• На дворе шёл далёкий 2015 год. Был конец мая, в школе мы ничем не занимались, учебники давно сдали. Я перешла в шестой класс. Я думала, как провести это лето незабываемо, чтобы было интересно и весело. И тут мне в голову пришла мысль: я никогда не ездила в лагеря, но многие мои одноклассники не в первый раз ездили туда. Может и мне попробовать? Я рассказала об этом родителям и они с радостью согласились. Весь июнь мы возились со справками и путёвкой. Но когда в конечном итоге всё было сделано, а мои вещи собраны, я почувствовала и интерес к новому, и тревогу, что буду далеко от дома.
    В лагерь я отправилась во вторую смену, в июле. До места сбора меня довезли родители и были там, пока не приехал наш автобус. Кругом было много людей, стоял невыносимый шум. Мне уже показалось, что зря я всё это затеяла. Но когда села в автобус, стало немного легче, но и страшно от неизвестности. Я никогда никуда далеко от дома не уезжала и мне было страшно. Я уже захотела обратно к маме. Но интерес брал верх и я сдержала слёзы.
    В автобусе было удобно. Меня даже начало клонить в сон. Дети общались между собой, будто были знакомы долгое время. Вожатые тоже говорили о чём-то. Одна девочка расплакалась и они стали её успокаивать. Я смотрела в окно. Путь был долгий — наш лагерь, «Серебристая река» находился далеко за пределами города. Это значило, что там не будет интернета или какой=нибудь мобильной связи. Но с собой у меня был плеер и много книг.
    Я воткнула в уши наушники. Заиграла спокойная классическая музыка. Звуки завораживали, проникая в самые глубины моего затуманенного сознания и я продолжила смотреть в окно с большим интересом, потому что автобус ехал уже за пределами города. Мы проезжали мимо лесов и полей. Яркое дневное солнце освещало деревья, бросало свои лучи на безграничные поля. Ветер шевелил траву и листву, поэтому казалось, будто природа шепчет какую-то песню и танцует под золотым светом солнышка. Небо было голубое, словно лазурная вода в бухте, дорога ровная, с подъёмами и спусками, из-за чего мне казалось, что я не в автобусе, а на каком-нибудь весёлом аттракционе.
    Я ни о чём уже не думала. Просто смотрела на природу, слушала музыку. Я не знала, что меня ждёт, поэтому не хотела, чтобы поездка кончалась. Мне хотелось ехать так вечность. Но увы, всё когда-нибудь заканчивается. Автобус подъехал к большим зелёным воротам. Рядом с ними стоял небольшой домик. Был шлагбаум. Над воротами висела широкая вывеска в форме радуги, где разноцветными печатными буквами было аккуратно выведено «Серебряный ручей». Так назывался этот лагерь. И, видимо, не зря: я заметила, что сквозь леса просвечивался какой-то ручей. Наверное, он был прозрачный, как стекло и холодный, как метал. Именно он и являлся гордостью лагеря.
    Двери автобуса открылись и мы стали выходить на свежий лесной воздух. Наши чемоданы были в багаже автобуса. Я не спеша подошла и достала свой большой голубой чемодан и синюю сумку. Но я не заметила рядом стоящую девочку и случайно задела её. Она немного отшатнулась, но равновесие удержала:
    — Аккуратнее можно?
    — Прости, я не заметила тебя.
    Она ничего не ответила. На ней были короткие джинсовые шорты, белая футболка с единорогом, чёрные солнцезащитные очки, белоснежные кроссовки. Золотистые волосы были заплетены в две аккуратные косички. Она быстро забрала свой чемодан, который по сравнению с моим был огромным. После она подошла к вожатой. Я тоже поспешила подойти к ней.
    Наша вожатая была очень молодой: на вид не больше двадцати лет, длинные каштановые волосы, убранные в хвост. Одета она была в форму, на шее зелёный галстук, взгляд добрый, улыбка приветливая.
    — Итак, ребята, идём все за мной, я проведу экскурсию. Сначала зайдём в корпуса, оставите свои вещи. А потом прогуляемся по территории. Вот этот корпус ( она показала на двухэтажный серый домик) для парней, а этот, напротив (такое же здание,
  •  
    только розового цвета), для девочек. Те два корпуса ( указала на голубые дома) предназначены для младших детей. Они подъедут на отдельном автобусе чрез полчасика.
    Дальше она и её помощница завели нас в корпус, мы выбрали комнаты, кровати, оставили вещи в отдельной комнате, посмотрели на туалет, прошлись по коридору. Нам объяснили некоторые правила, что никаких сладостей от родителей принимать нельзя, отбой в девять, подъём в семь и прочее.
    Затем мы вышли на улицу и она провела нас по всей территории лагеря. Показала, где кабинет врача, столовая, здание кружков ( рисование, пение, танцы, а также библиотека), объяснила, что дискотеки через день и проводятся в столовой с семи вечера до одиннадцати для нас и до десяти для младших.
    Потом мы сели в какую-то большую беседку и стали знакомиться. Нас было одиннадцать человек, немного, но всех я не запомнила. Но я поняла, что нашу вожатую зовут Елена Владимировна, её помощницу Екатерина Алексеевна, а ту девочку, с которой у меня сразу не сложились хорошие отношения, звали Вика.
    Мы познакомились друг с другом и нас попросили записаться в какие-нибудь кружки. Я решила пойти на танцы. Никогда этим не занималась, но меня заинтересовало это. После всех деталей, мелочей и нюансов по поводу распорядка дня, мероприятий и дежурства в столовой, нам дали свободное время и мы разошлись по комнатам.
    Я зашла в комнату, которая была дальше всех к выходу из корпуса. Заняла дальнюю кровать у самого окна и тихонько начала разбирать свои вещи. В комнате был только один шкаф. Я туда повесила кое-какие платья, часть самых необходимых вещей я убрала в комод, туда же и пару книг. Свой дневник решила пока не доставать.
    В эту же комнату поселились ещё три девочки. Они были моего возраста и очень дружелюбные. Я была рада своим соседкам. Их звали Алиса, Алина и Вера. Мы быстро нашли общий язык. В самом разгаре нашей беседы в комнату важно вошла Вика со своими вещами и молча стала раскладывать всё. Мы молча посмотрели на неё, а затем продолжили разговор. Она же после всех дел вышла из комнаты и мы её не видели.
    Через какое-то время в лагере стало шумно, многолюдно. Приехали младшие дети и их вожатые. Мне стало спокойнее. Мне понравилось, что в лагере так много людей, с которыми можно поговорить.
    После того, как и младшим объяснили что да как, мы все дружно выстроились в линейку. Было открытие второй смены лагеря «Серебряный ручей». Заиграл гимн нашей страны, подняли флаг лагеря (серый с изображением синего ручья), потом мы дали клятву, что честно будем выполнять правила. После мероприятия всех отправили в столовую, где была очень вкусная еда. Я была рада этому, потому что давно ничего не кушала, а желудок требовал пищи. Это был ужин. После нам дали возможность познакомиться, отдохнуть до отбоя. Я была рада этому. Мы продолжили общаться с Алисой и Алиной, Вера гуляла по территории — у неё была младшая сестра в отряде детей до 13 лет, Нина. Мы смеялись, шутили, но краем глаза я внимательно смотрела на Вику. Мне казалось , она более общительна. Но за всё это время она просто либо куда-то уходила, либо слушала музыку. Я думала о том, чтобы поговорить с ней, но я передумала: если она сразу меня так невзлюбила, зачем пытаться поговорить с ней? Я просто продолжила говорить с девочками.
    Настало время отбоя. Душ у нас был прямо в корпусе, что не могло не радовать. Там стояли четыре кабинки, которые были сейчас свободны. Девочки из соседней комнаты решили пойти после нас. Они веселились и им не хотелось это прерывать. С ними в комнате была и Вика. Я поняла, что с ними она давно знакома. Она очень легко общалась с этими девочками.
    Ночью я долго не могла уснуть. Незнакомое место, в комнате много людей, по коридору ходит вожатая и смотрит, чтобы все спали. Дверь была приоткрыта и в комнату попадал свет. У меня дома такого не было. Я сильно перенервничала и решила послушать музыку. Технику у нас никто не забирал, думаю, я бы не отдала свой плеер, спрятала бы, но не отдала. Я включила музыку на самую маленькую громкость, что сама едва слышала, наушники прикрыла волосами, подушкой, плеер спрятала под одеяло,
  •  
    провод тоже. Вроде, никто не должен был заметить. Было темно, стало тише. И спустя какое-то время я уснула крепким сном.
    Утром нас разбудила Екатерина Алексеевна. Все нехотя встали. Я же подождала, пока она уйдёт и быстро спрятала плеер с наушниками далеко в ящик, в коробочку, которую закрыла на ключ, а ключ убрала в дневник.
    — Эй, кому как спалось? — спросила Алина.
    — Чудесно. — ответила Вера.
    — Мало. — проворчала Алиса.
    — В прошлом году тише было. — выразила своё мнение Вика и быстро вышла из комнаты в ванную.
    Мы немного помолчали, а потом последовали её примеру — через пятнадцать минут начиналась зарядка ,а мы даже не переоделись из пижам. Помогая друг другу, делая всё с большой скоростью, мы успели на зарядку. Сначала была разминка на месте, потом мы бежали вокруг территории. Один круг я видела Вику, а на втором круге её уже не было. Я заметила, куда она скрылась и, дождавшись, пока все пробегут, пошла за Викой.
    Девочка стояла за воротами, охранник был в столовой. В руках у неё была почти докуренная сигарета. Вика кому-то позвонила, потом отправила сообщение. Она возвращалась обратно. Скрыться я не успела и Вика меня заметила:
    — Что это ты тут делаешь? — нервно, но немного испуганно спросила она.
    — А ты что тут делаешь? — я постаралась изобразить недовольство и удивление.
    — Как видишь, курила. А что? Нажалуешься? Сдашь меня, неуклюжая девчонка?
    — Нет… Просто не знала, что ты такая… — я искренне в ней разочаровалась. Её злая интонация отталкивала.
    — Ты сама не ангел. По ночам музыку слушаешь. Это запрещено.
    — Я знаю. Но не смогла уснуть без этого.
    Вика подошла ко мне вплотную, прижала к забору и прошептала над самым ухом:
    — Расскажешь о том, что курю, расскажу про наушники. Продолжишь на меня оборачиваться, твоя жизнь превратится в ад. А скажешь, что угрожаю, можешь не появляться в лагерях вообще.
    — С этими словами она поспешила уйти. Я тоже поняла, что лучше побыстрее вернуться, меня могут потерять.
    После завтрака (на который я благополучно опоздала), нас ожидали занятия в кружках. Вика пошла на рисование, я же с Верой и Алисой на танцы. Мы занимались до самого обеда с перерывами и нам было так весело, что я даже забыла про утренний инцидент. Но увидев в столовой Вику, сразу всё вспомнила. Я старалась не смотреть на неё, но что-то меня к ней тянуло. Я хотела с ней подружиться, вопреки всему плохому, что она мне наговорила.
    После обеда мы могли заниматься, чем хотели. Кто-то играл в мяч, кто-то в куклы. Постарше репетировали что-то. Некоторые сидели в корпусе. Через полчаса начинался тихий час. До этого момента мы с Алисой и Алиной решили прогуляться по территории. Вера играла с Ниной.
    — Может, сегодня ночью не будем спать? — предложила Алина.
    — Нас рано разбудят. — ответила Алиса.
    — Да ладно, ничего страшного. Я не хочу спать по ночам. Хотя бы один раз. — упрашивала Алина.
    — Но мы ведь только приехали ещё две недели впереди. — сказала я.
    — И то верно.- согласилась Алина.
    — Вот и я о том же. — улыбнулась Алиса.
    — Давайте возвращаться и побыстрее. Не хочу я опоздать в комнату на тихий час. Хочу поспать! — сказала Алина.
    — Хорошо. — ответили я и Алиса.
    Мы успели на тихий час. Девочки быстро уснули. Я же спать не хотела и решила просто полежать. Вдруг я заметила у себя под подушкой записку. Я развернула её и прочла «На тихом часу выйди из комнаты и доберись до столовой. Зайди за здание, там в это время тихо. Жду».
    Я оглянулась и заметила, что в комнате не было Вики. Я поняла, что записка от неё. Делать мне было нечего, поэтому я отважилась встать с кровати и выглянуть из комнаты : вожатые уже легли спать. Их комната находилась неподалёку от нашей. Стояла тишина. Я вышла из комнаты на цыпочках, быстро, но аккуратно вышла из корпуса.
    Дальше было сложнее — меня мог кто-нибудь увидеть. Я шла за зданиями, пряталась, где могла. Моё сердце билось с бешеной скоростью, я боялась, что попадусь. Но столовая была уже близко. Я быстро проползла под окнами и зашла за угол. Отсюда нас никто не мог увидеть — ни камер, ни окон, ни охранников.
    Вика стояла и смотрела в телефон. Она заметила меня и убрала телефон в
  •  
    карман. Подошла ко мне.
    — Не думала, что придёшь.
    — Что надо? Я никому ничего не рассказала.
    -Почему продолжаешь на меня смотреть?
    — А что, нельзя? На тебя многие смотрят.
    — В основном, парни.
    — На что намекаешь?
    — Что ты в меня влюбилась.
    — Нет…. — мои щёки стали красней спелых помидор. Сердце забилось быстрее. Я отвела взгляд и хотела было уйти, но Вика схватила меня за руку.
    — Успокойся. Чего так покраснела, я угадала? В общем, неважно. Я не хочу общаться с тобой. Ты мне не интересна. Но меня напрягает, когда ты смотришь на меня своими глазами, как на жалкое создание. Не надо меня жалеть.
    — Но…
    — Что «но»? Я не в первый раз тут, в отличие от тебя. Я многих знаю здесь.
    — Я просто хотела с тобой подружиться, но с самого первого момента ты начала так невежливо со мной общаться! — я заплакала. Холодные, как метал, слёзы поползли струйками по щекам.
    — Извиняться не буду. Не все люди хорошие. Пойми это.
    С этими словами она ушла, а я осталась стоять тут, не зная, что делать. Возвращаться в таком виде я не хотела. Я просто вышла за территорию лагеря. Охранник меня не заметил. Я так сильно расстроилась, что мне было плевать на наказания или нервы других. Я пошла к тому ручью. Светило солнце, пели птицы. Было тихо. Я легла в тени дерева, слушая журчание медленно текущей воды. Я совсем не заметила, как уснула.
    -Алёна. Алёнушка. — услышала я крики Алины.
    — Девочки… Прошу, вы уверены, что она здесь будет? — почти плача говорила Елена Владимировна.
    Я тут же встала с земли. Я заметила, что на улице совсем темно. Я видела фонари вожатой и девочек, но не могла сообразить спросонья что происходит. Я крикнула:
    — РЕБЯТА, Я ТУТ. — на всякий случай помахала им руками.
    Сразу же ко мне подбежали Алина, Вера и Алиса. Они крепко меня обняли. По их щекам текли слёзы.
    — Ну ты чего так пропала? — спросила Алина.
    -Мы тебя весь день ищем! — упрекнула Алиса.
    — Не теряйся так больше, мы же волновались! — воскликнула всхлипывая Вера.
    Я ничего не успела ответить. Подошла Елена Владимировна и Екатерина Алексеевна.
    — Алёна, Алёнушка наша….. — плакала Елена Владимировна.
    — Итак, возвращаемся в лагерь. Завтра с тобой поговорим, нарушительница. — строго произнесла Екатерина Алексеевна.
    Мы прошли в лагерь и я приняла душ. Потом легла спать. У ручья я хорошо выспалась. Ещё и была голодна. Живот болел так сильно, что я не могла уснуть. Девочки стали обо всём меня расспрашивать. Я не хотела отвечать и по-разному отнекивалась от их предположений и вопросов. Когда они наконец уснули крепким сном, я взглянула на кровать Вики. Та лежала с телефоном и не обращала на меня внимания. Словно меня и не было….. Почему-то это меня сильно задело и я заплакала. От грусти я не заметила, как тоже погрузилась в сон….
    Утром, после завтрака, как и ожидалось, меня отвели к вожатой, та сильно отругала. Спросила про причины, но я ничего толком не ответила, соврав, что ничего не помню. Мне запретили выходить из корпуса куда-то. кроме столовой с сопровождающей. Я не сильно расстроилась.
    Весь день я читала и слушала музыку. Вика по-прежнему меня не замечала. Я решила тоже не замечать её. Отвлекали и Алина с Алисой. Вера чаще всего проводила время с младшей сестрой, но это нас не огорчало. Мы весело общались.
    Так я не выходила из корпуса в кружки и погулять несколько дней. В этом были свои плюсы. Прошло уже двенадцать дней моего пребывания здесь. Я завела друзей, встретила Вику, научилась немного танцевать ( я быстро освоила схему танца в кружке). Мне было весело. А сегодня вечером состоялась дискотека. С момента приезда я так и не побывала на ней, арест не позволял. Сейчас я вполне могла пойти. Подходящее платье у меня было. Я быстро нанесла немного макияжа и вышла на улицу, где стояли Алиса, Алина и Вера.
    На улице было девять вечера. Тепло. На небе была луна, первые звёзды. Комары тоже присутствовали и сильно докучали, из-за чего мы вчетвером поспешили зайти в столовую, где очень громко играла музыка и все танцевали. Я присоединилась к общему веселью: раз есть шанс развлечься и отдохнуть от плохого, почему бы и нет? Надо же было забыть о Вике…. К сожалению,
  •  
    потанцевала я недолго: только вспомнила об этой девчонке, как она появилась. Вошла в красивом голубом платье с бантом на поясе. Я не смотрела на неё больше. Но заметила, что она на меня смотрит. Спустя полчаса я отошла попить. Вика пошла за мной с стаканом сока. Когда я наливала воды, Вика пролила на меня сок и сказала, что случайно. Я не произнесла ни слова. Просто молча ушла в туалет, где попыталась оттереть пятно с платья. Оно было мокрое и единственный вариант — переодеться. Я уже хотела уйти из туалета в комнату, как вошла сама виновница моих бед.
    — И что? Это игнорирование? — с обычной надменностью спросила она. Я ничего не ответила и попыталась выйти, но она закрыла дверь на защёлку и встала так, что я не могла пройти.
    — Пока не объяснишь, в чём дело, не выпущу.
    — Не хочу с тобой говорить. Ты же и сама, вроде не хотела, чтобы я на тебя обращала внимание.
    — По началу да. А теперь передумала.
    Я оттолкнула её, подошла к двери и попыталась открыть защёлку, но она резко развернула меня к себе, схватила мои руки. Я не стала сопротивляться.
    — Тебе что, нравится, когда в углу зажимают?
    — Нет.
    — Я не отпущу тебя, пока не поговорим.
    — О чём?
    — Надоела, о тебе.
    — А что обо мне говорить? Сама сказала, чтобы я тебя не замечала, а теперь так поступаешь? Сначала доводишь, отбираешь у меня желание с тобой общаться, строишь из себя «плохую», а потом хочешь моего внимания? Как это понимать? — только сейчас я почувствовала, как плачу.
    — Я не думала, что так сильно зацепила твои чувства…. Прости, пожалуйста… — в её голосе больше не было надменности. Вика опустила глаза, отошла от меня, — если хочешь, иди…. Хоть куда. Хоть с кем. Плевала я на тебя…
    Я услышала её всхлипы. Не могла оставить Вику одну. Тем более, извинилась она искренне. Я тяжело вздохнула и сказала:
    — Я прощаю тебя. Но определись, чего ты хочешь. Дружить со мной или враждовать. И будь проще, будь собой. Почему строишь из себя не пойми кого? Кому от этого лучше?
    — Ты меня не знаешь. Ты не знаешь, через что я прошла и как сильно страдала! — она плакала.
    — Не знаю. И не думаю, что хочу знать. — я уже было хотела уйти, но едва слышно Вика прошептала:
    — Подойди ко мне, пожалуйста.
    Я подошла. Она обняла меня, а потом попросила закрыть глаза. Я почувствовала её губы на своих. Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать…. После она отошла от меня, села на подоконник и закурила. Я же стояла и смотрела на неё.
    — Чего так смотришь?
    — Что это было?
    -Поцелуй.
    — Ты в своём уме??
    — А что?
    — Как что?…
    — Я люблю тебя. Прости, что так себя вела. Когда ты пропала и тебя искали, я сильно переживала и чувствовала свою вину. Решила, что тебе будет лучше без меня. Но всё равно не смогла сдержаться. Извини.
    После её слов я просто не помня себя ушла в комнату. Я быстро переоделась и вернулась на дискотеку. Меня потеряли. Я извинилась, мы танцевали. Я надеялась забыть всё происходящее в туалете, как страшный сон, но не выходило. Через пару песен объявили медленные танцы. Вика вернулась. Она смотрела на меня. Я стояла в стороне, стараясь не замечать её. Но она подошла ко мне.
    — Потанцуем?
    — Но…
    — Тебе всё равно не с кем.
    — Но…
    Она потащила меня на вальс. Мы с ней кружились. Танцевала она великолепно. Я старалась не отставать от неё, у меня получалось. Я не смотрела в глаза Вики, я боялась, что как только загляну в её глаза, упаду в обморок от стыда. Мы просто танцевали. Некоторые дети оборачивались на нас, но нам было всё равно. Мы скользили по полу, как по облакам и было так легко, словно не было никаких проблем, я забыла все её выходки в мою сторону. Я забыла о всех людях. Передо мной была только она. Я осознала, что тоже её люблю…
    После этого танца, этого вечера, моя жизнь в лагере превратилась в нечто воистину прекрасное. Я чувствовала себя самой счастливой в мире. Мы с Викой в тайне от других встречались, обнимались. В тихие часы, ночью, после обхода. Даже договаривались уходить с занятий в кружках в одно время на небольшой перерыв, чтобы немного поговорить. А потом возвращались и обе озаряли окружающих своими лучезарными улыбками. Мы точно знали, что нужны друг другу.
  •  
    Я даже стала реже говорить с Алиной, Алисой и Верой. Они пытались что-то у меня выведать, но я уклонялась от прямых вопросов, не отвечала или врала. Единственное, что меня пугало, осталось всего пять дней до конца лагерной смены….. Во время утренней зарядки Вика ушла курить. Я пошла за ней.
    — Что-то хотела, милая? — смеясь спросила она.
    — Скоро закончится лагерная смена…. — едва не плача сказала я.
    — Да… — она помрачнела и затянулась, выпустила дым и продолжила, — ты живёшь не в моём городе. Вообще далеко от меня…. — она загрустила.
    — Именно в этом всё дело! Я не хочу с тобой расставаться, понимаешь? Я хочу быть рядом! — заплакала я.
    — Тише, услышат…
    Я замолчала и она продолжила:
    — Я тоже не хочу с тобой расставаться. И, всё не так плохо. Мы можем звонить друг другу, писать…. А ещё, мои родители хотят переехать в другой город, сменить обстановку хотят. Я могу упросить их переехать в твой город или максимально близко к нему….
    — Это было бы прекрасно! — я обняла её.
    Вика затушила сигарету и мы вернулись к другим, на завтрак.
    — Внимание ребята! — прокричала Елена Владимировна, — в связи с тем, что лагерная смена скоро закончится, а погода стоит достаточно жаркая, после обеда, вместо тихого часа, идём на реку купаться и веселиться!
    Столовую пронзили радостные вопли детей. Всем хотелось искупаться, поплавать, лето как никак. Я посмотрела на Вику, она на меня. После завтрака мы ушли в комнату, где никого не было.
    — Умеешь плавать? — спросила Вика.
    — Нет, а ты?
    — Да,сегодня и научу тебя. Это не сложно. — она обняла меня сзади, а потом отпустила и ушла в кружок. Я тоже поторопилась уйти. Мы готовили номер на окончание смены. Какой-то танец. Мне он нравился, движения я знала, но их нужно отточить. Я с нетерпением ждала похода на реку. Там было красиво. Я ни о чём другом не думала.
    Настал тихий час. Мы все отправились на речку. Было действительно жарко. Все прыгнули в воду. Я же ждала у берега Вику. Наконец, она подошла. В светло-зелёном слитном купальнике.
    — Извини, что опоздала. Готова учиться плавать? — улыбнулась она.
    — Да… — неуверенно ответила я.
    Дальше всё было, как в тумане. Она была рядом, говорила, как держать руки, как двигать ногами. Следила, чтобы я не утонула…. Я влюбилась в неё сильнее, хотя думала, что это был предел моей любви к ней. Закончили мы плавать ближе к вечеру. Все так устали ,что рано легли спать.
    А я не могла уснуть. Ещё после дискотеки я поменялась кроватью с Алиной и вышло так, что теперь я могла ночью смотреть на Вику, даже дотягивалась до её руки. Она заметила, что я не сплю, а лежу в наушниках. Вика не любила, когда я так делаю, она переживала, что я не сплю.
    Я уже задремала ,когда почувствовала, что наушники с меня сдёрнули.
    — Почему не спим? — прошептала едва слышно Вика.
    — Не могу уснуть.
    — Почему? Выйдем в туалет?
    Мы вышли.
    — Итак, тут можно говорить громче. — сказала она.
    — Я не могу уснуть, потому что переживаю. Я не проживу без тебя. Я не смогу расстаться с тобой! — заплакала я.
    Вика молча обняла меня, поцеловала и тихо прошептала, потому что тоже заплакала:
    — Всё будет хорошо. Мы обязательно ещё увидимся….
    Я прижалась к ней сильнее. Мы так стояли долго. В двери даже постучали. Нам пришлось выйти. Уснула я только когда взяла её руку.
    Дни летели быстро. Вика делала их достаточно красочными, необычными, романтичными: то сердечко нарисует, то письмо любовное под подушку положит, то поцелует. И на дискотеках медленный танец я всегда танцевала с ней. Всё было как в прекрасном сне. Но всё когда-то заканчивается и от этого никуда не деться…..
    Настал последний день лагерной смены. С утра все стояли на ушах: собирали вещи, готовили прощальный концерт (в котором я участвовала и мне некогда было поговорить из-за этого с Викой), вожатые готовились принять наших родителей, а также ждали поставок с подарками для нас в честь закрытия смены. Также готовили флаг и речи к торжественной линейке. Дел было много. Но я ни о чём не могла думать. На душе мне было тошно, скребли кошки.
    — Что с тобой, Алёна? — спросила Алина.
    — Грустно, что я нашла вас, а сегодня мы расстанемся и
  •  
    вряд ли ещё увидимся.
    — Это точно… — подтвердила Алиса.
    — Не огорчайтесь! В социальных сетях спишемся…. — впервые за всю смену мы увидели слёзы Алины, что очень удивило.
    Некоторых детей вожатые успокаивали. Некоторых подбадривали другие дети.
    Я не хотела, чтобы этот момент настал, но он пришёл, принеся мне и Вике нещадную боль…. Концерт… Я готовилась выступать с нашим кружком. Приехали родители. Сначала выступали младшие, потом мы. Кто-то читал стихи, кто-то пел, а мы танцевали. Во время выступления я думала только о Вике. Она была на концерте. Она смотрела на меня. Я ждала окончания танца, чтобы провести последние минуты с ней.
    После концерта нам дали полчаса побыть с друзьями, родителями. Я с Викой отошла подальше от других, но народу было много и мы никак не могли уединиться.
    — Ну что, настал день расставания…. Ты в порядке, Солнышко? — спросила с какой-то грустью Вика.
    — Нет! Я хочу быть с тобой! — ответила я.
    — Что же…. Мои родители тут. Твои?
    — Тоже.
    — Пойдём к твоим? Потом познакомим с моими и попробуем договориться, чтобы я переехала к тебе или ты ко мне. Как такое? Согласна?
    — Они не захотят….
    — Давай попробуем? Если что, можем заплакать. Хорошо?
    — Да….
    Я дрожала от страха. Я боялась, что родители ни за что на свете не разрешат такое детям…. Но… Мне было пятнадцать лет. Вике тоже. Я готова была расплакаться на месте прямо сейчас. Мы подошли к моим родителям. Они стояли и беседовали с вожатой. Мы ждали с Викой, когда они закончат. Те недолгие пять минут для меня показались вечностью. Но вот, Елена Владимировна ушла.
    — Мам… — в горле застрял ком, по телу холод, — нужно серьёзно поговорить…. — меня взяла за руку Вика.
    — Слушаю, Алёнушка. — ответила мама.
    — Я и Вика сильно-сильно подружились… И…
    — И мы бы не хотели так быстро разлучаться, понимаете?
    — Да… Но что вы хотите? — ответил отец за маму.
    — Либо я уезжаю к Вике, либо она к нам….. — меня затрясло сильнее, Вика сжала мою руку крепче.
    — А родители Вики? — спросил отец.
    — Они тут неподалёку. Я уверена, что возражать не будут. Я бы хотела, чтобы вы с ними поговорили и всё обсудили. — на удивление спокойно, как взрослая, ответила Вика.
    — Хорошо, пойдём. — сказала мама.
    Мы подошли к родителям Вики. Сказали им всё ( кроме того, что сильно любим друг друга). Потом нас попросили отойти. Мне было очень страшно. Я хотела плакать. Вика же не отпускала мою руку. Была рядом. Это сильно успокаивало. Но началась линейка закрытия. Наши родители стояли рядом и говорили. Мы же пошли на линейку. Звучал гимн, говорили речи ,выдали подарки — шоколадку и записные книжки. Я стояла около Вики. Я была сильно взволнована и это всё показалось мне одной минутой.
    Линейка кончилась. Вещи собраны. Родители ждали нас у ворот. Я хотела плакать….
    — Алёнушка, мы тут подумали и порешали с родителями Вики.. — начала мама.
    — Их город находится по пути к нашему и ехать не так и далеко. — продолжил отец.
    — Оставайся у Вики, сколько пожелаешь, доченька…- ответила мама, — мы погостим у них пару дней и уедем. А ты останешься. Потом мы перевезём твои вещи и снимем тебе комнату, когда ты подрастёшь. Ты должна быть ближе к своей подруге. — мама улыбнулась, глаза у неё блестели. Я не понимала, что делать и как реагировать. Родители отошли и Вика мне объяснила:
    — Когда я увидела, что ты действительно не хочешь со мной расставаться, я позвонила своим родителям по телефону им всё рассказала. Всё, понимаешь? Я заплакала, боялась, что они меня возненавидят, заберут на следующий же день отсюда…. Но они меня поняли и сказали, что если люблю тебя, сделаю всё, чтобы быть рядом. А они меня поддержат… Так и вышло. Прости, что не сказала сразу. Я хотела сделать сюрприз. Они, наверное обо всём твоим сказали… Но мы теперь можем быть неразлучны. Ты рада?
    — Ты шутишь? Я в восторге! Сделать такое, на свой страх и риск…
    — Ну я же тебя люблю. — Вика улыбнулась и обняла меня.
    Мы забрали вещи, я попрощалась с Алиной, Алисой и Верой. Алина и Алиса плакала. Вера улыбалась и утешала сестру. Елена Владимировна и Екатерина Алексеевна тоже немного поплакали, что расстаются с нами, но ненадолго — у них ещё много детей будет в лагере, третью смену они тоже ведут.
    Я и Вика сели в машину моих родителей, чтобы поближе познакомиться. Наши вещи были в машине родителей Вики, чтобы было больше места. Всю дорогу мы болтали, шутили, родители не расстроились. Они задавали много вопросов о нашей любви, но из простого интереса, ничего плохого. Мне стало очень легко на душе. Всё хорошо.
    Так прошло моё лето. Я встретила её, влюбилась. Никогда не отпущу Вику, она мне дорога. Я рада, что поехала в лагерь. Ни о чём не жалею.

 

0
23.08.2019
avatar
42

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть