« Хм.. Интересно: он имел в виду Муджицу и кого-то еще? Или не она придет, а кто-то другой? Кто-то из класса, с кем Шисока или Юджо с Кегавой дружат?» — подумала Суруда.

Не прошло и секунды с момента ее внутреннего монолога, как кто-то крикнул «Хэй!». Это был женский тонкий голосочек, похожий на ребенка. Владелица этого голосочка бежала изо всех сил, а за ней плелся огромным комок, закутанный в тонну одежды.

Суруда прищурилась и пыталась узнать, кто же их поприветствовал. Она думала, перебирала всех, похожих на них, но не смогла остановиться на одном варианте. Когда Ванауме почти добежали до группки, Кегава побежала навстречу ним. Она обняла одну из них. Вторая же остановилась и пошла к группе. Суруда сразу же узнала подругу.

— Муджицу! Как жизнь? Как учеба? – спросила Суруда.

— Привет! Да, все нормально. Вот опять ем все, что могу. Знаешь, как радует, что я сброшу вес весной, — ответила Муджицу – кстати, Белиза приехала. Она сейчас обнимается с Кегавой.

— Класс! Это все, Шисока?

— Да.

К группе подошли Кегава и Белиза. Юджо обрадовался тому, что теперь все в сборе и можно пойти куда-нибудь. Шисока посмотрел на Суруду. Он был рад, что может увидеть улыбку на ее лице вместо грусти и усталости, которые хранились в ее мешках под глазами. Суруда, почуяв, что на нее смотрят, подняла голову на Шисоку. Он же отвел взгляд на Юджо.

— Ну что ж. Пойдем в лес! – сказал Шисока.

Все направились в лесную чащу. Она была вся украшена белоснежным платьем зимы. Высокие деревья, как шляпки, почти не пропускали солнечные лучи. Ветер не нарушал тишину. Лишь смех и разговоры ни о чем перебивали ее. Каждый Ванауме говорил о повседневных делах и проблемах. Никто не хотел затрагивать тему учебы. «Сегодня выходной, а значит, школа подождет» — такая мысль была у каждого участника диалога. Только Суруда и Шисока слушали других и не встревали в разговор. Суруда шла впереди, а Шисока позади. К нему пришла хорошая идея. Он наклонился и захватил немного снега. Он сделал снежок и запустил его в Юджо. Тот заметил прилетевший снежный заряд и решил отомстить нападавшему. Он сделал снежок и запустил его в Шисоку, но он попал по Белизе. Она же решила кинуть снаряд в кого-то другого. И так группа друзей начала играть в снежки. Кто-то бегал, чтобы в него или нее не попали; кто-то прятался за деревом; а кто-то не всегда замечал, что происходит, и в него чаще всех попадали снежки.

Пока ребята веселятся, я расскажу немного про каждого. Юджо любил спорт. Поэтому во время игры в него не попадали снаряды, потому что он бегал так быстро, что можно было его потерять среди других. Кегава настолько была приспособлена к зиме, что у нее не мерзли руки. Она могла до поздней ночи играть в снежки. Белиза и Муджицу были маленького роста, и они прятались лучше всех. Шисока защищал лоб, так как шеелит, находящийся на его лбу, очень хрупок, и он не мог позволить превратить его в пыль. Суруда же радовалась как ребенок. Она светилась от радости и резвилась, как маленький котенок.

На некоторое мгновение стало тихо. Все спрятались, чтобы передохнуть. Каждый старался быть тише воды и ниже травы. Для них это будто игра на выживание: кто первый выдаст себя, тот получит сотни снежков от других. Суруда делала снежки, пока другие прятались. Она сумела за короткое время наделать много мелких снарядиков. Она была готова к атаке, но никто так и не выходил из своих убежищ. Суруда выдохнула и решила быть первой. Ее успокаивало то, что у нее много снежков для обороны. Она вышла, и тут же последовали выстрелы. Она пыталась обороняться, но попытки были четны. Суруда упала и не шевелилась. Шисока подбежал, чтобы посмотреть, в порядке ли она. Суруда открыла глаза, крикнула «Бу!» и громко засмеялась.

— Ты что вытворяешь? Я же волнуюсь! – в волнении сказал Шисока – а вдруг крылья сломались, а вдруг ты головой ударилась, а вдруг …

— Да ладно тебе. Я же не кричала от боли.

Шисока посмотрел на нее сердито.

— Прости, я не хотела, чтобы вышло так… — извинилась Суруда.

— Ничего, — ответил Шисока, обняв ее.

Все вышли из убежищ, оставив снежки.

— Может, проводим друг друга? А то уже темнеет, — предложила Кегава.

— Давай, — ответила Белиза.

Пока все шли, Суруда молчала. Она была довольна. Она давно не резвилась как маленькое дитя. Вдруг она вспомнила о Мидзу.

— Стойте! Давайте завтра навестим Миздзу.

— Прости, но мы не можем; у нас завтра семейный праздник, — сказала Муджицу.

— У меня тренировка, — сказал Юджо.

— Я смогу! – ответила Кегава.

— Хорошо. Мы с Шисокой тоже пойдем. Давай в полдень соберемся у Великого Дуба.

— Отлично!

Друзья продолжили путь. Пока они идут, объясню, что же такое «Великий Дуб». В городах есть поверье, что их защищает от бед какая-то сила, заключенная в растении или животном, которых называли Священным или Великим. Да-да, в их мире есть и обычные животные. Я не ученый, но могу сказать, что они появляются от тех Ванауме, кто во время беременности превращался в животного. В таких случаях будущим мамам приходилось оставаться животным, их дети с рождения были только животными, а не Ванауме. Однако таких случаев было крайне редко. Поэтому почти все животные рождены не таким способом.

Суруда и Шисока были последними, потому что их дома находились дальше от леса. Шисока обнял Суруду на прощанье и пошел домой. Суруда открыла дверь и ее поприветствовала мама. Она, посмотрев на дочь, не стала расспрашивать, где та была так долго. Лицо Суруды светилось и говорило, что она веселилась и отдыхала.

— Мама, я пойду в комнату, а то я устала. Спать хочется.

— Хорошо, я не буду мешать. Спокойной ночи!

— Спокойной.

Суруда зашла в комнату, переоделась и легла в кроватку. Она была радостно уставшая. Она мигом уснула и проспала до самого утра.

 

0
07.01.2021
35

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть