Подсолнухи

Каждый раз, как на родителей наплывает волна ностальгии, они вспоминают, как возили меня на море. Первая машина, первый ребенок и впервые на море вместе. Там песок жег пятки докрасна, вода была солона, и ракушечник задорно хрустел, и конечно, были арбузы прямо в песке и елись ложкой. Они каждый раз пересказывают это с невероятным упоением, не смотря на то, что с годами морей уже стало не счесть и отечественных, и зарубежных, на некоторых из них бывали и тропические рыбы в кораллах и фрукты с непереводимыми названиями, но вспоминают они все равно то море, а вернее ту поездку – как самую невероятную авантюру. А вот я не помню моря. Того раза. Но вспоминаю из той поездки кое-что другое.

А вспоминаю я, как день клонится к вечеру и солнце медовое, светит веско и неотвратимо — не спрятаться не за закрытыми веками, ни за ладонями – оно светит прямо сквозь, и от него болит голова. В машине пахнет до одури сладко, а я уже так устала, что даже не тошнит. И в те времена не было ни ремней на задних сидениях, не правил насчет детских кресел и не являлось зазорным лечь прямо на этом маленьком диване и до боли упереться макушкой в одну дверь, чтобы так же плотно упереться носками в другую дверь. Зачем это было делать не помню – может так не укачивало, или не скидывало с дивана при торможении. И вот помню я лежу и мне уже плохо от солнца, от запаха, от целого дня тряски и от сна, потому что спала я весь день и всю ночь до этого, потому что делать больше нечего – либо слушать музыку, либо спать. Но теперь и музыки не было, и только оры родителей с передних сидений, я вижу лишь их силуэты, черные, потому что слепит и вперед смотреть невозможно, а сзади тоскливая густая синь надвигается грудой бесформенных туч.

«Да я сказала, мы не туда свернули! Разворачивайся!» — «Ты с ума сошла? Ты видишь сколько бензина? Заправка назад только в Волгограде!» — «Там хотя бы машины есть, а мы сейчас где? Ты знаешь?» — «У тебя же карта!»

Я поднимаюсь и смотрю из окна – серая блеклая полоса протянулась бесконечной прямой. С одной и другой стороны подсолнухи – стебли как мои запястья и сами они выше меня, выше машины, и может даже мамы – стоят, сотнями тысяч голов обращаясь к солнцу, и их столько, сколько хватает взгляда в обе стороны. Ссора достигла пика и мама выкидывает в окно карту: кипу нечетко отпечатанных серых листов – ксерокопий атласа автомобильных дорог, на которых желтым маркером был проведен маршрут. Они медленно разлетаются и ложатся на асфальт. Ленивый и теплый ветерок относит некоторые из них дальше остальных. Вместе с этим внутри меня со стоном обрывается тонкая нить.

Меня выпустили из машины подышать и то, что творилось внутри меня в этот момент, до сих пор всплывает иногда из глубины. Сколько видно вокруг – ни души. Только серая дорога, разрезающая желтое поле цветов. Мы потерялись. Совершенно безнадежно и навсегда. Карты нет, бензина нет. И будет гроза.

Забавно, но мои родители совершенно не помнят этой ссоры. Она была чем-то рядовым: поворот не туда в незнакомой области, немного повздорили, но доехали же, в конце концов. А для меня – стала символом. Чего-то. Точнее не описать. Быть может, отчаяния, пережитого впервые в жизни или глубинного страха быть потерянной. А море? Моря тогда я не запомнила. Оно было там, за горизонтом. А я возвращаюсь только в это неразрешимое «здесь».

0
10.01.2020
avatar
Катти Сарк

Начинающая писательница и поэтесса.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Стихи
37

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: