Глава 15

Прочитали 21
12+








Оглавление
Содержание серии

Бездна

Герой — это не тот, кто легко одолевает сильных противников. В чистой силе нет подвига. Герой — это тот, кто сложно преодолевает самого себя. Подвиг — это встать и продолжать идти после жизненных обстоятельств, оставивших бы других людей лежать в сломанном виде. — Накарябанная записка в груде мусора, обреченная на непрочтение.

Компания уверенно прыгала к своей цели. Дневило кривило свои дуги в нежно-красном небе, клонясь к горизонту, а летнюю жару сдувал сильный прохладный ветер. Тит смотрел в их сторону.

В ближайших мегагрибных рощах можно было увидеть фигуры в чёрных одеждах. Они срубали и разрубали мегагрибы на части. Рядом находились огромные водокачки, бочки и трубки, которые выкачивали воду из подземных рек. Компания старалась обходить эти места по земле.

Во время одного из прыжков Мрачник заметил кое-кого. Сначала ему показалось, что этот кто-то находится близко, но потом он увидел массу людей и город рядом с ним. Это было чудовище, по сравнению с которым Аургемир казался бы гномом на фоне эльфа. Однако это существо было противоположностью эльфа — толстым, даже обрюзгшим, полосатым и рогатым.

Заметив, что Заноза перестала выскакивать сбоку, Мрачноглаз обернулся. Девушка решила застыть на своём пеге.

— Это Сумасшествие, точно оно. Может, повернём назад? – Заноза подняла глаза на парня, когда он приблизился к ней.

— Ты уже встречала его? – спросил парень.

Заноза покачала головой:

— Но я точно знаю, что это оно.

— Если мы сейчас повернём назад, то всё было напрасно. Хотя бы разведаем, чтобы быть уверенными, что шансов у нас нет, – начал уговаривать Мрачноглаз.

Долго уговаривать не пришлось, Заноза неуверенно кивнула.

Они нашли лагерь Траурников совсем недалеко. Хотя его можно было назвать лагерем только потому, что все жилища были палатками. Этот лагерь был намного больше Моста и не намного меньше настоящих городов, таких как Столица или Истина. А по количеству людей он превосходил их все вместе взятые. Люди в чёрных одеждах сновали между чёрных палаток, занимаясь своими делами. Вдали Траурники превратились в неразрывную чёрную реку, омывающую Сумасшествие. Одна его рука была заключена в скалу, а другой оно наносило удары по полю боя.

— Писк! – Крыс указал на пирамидальный город рядом, который был отделён от поля боя пропастью.

— Там Двор Безумия? Думаю, проникнуть туда окажется сложнее, чем мне изначально казалось, – задумчиво проговорил Мрачноглаз.

Саркастичного комментария на такую благодатную тему не последовало, и парень взглянул на девушку, чтобы узнать причину отсутствия сарказма. Заноза неотрывно смотрела на яростного титана, пытающегося крушить маленьких человечков.

— Предлагаю переодеться и найти какие-нибудь карты или секретные документы о пути в город. Уверен, у Траурников полно саботажников и шпионов в тылу врага.

Заноза, наконец, прервала созерцание битвы и посмотрела на парня:

— Опять этот план? Что-то не так с твоей одеждой, что ты так рвёшься переодеться? Ладно, мне-то что? Я и так работаю на Траурников, а теперь ещё и тронута магротой. Считай, переоденусь в собственную униформу. — Слова принадлежали Занозе, но интонации — словно мертвяку, ищущему Эльвинон, или Занозе при первой встрече с Мрачником.

— Кажется, твоя работа выполнена, Крыс. Отсюда мы найдём дорогу в Столицу, с тем, что нам нужно или сдавшись, – Мрачноглаз отсчитал пять железных монет и протянул их проводнику. Тот спрятал плату во внутреннем кармане жилетки и посмотрел на Мрачноглаза. Мрачноглаз посмотрел на Крыса.

— Неужели это такая хорошая плата и стоила той работы, что ты проделал для нас? – Мрачник решил прервать неловкое молчание.

Крыс неопределённо махнул рукой. Потом, подумав немного, взял верёвки пегов и указал на Дневило, сделав оборот указательным пальцем по кругу.

— Присмотришь за нашими пегами денёк? Спасибо. Если нам снова понадобится куда-то отправиться, я обязательно найду тебя. А если и не понадобится, то всё равно найду. Я ведь надеюсь, что мы подружились, — растрогался Мрачноглаз.

— Писк, – согласно пискнул Крыс.

— Значит, и прощаться пока рано. Скоро увидимся, – махнул ему рукой Мрачник.

Он и Заноза направились к крайним палаткам на границе лагеря. Внутри были лежанки и сундуки, полные униформ Траурников без вуалей. Но какой шанс, что они встретят кого-то, кто знал бы их в лицо, в таком огромном скоплении людей? Их и было не много, только Слизверт и Альмоловка, которая не выдаст их, хотя и прямо сказала, что не одобряет затею с переодеванием. К тому же не все Траурники здесь носили вуаль. Те, у кого были человеческие или почти человеческие лица, либо считали, что нет необходимости их скрывать, либо просто хвастались перед менее удачливыми коллегами.

Подобрав минимально обвислую на себе форму, компания надела маскировку поверх одежды и направилась к большому шатру, где должны были храниться самые важные документы.

Всё шло гладко, пока их не окликнул мужчина с обожжённым лицом и без уха, в доспехах со стальным воротником. Тут и Стальные Воротники есть?

— Ты! Вор контракта! Я узнал тебя, – воротник направился к неудачливым разведчикам быстрым шагом.

— У меня просто лицо такое. Многие принимают за своих знакомых, – попытался выкрутиться Мрачноглаз. Он заметил, что многие остановились и наблюдают за сценой “Разоблачение шпионов, трагедия в одном акте”.

— У меня абсолютная память, — сказал мужчина, схватив шпионов за плечи. — Это ты. На этот раз ты так просто не украдёшь контракт, он под надёжной защитой. И что мне с вами делать?

Прежде чем парень успел посоветовать отпустить их, появилась ещё одна из Стальных Воротников и заявила мужчине:

— Пульхр, я разберусь. Отведу куда должно.

Мрачноглаз узнал подошедшую женщину. Она спустилась с ворот Столицы, чтобы показать лагерь Человеколюбцев. Только теперь у неё не было волос на голове. Так значит, она вступила в Воротники?

Женщина решительно вырвала пойманных шпионов из рук мужчины. Тот кивнул и пошёл по своим делам.

— Вы нас узнали? – шепнул Мрачноглаз женщине.

— Да, – шепнула она в ответ и начала проталкивать их вглубь лагеря.

— Спасибо, что спасли нас, но куда мы идём? – спросил парень.

— Не за границы лагеря, это уж точно. Сам подумай, как подозрительно это будет выглядеть.

Успокоившись, Мрачник зашагал перед спасительницей. Заноза шагала рядом, не отрывая взгляда от бушующего вдалеке Сумасшествия.

Они подошли к яме, накрытой полотном, которое было натянуто на столбах (словно яма могла страдать от лучей Дневила). Рядом сидел человек в обычной одежде: расстегнутой рубашке на голое тело и штанишках до колен.

— Кто это? —  лениво спросил он.

— Враги, – ответила женщина и толкнула парня с девушкой в яму. Перед падением Мрачник успел развернуться и увидеть, что зрачки толкательницы — это туннели, ведущие в пламя безумия.

Пролетев небольшое расстояние, Мрачноглаз шлёпнулся на гору гнилых шляп среднегрибов. Единственным источником света в этом мрачном месте было тусклое свечение полупрозрачных грибов, воткнутых в держатели для факелов.

Его и Занозу схватили какие-то люди, повалили на землю, сорвали маскировку и отобрали сумку. Затем их грубо повели по коридору, который был грубо выкопан и имел грубо вытесанные деревянные опоры. Много грубости появилось в жизни героев.

Пока его вели во мраке подземелья, Мрачноглаз обдумывал ситуацию. Очевидно, он совершил большую глупость, подставив не только себя, но и подругу. Если подумать (а время самое подходящее), Слизверт мог описать мою внешность другим. Альмоловка и Альм знали, кого преследовать, да и Траурник в Мосте что-то говорил о том, что мы нужны Длани. И как я мог использовать маскировку, не закрывающую лицо? О чём я только думал? Причина, скорее всего, крылась в его недавних головокружительных успехах, таких как помощь в убийстве дракона или раскрытие заговора Гвиневры. Это сделало его более самонадеянным, чем нужно. Хотя какой шанс был встретить двоих, знающих его в лицо, Воротников? 100%, раз они их встретили…

Их привели в пещеру, где вокруг толпы невооружённых людей стояла толпа вооружённых людей и знакомая орчиха. Потолок помещения был невысоким, и ей приходилось стоять на коленях, держась прямыми руками за пол. В пещере было больше грибов и света, и Мрачноглаз теперь понял, что означают вырезанные руны на шее орчихи: «Контроль» с одной стороны и «Боль» с другой. А ещё он понял, что если она здесь, то…

— Господин Асторо, прибыли ещё рабы, – сказал один из тех, кто вёл новых пленников.

Фигура рядом с орчихой повернулась, и Мрачник понял, что совершил не большую глупость, а чудовищную ошибку. Господин Асторо оказался главой работорговцев у Столицы, которого Мрачник избил и ограбил. Теперь он носил длинный плащ, который полностью скрывал его тело. Ткань ниспадала с больших металлических наплечников, и виднелась только рука, опирающаяся на трость.

— О, господин Мрачноглаз, как приятно видеть вас здесь! И вы тут, госпожа Бойрианн, рад познакомиться. Вы едва успели к этой партии. Ставьте их в общий ряд и позовите господина Слизверта, – Асторо жестоко разрушил все надежды Мрачноглаза на свою плохую память. Говорил работорговец серьёзно, без намёков на шутку или улыбку. Даже его полуприкрытые глаза не открылись.

Людей выстроили в шеренгу, и человек в нелепом шлеме начал обходить их. Шлем был с металлическими рогами, которые выступали вперёд по всей длине убора. Между рогами была тонкая сетка. Шлемоносец внимательно рассматривал каждого раба и делал заключение: “Трус”, “Будет сопротивляться”, “Уже сумасшедший”.

На одном мужчине он сказал:

— Тронут магротой. Планирует убить всех нас своими способностями. Что-то связанное с кровью.

— Я бы хотел посмотреть на его лицо, когда он попытается, но нельзя рассчитывать на врагов. Он может попробовать, и в ту же секунду безумцы могут решить отключить своё поле порядка. Или наши союзники их победят, но забудут предупредить нас. Кровавый ошейник ему, потом на продажу, – приказал Асторо.

Мужчина вскинул вперёд руку с кровоточащей раной, а потом с удивлением смотрел на неё, пока его уволакивали под руки.

— А он всё равно попытался. Спасибо, – поблагодарил его главный работорговец.

Рядом с Мрачноглазом парень со странной внешностью непрерывно шептал:

— Это всё неправильно. Этого не должно было случиться. Это не правильно!

— Лучше не выделяйся своим странным бормотанием, – шепнул ему Мрачник совет.

Странный парень удивленно посмотрел на советчика, и его не самые большие глаза округлились насколько могли. Подошедший к нему проверяющий удивился немного сильнее – упал на землю и закричал:

— ПОТОК СЛИШКОМ СИЛЁН! ИМПЕРИИ ВЕДУТ ВОЙНЫ СРЕДИ ЗВЕЗД! ЭЛЬФЫ-РАБЫ И ЭЛЬФЫ-ПОРАБОТИТЕЛИ! МИРЫ УМИРАЮТ И ВОЗРОЖДАЮТСЯ! ОГНЕНЫЕ МЕГАГРИБЫ ПРОКЛИНАЮТ ИХ! – движения кричавшего стали совсем дёрганными, пока к нему не проковылял Слизверт и не снял чудной шлем. Крикун сразу обмяк и потерял сознание.

— Эмммм. Аутсайдер. Мы заберём его, – сказал его спаситель. — Удивительно, они всё ещё встречаются, хотя Пустого Двора давно нет. Эмммм. – Слизверт неловко завращал в руках шлем. – Могу я попробовать разумоскоп?

— Отдавать Траурнику артефакт Старого Мира – плохая примета. Но ради нашего союза я готов пересилить любое суеверие, господин Слизверт, – Асторо приглашающе взмахнул рукой с тростью.

Слизверт надел шлем, но, к сожалению Мрачника, не упал и не забился в конвульсиях. Даже три зубца на его обруче не вызвали видимого дискомфорта под шлемом.

— Столько обнажённых женщин… Эмммм. Я столько одетых не видел за всю жизнь, – Траурник уже хотел было снять шлем, но что-то его остановило. – Эмммм. Интересно. Вот как…

— Господина Мрачноглаза и госпожу Бойрианн вы тоже заберёте, господин Слизверт? – вклинился в его бормотание Асторо.

— Эмммм. Нет. Оставляю их вам. Нам надо пробить дыру в Хреб как можно быстрее. Ведь это так хорошо сработало в захвате Столицы, – Слизверт с видимым сожалением снял разумоскоп, передал человеку Асторо и направил лицо в сторону Мрачноглаза. Тому показалось, что центурион упомянул захват Столицы, где находился Мирокрай, специально для него.

Аутсайдера подхватили под руки.

— Что вы говорите? Куда меня уводят? – закричал аутсайдер, смотря с надеждой на Мрачноглаза, но прекратил это делать, когда на него надели какой-то железный шлем с рукояткой на затылке и начали вести во тьму коридора.

Надо предупредить Занозу, что сейчас не время дерзить. Зная её, Мрачноглаз был удивлён, что от неё ещё не последовало никаких замечаний. Но, взглянув в сторону девушки, парень обомлел. Заноза стояла на коленях, держа руки за спиной и смотря в пол. Это Заноза? Или её подменили в темноте? Почему..?

Слизверт сделал шаг к Мрачнику и наклонился к самому его уху. Парень увидел обычное молодое мужское лицо под складками вуали.

— Когда удача снова будет на твоей стороне, найди меня у врат к твоему текущему работодателю. Буду с твоей семьёй. Это угроза. Эмммм. А вот это будет мотивацией, — центурион достал из кармана какую-то коробочку и кинул её Асторо. Коробочку поймала орчиха и передала хозяину.

— Деталь Магинариума. Эмммм. Прошу сохранить её у себя, – закончил Слизверт.

— Много же вы мне странных поручений даёте, господин Слизверт. Выжимаете из нашего союза как можно больше, – с уважением заявил главный работорговец. Когда Слизверт захромал к выходу, Асторо с орчихой подошли к Мрачнику.

— Понравилась одежда, Мрачноглаз? Я не заберу её у тебя, она будет напоминать о нашей судьбоносной встрече. Наоборот, я дам тебе ещё кое-что, – Асторо указал на парня сложенными вместе указательными пальцами.

Через секунду живот Мрачноглаза протаранил зелёный кулак. Мрачнику это очень не понравилось. Он согнулся и пожелал, чтобы это прекратилось. Но у кулака были другие планы. Он ударил ещё раз в голову, отбросив парня к стене.

— Двух ударов будет достаточно, мы же не хотим испортить товар, – остановил орчиху Асторо. Та согнулась перед хозяином:

— Я – хорошая девочка? Похвалите меня, хозяин, – попросила она.

— Да, – согласился хозяин и погладил рабыню по голове. Потом взглянул на валяющегося в пыли Мрачноглаза и в первый раз изменился в лице. Он улыбнулся. Эта улыбка напугала Мрачноглаза сильнее, чем Аургемир, Альм или Рассекающий Ветра.

Как и было обещано, у Мрачноглаза не забрали одежду, остальных рабов переодели в рваные тряпки. Их вели по коридору, который стремился всегда вверх. На одной из развилок рабы пошли разными путями со своими вещами. Мрачник постарался запомнить это место, ведь он уже начал обдумывать план побега. Его не проверили разумоскопом, но он был уверен, что тот показал бы “Будет сопротивляться”. Как и то, что Асторо и без артефакта знал это. И ещё Слизверт не только знал, но и думал, что побег Мрачноглаза — это вопрос времени. Странный он, зачем-то прицепился ко мне. Надо было прямо спросить об этом, когда был шанс.

Побег представлялся сложной работой: везде в туннелях стояли работорговцы и Стальные Воротники. В конце пути оказался тупик, который углубляли кирками люди в лохмотьях. При виде новой группы они побросали свои инструменты и ушли под надзором. Мрачноглаза и остальных заставили продолжить их работу. Парню выдали кирку, и он начал бить по твёрдому камню, что было сложно не только потому, что это была тяжёлая физическая работа, но и потому, что стоять приходилось под углом. Обломки камня собирали другие рабы, включая Занозу, и относили куда-то. В какой-то момент ещё один раб принёс деревянные брёвна, ими подпёрли стены и потолок. Надзиратели скучали, иногда крича советы, большая часть которых сводилась к ускорению и усилению ударов. Никто никого не бил, но надзиратели носили оружие напоказ, некоторые держали на нём руки.

Мрачник потерял счёт времени и сильно устал. Как и некоторые рабы, он несколько раз отпрашивался в туалет, чтобы в основном дать отдых телу. Туалет представлял собой угол с ведром. Надсмотрщик вставал спиной к Мрачнику. Это тоже можно использовать в побеге, хотя туалет должен перемещаться вместе с прогрессом землекопания.

Через некоторое время чумазый ребёнок в одежде раба приволок котелок с похлёбкой и начал разливать её по чашкам. Похлёбка представляла собой жирную воду с твёрдыми безвкусными кусочками.

После обеда Мрачноглаз работал примерно столько же, сколько и до обеда. Затем рабов повели в другой туннель. Пройдя мимо другой группы, их завели в небольшую пещеру, отделённую железными брусьями с дверью. Дверь, конечно же, закрыли. Заноза сразу же легла у стены, отвернувшись ото всех. Мрачноглаз без сил упал на спину. Он так устал, что даже думать было сложно. Но всё же он приподнялся на локтях и огляделся. Остальные рабы последовали примеру Занозы и либо лежали, либо сидели, прислонившись к стенам.

— Тут есть кто-нибудь из Моста? – решил пообщаться Мрачник.

Никто не ответил. Очень плохая атмосфера для планирования побега. Северянин говорил, что проиграть можно только тогда, когда ты сдался или мёртв. Часто это одно и то же.

Но тут парень заметил ребёнка-раба, который разносил еду. Тот сидел, подобрав колени к груди, и кивал.

— Знайте, что вас продала Гвиневра, но леди Утера уже наказала её, – на всякий случай парень сообщил хорошие новости всем.

— Хорошо… – сказал ребёнок. У него были длинные волосы, и очень грязное лицо. Мрачноглаз обрадовался хоть какому-то отклику:

— Как тебя зовут? Меня — Мрачноглаз. А вон там — Заноза.

Ребёнок пожал плечами, и его взгляд начал тускнеть. Это плохо, нужно продолжать говорить.

— Тогда я придумаю, хорошо? Всем нужно имя, – Мрачноглаз глядел на ребёнка и старался дать ему не унизительное характеризующее имя, что было непросто. — Ты мальчик или девочка? – наконец спросил он.

— Девочка…

— Вот и будешь Девочка. Потом возьмёшь другое имя. Или оставишь. Будешь старушкой Девочкой, разве не забавно?

Девочка кивнула. Угасание её взгляда прекратилось.

Если судить по распорядку, прошло несколько похожих друг на друга дней. Мрачноглаз работал в какой-то момент времени, в другой — говорил с Девочкой и спал. Иногда Девочка работала в другую смену, и тогда Мрачноглаз пытался завязать разговор с кем-нибудь другим. Но все предпочитали лежать и молчать, купаясь в своём горе и выбранном одиночестве.

Заноза приняла рабство хуже всех. Её глаза стали пусты и постоянно опушены вниз. Когда она не работала, то лежала, уткнувшись в стену. Мрачник надеялся, что на свободе она вернётся в себя прежнюю. Но если причина её апатии было предательство со стороны Слизверта? Неужели они были так близки?

Дари Псов

Решил я начать писать книги, и самый простой способ, до которого смог додуматься, - это писать и выкладывать это на всеобщее обозрение для обратной связи, благодаря которой будет происходить корректировка моего писательства и, следовательно, повышение моих писательских навыков.
Мои работы на Author Today


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть