12+

И так, представьте себе: осень, дышащее прохладой раннее утро, люди с угрюмым лицами, спешащие на работу. Среди них, в тоненьком сером пальто, скрывающем под собой черный костюм, который носят офисные работники, в вязаной, едва прикрывающей оттопыренные уши, шапочке и надетыми на ноги, явно не по сезону, полукедами, шагал наш герой, держа в руке портфель с надписью «Всероссийская перепись населения».

Он был одним из тех волонтёров, решивших помочь государству в очередной раз переписать своих верноподданных со всей их нехитрой рухлядью. Как и всем, ему достался определённый участок состоящий из нескольких домов, жителей которых он должен был переписать в недельный срок. Первым на пути стоял пятиэтажный дом постройки 70-х годов прошлого века. По обыкновению, в таких домах проживали, как говориться, люди старшего поколения, безусловно годившиеся в бабушки и дедушки нашему молодому герою. Подойдя ближе к дому, он достал бережно сложенный пакетик с, выданными ему под роспись магнитными ключами от дверей, ведущих в каждый подъезд, оборудованный домофонами. Немного замявшись, он всё-таки нашёл подходящий ключ от первого подъезда, сделал заметку в своём дневнике и вошёл внутрь едва не споткнувшись о неудачно выступающий порог. «Надо быть осторожней.» — подумал он.

Первый этаж этого дома был без квартирным, потому как его занимал мебельный магазин. Поэтому молодой человек быстро поднялся дальше, неожиданно встретившись лицом к лицу с миловидной женщиной преклонного возраста державшейся за ключ, вставленный, в свою очередь, в деревянную, ничем не обитую дверь.

— Здравствуйте! Меня зовут Сергей! Я представитель всероссийской переписи населения… — начал он довольно громко обращаясь к старушке.

— Какой писи? — не вынимая ключ из двери спросила жительница четвёртой квартиры.

— Простите, бабушка. Я говорю переписи! — продолжил было он.

— Ага! Знаю я вас. Шастають тут всякие писями машут. Весь подъезд зассали, падлюки! — повернув ключ заворчала старушка.

— Да, нет. Вот же. У меня и удостоверение есть. — Сергей даже немного разволновался и не сразу смог открыть документ.

Хотя это было уже не важно, так как бабуля открыла дверь и быстро шмыгнула в квартиру. Вскоре из-за закрытой двери послышался её голос:

— А ну, пошёл вон отсюда! Щас милицию вызову!

«Первый блин, как говориться, — комом.» — думал Сергей — » С этой разговаривать бесполезно…»

Постучав в квартиру под номером один, молодой человек постоял какое-то время в ожидании, прежде чем дверь открылась.

На пороге, в старом махровом халате, несколько раз штопанном в разных местах, появился мужчина лет пятидесяти с засаленными волосами, аккуратно уложенными на бочок.

— Дорохов! — коротким кивком и сильным, сшибающим с ног, перегаром, приветствовал Сергея хозяин квартиры. — Чем могу быть полезен?

  — Всероссийская перепись населения — проговорил слегка отшатнувшийся от него молодой человек показывая удостоверение личности.

— Прошу прощения, минуточку, — ответил мужчина доставая из кармана халата очки с обломанной правой душкой. Он поднёс их к лицу и, едва шевеля губами, подняв вверх густые брови, стал читать предоставленный ему документ. Закончив, он многозначительно вздохнул и продолжил,

— Ещё раз прошу вашего прощения, молодой человек. Приходиться проверять документ. Ведь в какое время живём? Никому верить нельзя. Вот возьмите хотя-бы Ивана Михайловича из третьего подъезда. Не далее, как вчера, наглым образом, стянувшего у вашего покойного слуги бутылку Московской, воспользовавшись, так сказать, моей исключительной беспомощностью… Ах, что ж мы стоим в дверях? Милости прошу! Не надо, не разувайтесь у меня не прибрано…

Сергей проследовал вслед за мужчиной едва сдерживая рвотные позывы, спровоцированные резким запахом насквозь пропитавшим, явившееся перед его взором, хоромы.

— Простите, а где я могу присесть? — проговорил Сергей глотая подступивший к горлу ком.

— Будьте любезны, пройдите на кухню. К сожалению стол только там.

Молодой человек не заметно для хозяина достал из кармана пальто влажную салфетку и вытер единственный табурет стоящий подле побитого жизнью обеденного стола.

— Покорнейше прошу простить меня за это скромное холостяцкое жилище. Но к великому стыду своему я вынужден ютиться здесь, так как прежняя моя жилплощадь была безвозвратно утеряна в следствии моего непреодолимого, и несомненно мешающего всем жить, недуга, заслуживающего самого сурового порицания со стороны общественности. А вас, простите, как звать-величать?

— Ох, извините, я не представился. Сергей!

— О! Так мы с вами тёзки! Дорохов Сергей Александрович. — произнёс мужчина протягивая руку новому знакомому. — Очень приятно.

— Взаимно. — Ответил Сергей доставая переписные листы и с долей сарказма спросил, — А, кто эта милая старушка, что живёт напротив вас?

— А! Вера Палнна? Действительно, как вы тонко подметили, очень милая и приятная во всех отношения женщина. Старый работник культуры, теперь, к сожалению, на пенсии, а когда-то -заведующая целым Домом Культуры.

Сергей едва не поперхнулся от удивления. Услышанное ранее из уст этого работника культуры никак не сопоставлялось с тем образом, который описал сейчас, показавшийся ему довольно странным, хозяин квартиры.

Сергей невзначай бросил взгляд на стены вокруг и увидел висевшие на них немытые тарелки вместо художественных панно, видимо ставшие теперь украшением этого Версаля.

— Вы не против если я закурю? — перебил его размышления Дорохов.

— Пожалуйста. — Ответил Сергей.

Каково же было его удивление, когда мужчина открыл холодильник, достал от оттуда начатую пачку папирос и тарелку с окурками в этой жизни служившую пепельницей, и с невозмутимым видом закурил своё отвратительное курево.

Сергей вкусив запах кислого дыма вдруг почувствовал дикое желание побыстрее закончить свой опрос и двигаться дальше.

Но Дорохов не спешил. Более того, он снова извинился и скрылся за дверью в туалет. Пробыв там минут десять хозяин вышел с неестественной улыбкой на лице и уставился, удивлёнными широко открытыми глазами, прямо на Сергея словно бы он видел его в первый раз. Одно плечо у него было приподнято вверх, а голова слегка кренилась на бок.

— Дорохов! Моя фамилия, — заплетающимся языком заговорил он. — Надеюсь у вас с собой…?

Сергей был просто ошеломлён таким поворотом событий и не находя, что ответить вымолвил:

— Мне кажется пора!

— Жаль. Очень жаль, что у вас не с собой… — провожая взглядом спешно покидающего квартиру Сергея вздыхал пожимая плечами уже довольно пьяный хозяин квартиры.

Выскочив на площадку Сергей предусмотрительно захлопнул за собой дверь.

Он сильно закашлял, то ли от едкого папиросного дыма, то ли от пережитых впечатлений.

Неожиданно дверь во «вторую» квартиру приоткрылась и перед ним предстало нечто с рогами в овчиной шкуре с длинной палкой в руке, на конце которой светил маленький диодный фонарик, державшийся за счёт наспех обмотанной вокруг него синей изоленты.

— Твою ж мать…! — вытаращив глаза испуганно воскликнул Сергей прижимаясь к стене, обеими руками держа перед собой портфель,

— Вы кто? — тихо произнесло нечто вполне себе человеческим голосом.

— Перепись… — коротко и также тихо, почти шёпотом выдохнул Сергей.

— Довольно странное имя. Никогда такого не слышал — продолжало нечто снимая с головы шлем увенчанный теми самыми, так испугавшими Сергея рогами, обнажая вполне себе обыкновенную лысину принадлежащую мужчине средних лет.

Сергей опустил портфель приходя постепенно в себя. Поправил галстук и одёрнул пальто.

— Всероссийская перепись населения. Меня зовут Сергей. — поспешил представится молодой человек пока хозяин держал дверь открытой, сунув ему прямо под нос удостоверение.

— Заходите! — резко сказал лысый. Он заглянул через плечо Сергея вытянув при этом свою на удивление длинную шею, будто бы проверяя: нет ли там ещё кого-нибудь за спиной.

«Травмат, что ли взять с собой в следующий раз?» — промелькнула вдруг мысль в голове Сергея, когда перед собой он увидел жилище старого орка. Трёхкомнатная пещера представляла собой живописную иллюстрацию толкиеновских описаний чертогов Барад-дура. Казалось, что вот-вот откуда то выскочит мерзкая, злобная тварь и брызгая слюной, прошипит хлюпающим голосом: — «Кажется здесь запахло свежим мясом!»

— Присаживайтесь! — возвращая в реальную жизнь Сергея, сказал хозяин, кладя шлем на массивный деревянный стол стоящий возле стены, на которой красовались фотообои с изображением мрачных гор Мордора.

Сергей присел на такой же, вписывающийся в антураж комнаты, дубовый стул покрытый чёрным лаком и щуря глаза от полумрака царящего в квартире, стал искать на дне портфеля не весть куда подевавшуюся ручку.

Хозяин, наблюдая за гостем, слегка приоткрыл плотную гардину, закрывающую окно впуская в комнату  яркий свет рыжего утреннего солнца.

— Можно ваш паспорт? — спросил Сергей найдя наконец ручку.

— Минуточку… — Ответил мужчина выходя в коридор.

— Простите, а вы один живёт? — оглядываясь по сторонам поинтересовался переписчик.

— Нет. Вместе с женой. Она сейчас на роботе. — протягивая паспорт проговорил хозяин.

— А, тогда про неё мы запишем с ваших слов. Хорошо?

— Да, как скажите…

Открыв паспорт на странице с фотографией Сергей увидел вполне себе обычное лицо взрослого человека ни в коей мере не сопоставимое с нынешним образом. Переведя взгляд на строчку с фамилией Сергей неожиданно для себя фыркнул и даже слегка брызнул слюной.

— Ср… Сра… С — сдерживая всем телом разбирающий его смех пытался произнести молодой человек.

— Сракин Саурон Петрович — обыденно произнёс хозяин отводя глаза в сторону.

Сергей трясущейся от напряжения рукой записывал данные невозмутимого повелителя Мордора.

— Родился в селе Большие Лядины, можно сокращённо, Б. Лядины Архангельской области.

Сергей так и записал, больно ущипнув себя за ногу…

По национальности Саурон Петрович оказался самым настоящим тёмным эльфом, а по профессии — архимаг. Всё остальное было, в принципе, как у большинства рядовых жителей государства российского.

Переходя к данным жены, Сергей уже ждал какого-то подвоха. Ну, какая нормальная женщина будет жить с таким странным человеком? И не ошибся…

Сракина (в девичестве Длинноухова) Галадриэль Борисовна, конечно оказалась самой обычной эльфийской королевой преклонных лет, правда, в отличии от мужа, имела вполне себе реальную профессию работника общепита.

Вот так, живёшь и не знаешь, когда тебе повезёт встретить владычицу эльфов? Когда она тебе суп в столовой подаёт или кружку пива в кафе наливает…

Позже, покидая обитель союза света и тьмы, Сергей всерьёз задумался о том, что было бы не плохо вернуть институт карательной медицины, избавляющий здоровое общество от таких вот, бесспорно, неадекватных его представителей. Ну или хотя-бы держал таковых на строгом учёте.

Ведь возможно предположить, что больной человек может легко вжиться в образ совсем не безобидного персонажа родом из книг, например, известного всем Стивена Кинга. И? Страшно осознавать, что люди имеющие серьёзные проблемы с головой постоянно находятся среди нас.

В оставшейся пока ещё не посещённой квартире под номером три никого не оказалось дома, видимо в это время хозяева обычно находились на работе.

Сергей сделал по этому поводу пометку у себя в дневнике и стал подниматься на следующий этаж.

На третьем этаже, к удивлению молодого человека, всё прошло спокойно. Здесь обитали самые обычные российские пенсионеры без причуд и признаков маразма. Скорее даже наоборот — очень исполнительные. Как говориться — старой советской закалки. «С таким работать легко. Если бы все были как эти?» — думал Сергей поднимаясь на этаж выше.

На четвёртом этаже он обнаружил одну из дверей открытой. Из неё слышался стойкий запах жареной рыбы, который он почувствовал за долго до того, как поднялся на этаж.

Подойдя к двери молодой человек нажал кнопку звонка да бы обратить на себя внимание. Но никто не выходил, долгое время.

— Хозяева! Есть кто дома? — громко сказал он. И услышав в ответ что-то не разборчивое, Сергей, как-то само собой, шагнул в квартиру. Голоса, которые он слышал всё отчётливее доносились из кухни. Туда он и проследовал. Но обнаружив вместо жильцов включённый телевизор понял, что поступил не профессионально, оказавшись в чужой квартире без приглашения. Как выяснилось — это была не единственная его ошибка.

Собираясь на выход он увидел, сидящего на пороге, возле открытой входной двери, огромного чёрного пса с интересом разглядывающего незваного гостя.

— Пипец… — еле шевеля губами произнёс Сергей. И пёс, точно уловив интонацию, будто бы улыбнулся ему.

Пытаясь сохранять хладнокровие молодой человек перебирал в голове возможные варианты отступления. » Может в окно сигануть? Нет, четвёртый этаж всё-таки. Дверь! Забаррикадироваться на кухне и дождаться хозяев, потом всё объяснить. Чёрт, а где дверь? Не вариант…»

Пёс во время его размышлений смирно сидел, лишь слегка покачивая головой из стороны в сторону.

Вдруг из кармана пальто, предательски громко, зазвонил телефон заставив пса встать, а Сергея вспомнить яркие моменты его совсем ещё короткой жизни.

По мере того, как тот медленно по-хозяйски подходил к незнакомцу, Сергей пытался на свой лад пересказать «Отче наш…»

И неизвестно, как всё это кончилось если бы в это время на пороге не появилась она — хозяйка квартиры. Женщина — круглая, без острых углов, в хрестоматийном халате в цветочек и бигудями на голове.

— Рээээкс… — протяжно, словно нараспев, произнесла спасительница.

Пёс услышав знакомый голос прижал уши и пригнул голову. Он вдруг завилял не просто хвостом, а всем телом отползая в сторону хозяйки и уже совсем не походил на грозного пса, тем самым дав возможность Сергею перевести дыхание.

Судя по выражению лица этой грузной женщины в воздухе повис немой вопрос, не ответ на который мог привести к тяжёлым последствиям для Сергея. И он это быстро понял, протараторив знакомое:

— Всероссийская перепись населения! Сергей! Вот моё удостоверение!

Он буквально с треском вырвал документ из кармана.

— А! Ну, считай тебе повезло. — медленно, довольно низким и хриплым голосом, проговорила хозяйка. И неожиданно заревела, — сидееееть?

Обращение было адресовано начавшему было скакать псу, но и Сергей невольно плюхнулся на табурет часто моргая глазами. Он достал из кармана платок и вытер испарину, выступившую на лбу.

Женщина тем времен зашла в квартиру, закрыв за собой дверь. «Мышеловка захлопнулась…» — почему-то пришло в голову Сергею.

— Ну, расселся, давай, доставай свою писульку! — обратилась к нему хозяйка.

— Что, простите, доставать? — ёкнуло на сердце молодого человека. Повинуясь путанице в голове он зачем-то начал расстёгивать ремень на штанах.

— Доставай, говорю, бумагу. Куда писать то будешь? А, ты, что подумал, охальник?

Сергей выдохнул прикрыв на время глаза, понимая, какую глупость он только что чуть было не совершил в очередной раз. «Нервы ни к чёрту…» — констатировал он.

Дальнейшее происходило в мирной, можно сказать, не принуждённой обстановке. Женщина оказалась вполне себе адекватным собеседником, с хорошим чувством юмора и неожиданно добродушной. Пока Сергей писал она умудрилась впихнуть в него несколько рыбных котлет, запах от которых пропитал всю квартиру и одежду молодого человека, напоить его чаем и незаметно сунуть в карман пакетик с леденцами.

Расставались они уже, как добрые знакомые и даже пёс успел облизать его с ног до головы.

Выйди из квартиры, Сергей взглянул на часы: — «Ух, ты! Уже одиннадцать. Надо бы ускориться.»

На этом этаже оставалось обойти ещё три квартиры. В две из них он так и не попал, видимо здесь тоже все были на работе. Сергею пришлось постучать в последнюю дверь, так ка звонка не оказалось. Ему сразу не открыли, но почему-то он поймал себя на мысли, что за ним наблюдают в глазок.

Он снова постучал. В ответ послышались звуки открывающегося замка, потом ещё одного, чуть ниже, а следом и ещё, но уже чуть выше. Дверь наконец приоткрылась. В образовавшуюся щель, через дверную цепочку на Сергея молча смотрел исподлобья пожилой мужчина лет восьмидесяти.

— Всероссийская перепись, дедушка! Меня Сергей зовут. Вот документик. — уже привычно повторял он необходимые манипуляции. Но его будто не слышали.

— Перепись! Дедуля, откройте пожалуйста! Меня зовут Сергей! — более громко повторил он, решив, что хозяин глуховат.

— Чаво орёшь!? — неожиданно, довольно ясным голосом, ответил мужчина. — И по чём нынче корочки энти продають?

— Да, что вы? Я официальное лицо. Вот у меня номер горячей линии есть. Можете позвонить, там вам про меня всё расскажут.

— Ха! Нашёл идиота! Знаю я, как у вас всё делается. Не первый день живу!

— Хорошо. Не верите мне, соседей ваших спросите. Я у них уже был. Они подтвердят.

— Чаво? — брезгливо произнёс дед. По интонации Сергей понял, что дедуля ни в грош не ставил своих соседей.

— Ладно, дедушка, так и запишем: хозяин двенадцатой квартиры отказался участвовать в переписи…

— Хто энто отказалси? — возмутился тот, — интересные дела!

— Ну, вы меня пускать не хотите. Так? Значит отказываетесь.

— Тьфу ты! Ты шо, попка? Заладил: отказалси. Я тебе говорю пускать — не пущу, а участвовать буду.

— А! Так значит. Хорошо. Табуретку хоть дадите, а то стоя писать не удобно.

— Ишь шо удумал, хитрец! Я ему, значить, табуретку, а он мне хрясь по затылку и поминай как звали?

— Кто он?

— Да ты! Хто ж ишо! Знаем, телевизеры смотрим! Надысь вон, Андрюшка Малахов сказывал про таких. Пришли, мол, к бабусе лекарства принесли, а потом пенсию у неё всю тю-тю, умыкнули. Хорошо ишо, не как в другой раз… — дед замолчал, будто ожидая от собеседника, что тот проявит интерес к сказанному и захочет продолжения.

— Ну и шо в другой раз? — оправдал ожидания Сергей.

— Шо, шо! Порты сняли и снасильничали бабку!

— Ужас!

— Вот тебе и ужас. Правда она потом за одно из этнтих замуж вышла, потаскуха, разтуды её через коромысло! Но случай был! Вот…

— Ладно, дедуля, у меня времени нет. Будем писать?

— Куды вы молодёжь всё торопитесь? Всё на бегу! Давеча встретил одно, вон, на вроде тебя, в привокзальном сортире. Спешит. Спешит. Брызги во все стороны. Гульфик застёгиват и бац пришшамил пыпырку. Как заорёть! А шо орать то теперь. Спешить не надо!

— Это вы к чему, дедушка?

— А, к тому, милок, шо у вас ишо вся жизнь впереди, а вы её словно газетёнку не интересную поскорей пролистать пытаетесь и в конец заглянуть хотите. Токмо жизнь — не газетёнка никчёмныя, а труд великий, по толще «Войны и мира» будя в разы…

— Ну не все ж такие. Просто у меня работа. Мне ещё десять домов обойти надо…

— Вот и я о том же. У каво работа, у каво дети, у каво любовницы. Мечетесь как белки. По малой нужде — и то на бегу… — дед тяжело вздохнул, — ладно. Ступай с богом. Устал я что-то. В другой раз приходи. Можа и пущу.

Дверь перед носом Сергея неожиданно захлопнулась, и он снова услышал звук теперь уже закрывающихся на все обороты замков.

Молодой человек ещё какое-то время постоял перед дверью старика обдумывая сказанное и не спешно, словно бы следуя его советам, спустился вниз.

«Хватит на сегодня.» – подумал Сергей. Завтра приду…

15.10.2021
illustratorSV


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть