Глава первая. Ромашки

Прочитали 23








Оглавление
Содержание серии

«Ночь забирала цветы у огней»

Когда-то в давние времена мироздания, проживала в дивных лесных просторах фея, имя которой И́нвет. Она охраняла бесценные дары природы, следила за течением времени.
Лёгким взмахом тонких пальцев, она распускала цветы, от  прикосновений её рук, листва на деревьях наполнялась изумрудным цветом, возвращались к жизни увядшие и засохшие растения. Она никогда не отказывала тем, кто в ней нуждался. И звери и люди — были её друзьями.
В один солнечный день, на поле она заприметила красивого молодого пастуха, который лежал на траве, пожёвывая соломку — в груди Инвет что-то ёкнуло и сердечко заныло. Долгое время она пряталась и наблюдала за незнакомцем. Слушала как её возлюбленный играет на дудочке. Настал момент, когда фея наконец вышла из тени, показавшись юноше — и он в неё влюбился.
Коварство любовных чувств заставило Инвет открыть молодому человеку секреты целительства, тайны растений и пастух стал лечить людей. Но человеческая натура взяла верх — он стал брать за это деньги и разбогател, забыл тропинку к тому полю, и совсем запамятовал про свою лесную фею.
А она по прежнему ждала его на том же месте и горько плакала.

 «Там, где упали её слезы, выросли ромашки. Растут ромашки и роняют свои лепестки, словно слезинки: любит не любит, придёт не придёт.»

На просторах широкого поля царило спокойствие и умиротворение, наполняющее душу самыми прекрасными чувствами. Была едва слышна трель задорных утренних птиц, таинственно воркующих между собой, обсуждая все то, что происходит у них дома. Тёплые лучи солнца нежно обнимали землю. Лёгкий ветер аккуратно играл с белыми локонами девушки, сидевшей на траве. Она смотрела на распустившиеся ромашки, едва качающихся от дуновения ветра на своём тонком стебле. Эльфийка, коей являлась эта юная дева, всегда под утро приходила на это бескрайнее поле.

— Амаки́р! — вдруг из рощи позади донёсся обеспокоенный голос другой девушки, — мы тебя обыскались! — босиком, она спешно подбежала к подруге и хмыкнула, осторожно потормошив её за плечо,  — ну что ты тут сидишь? У нас в деревне столько дел, а ты грустно смотришь на ромашки, которых тут целое поле.

— Знаешь, иногда хочется понаблюдать за чем-то столь же долговечным, сколь наши звёзды, — она едва коснулась до лепестков и протяжно вздохнула, Амакир поправила прядь белых волос за остроконечное ухо, печально улыбнувшись, — не всегда же мне сидеть дома и ткать полотна, верно?

— Как всегда звучишь загадочно, — в ответ Фе́йсолор хмыкнула, стряхивая с голубого платья прилипшие листки и кривые тонкие веточки. Обе девушки выглядели, словно сошедшие с изящных полотен про эльфов. Их красота мало с чем сравнима в мире Идлив, ведь по своему подобию приближены они к прекрасным Сторхаен. Длинные белые волосы, аккуратные черты лица и вековая мудрость, таившееся во взгляде голубых глаз.  

Подруги переглянулись, и Фейсолор пожала плечами, отходя ближе к роще леса.

— Мы ждём тебя к завтраку! Не опаздывай, — она пригрозила пальцем и в спешке побежала обратно.

Амакир же так и осталась сидеть, наблюдая, как ветерок нежно игрался с ромашками в поле. Она невольно улыбнулась, прикрывая глаза. Теплота воспоминаний бережно обняла её за плечи.

— Милая! —  эльфийка беспокойно оглянулась по сторонам и быстро привстала с травы, — прости, что заставил тебя тут томиться, — посреди поля стоял молодой человек, виновато пожимая плечами, он держал свои руки за спиной, — не хотел, чтобы столь прекрасная юная леди меня ждала, но в угоду тьмы не смог вовремя освободиться от службы.  

Его зелёного цвета глаза, отражали в себе самую искреннюю и подлинную любовь, вьющиеся огненно-рыжие волосы неловко развивались, а веснушки на лице словно улыбались вместе с ним.  Ни для кого, как для самой Амакир он не казался столь волшебным. Но это же волшебство — было для неё, ужасающим и холодящим душу, проклятьем.
По завету Вифери, судьба эльфов наделена великим даром, являющимся в это же время самым жестоким наказанием. Вечная боль для них — терять своих любимых, смотреть самой смерти в глаза, в бессилии что-то изменить. Смертным этого, к сожалению, не понять, ибо гнались они за долгой жизнью всеми правдами, не зная, что скрывается за этим неземным даром.
Но этот молодой рыжий парень всеми силами старался сделать каждую секунду с девушкой — мгновением вечности. Да, может он был неловок и смешон. Простой, обычный человек, но именно это в нем и зацепило существо с холодным, равнодушным сердцем, бесконечной вечности.

— Э́вис, ты как всегда, — девушка смущённо улыбнулась и встряхнула бежевое платье, что путалось в самых ногах, — я бы все равно тебя дождалась, — склонив голову на бок, Амакир прищурилась, сделав шаг вперёд, — а что ты прячешь?

— Самые прекрасные цветы для самой прекрасной эльфийки, — из-за спины появился небольшой букет белых ромашек, который Эвис протянул девушке, ярко улыбнувшись. Он светился как самое настоящее солнце, отдавая этой улыбкой всю свою тёплую и искреннюю любовь. Ни один бард не сможет описать всю глубину этих чувств.
Амакир звонко рассмеялась, нежно обняв молодого человека за шею. Он пах костром. Но этот, казалось бы, столь резкий запах — стал для неё роднее всего на свете. Она запустила руку в рыжие волосы, аккуратно проведя по лицу юноши. Эльфийка отошла на шаг, принимая букет.

— Самые красивые, — несмотря на то, что все поле было усеяно ромашками, эти — особенно великолепны. Амакир смущённо убрала локон волос за ухо, смотря на Эвиса, — давай, когда все закончится, мы убежим? —  тихо пробормотала девушка, опустив глаза. 
Этот вопрос отдался болью в сердце солдата, он вздохнул, но все равно нежно улыбнулся, положив руки на плечи возлюбленной.
Война, с каждым днём разгоравшаяся среди королевств, не обещала мирной жизни в ближайшие луны. Не многие возвращались с поля боля целыми, и не мало тех, кто больше никогда не вернётся в родной дом. Всей своей человеческой душой Эвис боялся лишь одного, что смерть предаст его чувства и он оставит это прекрасное создание на веки.  Рано или поздно это пришлось бы сделать, но ни сегодня, ни завтра. Не так скоро.

— Убежим! — вторил парень, много раз кивнув головой, подтверждая её слова. Он хотел быть уверенным настолько, насколько это было возможным, — мы с тобой посмотрим весь этот мир. Вместе, мы будем путешествовать по Колдингу. Мы увидим страшные болота Йорг, мы попадём на горы, с которых будет виднеться прекрасный лес,  — услышав желанный ответ, Амакир взяла в свободную руку ладонь молодого человека.

— Вместе, — тихо проговорила она, — я буду ждать столько, сколько придётся, Эвис. Я буду каждый день ждать тебя здесь, среди ромашек, — она улыбнулась, — с трепетом в сердце буду ждать время, когда мы обо всем забудем и убежим далко-далеко, — после сказанного Эвис нежно приложил руку девушки к своему лицу, поцеловав тыльную сторону ладони.

Неожиданно резко подул ветер, освежая лицо. А спокойствие прервал крик и шуршание травы под чьими-то ногами. 

— Амакир! Я забыла сказать, — эльфийка открыла глаза и увидела перед собой лишь ромашковое поле, но на душе было тепло, как тогда, в их последнюю встречу. Подруга подошла ближе и наклонилась, — ну что ты сидишь мечтаешь? — улыбнувшись она, взяла подругу под руку, пытаясь поднять.

— Фейсолор, я жду, — тихо и спокойно отозвалась девушка, а в глазах другой эльфийки виднелось недоумение и немой вопрос, — когда проснулся другие птицы, — объяснила юная леди и улыбнулась.

— Это все отговорки, — хмыкнула девушка, — дядя просил передать тебе, что если задержишься, то собери по дороге сонную траву, — на это Амакир ничего не ответила и лишь послушно кивнула.

Она каждый день приходила на это поле в надежде заметить знакомую ей фигуру, побежать на встречу и очутиться в родных объятьях, расцеловать румяные щеки и дотронуться до огненных волос. Но судьба распоряжалась иначе: она вновь и вновь оставалась там одна посреди огромного поля ромашек. Хотя надежда в душе не угасала, Амакир искренне надеялась и верила, что он про неё не забыл, что Эвис жив. И они увидятся. Они убегут. 

04.06.2024
Мария Плисова

Добрый день, дорогие друзья! Я являюсь писателем в жанре фэнтези. И это дело моей жизни, ведь ничто не может так отвлечь от действительности бытия, как происходящее в книгах. Я хочу, чтобы люди находили что-то своё в моем творчестве, погружаясь в волшебный мир, составленный из букв и описаний. Писатели, как художники, но рисуют картины словами.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть