Король осени. Хроники одного Королевства.

I

…Из-за двери отчётливо доносились женские стоны. Лицо Ультрехта залила краска стыда и гнева. «Значит это правда! Не успели тело отца предать земле, а она уже развлекается с любовниками…» Он было шагнул к двери, но в грудь ему уперлась чья-то ладонь. Подняв голову Ультрехт встретился глазами с человеком, преградившим ему путь. Не смотря на полумрак, он узнал его – капитан королевской гвардии Рони, подручный графа Грея.
— Не велено беспокоить! — рука все так же упиралась в грудь принца, не давая ему пройти. — Ваша матушка пребывает в трауре, и не велела никого пускать. Она молится о душе почившего короля.
Словно в подтверждение его слов к женским стонам добавилось мужское рычание. Рука принца машинально сжала рукоять меча.
— Вы удивитесь, Ваше Высочество, но она очень переживает смерть короля! Королева проводит в молитвах все свое время, — в голосе Рони слышалась явная издевка, — Не надо ей мешать.
Ультрехт оттолкнул ладонь и выхватил меч.
— Ну, что же, щенок, ты сам напросился ! — Рони вырвал свой меч из ножен и принял боевую стойку.
Тусклый свет играл зловещими бликами на клинках двух противников. Резкое движение и мечи скрестились, нарушив тишину звоном разгневанной стали. И снова воцарилась тишина. Затем лезвия опять с лязгом скрестились. Казалось сама Смерть пляшет на кончике каждого меча, терпеливая и безжалостная.
Рони был хоть и старше по возрасту, но вел себя более агрессивно.
Судя по тому, с какой легкостью он наносил и отражая удары, было видно,
что ему привычно держать в руке меч. Его красивое ухоженное лицо было
изборождено несколькими боевыми шрамами, а в густых черных волосах и
аккуратно подстриженной бородке виднелись седые пряди. Принц Ультрехт был, почти вдвое моложе своего противника. Тем не менее он не уступал в искусстве боя на мечах сорокалетнему ветерану королевской гвардии.
Опять лезвия сошлись с ужасающим лязгом и вновь разошлись, чтобы
скреститься снова. Рони непрерывно атаковал и во время очередного
выпада он неожиданно резким круговым движением обвел меч принца и
нанес ему глубокую рану в бедро.
Юноша вскрикнул от резкой боли. Его ноги стали подкашиваться. Он
шатался, с трудом стараясь выпрямиться. Его ответные удары стали слабыми и неловкими. Схватка приближалась к своему финалу. Рони решил
покончить со своим ослабшим противником эффектным, коронным ударом – не глядя, ударить прямо в сердце. Принц же собрав последние
силы, бросился вперед, перебросив меч в левую руку. Отчаяние и
близость смерти придали ему дополнительное мужество. Конец его меча
вонзился в низ живота Рони и прочертил кровавую полосу вверх. Не успев
нанести свой коронный удар, противник с предсмертным хрипом рухнул в груду собственных окровавленных внутренностей.

II

Капитан лежал на полу и смотрел на своего противника невидящим
взглядом. Горящие глаза юноши также были устремлены на поверженного врага. Затем слабость, вызванная потерей крови, охватила все его тело, и он
медленно стал оседать на мраморный пол.
Тело капитана несколько раз выгнулось в предсмертных судорогах и
затихло. В углу комнаты кто- то вскрикнул, и женщина в белом, закрывая лицо руками, пробежала мимо принца к выходу.
Двое гвардейцев протиснулись в комнату, чтобы помочь теряющему сознание Ультрехту. Облокотившись на их плечи, он смотрел как через приоткрытую дверь в комнату заглядывают любопытные придворные.
Тихий шепот прошелестел по комнате — «Королева!»
Круг придворных и гвардейцев, заслонявших юношу, расступился. Принц поднял голову и в его глазах снова засверкал гнев.
Из дверей напротив в сопровождении нескольких наспех одетых офицеров в комнату вошла его мать, граф Грей предусмотрительно держался сзади. Всегда строгая к себе, особенно в отношении одежды, королева на этот раз была едва ли одета, если не сказать больше. Похоже её совсем не смущала кучка придворных и гвардейцев, согнувшихся в почтительном поклоне.
— Что здесь происходит?! – При виде распростертого на земле тела глаза королевы расширились, и она невольно отшатнулась. Затем ее взгляд упал на раненого юношу.
— Убийство, Ваше Величество, принц Ультрехт зарубил преданного Вам офицера только за то, что он, выполняя Вашу волю, не пустил его в спальню, — из-за спины королевы показался граф Грей, — Мне кажется, его нужно немедленно изолировать, ибо он становится опасным для окружающих.
— Я убил его в честном поединке, — попытался оправдаться Ультрехт. Он повернулся к поддерживающим его гвардейцам, – спросите хотя бы их.
— Он опасно ранен? — обратилась Королева к придворному лекарю, который уже осматривал принца.
— Эти царапины на ребрах неопасны, Ваше Величество. Рука проткнута насквозь. К тому же он потерял много крови из-за раны в бедре, но главная артерия не задета. Трудно поверить, что кто-то смог скрестить свое оружие с капитаном Рони и остаться в живых. Но это произошло.
— Отлично, — Королева повернулась к замершим придворным, — Каковы бы ни были причины ссоры, даже принц крови, не может безнаказанно убивать
офицеров королевской гвардии.
Все невольно отступили назад. Лишившись поддержки, юноша покачнулся, но сумел устоять и смело посмотрел на мать.
— Стража! Отведите моего сына в его покои, заприте там и не выпускайте без моего разрешения. Его участь решит королевский Совет, — королева повернулась и, поддерживаемая любовником, удалилась в спальню.
Последнее, что услышал Ультрехт, прежде чем потерял сознание, были слова лекаря – Крепитесь! Ваши друзья уже здесь…

III

…Он открыл глаза и мир сразу наполнился звуками. Где-то у окна жужжала муха, время от времени ударяясь в стекло.

— Странно, уже зима, а в комнате летает муха, — подумал Ультрехт. Потом понял, это от жары. Муха заснула на зиму, но от жара камина проснулась. – Она наверно думает, что уже весна. Интересно, а мухи могут думать?..

Уль приподнялся на локтях и осмотрелся. Сразу заныло бедро. На небольшом столике, возле кровати стояли кувшин с вином и серебряная тарелка с фруктами. На высокой спинке стула висели его камзол и меч, упирающийся ножнами в мраморный пол. На спинку кровати были небрежно брошены штаны и белая рубашка, рядом стояли его сапоги.

Он медленно поднялся на ноги и морщась от боли стал одеваться. Вчерашний поединок высосал все силы, да ещё и рана на бедре стала кровоточить..

Со скрипом отворилась дверь и в комнату вошла, вернее сказать вплыла, мать с сестрами. Мадлен и Мелисса были младше Ультрехта на два и четыре года соответственно. Они уже были в том возрасте, когда девочки превращается в очаровательных молодых девушек, в след которым начинают засматриваются мужчины. Лица их были до нельзя серьезными. Пройдя в комнату за королевой, они присели в кресла у камина и молча стали смотреть на брата. Королева подошла к краю кровати и покачала головой.

-Уль, зачем ты убил этого человека? Ведь он выполнял мой приказ, охраняя мои покои. Я молилась за нашего почившего короля.

— Однако, странные у Вас молитвы, матушка, — не удержался Ультрехт и поморщился. Сердце его стало биться быстрее, гнев вновь возвращался к нему. – Вы считаете, что лучше бы он убил меня?!

— Но ты ведь первый напал на него, он лишь защищался. Так считает граф Грей, и те, кто видел ваш поединок.

«Интересно кто? В комнате никого не было, гвардейцы и придворные появились, когда все было кончено», – подумал Уль, но счел правильным промолчать.

— Уль, ситуация напряженная, лорды считают тебя безумным и требуют лишить тебя права наследования, — продолжила мать подойдя ближе.

— Если это произойдет в королевстве может вспыхнуть гражданская война. Твоего отца, а значит и твое право на корону, традиционно поддерживают бароны севера. Если лорды, члены королевского совета лишат тебя этого права, то север выступит против и начнётся бойня. — она повернулась к принцу и протянула к нему руки, — Уль, откажись от короны, сохрани мир в королевстве! Мать закрыла лицо руками, имитируя слезы.

Ультрехт на мгновение лишился дара речи. Он мог предположить все что угодно, но только не это! Чтобы родная мать просила его об добровольном отказе на право наследования! У него хватило сил лишь спросить, — Мама, а кто будет править королевством и что станет с династией? Может вы коронуете Мадлен?

— Мадлен?!- Королева повернула лицо к принцу, — Не говори глупости, дочери не наследуют трон. Пока править буду я, как вдовствующая королева, а после всякое может произойти!

Ну конечно, даже здесь за плечом матери торчали ушки графа Грея! Вариантов не много. Смерть наследника или добровольный отказ от короны. Вдовствующая королева на троне просидит столько, сколько нужно, а, потом ее можно и заменить, например, на того же графа Грея. И начнет править новая династия. Неплохо звучит: Король Чарльз Грей Первый!!! Тем более, судя по торчащему животу матери, за наследником дело не станет.

— Матушка! — Уль посмотрел на королеву, – Но ведь если я откажусь от короны, то и мои сестры, твои дочери, лишаются всех прав и привилегий принцесс крови. Что будет с Мелиссой и Мадлен? Тебе на кажется, что Грей, в конце концов, вышвырнет их из дворца?!

— О, об этом не беспокойся, — мать подошла в плотную к Ультрехту, — граф Грей никогда их не вышвырнет, ведь это его дочери!

VI

— Матушка, я хочу увидеть Бланш и детей, — Ультрехт поднялся, морщась от пульсирующей боли в бедре, — прошло больше месяца, как я расстался с семьей.
Королева как-то странно посмотрела на принца, словно хотела что-то ему сказать.
— Я отдам необходимые распоряжения, Мадлен, Мелисса, попрощайтесь с братом!
После их ухода Уль еще долго стоял у окна, пытаясь прийти в себя после визита матери. Потом крикнул оруженосца и приказал седлать коня. Надо спешить, дорога не близкая.
Через четверть часа два всадника растворились в ночном тумане…
…Дверь тихо открылась на хорошо смазанных петлях. Полная тишина. В настенных канделябрах горели свечи и ему стало ясно, что в ближней комнате никого нет. Где же Бланш? Взяв стоящий на столе канделябр, Уль направился в дальнюю спальню, пока еще ничего толком не понимая, но каким-то шестым чувством осознавая недобрую сущность происходящего.
Он остановился на пороге. Здесь тоже горели свечи, правда не так ярко, как в первой комнате и Уль увидел на кровати два обнявшихся обнаженных тела.
Бланш знакомо закинула голову, вжимаясь затылком в подушку и разведя сжатые в кулаки руки. Она закрыла глаза внимая накатывающимся раз за разом волнам острого чувственного наслаждения. Голова ее дергалась в такт толчкам мускулистого мужского тела, ноги оплели бедра молодого мужчины, приподнявшегося над ней на локтях, победно оскалившегося, с кривой ухмылкой смотревшего ей в лицо.
Ультрехту показалось, что его ноги вросли в землю еще и от того, что она не кричала, не вырывалась. Его взгляд застыл на аккуратно сложенном на стуле платье, и он услышал до боли знакомый задыхающийся от страсти голос Бланш:
— Глубже, глубже!.. О Боже как хорошо!..
Словно очнувшись, Уль вырвал из ножен меч, рыкнув что-то неразборчивое, и двое на кровати наконец его увидели.
Любовник, словно подброшенный невидимой пружиной, отпрыгнул в противоположный от кровати угол. Его мужское достоинство быстро скукожилось. Пытаясь прикрыться одной рукой, он выставил другую руку, словно пытался оградить себя от принца.
– Не надо! Уберите! Она сама, сама! Пожалуйста, прошу!
Ультрехт не колеблясь зарубил бы его, будь он одетым. Но на совершенно голого как-то не поднялась рука.
Бланш спокойно встала, с блуждающей на лице улыбкой взяла лежащее на стуле платье и направилась прочь из комнаты, мимоходом бросив принцу со спокойным лицом:
– Оставьте его в покое, он говорит правду…
Слышно было, как хлопнула дверь смежной комнаты. Ультрехт стоял, как оплеванный. Любовник робко сделал шаг к своей одежде, видя, что его не трогают, схватил штаны и принялся лихорадочно одеваться.
Через какое-то время вошла Бланш, пахнущая мылом и духами, высоко подняв подол платья, она поправила чулки и уселась на диван. Ультрехт стоял, опустив голову стараясь не глядеть на нее. Она в конце концов не выдержала, подошла вплотную, гордо вскинув голову, усмехаясь, посмотрела ему в лицо:
– Вы можете меня ударить, Ваше Высочество.
Ультрехт молчал. Чувств уже не осталось, была только невыносимая боль…
А Бланш с вызовом, вся напрягшись, как молодая кобылка, бросила:
– А я у него еще и в рот брала…
Он до боли сжал кулаки и принудил себя совершенно спокойно произнести:
– Ну и как, мадам, было вкусно?
Ее ресницы затрепетали, и она словно сломалась вмиг – потупив глаза, отступила, упала на диван и зарыдала, по бабьи самозабвенно, взахлеб, вздрагивая всем телом.
Успевший одеться любовник попытался проскользнуть к двери.
— Простите принц, она же сама…- жалобно заскулил он.
Неожиданно для себя Ультрехт ударил его мечом, и любовник с хрипом стал медленно оседать на мраморный пол, держась руками за разрубленное горло из которого фонтаном хлестала кровь. И Уль вдруг с ужасом поймал себя на мысли, что ему стало нравиться убивать.

V

-Ваше высочество!
Ультрехт стремительно обернулся. В левой руке он держал окровавленный меч, правая рука сжата в кулак. Горящие яростью и болью глаза.
— Ваше Высочество! У ворот вооруженный люди. Они требуют открыть ворота именем Королевы! – стараясь не смотреть на убитого оруженосец почтительно склонил голову.
«Ну что же, очень вовремя. Два трупа за двое суток. Безумный принц творит свое черное дело».
— Откройте ворота, впустите посланников королевы. – улыбка Ультрехта была больше похожа на гримасу. – Королевы?! Скорее графа Грея действующего по своей прихоти, но с именем моей матери!
Он брезгливо вытер меч о простынь и вложил его в ножны.
— Себастьян! – оруженосец обернулся, — позаботьтесь о трупе и пришлите кого ни будь прибраться здесь.
— Моя,- Уль помолчал, будто подбирал нужное слово,- семья, останется в замке, позаботьтесь о ней, — принц посмотрел на рыдающую Бланш и вышел из комнаты…
— Кому отдать мой меч? – Ультрехт остановился перед тремя вооружёнными мужчинами.
— Ну что Вы, Ваше высочество! Вы не арестованы, у нас приказ Королевы сопроводить Вас в Столицу на Королевский Совет, и только! — дородный мужчина в темно красном камзоле почтительно склонил голову, – я, барон Лотар, к Вашим услугам, милорд!..
Ультрехт толкнул двери и вошел в зал. Посередине, на возвышении был установлен трон, на котором сидела его мать. За ее спиной стоял, спесиво ухмыляясь, любовник, «ночной король», граф Грей. По правую и левую стороны от трона, важно восседали члены Королевского Совета. Ультрехт видел их насупленные, мрачные лица. Ни одной сочувствующей улыбки, не говоря уже о какой -то симпатии к принцу. Тусклый свет факелов играл зловещими бликами на стенах, а вокруг горели не менее безжалостные и холодные глаза.
— Ультрехт, сын мой, — мать встала, — мы вызвали вас для того, чтобы объявить наше решение.
Принц увидел постыдно выпирающий, не смотря на свободную одежду, живот матери. В зале воцарилась тишина, в которой было слышно только сопение епископа.
— Вы, немедленно отправитесь в замок Гейл, и будете там, пока мы вас не призовем. – голос матери не выражал ни каких эмоций, — с вами отправится эскорт рыцарей, которых специально отобрал граф Грей. Для вашей же безопасности. — добавила она и повернулась к любовнику, одарив его заискивающей улыбкой.
— Я думаю Королевский Совет не возражает? — она обвела глазами присутствующих. В ответ послышался одобрительный ропот. Еще бы, все свои, проверенные люди.
Ультрехт молчал. Ловушка захлопнулась. Из замка Гейл был только один выход, ногами вперед.
«Она, наконец, коронует любовника, и его ребенок станет наследником, — мысли стремительно проносились в его голове. – А убить меня они могут и по дороге в замок, разыграв нападение разбойников».
…В коридоре за дверями послышался шум и какая-то возня. Ультрехту показалось, что он услышал лязг мечей, и в этот момент двери с шумом распахнулись и зал стали быстро заполнять солдаты в красно- черной форме. Заняв проходы, они повернулись, освобождая дорогу седому человеку, решительно идущему к принцу.
Бордовый камзол и вельветовые штаны прекрасной выделки плотно облегали стройную, мускулистую фигуру старого ветерана, а горделивая осанка и обнаженный длинный меч в правой руке придавали ему довольно внушительный вид. На его правом рукаве была повязана двойная лента капитана королевской армии, а поверх нее прикреплен черный оскаленный череп — знак принадлежности к арбалетчикам старой гвардии, одному из самых привилегированных воинских подразделений королевства. Подойдя к Ультрехту он отсалютовал мечом и опустился на одно колено.
— Жду Ваших приказов, Сир!
На мгновение принц потерял способность говорить. «Старая королевская гвардия. Ее распустили сразу после смерти отца… Откуда?!» И тут он вспомнил слова королевского лекаря «Ваши друзья уже здесь!»
Ультрехт сжал рукоять меча и решительно шагнул вперёд.
— Ее в монастырь! – принц указал на побледневшую мать, — его, — он показал на любовника – на виселицу!
Ультрехт посмотрел на членов королевского совета. – И вышвырните, наконец, из моего дворца эту сволочь!

0
10.03.2020
30

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть