Глава третья. Горечавка

Прочитали 37








Оглавление
Содержание серии

«Солнца не будет в этих местахТак верили люди, забыв о мечтах»

Скорбь и печаль нередко принимают облик прекрасного: будь то любовь, богатства или долг. Легенда о горечавке гласит о том, как молодой воин отдал свою жизнь во имя королевства в неправедной битве. Капли крови упали на землю и обернулись в невероятной красоты цветок. Множество ярко-синих бутонов качают головой и скорбят о произошедшем, сохраняя память о горестных событиях. Многие травники и целители рассказывают, что цветок обладает необычайной лечебной магией. Погибшая душа в последний раз помогает живым.

— Я не верю, —  твердо произнёс молодой человек, смотря на командира, — мы не приложили достаточно усилий! А вы говорите, что он сбежал с поля боя! Разве этому нас учит долг? Разве за это Эвис служил королю? — парень резко указал пальцем на выход из палатки.

— Ричард, — мужчина метнул строгий взгляд на стоящего перед ним молодого солдата, —  мы не нашли его тела, — отрешённо проговорил командир, потирая между грязными пальцами кончики чёрных усов, — он сбежал. Это мой окончательный ответ.

— Я видел как его ранили. Он бы не смог сбежать в таком состоянии, — возразил парень.

— Прекрати вести себя как ребёнок. Мне сейчас не до этого. Ты сам знал, куда шёл, он тоже, — сердито произнёс мужчина, нахмурив густые брови к переносице. Напоследок он небрежно хмыкнул и вышел из палатки, которая располагалась на месте кочующего лагеря их войска.
Командира Ро́ханса особо в отряде не любили, но все его боялись. Даже внешне он не внушал ни капли доверия к своему лицу. Грубый, глубокий шрам, рассекающий мутный левый глаз, острые черты лица, не первый раз сломанный нос с горбинкой, тучное телосложение. Он выглядел как настоящий палач, с ног до головы вымазанный в чужой крови. Для него не было интересом разбираться, кто из солдат действительно пал во время боя, а кто сбежал. Ему было плевать, он лишь отправлял их на неминуемую гибель.

Ричард остался наедине посреди палаты. Было слышно лишь тихое потрескивания фитиля свечи, да отдалённые песни ночных птиц, напевающих свою особую серенаду, чем-то напоминающую колыбельную. Солдат стоял и разглядывал под собой землю, он не мог поверить, что его друг просто скрылся, выбрал для себя путь наименьшего сопротивления, который не предвещал ничего хорошего. Но искать его самостоятельно среди сотни тел не представляло никакой возможности, ведь войска стремительно приближались к границам чужого государства.

Алчность людей брала верх над разумом и душой, над всем человечным, чем их когда-то наделила природа и Сторхаен. Враждуя между собой они пытались доказать другим, показать пример — кто из них лучше, у кого больше земель и  власти. Из-за этого, королевство Саард, после смены правителя, коим стал сын покойного короля, решило разжечь огонь войны и вновь наглядно показать всем своё величие. Отец без того создал землям Саарда репутацию воинственного королевства, а сын решил закрепить звание сильнейших, расписавшись на чужой земле кровью.

Ричард не мог находиться в лагере, вновь и вновь натирая запачканное в запёкшейся, казалось бы, въевшейся крови лезвие. Он удалился в поле, ещё не омрачённое сотнями тел. По среди всей зелени, рос длинный, красивый цветок, называемый горечавкой. Солдат знал о старой легенде, по которой такие бутоны растут лишь на местах, где когда-то случилось страшное побоище. Где существа отдавали свою жизнь во имя чужих слов.
Прошлые эпохи мира Идлив уже запечатлели на себе след страшной войны, не прекращающейся долгими лунами. Это прекрасное звездное место омрачали распри, начиная от самого создания, когда отречённый Сторхаен, А́ллрек, вручил своё сердце тьме, поклявшись отомстить отцу, давшему ему жизнь Вифери. С той поры существа, дети создателя, учились не только у света, но и тьма забредала в их разумы, забирая все самое дорогое.

— Как жаль, что ты не умеешь показать грядущее, —  Ричард грустно усмехнулся, аккуратно поглаживая лепестки. Горечавка качнула головой, соглашаясь с человеком, —  если бы ты знала, как я хочу понять что случилось, я так не хочу верить в гибель друга, —  солдат склонил голову, прикрывая глаза ладонью. Он выдохнул, чувствуя как как его изнутри уничтожает чувство отчаяния. Ветер тихо зазывал на просторах поля, он словно поглаживал солдата по его запутавшимся каштановым волосам, — эта война забрала у меня слишком многих, скажи, почему в мире нет согласия? Скажи мне…

— Потому что вы, люди, алчные существа, —  позади раздался звук натягивающейся тетивы, — не смей даже двинуться, — в голосе незнакомца чувствовалась искренняя неприязнь.

— Если хочешь убить, то не медли. Разве вас этому не учат? — вполголоса произнёс Ричард, выпрямляясь. За спиной послышался едкий смешок.

—  А разве вашего короля не учили, что разрывать договоры не по заветам создателя?

— Мне бы самому хотелось это узнать, —  хмыкнув, произнёс молодой человек, медленно поворачиваясь, —  эльф значит? — перед солдатом стоял высокий парень, вооружённый резным, красивым луком. Его длинные белоснежные волосы были завязаны в тугой хвост. Его наручи были исцарапаны, не было видно даже символа королевства Еикулавинт. А глубокие голубые глаза отражали в себе всю неприязнь к людскому роду.

—  Гном, —  эльф съязвил в ответ, держа Ричарда на прицеле.

— У меня наверняка нет выбора, да? Хочешь стрелять — стреляй. Не я отправляю войска в атаку. Не я разрывал договор своими руками. У меня нет умысла сейчас с тобой сражаться, я не приверженец этой бессмысленной кровавой войны, хочешь верь, хочешь не верь. Это не мой выбор, не моя воля убивать невинных. Мой друг погиб, моего отца убили. Но не я выбирал идти на плаху, — молодой человек протяжно вздохнул, разводя руками, —  мой друг погиб, отца убили. Если сейчас не ты меня убьёшь — убьют другие, —  Ричард прекрасно понимал, что такими речами он вряд ли вызовет к себе доверие. Многие солдаты врут. Но во взгляде молодого человека читалось неподдельное отчаяние и тоска. Он искренне не хотел сражаться с незнакомцем, а тем более убивать его. Эльф с недоверием смотрел на парня, не опуская лук. Он чувствовал в его словах правду и боль, боль ему так знакомую.

— Вы идете на север, да? В сторону светлых деревень? — неизвестный вздохнул. Многие на его месте уже давно застрелили врага, если бы застали его врасплох. Но здесь диалог вышел неожиданным — Ричард не звучал напугано, а в его голосе не было и следа того, что он хочет скорее вернуться в лагерь и рассказать о нежданной встрече. Там было море безнадёжности и отчаяния. Бездонная пропасть.   

— На север, — кивнул Ричард, — прошу вас, выведите оттуда простых жителей, я не хочу снова слышать эти крики, — эта просьба совсем поставила нападающего в тупик. Тишина разделила их диалог.

— Хорошо, — произнёс эльф, — один человек ничего не решит. В этой войне и так пролито слишком много крови. Но если я встречу тебя в бою, то даже не смей надеяться на благосклонность нашего народа, — последнее слово стало заключительным в их диалоге.

Ночью в лагере, Ричард не переставал думать о том, что произошло. Его удивило, что тот парень не стал убивать его, потому что люди Саарда давно заимели дурную славу. Впереди был ещё день до светлых деревень. Там наверняка не было никаких войск, командир наделся застать врасплох обычных жителей, не жалея ни детей, ни женщин. Именно людская кровожадность и жажда власти не давала этой войне остановиться.

Когда войско уже было на подходе к той самой деревне, Ричард на секунду остановился. Он смотрел вперёд не понимая, почему до сих пор не мог дать отпор? Наверное, собственный страх и слабость не давали ему той самой опоры, которая была у его друга Эвиса. Хотя… Что говорить, они оба не могли дать отпор королевским желаниям. Молодой человек вздохнул и направился дальше, скоро их поджидает очередная бойня исход которой вновь нельзя было предугадать.

Светлое небо закрашивалось оттенками безысходности и омрачалось грозными тучами. Зверьки разбегались по своим домам, скорее пытаясь спрятаться от надвигающегося дождя, а вот успели жители светлых деревень убежать — оставалось загадкой, но в глубине души Ричард надеялся, что в этот раз они обойдутся без лишней крови невинных детей природы. Когда очередной шаг сделан, земля уже была в вязкой грязи, а доспехи в каплях воды. Жители успели скрыться, но далеко ли они спрятались? В тихих домах все было второпях брошено: где-то лежали детские тряпичные куклы, где-то ужин стоял на столе с расставленной посудой, а во дворах развивалась уже намокшая одежда. И это сумрачное спокойствие нарушилось первой стрелой, что попала кому-то из солдат в руку. Тут в любом случае не обошлось без засады, устроенную эльфами. И Ричард прекрасно знал о таком исходе, но что-то внутри ему не позволяло рассказать командиру об его диалоге с эльфом. Страх? А может месть за свои чувства сжигала человека изнутри?

Мечи сходили в жестокой битве, где любое промедление могло стоить жизни. Эльфы хоть и не превосходили в количестве, но эффект неожиданности и техника боя увеличивали им шансы остаться в живых. Ричард только успевал отражать атаку за атакой. День на ногах, второй, третий, неделя — не могли не сказаться на юноше в виде усталости. Он пропустил удар в ноги, от чего резко упал на спину. Ричард успел удержать руку, вознёсшую над ним серебряный клинок и это дало идеальную возможность ударить эльфа лбом в нос, что солдат и сделал

— Подери тебя земные духи, — злобно прошипел эльф, быстрым движением вытирая кровь с белоснежного лица. Ричард посмотрел на существо перед ним и понял, что это был тот самый лучник из леса.

— Это ты? — удивлённо проговорил солдат, на что тот отреагировал с таким же удивлением, приподнимая бровь. Без особых разглагольствований было понятно, что они друг друга узнали. Ричард достал из ботинок метательные клинки и резким движением кинул в сторону эльфа. Но не в него самого, а в сослуживца, который вознёс над существом свой меч. Эльф кивнул, но более ничего не сказал, продолжая сражение с другими людьми.

— Вы с Эвисом всегда были у себя на уме, я не удивлён, что один сбежал, а другой с эльфами дело имеет, — из-за спины раздался хриплый голос, принадлежавший командиру их отряда. Парень быстро обернулся, успев отразить неожиданную атаку.  Мужчина жёстко напирал на молодого человека, опыт в боях давал себе знать, Резкие и жестки удары железа не прекращались. Он выбрал тактику того, чтобы вывести противника, а в данном случае — Ричарда, из сил. Молодой воин все же сумел удачно попасть по руке нападавшего. В этот же момент, из-за усталости, он запнулся, об лежащее на земле тело погибшего сослуживца. Командир  не стал церемониться и мгновенно занёс меч над парнем. Падая на мокрую землю Ричард успел увернуться, поэтому ему попали лишь в плечо.

— Такие как ты, Короне не нужны, — рыкнул мужчина, вкручивая лезвие глубже в тело парня. Юноша закусив губы, пытался дотянуться до меча, который упал не так далеко от него, — Ты не достоин жизни, ты не достоин меча, — командир ещё раз провернул железное острие в ране. От боли Ричард сжал зубы, изо всех оставшихся сил дотягиваясь кончиками пальцев до рукояти. Не хватало малой капели, чтобы спастись и остаться в живых, но казалось, сегодня история Ричарда на этом и закончится.

— Предателями не называют тех, кто не хочет крови других, — с этими словами в командира была запущена стрела и тот свалился с парня. Эльф брезгливо оттолкнул тело мужчины ногой, напоследок удостоверясь, что тот мёртв. Ричард пытался сделать глубокий вдох, но пронзающая  всеобъемлющая боль захватывала дыхание. Поднимаясь на ноги, парень со скрипом и стонами вытащил оружие из руки, но без сил свалился в грязь.

— Поднимайся, а то вдруг у вас тут неподалёку подкрепление, мы не сможем выстоять вторую битву, — с этими словами эльф протянул руку Ричарду, а тот лишь слабо улыбнулся в ответ, протягивая ладонь в ответ.

— Спасибо, — тяжело проговорил солдат, опираясь на существо, — только толку то, ощущение, будто вот-вот и я отправлюсь к отцу.

Темнота окутала молодого человека необычайным теплом, словно он вновь оказался в объятьях самого дорогого для него человека. Не было грусти, но и радостью это чувство не назовёшь — умиротворение, которое ранее Ричард не знал. В голове пустота — лишь отдалённые разговоры, но он даже не понимал чьи это голоса. Может старые воспоминания или напоследок разыгравшееся воображение. Неожиданно все это спокойствие оборвалось режущей болью, от которой перехватило дыхание. Наверное, смерть чувствуется именно так, последние ощущения, но тут темнота стала разрушаться тёплым, ласковым светом.

— Фейсолор, он очнулся! —  встревоженно проговорила неизвестная, аккуратно касаясь лба человека. Тут же подошла друга девушка.

Ричард не сразу понял, что до сих пор жив, от чего молча оглядывался, смотря на неизвестные ему фигуры. Он попытался приподняться, но боль сковывала любые движение, от чего из его уст вырвался болезненный стон.

—  Тише, тише, —  подошедшая незнакомка осторожна коснулась плеча парня и улыбнулась, —  не беспокойся, ты в безопасности. Мой брат принёс тебя сюда, — она кивнула в сторону эльфа, который стоял в дверном проходе, облокотившись об косяк. Ричард прищурился и увидел того самого парня, который спас его от неминуемой гибели, —  Он рассказал мне, что ты предупредил наш народ про светлую деревню. Мы тебе благодарны, —  девушка вновь улыбнулась, после чего встала и подошла к столу, забирая с него деревянную чашу. Солдат с недоумением посмотрел на девушку, а после на чашу, — это отвар из горечавки, он поможет тебе быстрее восстановиться, —  она кивнула, и с этими словами вновь подошла к кровати, присаживаясь на край, — я могу узнать как тебя зовут?

— Ричард, — тихо произнёс парень, смотря на эльфийку, —  а я могу узнать ваше имя? —  хрипло спросил он в ответ.

— Амакир, —  когда он услышал это, то в груди мгновенно что-то заныло, он посмотрел на неё с недоумением в глазах. Он не мог поверить своим ушам и глазам.

— Амакир? — решился переспросить Ричард, надеясь, что ему послышалось.

— Все верно, —  кивнула эльфийка и улыбнулась. 

04.06.2024
Мария Плисова

Добрый день, дорогие друзья! Я являюсь писателем в жанре фэнтези. И это дело моей жизни, ведь ничто не может так отвлечь от действительности бытия, как происходящее в книгах. Я хочу, чтобы люди находили что-то своё в моем творчестве, погружаясь в волшебный мир, составленный из букв и описаний. Писатели, как художники, но рисуют картины словами.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть