Deus Machina — Эпоха Тревог (Темнейшие Дни — Глава VII)

День Седьмой

         – Ритер!

         – Ритер! Смотри на меня! Слышишь меня! Божественная Машина, помоги ты ему уже! Не смей отключаться.

         – Черт. Давление падает! Где же этот дурацкий шприц!

         – Нет! Слушай меня! Цепляйся за сознание! Ты не должен отключаться! Держись! Не отпускай ту нить, что ведёт тебя к Божественной Машине!

         – Не смей терять сознание! Хоть сдохни, но не отпускай сознание!

         –Ещё чуть-чуть. Вот оно!

– Божественная Машина, именем твоим и слуг твоих, пусть это бренное тело воскреснет, дабы послужить тебе до новой смерти и после неё, ибо оно принадлежит тебе верой и правдой. Ad laudem Deus Machina!

Боль пронзила моё тело. От самого сердца, до самой последней клетки и дальней грани разума. По артериям и венам словно протёк настоящий огонь, сжигающий меня изнутри. Я выгнулся настолько сильно, что у меня затрещали суставы. А затем все стихло.

– Черт тебя дери! Ритер! Какого черта произошло!

– …Это не Rhonus виноваты в появлении здесь Метастрической силы. И уж тем более, не они её источник. NERV…вот, что является её источником. Его биологическая часть давно сломилась, приманивая собой Метастрическую угрозу. И на протяжении десятков лет, этот завод притягивал эту силу сюда, и она сумела закрепиться в блоках системы. И копила, копила эмоции людей до текущего времени. Боюсь, что этот завод потерян для нас. Забираем всех кого найдём и сваливаем отсюда.

         – Я не буду спрашивать, возможно ли это. Пусть этим занимаются Deus Librarum. Главное, что если ты прав, то дело в десятки раз хуже, моих самых плохих ожиданий. Нам тут больше делать нечего. Уходим отсюда. — Произнёс Рейнар, надевая шлем-маску.

         Я задался кашлем. Организм все еще чувствовал себя крайне паршиво, сердце и кости крайне сильно болели, но сознание достаточно крепко держалось.

         – Слушай. А что ты мне вколол? Я слышал какие-то твои слова…- произнёс я, выбираясь из бетонного гроба.

         – Адскую смесь из адреналина, дофамина, жидкого кислорода, нитроглицерина, крови и ещё, чем черт не шутит, зарина. И разбавленно это всё в священных жидкостях Божественной Машины. Укол делается прямиком в сердце, сквозь кожу, мышцы и, если надо, лёгкие.

         – Так это же Чёрная инъекция…никогда не думал, что её применят на мне. Блин, сердце всё ещё болит. Это ж то, чем шутить нельзя. – Пожаловался я.

         – Ничего. Легкое и сердце должны быстро восстановиться. Игла настолько тонкая, что ничего смертельного не будет. А тебе бы я советовал достать револьвер. Система охраны перестала нас считать авторизованными пользователями и откроет огонь, как только нас засечёт. Твоё вторжение в NERV не прошло даром.

         Рейнар очень вовремя это сказал. Стоило нам едва покинуть отдел управления, как на нас навелись лазерные лучи, и в ту же секунду под потолком загрохотала турель. Мой напарник сразу повалил меня на землю, прикрыв своим телом, благо, что броня выдержала.

         – Что будем делать? Она начнёт стрелять, стоит нам высунуть голову.

         – План такой. Я пробегу до того перехода. Турель отвлечется на меня, а ты должен одним метким выстрелом вывести её из строя. Моя винтовка не пробьёт её броню, в отличие от твоего револьвера. Доспех и протезы смогут защитить меня. На счёт три. Один…

         Я активировал прицельный модуль. На интерфейсе появился значок прицела. От ствола моего оружия проявилась желтая линия, указывающая траекторию пули. В специальном окошке появилась куча параметров, начиная от скорости ветра, заканчивая силой притяжения Миранды. Улучшенные мышцы стали подобны стали, руки перестали дрожать.

         Рейнар рванул из укрытия. В ту же секунду я вылез из укрытия со вскинутым револьвером. Тут же прицельный интерфейс нашёл мою цель и начал помогать мне довести оружие. Как только желтая линия и турель пересеклись – мышцы тут же заблокировались. Я вдавил курок. Грянул выстрел. Пуля .222 BK прошила корпус турели и, по-видимому, попала в боекомплект. Эхо взрыва разнеслось по всему заводу.

         – Отличный выстрел. Видно, что Ментер уделил много внимания стрелковой подготовке.

         Я не счёл нужным отвечать, да и точность этого выстрела – в первую очередь заслуга имплантатов, а не меня. Но, так или иначе, мы продолжили свой путь. Нас сопровождали лишь две постоянные вещи: обезображенные трупы и куски плоти, буквально разбросанные по всему заводу. Иногда до нас эхом доносился стрекот очередей и взрывов. Жизни тех, кого не успела взять Метастрическая угроза, забирала бездушная, но обезумевшая система охраны, которая должна была защищать нас. Возможно, мы бы и могли помочь выжившему персоналу, но это лишь оттянет агонию. Но, важнее то, что у нас не было времени.

         Сверяясь с картой, я и Рейнар добрались до ближайшего входа в технический тоннель. Вода, кровь и охлаждающая жидкость залила пол, по которому расходились электрические дуги. Освещения не было, но фонарь брони Рейнара давал достаточно света. Мы отправились дальше по утробе завода, к сигналу SOS.

         – Братья! Я здесь! Слышите меня? – раздался крик впереди.

         Мы ускорились и вскоре вышли к знакомому перекрестку. К тому, где нас окружила банда Rhonus. Эта часть технических тоннелей была обрушена, сверху виднелись наземные коммуникации. Ворота-перегородки хоть и были закрыты, но их сильно искорёжило, так что между створками оказался круглый просвет. Но, нём не менее, просто так, вручную, их уже было не открыть.

         – Божественная Машина защитила вас. Вы там в порядке? Сколько вас там? Какие ранения? – тут же начал Рейнар, как только мы подошли.

         – Нас тут трое. Я, воин из Deus Bellator и…культист Rhonus. Они оба ранены…У воина открытая травма головы. Его череп треснул и виднеется кибермозг. Боюсь, что без Жрецов Тела из Deus Doctorum он долго не протянет. Предатель жив, обвалившийся потолок оторвал ему руку, но броня успела прижечь рану. Остальные раны у него не серьезные. Сейчас он без сознания. Я цел. Так, мелкие раны, да треснуло ребро. Жить буду.

         – Другие братья есть? Есть возможность собрать полный комплект доспехов? – поинтересовался я.

         – Сожалею, но все остальные мертвы…Что касается брони…У одного из воинов целая рука и шлем. Броня дипломатов осталась с целыми ногами. У знаменосца уцелел корпус и руки. Но, к сожалению, силовой рюкзак у всех сильно поврежден.

         – Слушай сюда. Снимай уцелевшие части и передавай их сюда.

         – Но это же Богохульство! Наставники велят…

         – Здесь нет наставников. А броня – единственный способ вытащить вас оттуда. Так что, другого выхода у нас нет. – Спокойно, но жёстко ответил я.

         На то, что бы получить полный комплект доспехов ушло не меньше получаса. Ещё около десятка минут ушло на то, что бы разобраться в модульных частях брони и тому, как они крепятся. Хоть P.S.S. комбинезон и облегчает снаряжение брони с помощью специальных каркасов, я впервые одевал её вот так, самолично. Мне всегда или помогали специальные станции, или слуги-неофиты. Шпионы Auris Deus вообще редко пользуются какой-либо бронёй.

         Кое-как закрепив все элементы брони на каркасе, комбинезон пришёл в движение. Все части доспеха вставали на места, подгонялись по размеру и закреплялись. Специальные контакты-иглы вонзились в моё тело для управления этим грозным образцом искусства. В последнюю очередь я надел шлем. Как только контакты замкнулись, лицевая матрица озарила пространство бирюзовым цветом.

         – Скверно. Без силового рюкзака, экзоскелет не сможет развить всю мощность, да и приводы повреждены…Рейнар! Возьмись за эту створку! На счёт три – раскрываем ворота. Раз. Два. Три!

         В ту же секунду жалобно взвыли приводы экзоскелета. Хоть они и не могли работать с максимальной эффективностью, но их силы оказалось более чем достаточно. Створка ворот буквально вошла обратно в стену, не ощутив какого-либо сопротивления. На стали остались внушительные отпечатки перчаток доспеха.

         – Хвала Божественной Машине! Я думал, что остался последний из всех выживших. Ритер пропал, с Рейнаром связь не устанавливалась, а все остальные погибли. – Произнёс выживший брат.

         – Божественная Машина защитила меня от смерти. А теперь, я займусь этим отступником. – Произнёс я, взведя револьвер.

         – Бесполезно, он без сознания от болевого шока…

         – Это дело поправимое. Он у меня живо заговорит. Рейнар! Встать на караул и защищай нас! Пилот! Посмотри, можно ли ещё спасти телохранителя! Нам бы он совершенно не помешал. – Произнёс я, положив руку на голову сектанта Rhonus.

         Собрав мысли, я пробудил разум предателя ото сна. В ту же секунду он попытался накинуться на меня, но тяжеленный сабатон экзо-доспеха мигом опрокинул его на пол. Поняв, что он окружён и безоружен, его пыл мигом уменьшился.

         – Долго сюсюкать тебя у меня времени нет. Говори, что забыли ваши отродья на этом заводе, если тебе дорога жизнь.

         – Иди к черту, фанатик. Вы слепы в своей вере. Стадо баранов, идущие в никуда. Вы губите свой потенциал, закрываясь от других и обрекаете мир на гибель, храня свои знания от всех.

         – Мне твои оскорбления безразличны. Я не бандитская сучка, чтобы начать из-за этого злиться. Но тебе лучше не тянуть время, его у меня итак в крайне мало. А если не хочешь по-плохому, то меня учили вырывать правду из ваших поганых уст, отступники.

         – Ритер! Это не твоё дело! Мы исключительно шпионы, этим должно заниматься отделение…- начал было Рейнар.

         – Специальное подразделение карателей EΩΕ, внутренний код XX369, отделение двадцать. Именование агента – Ритер. В случае препятствию процесса казни или дознания – имею право подать запрос на смену твоего статуса на отступника и осуществить ликвидацию. Так что, во имя Божественной Машины, не мешай EΩΕ творить правосудие.

         Конечно, со стороны может показаться глупым, что я вот так выдаю себя за члена секретного подразделения, но сейчас не было времени на доказательства, да и обманывать братьев, выдавая себя за агента EΩΕ себе дороже.

         – Так ты из Омеги, да? Бесполезное подразделение. Ты от меня ничего не добьёшься. – Ехидным голосом произнес культист.

         – Это мы ещё посмотрим. Не бойся, умрешь ты не скоро, ежели не раскаешься. Я не дам тебе погибнуть, «брат».

         Я снял защитную рукавицу с брони отступника, после чего взял его палец и легонько увёл в сторону. Усилие, созданное экзоскелетом моей брони, с лёгкостью сломало палец, несмотря на армированные кости и мышцы. Но предатель молчал, несмотря на боль. Тогда я взял сломанный палец и легонько потянул его, вырывая из сустава. Раздался сочный хруст, и фаланги повисли как неживые. Предатель стиснул зубы до крови, но молчал.

         – Что ж ты такой неразговорчивый. Вот хамить Божественной Машине – в этом вы хороши. А когда надо сказать по-настоящему важные вещи – вы затыкаетесь. Неужели тебе нравится терпеть эту боль?

         Я взял сектанта за ладонь и аккуратно, медленно сжал её. Жалобно захрустели кости и суставы. Кожа лопнула, и по руке потекла кровь. Культя беспомощно повисла, побагровев от внутреннего и внешнего кровотечения. Многочисленные осколки костей разорвали плоть. Могло показаться, что я испытываю удовольствие от причинения боли предателям, но на деле просто не хотел тратить драгоценное время.

         – Да сраные пираты лучше разбираются в пытках, чем ты. – Съязвил сектант, но по нему было видно, что он через силу терпит чудовищную боль.

         Я ничего не ответил. Лишь взял предплечье повреждённой руки и стал медленно увеличивать силу сжатия. Сперва рука просто посинела. Затем начала трескаться уплотнённая кожа. Кости начали жалобно хрустеть под безжалостной силой экзоскелета. А затем резко увеличил мощность приводов и в то же мгновение рука буквально лопнула. Кости треснули напополам и впились в мясо, кожа разорвалась, кровь фонтаном брызнула наружу. Отпустив, я посмотрел на то, что осталось от руки. Половина предплечья буквально висела на одном мясе.

         – Я…я ничего не знаю! Я лишь солдат! Мне ничего не говорили, клянусь! – Запинаясь от боли, простонал предатель.

         – Не ври! Я прекрасно знаю, что из-за малой численности, каждый из вас знает планы. Иначе бы, с вами было бы легче справиться. А так вы словно плесень. Пока полностью не истребишь – вы будете мешать.

         Я активировал боевой модуль в протезе. Через иглы в броне и проводки, молнии образовались не на моих пальцах, а на перчатке. Я медленно положил указательный палец на глаз отступника и дал слабый разряд. Молнии тут же поразили глаз и кожу, на которой расползлась чёрная паутина ожогов. Медленно продавив дальше, кибернетический глаз, лопнув, осыпав руку снопом искр. Искусственная глазная жидкость пролилась на пол. Я дал ещё один разряд. Предатель задрал голову и начал биться в конвульсиях.

         – Ну что. Мне продолжать сеанс? Или ты раскаешься в своём предательстве и расскажешь все, и я смогу даровать тебе быструю и безболезненную смерть…Или ты узнаешь весь арсенал дознания EΩΕ. Выбирай, что тебе больше по вкусу. Хотя, может стоить просто оставить тебя на растерзание Метастрическим тварям?

         – Vinduko нашли…какой-то артефакт…мы прилетели сюда, чтобы забрать его…но…я не знаю, забрали ли его или нет…сейчас они уже, скорее всего, далеко…вы опоздали…все умрут здесь…что-то произошло здесь…Метастрическая сила будто сорвалась с цепи и нам сказали забрать артефакт силой и покинуть это место. — задыхаясь от боли, произнёс сектант.

         – Молодец. Так бы с первого раза. А теперь, ради твоего же блага, не мешай мне. – Произнёс я и положил руку ему на голову.

         Установив Метапсихический контакт, я подавил все болевые рецепторы разом. Предатель перестал дергаться и стонать. Убрав руку, я взвёл револьвер и произнёс:

– Божественная Машина, этот еретик, что некогда отвернулся от твоего мудрейшего света, раскаивается в своих грехах перед тобой. Прими назад блудного сына. Даруй ему путеводный луч в мире духа, да защити его от Метастрических сил, что бы он, переродившись, смог вновь служить тебе верой и искупить грехи прошлого или же упокой его сознание в бархате твоей и нашей памяти. Ad laudem Deus Machina!

         Грянул выстрел, что отозвался в стенах технических тоннелей многократным эхо. Но спустя пару секунд тишина снова опустилась на свое законное место.

         – Так вот какие вы, служители ΕΩΕ, ангелы возмездия, несущие смерть предателям. О вас рассказывают множество мифов. И теперь я вижу, что они всего лишь отводка для глаз.

         – Никто не должен знать то, что вы видели сейчас. Забудьте об этом, а лучше вовсе сотрите это воспоминание. ΕΩΕ – Это лишь миф, созданный напугать тех, кто хочет сойти с пути Божественной Машины.

         – Братья, мне сейчас не важно, существует ли или не существует ΕΩΕ. Мы должны как можно скорее покинуть это место и, желательно, не дать сделать это чертовым предателям! Вот, только жаль, что телохранитель погиб. Боюсь, что даже Deus Doctorum ему бы не смогли помочь при таких травмах. – Заявил Механик-Пилот.

         Но, в самую первую очередь, мы подобрали знамя нашего братства. Несмотря на то, что оно было погребено под огромным слоем металла и камня, полотно осталось абсолютно целым, хотя сама жердь была погнута. Пилот взял эту ношу на себя, аргументируя это тем, что именно члены делегации виноваты в том, что не сумели предотвратить это и если знамя будет потеряно – именно он будет виноват как последний выживший.

 

Мы практически бегом отправились в посадочную зону. Если ещё был шанс застать сектантов Rhonus и не дать им возможности покинуть завод, то я должен приложить все усилия, чтобы сделать это. Особенно, учитывая то, что у них в распоряжении находится некий артефакт, который, судя по всему, и является причиной всего произошедшего здесь.

13.03.2021

Скромный писатель, который создает свою собственную фантастическую вселенную, прорабатываемую до мельчайших подробностей.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Проза
68

просмотров



Оставить комментарий
Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть