процесс занимал достаточно много времени, вдобавок был весьма шумным. Сердце Дарима готово было выпрыгнуть из груди и броситься наутёк, лишь бы не стать соучастником в случае поимки. Его волнение передалось и Палитре. Лошадь начала недовольно фыркать, топтаться на месте и изредка мотать головой. Дарим приложил все усилия, чтобы успокоить бедное животное. Ему ещё предстояло забираться на стену.

Когда Фадей закончил с сотворением первого камня, он быстро забежал на стену и начал создавать на другой стороне такой же, чтобы безопасно спустить Палитру со стены на землю. Дарим нервно озирался по сторонам и с каждой минутой промедления делал это всё чаще. Наконец, Фадей вновь показался на стене и подал Дариму сигнал.

— Так, поехали потихоньку, — выдохнув, шёпотом сказал Дарим.

Палитра начала аккуратно подниматься вверх по камню, когда Дарим боковым зрением увидел, что на улице появилась какая-то фигура и посмотрела в его сторону.

“Пропали…” — отчаянно подумал Дарим.

Он медленно повернул голову. На него, опираясь на деревянную трость, округлёнными глазами смотрела старая бабушка. Момент пересечения взглядов длился пару секунд, но для Дарима время будто остановилось. В тот момент он мог лишиться всего, к чему стремился на протяжении всей жизни, если представить, что всё произошло по худшему сценарию из возможных. Морально Дарим приготовился ко многим исходам, но всё случилось не так, как он думал. Вместо того, чтобы начать кричать на всю улицу, бабушка поспешно отвернулась от Дарима, нашёптывая себе на нос какую-то молитву и поспешила удалиться прочь, напоследок сказав что-то вроде “привидится ведь”.

— Пронесло… — выдохнул Дарим.

— Ты чего там застрял? — шёпотом позвал Фадей. — Давай быстрее!

Спустя минуту Палитра стояла на земле Академии и заинтересованно обнюхивала здешнюю траву, пока Фадей убирал созданные камни.

— Так, отлично, — сказала Онтария. — Теперь нам нужно незаметно пробраться к конюшням, попасть внутрь и поменять лошадей.

Дарим заметил, что у него трясутся руки, а с ними и всё тело. Организм будто пытался заставить своего хозяина отказаться от опасной идеи и поскорее вернуться домой в тёплую кровать.

— Что, поджилки трясутся? — улыбнулась Онтария.

— Отвянь, — буркнул Дарим. — Пошли уже, чего встали.

Группа начала своё движение к нужной постройке. Патрулей на пути почти не попадалось, да и те, что были, не доставляли проблем. На благо Дарима, вся Академия была буквально утыкана всякими кустарниками и статуями, за которыми спокойно можно было прятать Палитру. Сама лошадь этому тоже способствовала. Первое время Дарима не покидал страх того, что Палитра в самый неподходящий момент издаст какой-нибудь звук, либо вообще взбесится от перенапряжения и начнёт носиться по всей Академии. На деле же лошадь вела себя очень послушно и тихо. Дарим даже подметил, что Палитра начинала тише дышать, когда рядом проходили стражи.

Вскоре показались конюшни. Как и ожидалось, они охранялись. Благо, страж был всего один. Онтария подошла к нему и притворилось глупой студенткой, которая пошла прогуляться по ночной Академии, но заблудилась и сильно испугалась. Страж не стал отказывать девушке в просьбе проводить её до общежитий, и путь в конюшню был свободен. Дарим быстро вспомнил, куда обычно уводили Малинку и направился к ней. Ворота оказались открытыми, и оставшаяся группа зашла внутрь.

Внутри стоял стойкий запах сена и процессов жизнедеятельности лошадей. Некоторые из животных не спали и с интересом разглядывали незваных гостей. На поиски Малинки ушло куда меньше времени, чем планировалось. Проходя мимо очередного стойла, Дарим боковым зрением увидел, как одна из лошадей подалась вперёд, вытянула шею и рывком потянулось к нему. Инстинкты не подвели. Отскочив в сторону, Дарим услышал возле своего плеча щелчок сомкнувшихся лошадиных зубов.

— Зараза такая! — шёпотом выругался Дарим. — Это было близко, знаешь ли. 

Малинка, видимо, осталась довольна своей атакой, поскольку тихо заржала и начала качать головой.

— Это она, — Дарим указал головой на нужное стойло.

— Отлично, — Фадей кивнул головой. — Теперь нужно вывести её из стойла и завести туда Палитру.

— Ты ведь умеешь обращаться с лошадьми? — с надеждой спросил Дарим.

— Не, братик, это твоя лошадь, тебе её и выводить, — Фадей помотал головой. — Вдобавок, я свою часть работы уже выполнил. Да и дикая она какая-то… — маг покосился на Малинку.

Дарим вздохнул. Выбора у него всё равно не было. Процесс, как и ожидалось, оказался трудным и болезненным. Малинке всё же удалось укусить Дарима за руку, после чего лошадь немного успокоилась. Палитра спокойно заняла пустое место и внимательно посмотрела на ребят.

— Всё, будь умницей, — сказал Дарим. — Завтра мы тебя заберём.

На обратном пути Малинка, к общему удивлению, вела себя спокойно. Видимо, ей была интересна ночная прогулка. Подходя к месту, где группа планировала перелезть обратно через стену, ребята встретили Онтарию. Она увидела другую лошадь и одобрительно кивнула.

Студенты поспешили убраться с территории Академии. Фадей начал прокладывать путь через стену, а Дарим с Онтарией следили за обстановкой, которая была неестественно тихой. Наверное, сказывалось то, что внутрь группа попадала под смену дозорных. Стражи любили поболтать друг с другом во время этого процесса, особенно ночью, когда не стоило ждать проверки от начальства. В один момент Дарим услышал шорох очень близко от себя, но ничего не успел предпринять. На группу студентов вышли две преподавательские фигуры и уставились на Малинку и камень, который вёл к вершине стены. Дарим почувствовал, что побледнел. Вот тут уже не было надежды на то, что эти двое сейчас вместе развернутся и скажут, что им почудилось.

— Что здесь происходит? — спросил знакомый мужской голос.

Дарим присмотрелся и смог как следует разглядеть преподавателей. Это был инструктор Оле, которого под руку держала Мия Гауф.

— Дарим? — удивилась Мисс Мия. — Онтария? Что вы здесь делаете в такое время? И куда вы собрались вести эту лошадь?

Дариму очень повезло, что из всех возможных преподавателей ему встретился именно тот, с которым он был в наилучших отношениях. Онтария объяснила всю ситуацию и план с подменой Малинки на время экзаменов. Инструктор Оле начал было смеяться, но мисс Мия больно ткнула его в бок.

— В общем, вот как мы поступим, — сказала Мия Гауф. — Чтобы завтра ночью Малинка была целой и невредимой на своём месте. Сытая и чистая. А ещё, этой ночью вы никуда не ходили и не видели нас с сэром Оле вместе. Всё ясно?

Студенты согласились с условиями преподавателя и продолжили свой путь из Академии. Перебравшись через стену, все трое дружно выдохнули.

— Спасибо тебе, Фадей, — сказала Онтария. — Очень выручил.

— Спасибо… — Фадей недовольно прожевал слово. — Должна будешь. Понятно?

— Хорошо, хорошо, — Онтария кивнула.

Попрощавшись с Фадеем, Дарим остался наедине с Онтарией.

— Малинку поведу я, — сказала девушка и забралась на лошадь. К удивлению Дарима, она была совершенно не против. — Залезай, чего стоишь?

— Так ты же запретила мне ехать сзади, — непонимающе сказал Дарим.

— Будто у меня есть выбор, — недовольно откликнулась Онтария. — Тебя Малинка не слушается. У меня выбор либо оставить тебя здесь, чтобы ты шёл домой пешком, либо подвезти до дома. Лезь уже, пока я не передумала!

Дарим пожал плечами, сел на Малинку сзади Онтарии и взял девушку за талию, стараясь минимально касаться её, чтобы не вызвать волну недовольства. В пути это сыграло с ним злую шутку, поскольку в один момент он чуть не свалился и был вынужден схватиться за Онтарию посильнее, за что получил локтем по лицу. Когда Дарим стоял возле дома, до начала учебного дня оставалось часа три.

“Снова толком поспать не смогу”, — Дарим мысленно вздохнул. — “Что ж такое…”

— Что же, до завтра, — сказала Онтария, сидя на лошади.

— Погоди, — остановил её Дарим. — Зачем ты мне помогла? Ты ведь с этого не получишь никакой выгоды.

— Что за глупый вопрос? — Онтария фыркнула. — Если бы ты завалил экзамен, тебя бы отчислили. Как мне тогда по-твоему сближаться с Мавром? Самой что ли? Голову включай хоть иногда, полезная вещь.

— Ладно, понял, — Дарим закатил глаза. Можно было и не спрашивать. — Спасибо, в любом случае.

— Должен будешь, — процитировала своего друга Онтария, развернулась и ускакала прочь.

Ночная операция изрядно измотала Дарима, поэтому он, не теряя ни минуты, направился в кровать, чтобы поспать хотя бы пару часов. С трудом проснувшись утром этого же дня, он отправился на свой первый экзамен. В тот день ему предстояло сдавать полевую медицину, охоту и верховую езду.

На первом экзамене от Дарима потребовалось проявить умение различать вид раны по внешним признакам, а также наложить несколько разных видов перевязок на тренировочный манекен. По итогу преподаватель поставил ему пятёрку, хотя и не забыл припомнить несколько пропусков лекций.

На экзамене по охоте, как и в начале обучения, требовалось выучить множество видов животных, а также методы охоты на них. Сюда же добавилась необходимость овладеть метательными копьями. С метанием уже было немного сложнее. По какой-то никому не ведомой причине точность Дарима при броске какого-либо оружия (проверяли и с кинжалами, и с топорами) была крайней невелика. С другой стороны, он с лихвой покрывал этот недостаток дальностью и силой, с которой прилетал снаряд. По итогу, на экзамене Дарим безупречно ответил на вопросы, а на метании попал в мишень лишь с третьего раза. Благо, преподавателю приглянулась скорость, с которой копьё поразило цель, и он согласился поставить студенту четвёрку.

— Ладно, чёрт с тобой, — отмахнулся широкоплечий преподаватель. — Посмотрим, как во втором семестре запоёшь. Там у вас начнётся стрельба из лука.

Итоговая оценка и высказывание преподавателя немного расстроили Дарима, но он решил не унывать раньше времени. Следующим экзаменом была верховая езда, однако перед ней был обеденный перерыв. Собравшись в столовой одного из корпусов привычной компанией, студенты начали делиться своими успехами. Ванесса похвасталась, что получила лучший результат по стрельбе из лука. На тот момент каждый из компании сдал прошедшие экзамены на четыре или пять. Пообедав, ребята вместе отправились на верховую езду.

— Ну что, Дарим, готов к своему звёздному часу? — Мавр слегка ударил своего друга кулаком в плечо. — Малинка небось извелась вся, ожидая, пока ты придёшь к ней сдавать экзамен.

— Готов, — без тени сомнений ответил Дарим. — Можем даже поспорить, что я выполню все упражнения лучше тебя.

— Хо-о… — Мавр деловито улыбнулся и протянул Дариму свою большую ладонь. — Людвиг, разбей-ка.

— Зря ты недооцениваешь Дарима, братец, — заявил Людвиг, а затем провёл рукой, разделив ладони Мавра и Дарима. — Кто знает, чем он занимается на своих тренировках.

— Пф, — Мавр фыркнул. — Да даже если представить, что он всё свободное время практиковался в верховой езде, вся его проблема в том, что он не в ладах с Малинкой.

За пустыми разговорами юноши добрались до тренировочной площадки недалеко от конюшен. Пробежавшись взглядом по присутствующим лошадям, Дарим быстро нашёл Палитру и облегчённо выдохнул. Он почему-то боялся, что её не окажется на месте.

— Дорогие студенты, минуточку внимания, — обратился преподаватель к присутствующим. Это была взрослая женщина с длинными рыжими волосами. — Я рада приветствовать вас на вашем первом экзамене. Не буду утомлять ненужными речами, перейду к сути. Как вы помните, в течение семестра я запрещала вам менять скакуна и неоднократно объясняла такой принцип обучения. Так вот, по тому же самому принципу я объявляю, что этот экзамен вы будете сдавать не на той лошади, на которой тренировались всё это время!

Дарим открыл рот от удивления и изумления.

“Боги, скажите мне, что это шутка”, — мысленно взмолился Дарим.

Найдя среди студентов Онтарию, Дарим понял, что это вовсе не шутка. На её лице тоже застыла гримаса искреннего изумления. Зная её, Онтария была готова начать кричать самые обидные ругательства, что она знает, но молчала по очевидным всем причинам. Дарим почувствовал, как у него начала кружиться голова.

“На кой чёрт мы вчера тут крались по всей Академии ночью, если я буду кататься не на Палитре”, — сокрушённо думал Дарим. — “Боги, я ведь мог нормально выспаться перед экзаменом…”

— Дарим, с тобой всё нормально? — спросил Семунд. — Выглядишь так, будто не рад.

— Рад, Семунд, рад, — отозвался Дарим, с трудом сдерживая слёзы от усталости. — Очень рад.

По итогу жеребьёвки, которую заранее провёл преподаватель, они просто поменялись лошадьми с Онтарией. Палитра очень обрадовалась своей хозяйке, чем вызвала несколько подозрительных взглядов. Вот только Онтарии тогда было плевать на подозрения. Она просто смотрела куда-то далеко, думая о том, в каком положении оказалась. Лошадь Онтарии оказалась не такой послушной и спокойной, как Палитра, но всё ещё была в несколько раз лучше Малинки. Дарим сдал экзамен на пятёрку, выполнив все необходимые упражнения, но никакой радости не ощутил. Он смотрел, как после экзамена его друзья идут с довольными лицами и говорят о том, что теперь можно идти готовиться к следующему экзамену и высыпаться. Смотрел и понимал, что он, в отличие от них, и в эту ночь отдохнуть не сможет. Ему с Онтарией ещё предстояло возвращать Малинку на своё место.

Михаил Порохня

Я начинающий автор, активно ищу место для публикации моих первых работ.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза YaPishu.net


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть