18+








Содержание

— Мой Император!

Моложавый Министр обороны с благоговением опустился на одно колено, сверкнув стальной сединой коротко стриженных висков.

— Докладывай, — затянутая в черную замшу монаршья длань поднялась, дозволяя встать.

— Комендант Лиссабона…

— Уже назначили?

— Да, сопротивление осталось только в районе Красных фонарей, там держатся самые идейные, кому уже нечего терять. Комендант по случаю Последнего Референдума прислал нескольких пленников. Особых.

— Это те, о ком я думаю?

— Они самые.

— Отлично. Где вы их держите?

— В СИЗО, только лидера доставили сюда. В коридоре ждет.

— Ведите! — Министр поспешно выскочил из тронного зала и появился через пару минут, держа под локоть рыхлого узкоплечего человека в дорогой рубашке и когда-то элегантных брюках, вытертых на коленях от долгого стояния.

Едва переступив порог тронного зала тот замер. Подняв глаза к темной фигуре, восседавшей на троне, он моментально сбледнул с лица, не в силах пошевелиться. Ноги словно приросли к красной ковровой дорожке прямо через подошвы модных итальянских туфель.

И было от чего: плащ Императора, казался полотнищем непроглядного мрака, забрало угольно черного шлема излучало свет, холодный как сияние звезд, бронежилет цвета воронова крыла добавлял облику мощи, но не грузности, а безупречные хромовые сапоги блестели как обсидиановое зеркало. Поджарый, хищно стремительный правитель, даже с нарочитой расслабленностью восседая на троне, более всего походил на изготовившуюся к смертельному прыжку, пантеру.

Боковым зрением военный заметил, как мелко дрожит у пленного челюсть, выбивая зубами лихую чечетку. Министр понадеялся про себя, что конвоиры догадались сводить его на оправку, а то не ровен час прямо перед лицом Темнейшего мог приключиться конфуз.

Военный легко пихнул пленника в спину, выводя того из ступора и напоминая о том, что следует приветствовать Императора. Тот попытался склонить колено, но вместо этого запутавшись в ногах, повалился ниц. Лейб-казаки расставленные по периметру с заметным трудом сдерживали смешки, глядя на это зрелище.

— Это и есть он? — исходящий из под шлема голос звучал недоуменно.

— Так и есть, Император. Тот самый Маральный.

— Поднимите его.

— Министр обороны подшагнул и попытался поставить бывшего вождя оппозиции, но обмякшее тело оказалось неожиданно тяжелым, тогда проявив свойственную военным смекалку, он просто дал Маральному пинка под зад. Что неожиданно сработало, видимо у пленника уже сформировался рефлекс.

— В твиттере ты обещал раздавить меня как плешивую крысу, когда ворвешься ко мне в бункер! — в голосе Императора сквозила легкая ирония.

— Я-я-йа-а-а, — засипел оппозиционер, которому будто сдавила горло чья-то невидимая рука.

— Ну вот, ты в бункере. Я тоже здесь. Что тебя останавливает?

Маральный стиснул челюсти и поджал губы и тут он почувствовал внезапное облегчение и теплую струйку бегущую по бедру. Будто пудовая тяжесть свалилась с его сутулых плеч. — Я не боюсь! — срываясь на визг вскричал он. Ты — ничто без цепных псов режима! Ты — сам боишься!

— Чего? — в голосе правителя появилось недоумение.

— Все тираны боятся! За всеми однажды приходят они!

— Кто они?

— Американ…, — Маральный осекся, вдруг осознав, что этот кейс потерял актуальность.

— Может ты сам попробуешь?

— Я? Твои…

— Только ты и я, — пресек Император очередную истерику.

— Я готов сразиться с тобой в питье смузи! — выкрикнул оппозиционер.

— Боюсь, что смузи у нас больше нет, как и колы, бургеров, суши и картошки фри. Пищевые суррогаты в стране запрещены. Так что драка неизбежна, бей первым, — пальцы Императора проникли под шлем и расстегнули подбородочный ремень. Правитель стащил с головы каску, открывая редкую шевелюру и не тронутое морщинами лицо и, аккуратно, опустил ее на мраморный подлокотник. Он расстегнул фибулу и освободился от плаща, который словно оторванные крылья демона остался лежать на сидении. Затем пришел черед липучек бронежилета и Император остался в одном белоснежном кимоно, перепоясанным черным оби и сапогах. Правитель ступил на спину в лапсердаке верхнего из, уложенных в живую лестницу у подножия трона, олигархов. Послышалось натужное картавое кряхтение.

Внутри у Марального похолодело. В ботинке было тепло, но мокро. Неприятно хлюпало. Он судорожно пытался припомнить как сжимать кулак, секунда утекала за секундой, Император подбирался все ближе, а ничего толкового на ум не приходило. Оппозиционер глубоко вдохнул и выдохнул, как когда-то учил его делать в момент конфликта персональный коуч личностного роста. Крепко зажмурился и сработало! Он явственно увидел эмблему протеста: вскинутый к небу кулак, в мельчайших подробностях различив все хитросплетения.

Маральный сжал пальцы и, распахнув веки, встретил Императора бесстрашным как у легендарных героев Гарри Поттера и Люка Скайвокера, взглядом. Правитель наступал, не заметив разительной перемены.

Оппозиционер сделал шаг, принимая устойчивое положение, из ботинка на красную дорожку выплеснулось немного желтоватой жидкости.

Император был уже в нескольких метрах. Он двигался легкой непринужденной походкой.

Маральный отметил, что тот ниже ростом и лицо его скривилось в самодовольной ухмылке. Он ощущал незримое присутствие духа демократии, витавшего рядом и легкий запах мочи.

— А-а-а-а, — истошно заверещал оппозиционер, с отчаянным замахом обрушивая собранные в кулак либеральные свободы и права человека на лысину тирана.

Лицо правителя не дрогнуло. Он вскинул руку, перехватывая валящегося в ударе Марального за запястье и не давая оппозиционеру упасть.

— Все? — недоуменно воззрился Император. Тот хотел парировать, напряженно припоминая, как в такие моменты осаживали врагов Люк и Гарри, но как назло ничего стоящего не приходило на ум. Пауза затянулась, удерживать Марального становилось все тяжелее и Император ловко ввернувшись провел бросок через плечо. Грузные ягодицы оппозиционера, описав в воздухе крутую дугу, беспомощно шмякнулись об пол. Запястье изломленной при контроле руки пронзила боль. — Все? — повторил вопрос Император.

***

Конвертоплан «Либерти» ныне переименованный в «Великороссия», снижался вызывавшими тошноту скачками. Пилоты еще не успели должным образом привыкнуть к трофейной технике.

— Смотри, — перекрикивая шум винтов обратился к Маральному Министр обороны, сделав выразительный кивок. — Райский остров. Мы назвали его Радужный, скоро сам поймешь почему. Все о чем вы так долго мечтали! Вон посмотри на ту гору, это похоже айфоны последней модели. Китайцы их массово выбрасывали после нашего ядерного удара по США. Там и другие гаджеты! Модных шмоток полно, многие выкинули даже не ношенными. А вон те две кучи это хамон и пармезан. Опять же океан вокруг. А главное никакого угнетения, тотальная демократия! Ни государства, ни полиции, ни налогов, ни цензуры. Свобода полная делай, что хочешь. А главное люди-то какие! Креативный класс! Все ваши уже там. Вы здесь — власть.

Маральный насупившись отмалчивался, упрямо смотрел в пол, вернее на проступившую на ботинке соль.

Конвертоплан сделал последний нырок, завис и аппарель медленно поползла вниз.

— На выход, — скомандовал военный. Маральный попробовал сопротивляться, но пинок под зад сделал свое дело. Подобравшись к краю аппарели оппозиционер взглянул вниз и увидел омерзительное месиво из пластика и гниющих отходов, образовавших в океане целый остров. Мусорный остров. — Давай, новичок! — с этими словами Министр пихнул его в спину и Маральный, пролетев несколько метров, ухнулся в зловонную массу. Податливая подушка из пластиковых бутылок, полиэтиленовых пакетов и использованных презервативов смягчила падение. Оппозиционер заворочался в мусорной трясине и, пошатываясь, не твердо встал на ноги.

К нему, оскальзываясь на отходах, уже спешила делегация местных. Никелированные шипы и заклепки, их латексных костюмов, ослепительно блестели под ярким полуденным солнцем. В руках аборигены держали предметы, напоминавшее полицейские дубинки, но только непривычно ярких цветов и гибкие. Впереди шествовал некто с конским страпоном на поясе, идущие следом за ним стискивали зубами красные шары на латексных ремнях.

Аппарель захлопнулась и конвертоплан, гудя винтами, приступил к набору высоты.

Маральный осмотрелся, подхватил первый попавшийся макбук, собираясь написать приветственный твитт, но гаджет не включался. Оппозиционер подобрал другой попробовал снова, повторил с третьим, но тщетно, ни один из них не работал.

Местные приближались, и он уже различал их глаза, жадно и с вожделением блестевшие в прорезях латексных масок на молниях. Соленый морской бриз доносил запахи дорогого парфюма и лубрикантов.

Маральный глубоко вдохнул и выдохнул, как когда-то учил его делать в момент конфликта персональный коуч личностного роста…

26.07.2022

31.07.2023
Угрюмый Алебардист


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть