Глава четвертая. Лонуар

Прочитали 37








Оглавление
Содержание серии

«Тихо на пальцах считаешь огни. Те, что, сгорая, рождали цветы»

Прекрасный белоснежный цветок ло́нуар, растущий на полях, славится своими беспросветными горестными легендами. Его белые лепестки, словно окроплёнными багровыми каплями крови, напоминают о скорби и горести утраты. Качаясь на своём высоком стебле, он кивал своим пышным бутоном, почитая память погибших в неправедных войнах.
Когда-то юная эльфийка, во времена кровавых дней эпохи Да́утгер, потеряла всех своих близких и родных. На месте их гибели со временем стали прорастать белоснежные цветы на высоком стебле, словно окроплённые кровью, они поминали души погибших. Девушка приходила туда каждый день, беседуя с лепестками и рассказывала им о своей скорби, пока в один из дней, холодный меч сородича не срубил нить её звезды, оставляя память о ней лишь цветком, проросшим на месте гибели юной девушки.

С тех пор для каждого королевства эти цветы имели одно значение — гибель и скорбь.

Старший брат Амакир, коего зовут А́йман, застал конец эпохи Даутгер, когда брат на брата шёл с холодной душой и острым клинком. Он помнил, как на земли Еикулавинта снизошла беспросветная алчная тьма, коим предводителем был А́ллрек, изгнанный из великих Сторха́ен. Эльфы долгие луны славились своей глубокой мудростью, рассудительностью и благосклонностью, но даже такие чувства пали пред тёмными замыслами власти. Не все смогли дать отпор, не все звезды были ярче тьмы. И несмотря на то, что в конце эпохи победу одержал свет, эти события оставили в душах существ незаживающую рану. Многие погибли от меча своих друзей, родных или возлюбленных…

Айман по своей неизменной традиции, каждую прошедшую луну, приходил на поле, усеянное цветами лонуар, выросшими на местах кровавых распрей. Эльфы, навеки упокоенные, погибли от рук своих же сородичей, не способных противостоять замыслам Аллрека. Айман верил, что покуда он помнит своего друга, его звезда будет сиять во славу победы. Он будет помнить его до скончания своих лун, покуда жив сам.

В день памяти Айман решил взять с собой на это поле Ричарда, который проживал у них в деревне. Не сказать, что они успели сдружиться, но единая боль объединяла их звёзды. Эльфы, хоть и были отличны от людей во многом, но даже такие, казалось бы, высокие существа, в свои времена  пали пред тьмой.

Парни стояли посреди просторного поля, окружённого густым беспросветным лесом. Ветер тоскливо зазывал, осторожно касаясь растущих цветов. Там росли не только печально известные лонуар, но и множество белоснежных ромашек. Айман вздохнул полной грудью, оборачиваясь к Ричарду.

—  Ты знаешь, что обозначают эти цветки? —  рукой он указал на поле.

—  Знаю. В Саарде они обозначают скорую гибель, —  кивнул солдат, осторожно подходя к ним ближе, —  по нашему поверью, если ты их узрел, то луны твои скоро заберёт старуха смерть.

—  Вот оно как, —  усмехнулся Айман, поправляя выбившуюся из хвоста прядь, —  у нас они говорят совсем про другое. Мы их собираем, чтобы почтить память о погибших. Даже если нет могилы, так мы хотим показать, что не забываем о них. Они вырастают на месте, где когда-то пролилась кровь погибшего в неправедной войне, — он прошёл дальше в поле, нежно касаясь цветов, — звезды на небе не гаснут, покуда жива память.

 — Ты знаешь что произошло на этом поле долгие луны назад? — спросил Айман. На этот вопрос Ричард помотал головой из стороны в сторону, —  когда-то, даже наши светлые умы поразила тьма. Брат на брата, сестра на сестру, сын на отца, эпоха Даутгер забрала многих. Сейчас, когда на земли нашего мира снова пришла война, я всегда вспоминаю, как по моим рукам стекала кровь моего близкого друга.

Ричард скорбно кивнул, смотря на Аймана. Их боль схожа, хоть и во многом отличалась.

 — А я до сих пор не могу поверить в то, что мой товарищ погиб. Знаешь, мы с ним никогда не понимали этой войны, но у нас не было выбора, кроме как взять меч в руки. Каждый воевал, чтобы вернуться. Он мечтал убежать со своей возлюбленной, мечтал увидеть красоту городов своими очами, но сейчас… Сейчас я не знаю где он, погиб ли в той схватке или сумел выбраться…  — солдат осторожно коснулся лепестков лоунар, протяжно вздыхая. В его глазах виднелась пучина грусти и безнадёжности,  — пока я не увижу сам, я не поверю.

 — Мне правда жаль. Сколь не испытывай моя душа ненависти к людскому роду вашего королевства, такие как вы ни в чем не виноваты,  — Айман подошёл к молодому человеку и положил ему руку на плечо,  — знаешь почему я тогда тебя не убил?  — на мгновение повисла тишина. Ричард повернул голову, смотря в глаза эльфу,  — твои слова были наполнены горечью. Я видел ваших солдат, многих убил, но никто не раскаивался. А ты просто принял свою возможную смерть от моей руки. Ты не стал кричать о том, что отомстишь, не стал нападать. А ещё, ты мне напоминаешь одного парня, с которым, даже не смотря на мою ненависть, меня познакомила сестра. Он тоже был из Саарда, я мало его знаю, но Амакир, она каждый раз с горящими глазами рассказывала о букетах, которые он ей дарил. Казалось бы, простые ромашки, которыми усеяно поле, но для неё они были чем-то бо́льшим. Он не мечтал истребить неугодных, не любил короля, он любил лишь её, а она его.

Ричард сразу понял про кого рассказывал Айман. В душе стало вязко и слякотно. Этого человека он знал с детства, всё юношество мечтал сбежать с ним из королевства Саард, они всегда были рядом рука об руку, но сейчас… Сейчас Ричард даже не знал что с ним случилось, но больнее становилось от того, что он узнал Амакир, про которую рассказывал ему друг с восторгом в глазах. Она правда была для него всем, всем необъятным миром.  

 — И рассказывал этот мальчишка мне про друга, которого звали Ричард,  — вдруг заключил Айман, смотря на парня,  — когда моя сестра назвала своё имя, в твоих глазах виднелась скорбь и непонимание. Я долго думал, ты это или нет, но с каждым твоим рассказом, мои домыслы сводились к одному, — на этих словах сердце Ричарда больно сжалось, а к горлу подступил ком. Он не знал, что можно сказать, точнее… Просто не хотел ничего говорить. Резкий порыв ветра взъерошил его каштановые волосы. В его бездонных карих глазах утопала последняя надежда.

Несмотря на распри между людьми Саарда и эльфами, на небе сошлись две непохожие звезды. Амакир и Эвис встретились в маленькой деревушке на окраине Еикулавинта. Его нелепые шутки и простота ко всему, тронули сердце вечного существа. Каждый раз она возвращалась в дом с букетом полевых цветов и горящими голубыми глазами. Она чувствовала всю теплоту этого мира, когда была рядом с ним. И по глупости своей наивности, решила рассказать обо всем Айману, даже не смотря на его отвращение к людям с гербом змеи. Тогда он понял, что не смотря на эпоху Граедмир, остались на просторах Идлив столь чистые души, чьи звезды гасли по вине правителя Саарда.

Ричард тяжело вздохнул, пелена слёз затмила его взор. Вся тяжесть, что долгое время тяготила его душу подступила к горлу. Молодой человек прикрыл глаза одной рукой, опуская голову. По огрубевшим щекам стали стекать горючие слезы, они жгли небольшие ссадины и раны на лице, но эта незначительная боль никогда не сравнится с той, что пронзила душу молодого солдата. Айман понимал, что чувствует его новый знакомый, от чего с осторожностью приобнял его за плечи.
 
— Покуда живёт надежда, будет жить и сам человек, —  вполголоса проговорил эльф, —  я по сей день вижу и знаю, что Амакир ждёт его на том поле… Может, хотя бы в этот раз, беспросветную тьму сможет победить чистая любовь…
 

04.06.2024
Мария Плисова

Добрый день, дорогие друзья! Я являюсь писателем в жанре фэнтези. И это дело моей жизни, ведь ничто не может так отвлечь от действительности бытия, как происходящее в книгах. Я хочу, чтобы люди находили что-то своё в моем творчестве, погружаясь в волшебный мир, составленный из букв и описаний. Писатели, как художники, но рисуют картины словами.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть