Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится,  кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои  

Книга Екклезиаста.  

Блестящий нож гильотины распластал бумагу на полосы, через несколько секунд другая гильотина продолжила процесс, превратив большой лист в множество маленьких прямоугольников. Гильотины продолжали кромсать бумагу и через пару минут в контейнере для готовой продукции лежала стопка свежеотпечатанных пятисотрублевых купюр.  Каждая из архангелогородок имела номер и серию, уже внесенные в неведомый реестр, являющийся, в свою очередь, частью другого, более важного реестра, Книги Судеб, на скрижалях которой была предопределена пока еще никем не ведомая судьба каждой из купюр. Впрочем, не только купюр, но и всех нас… 

Одной банкноте было предначертано сгореть в пожарище взорванного люксового внедорожника, другой – обагриться кровью подвергшегося бандитскому налету инкассатора, третей – тихо прожить почти всю свою жизнь в северном шахтерском городке и лишь ближе к концу своего срока уехать на черноморский курорт, чтобы быть там множество раз облапанной липкими бесцеремонными руками рыночных торговцев, быстро потерять незапятнанную чистоту и стать неотличимой от других южных товарок: и более юных, и более старых…. 

О жизни любой из купюр можно было бы написать целый роман, и это не будет преувеличением! Мой посвящен описанию жизненного пути одной из них, вполне обычной на первый взгляд, пятисотрублевой купюры…  

**** 

Наша героиня лежала поверх других банкнот, и именно с нее начиналась нумерация купюр серии АД, а потому она считала себя старшей среди сестер. К тому же, в её номере присутствовали исключительно нули с одной-единственной единичкой, а она какой-то генетической памятью знала, что это считается привилегированным сочетанием цифр и потому была уверена в своей особой предназначенности. И, надо сказать, предчувствия её не обманули: купюру ждала не очень долгая, но очень яркая и насыщенная жизнь.  Купюру назвали Аделаидой: в переводе с древнегерманского это имя означало «благородная происхождением», что полностью соответствовало ее знатным корням. Ассигнация гордилась своим именем: достаточно сказать, что Аделаида Аквитанская была первой королевой Франции. Кроме того, оно было созвучно открываемой ею серии банкнот. Другим же купюрам серии в праве на собственное имя было отказано: у них не было даже самых обыкновенных имен. Такой порядок установился среди купюр с давних времен: право иметь собственное имя имела лишь первая в серии купюра, а все остальные оставались так называемыми «ноу нейм». Если кому-то это покажется несправедливым, то автор возразит, что точно такой же порядок заведен издавна у людей. Возьмем, к примеру, историю войн. История помнит Чингисхана, Кутузова, Суворова, Жукова, но совершенно забыла о тысячах Пушковых и Мясниковых, сожранных в топке баталий. И вообще, каждый, кто имел к армии хоть мало-мальское отношение, прекрасно знает, что в ней людей не существует в принципе, а имеется лишь личный состав. Пять единиц подводных лодок, двадцать единиц танков, тридцать пять единиц пулеметов и триста восемнадцать единиц личного состава. Хотя нет, осталось уже четыре единицы подводных лодок и двести единиц личного состава, потому что одна единица подводных лодок утонула. Заодно со ста восемнадцатью единицами личного состава… 

Если кто-то полагает, что так заведено только в армии, которой и положено родину защищать, а вот в гражданской жизни совсем другое дело, то автор его разочарует. И в гражданской жизни творится всё то же самое. Возьмем, к примеру, слово «эйчар» из новояза, означающее английскую аббревиатуру HR-Human Resources. Очевидно же, что люди – это такие же ресурсы, как нефть или газ, а ресурсы, как известно, можно и даже нужно продавать. А еще людей нужно эксплуатировать подобно недрам, из которых извлекают те же нефть с газом. В этом случае из людей извлекают их жизненные энергию и соки, превращая их в биомассу разной степени отжимки. Примечательно, что эксплуататоров почему-то часто зовут эффективными менеджерами, ну или отцами нации, это кому как нравится… 

Или, скажем, случись, например, какая-нибудь авиакатастрофа, все телевизионные каналы с какой-то некрофильской назойливостью день и ночь смакуют: 

– В разбившемся самолете находился двоюродный племянник президента Республики Бандустан Рулон Обоев!  

О том, что кроме обнюхавшегося кокаином Рулона, в самолете находилось еще несколько сотен абсолютно трезвых и неукуренных людей, как-то стыдливо умалчивается, будто бы их и не было. Или, реже, количество погибших произносится небрежной скороговоркой между прогнозом погоды и новостями светской жизни. У людей когда-нибудь, быть может, что-то и изменится, а вот среди купюр порядок установлен раз и навсегда. А потому своё имя Аделаида носила по полному праву.  

5
17.02.2019
avataravataravataravataravataravatar
461

просмотров



3 Комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Форс: посмотреть остальные.


Еще на тему: #Penfox, Детектив (другое), Детектив иронический, Драма, Мужской роман, Приключение, Роман современный, Современная проза, Юмор


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar
Как написать хороший рассказ - Penfox

Как написать хороший рассказ, если ты новичок?

avataravataravataravataravataravataravatar

Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть