Попутчица

Есть две вещи, которые я ненавижу больше всего на свете: попусту тратить время и поезда. И вот я в купе еду в абсолютно не нужную никому командировку, сожалея под монотонный стук колес об утраченном рабочем дне, который в моем воображении был бы невероятно продуктивным, и своем личном вечере, который тоже будет принесет в жертву этой бесполезной поездке. Все началось с курьера, который одним морозным декабрьским утром явился в наш офис и принес заказное письмо с апелляционной жалобой на решение суда первой инстанции. Изучив этот шедевр искусства юридического письма и подивившись упорству, с которым мой оппонент игнорировал материалы дела, называя доказанное недоказанным, а представленное непредставленным, я не почувствовала никакой угрозы ранее принятому решению и с легким сердцем написала ходатайство о рассмотрении дела без нашего участия. Однако директор мою позицию не поддержал. Доводы о том, что жалоба просто смешная, и вообще у противоположной стороны видимо не юрист, а начинающий стендапер, не убедили его подписать ходатайство.

— Ты должна быть в суде лично и защищать наши интересы, — такова была непоколебимая позиция моего руководителя, и спорить с ним было бесполезно.

Вдобавок к этому, выяснилось еще одно малоприятное обстоятельство. В день, на который назначено заседание, все водители будут заняты решением других насущных проблем, а потому мне придется ехать на поезде. Не буду называть город, где расположился нужный мне апелляционный суд и по примеру классиков русской литературы обозначу его N. К слову сказать, я совсем не знаю N и ориентируюсь на местности гораздо хуже, чем в гражданском праве, потому личный водитель был бы очень кстати. Однако одна моя коллега, которая в том самом суде была не раз заверила меня, что потеряться там практически невозможно:

— От железнодорожного вокзала идет маршрутное такси №14, твоя остановка – пятая по счету. Никаких пересадок, назад тем же путем.

— Звучит несложно, — улыбнулась я, плохо скрывая недовольство грядущим путешествием.

Заседание назначено на 15:20, сейчас девять утра и я в пути уже два часа. Чтобы поездка не была такой уж бесполезной, я взяла с собой ноутбук и пыталась работать, однако в условиях периодически пропадающего интернета это занятие приносило мне больше раздражения, чем удовлетворения. Пейзаж за окном был далек от зимней сказки: обледенелые голые деревья, поля с которых наполовину стаял снег,  и чьи черные проталины теперь покрывала корка льда. Небо было серым, обещая то ли дождь, то ли снег, кофе — невкусным и единственным плюс заключался лишь в том, что в купе я была одна. И стоило этой мысли промелькнуть в моей голове, как дверь купе с негромким звуком отворилась и в проеме показалась девушка с небольшой немного потрепанной дорожной сумкой. Пока она несла свой багаж в купе и запихивала его под нижнюю полку на против моей, я внимательно рассмотрела свою нежеланную попутчицу. Очень молодая, если не сказать юная особа с длинными волосами, заплетенными в простую косу, в сапогах на плоской подошве, расстегнутом голубом пуховике и вязанном платье до колена, которое обтягивало весьма стройную фигуру и …просто огромный живот. Скинув куртку и удобно устроившись на полке, девушка посмотрела на меня и на свежем молодом лице засияла улыбка:

— Я Аня, можно на ты.

— Привет, Аня, — сказала я немного растерянно, — Эм…

Я кивнула на живот девушки:

— На каком ты месяце?

Как только я произнесла это, тут же вспомнила, что беременные считают свой срок неделями, а не месяцами и моя попутчица тут же подтвердила это, уверенно сказав:

— Тридцать шесть недель.

Несложные арифметические вычисления в уме доказали очевидное: девица на сносях. Я немного прокашлялась посчитав необходимым озвучить следующий дисклеймер:

— Знаешь, я могу казаться тебе взрослой тетей, но я никогда не рожала сама и не видела, как это происходит в реальной жизни, поэтому если вдруг что…

Анна засмеялась негромко:

— Нет, не переживайте все будет в порядке. Как вас зовут?

Было наверное грубо сразу не представиться, но эта девушка, такая юная и такая беременная почему-то так меня ошарашила, что я забыла манеры.

— Меня зовут Наталья, ты далеко едешь Анна?

Помимо праздного любопытства у меня, конечно, было желание, чтобы моя попутчица, которая вот-вот может разродиться прямо в поезде, вышла как можно раньше и желательно поближе к роддому и профессиональным врачам. Анна, как оказалось, и впрямь проедет со мной всего час и выйдет на станции в одном из поселков, где живут ее родители.

-Родители? – переспросила я, — не муж?

И тут же прикусила язык. На худеньких пальчиках не было никаких колец, да и вообще на девушке не было никаких украшений, и после моих слов она явно погрустнела.

— Ой прости, прости, пожалуйста, меня, — поспешила извиниться я.

— Это ничего, — спокойно ответила Аня, —  у меня нет мужа…

— Но есть, наверное, молодой человек?.. — спросила я, услышав многоточие в словах девушки.

Она кивнула, как показалось мне, сдерживая слезы.

Мы какое-то время посидели в тишине. Раздражение, что кто-то нарушил мое одиночество в купе и страх, что придется в тридцать три года в экстремальных условиях начать осваивать профессию акушера, отошли на второй план. Мне было как-то неудобно перед этой девушкой, которая еще вчера была подростком, и почему-то очень обидно за нее, ведь за этим грустным взглядом и большим животом явно скрывается история разбитого сердца. Ничего из того небольшого количества еды, что было у меня с собой, Аня есть не стала, отказалась даже от воды. Просто тихо сидела и с грустью смотрела в окно.

— Знаешь, — осторожно начала, я спустя какое-то время некомфортного молчания, — некоторые люди любят рассказывать о своих проблемах незнакомцам, например, случайным попутчикам. Ведь вы больше никогда не встретитесь и общих друзей нет, а выговориться порой очень нужно.

Аня понимающе кивнула, глаза наполнились слезами, но она все-таки начала:

— У меня есть парень, зовут Сергей. Мы познакомились в институте, он на четвертом курсе был, а я на первом…

Далее последовала история, которую успешно эксплуатируют на протяжении многих лет создатели сериалов и мыльных опер: любовь, незапланированная беременность и, естественно, ссора молодых. Эта часть рассказа далась моей попутчице сложнее всего, по факту, я так и не поняла причину ссоры, потому что рассказ постоянно прерывался всхлипываниями а позже просто перешел в надрывистый девчоночий плач. Я беспомощно смотрела на дверь купе, надеясь, что вот-вот зайдет какая-нибудь сердобольная проводница или пассажирка, которая возьмет на себя обязанность успокоить беременную рыдающую девушку, но спасение не пришло. Мои аргументы и в этот раз оказались неубедительны, и слова о том, что все еще наладится и ссоры – это тоже часть отношений, ожидаемого эффекта не возымели.

— Может, я могу чем-то помочь? – спросила я, сама не зная зачем. Ну чем я могу ей помочь, что за глупость?

Однако после этих слов Аня резко успокоилась и внимательно посмотрела на меня, словно все это время ждала только этой фразы.

— Да,- кивнула она, все еще всхлипывая, — я думаю можете. С этими словами Анна весьма грациозно для беременной опустилась на одно колено, достала из своей сумки белый конверт и шариковую ручку.

— Сергей живет в городе, вы ведь туда едете? Передайте, пожалуйста, это ему.

Она быстро написала на конверте адрес и протянула его мне. По ощущениям внутри был сложенный лист формата А4.

— Эм… — я была немного в шоке, —  Аня, что это?

— Письмо, — констатировала моя попутчица очевидное.

— Я понимаю, но… Ты можешь, позвонить написать в соц.сетях, на Email ему это письмо в конце концов отправить…

Подбородок Ани задрожал, она взяла меня за руки и посмотрела мне прямо в глаза. Я замерла от неожиданности и временно потеряла дар речи.

— Нужно, чтобы вы передали, — сказа Аня, делая ударение на каждом слове, — это очень важно… Вы ведь хотели помочь, отвезите письмо ему.

С этими словами, моя попутчица, вытащила свою сумку, накинула пуховик и вышла из купе, аккуратно закрыв за собой дверь.

Не знаю сколько я просидела, неподвижно глядя на оставленный мне конверт, пытаясь найти хоть какую-то логику в происходящем. Из коматоза меня вывела заглянувшая в купе проводница, которую я так хотела видеть раньше.

-Кофе? – спросила она у меня с вежливой улыбкой.

Я кивнула и все еще не обретя дар речи пальцами показала «два».

Остаток пути я провела с большим количеством кофе и без попутчиков. Поезд благополучно прибыл к вокзалу в городе N, я положила в сумку ноутбук и документы, над которыми сегодня не получилось поработать, накинула пальто и посмотрела на белый конверт на столике. Было достаточно сильное желание оставить его там, где он лежит и забыть вообще всю эту странную историю, но в последний момент я все-таки схватила письмо положила его в папку с документами и закрыла сумку.

Воздух на улице был морозным и свежим, и немного привел меня в чувства. В общем, ничего особенного не произошло. Подумаешь, странная попутчица решила вот таким старомодным образом высказать наболевшее своему парню. Да, немного несправедливо привлекать к этому случайных знакомых, но я ведь сама предложила помощь. И вообще, я этой девушке ничего не обязана. С этими мыслями я подошла к остановке автотранспорта, где словно дожидаясь меня стояла маршрутка с крупными цифрами «14». Я было решительно направилась к ней, но… что-то меня остановило. Перед глазами стояло лицо заплаканной девушки и какое-то неприятное чувство наполнило грудь, да так, что даже во рту почувствовался горький привкус.

— Да чтоб тебя…

Я резко развернулась прочь от маршрутки и пошла в противоположную сторону, где на отдельной остановке стояло несколько автомобилей такси. Один из водителей вышел на встречу мне:

— День добрый, куда нужно?

Я по памяти назвала написанный на конверте адрес и быстро прыгнула в машину.

— Я туда на минуту, а потом в Апелляционный арбитражный суд нужно будет, отвезете?

-Ну конечно, — кивнул водитель, включая счетчик.

«Что если Сергея нет дома? – думала я, пока за окном мелькали улице незнакомого города, — кто вообще дома в такое время?.. Тогда я просто оставлю письмо в почтовом ящике. А может сразу там и оставить? Если он дома, кем я представлюсь? Курьером?»

— Приехали! – сказа водитель, припарковавшись во дворе пятиэтажки.

Я вышла из такси и неуверенно направилась к нужному подъезду. Входная дверь оказалась открытой. Проходя мимо почтовых ящиков, я ненадолго остановилась, но все же решила подняться на третий этаж и найти нужную мне квартиру. Не знаю, что это было… Любопытство? Да, может, но еще желание знать, что в этой ситуации, я сделала все от меня зависящее и возможно стоит напомнить Сергею, что нельзя так расстраивать беременных девушек. Я позвонила в дверь один раз, потом подумала, что лучше держать письмо сразу в руках, открыла сумку и начала копаться в документах в поисках злополучного письма. И тут дверь открылась. Стоящий напротив меня молодой человек мало походил на героя сериала: невысокий коренастый парень со следами постакне на лице смотрел на меня несколько удивленно.

— Здравствуйте, Сергей? – спросила я, продолжая копаться в папке. Да где этот конверт?..

— Да, это я…

– У меня для вас письмо!

Видимо мой слишком официальный внешний вид (деловой костюм, черное пальто и документы в руках), сыграли свою роль. Сергей отступил шаг назад и жестом руки пригласил меня пройти в небольшую прихожую.

— А от кого письмо? — спросил Сергей, когда я зашла внутрь.

— От вашей девушки —  Анны, — сказал я.

Лицо молодого человека превратилось в камень. Он смотрел на меня не моргая, с презрением, злобой и горечью. Я не уверена, что меня когда-нибудь вообще одаривали таким взглядом. Повисла очень тяжелая пауза. Сергей прервал ее словами:

— Вы думаете это смешно?

Голос молодого человека тоже изменился, стал каким-то сдавленным.

— Знаете, ребята, я не знаю, что у вас там случилось, я просто случайный человек во всей этой истории, — затараторила я, мысленно спрашивая себя, что вообще я тут делаю и чем думала, — просто Анна попросила передать…

Сергей прервал меня:

— Вы журналист? Теперь у вас такие методы?

— Я?! Конечно нет! с чего вы взяли, что я…

— Вы, как стервятники! – глаза Сергея налились кровью, голос стал хриплым и громким, я медленно попятилась к двери.

— Вы только это и можете — пировать на чужом горе! Оставьте нас в покое!

Мне стало страшно:

— Сергей, о чем вы?..

— Ваших рук дело? – Красное лицо Сергея на миг пропало из моего поля зрения, а перед глазами появилась газета, которую молодой человек схватил с небольшого трюмо и теперь тыкал ей мне в лицо. – Ваших?

— Сергей, давайте успокоимся…

— Пошла вон! – его слова громом звучали в тихом подъезде, — и оставьте нас в покое!

Сергей швырнул в меня газету, которую я на автомате поймала, а затем практически вытолкал меня из прихожей, с грохотом захлопнув дверь.

Я точно не помню, как вышла из подъезда, наверное, достаточно быстро. От растерянности я даже не могла найти такси, на котором приехала, но водитель мне посигналил. Я упала на заднее сидение, все еще в шоке от разыгравшейся только что сцены.

— В суд? —  спросил водитель, глядя на меня несколько обеспокоенно.

Я кивнула.

Всю дорогу до центра я пыталась себя успокоить и вообще хоть как-то прийти в чувства. Просто ненормальные люди. Как говориться, не доверяйте незнакомцам. Наверное, я еще легко отделалась… Глубоко в своих мыслях, я не сразу услышала, что водитель такси со мной разговаривает.

— Что, простите?

— Пробка, говорю, вон, еле ползут, — мужчина кивнул в сторону медленно передвигающейся колонны транспорта перед нами. Вы опаздываете?

Я пожала плечами:

— Пока нет.

Я опустила взгляд на свою сумку с документами, и только сейчас заметила, что на ней лежит та самая газета, которую в меня так любезно кинул Сергей. Местное издание, выпуск был не новым, чуть больше месяца назад. Я механически пролистала несколько страниц и при взгляде на одну из них… по ощущениям это было, как остановка сердца. Меня прошиб холодный пот и что-то внутри горла не давало дышать. В правом верхнем углу страницы была размещена фотография Ани —  молодая, улыбающаяся, цветущая девушка. Именно такие выбирают для подобных статей… «Сбитую насмерть неизвестным водителем беременную девушку незадолго до трагедии бросил парень» гласил развернутый заголовок статьи, практически лишающий читателя необходимости ознакомиться с ее содержимым. Буквы перед глазами разбегались и отказывались собираться в слова, но я силилась понять хоть что-то. В начале было краткое напоминание о трагедии, из которого следовало, что вечером в одном из поселков девушка шла домой к родителям и была сбита неизвестным автомобилем, после чего скончалась от полученных травм. Далее видимо что-то про подробности личной жизни жертвы и даже фотография Сергея немного ниже, но читать я уже не могла. Сердце теперь колотилось о грудную клетку с невообразимой скоростью и силой, мне было жарко и душно, очень хотелось выйти на воздух… Я отчаянно пыталась найти в документах конверт с письмом, но его, конечно, там не было…

— Ты смотри что… — изумленно проговорил водитель такси. – авария…

Я плохо соображала, что происходит вокруг меня. Водоворот образов и мыслей в голове кружил какой-то безумной каруселью и я, наверное, потеряла бы сознание, но…

Мы продвинулись немного дальше и передо мной открылась картина аварии, о которой говорил водитель. Первым в глаза бросался мощный внедорожник, водитель которого явно не справился с управлением и протаранил ехавшую перед ним маршрутку. Мне даже не нужно было смотреть, чтобы знать, что на ее лобовом стекле крупными цифрами написано «14».

0
24.01.2021
68

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть