Глава 12

Прочитали 17
12+








Оглавление
Содержание серии

Путешествие на запад

Отстаньте от меня, идиоты. – Первая и последняя заповедь.

— Так что это такое — Двор Безумия? Город? – спросил Мрачноглаз, всматриваясь в карту вместе с Крысом.

Левая нижняя часть карты была полностью закрашена (возможно, картограф таким образом обозначил край мира, или же устал рисовать, или же просто психанул). А правый нижний угол карты отделялся от остальной территории толстой линией с надписью «Много воды».

На карте вообще были изображены только ближайшие окрестности. Под стрелками, направленными за края пергамента, были написаны названия незнакомых мест (например, «Ущелья вихрей» или «Архипелаг Зла»). Весь их путь проходил от Столицы до Истины вправо, затем они поднимались наверх, к Академии. Теперь им предстояло добраться до Двора Безумия, который находился слева от Столицы.

— До Перелома было много дворов: Двор Дум, Двор Всесилия, Двор Тайных Шагов, Пустой Двор. К сожалению, остался только Двор Безумия, ответственный за выступления, – тихо ответила Заноза.

— Почему “к сожалению”? Что плохого в выступлениях? – не понял парень. Выступление бродячих артистов было одним из самых ярких воспоминаний его детства.

— Потому что они занимались не только ярмарками мироздания, но и проводили тёмные ритуалы, а также устраивали публичные казни с огнём и железом. А также, по слухам, они были чистильщиками других Дворов, куда-то девали трупы и другие улики, возможно, использовали их в своих демонских праздниках, – Заноза посмотрела прямо на Мрачноглаза и сказала твёрдым голосом: — А теперь они пытаются возродить магию.

— Понятно, почему Траурники их атакуют, – парень понял, что у девушки есть какая-то история с этим Двором, но расспрашивать не решился, особенно после их последнего разговора.

— Я бы назвала это войной. Мы действительно собираемся идти туда? В самую гущу ада? – Заноза побила свой рекорд фраз без сарказма подряд.

— Просто посмотрим и примем решение, оценив наши силы, – сказал Мрачноглаз. – И ещё нам нужно найти какое-нибудь поселение по пути. Надо пополнить припасы.

— Ну да, отсрочь собирательство, охоту и поиск воды как можно сильнее. Паническое обучение в последний момент отлично мотивирует и бодрит, – Заноза обреченно вздохнула.

***

Мрачник заметил людей и направил свою пегу к ним. Судя по дверям и окнам в местных мегагрибах, можно предположить, что это были и местные дома. Среди жителей было много орков. Они выглядели как орчиха предыдущего владельца одежды Мрачноглаза, только большинство были объёмнее и шире в плечах.

Одевались орки, как и люди, в грязные обноски и занимались теми же делами, а то и тяжелее (как двое запряженных, как пеги, орков, которые тянули большое ржавое лезвие, вспарывающее почву). Не очень они напоминали орков Сказителя, которые всех бы тут уже убили и съели. Возможно, он мстил какому-то конкретному орку за нанесённую обиду.

Один из жителей заметил, как Мрачноглаз спешился со своей пеги. Он бросил дырявую коробку, из которой сыпалась какая-то пыль, и подбежал к Мрачнику. То, что он произнёс, повергло парня в шок:

В мире, где музыка нас связала,

Проклятый хор мы образовали.

Нам судьбой дано не прекратиться,

Все дни и ночи песнями упиться.

— Я ничем не могу помочь, у меня плохо с ритмом, – быстро сказал Мрачноглаз и зашагал прочь от жителя, ведя за собой Травинку, затем махнул рукой только что прибывшим спутникам.

Ах, как же это странно и необычно,

Но беды в жизни неизбежны, и мы привычны.

Мы, как марионетки на струнах,

Не можем просто замолчать, ах!

Заноза и Крыс начали пятиться на своих пегах, а Мрачник попытался оторваться от певца, чтобы прыжок пеги не навредил ему. Некоторые жители, включая орков, присоединились к атаке на уши и начали петь хором:

Магия, навеки на нас легла, о нет!

Превратила нас в певучий сонет.

Ритм оглушает, слова — как заклятье,

Душа в мелодии дрожит от проклятья!

— Я, правда, не могу вам ничем помочь, особенно с длиной ваших строк, – панически заявил Мрачноглаз.

Нам дарована мерзким бродягой необычная доля,

Но страшна цена – говорить без воли.

Как птица в клетке, мы петь должны вместе,

Ведь свобода распрощалась с нами в прощальном жесте!

Теперь пело большинство жителей:

— И кругом мир звучит отголоском нашей печали,

Вечной музыкой каждый вздох наш окрасить обязали,

Но сердце продолжает надежду создавать,

Что проклятие можно однажды сломать.

Мы кружимся в вихре своих мук, песен и былей,

Пока сердца наши не сложатся пылью.

Мрачноглаз наконец прыгнул и устремился прочь. Он ненавидел, когда Сказитель начинал петь в своих рассказах, и боялся подхватить это певучее проклятие.

***

Рядом с лесом без листвы компания нашла ещё одно поселение. В нём строительным стилем выбрали кучу сложенных кругом камней, на которых находилась полукруглые земляные крыши. На крышах росли зелёные растения, которые постоянно ловили насекомых своими зубастыми пастями и липкими лианами. Скалы рядом укрывали большую пещеру, украшенную цветными узорами.

Мрачноглаз приземлился рядом с грязными девушкой и парнем. Они носили что-то похожее на то, что делал Швец в Мирокрае. Девушка была сильно удивлена, а парень выступил вперёд:

 — У нас не любят чужаков. Вы приносите одни неприятности.

— Но чужаки для нас — это вы. И если сравнивать угрозы, то вы превосходите нас числом, – заметил Мрачноглаз.

Он отругал себя про себя, ведь нужно быть более вежливым, прибыв в новое место. Но постоянное общение с Занозой сделало его реакцию на колкости быстрой и неумышленной.

— Это пеги? – восторженно спросила совладавшая с собой девушка. – А можно погладить?

Мрачноглаз кивнул, и девушка робко подошла к Травинке и начала гладить её шею. Пега повернула голову и вопросительно посмотрела на своего всадника.

—  Гайфулла, эти пеги тоже чужаки, – с обидой заметил парень.

— И теперь эти чужаки узнали моё имя, Бореас, – ответила Гайфулла.

Бореас в ужасе закрыл рот руками.

— Ой, а это дрессированная альма? Вы научили её ходить на задних лапах? Зачем? – грязная девушка указала на прибывшего Крыса. – Можно погладить?

— Сама у него спроси, — ответил Мрачник.

Гайфулла опасливо приблизилась к Крысу, и великодушно получив согласный кивок, начала его гладить.

— Опасно вот так позволять гладить Крыса, ему может понравиться, и он будет требовать этого от нас, а я этого делать не буду, – прибыла Заноза.

— А вы герои-авантюристы? У вас и одежда, и пеги есть, и питомец-талисман, да такой откормленный! — восхищённо оглядывала вновь прибывших Гайфулла. — Вы, наверное, видели край света, проходили страшные подземелья, сокрушали гигантов, изгоняли высших демонов в их величественные миры!

Мрачноглаз обдумал её слова, вспоминая, что с ними приключилось до этого, и поправил её:

— Насчет демонов: мы пока работаем над этим.

Заноза ткнула его локтем в бок и показала, как записывает восторженную девушку в его гарем пальцем на ладони.

— Ну, конечно, нет! Не давай чужакам идеи для вранья. Они сейчас ещё скажут, что встретили старого бога, и он поведал им причину Перелома, – попытался остудить свою подругу Бореас.

— Я бы хотел купить еды и воды, а также немного отдохнуть, – Мрачник подумал, что теперь, когда Валькали разграничила их работу, спешить незачем.

— Дядя Олм вон в том доме может помочь, но он не любит чужаков, — показал направление к дяде Бореас.

— А я-то думала, это вы первыми решили ненавидеть чужаков против воли своих предков, – хмыкнула Заноза.

— Спасибо, мы ненадолго, – поблагодарил Мрачноглаз и направился к дяде Олму.

Он оказался очень худым, грязным мужчиной, который разбирал выдолбленные из булыжников ящики, занимающие большую часть его дома (или это был общий склад).

— Чужаки? Мы не любим чужаков, – мрачно изрёк он.

— Не мне судить, но, на мой взгляд, слоган вашей деревни не очень удачный, особенно в туристический сезон, — вставила свои слова в разговор Заноза, прежде чем Мрачноглаз её остановил.

— Мы просто хотим купить припасы и немного отдохнуть, – быстро сказал Мрачник.

 — Мы не… — дядя Олм пригляделся к Занозе, — …особо богаты, но поделимся, чем можем. Можете пока поспать прямо тут.

— Гм. Спасибо, – Мрачноглаз осмотрел пол хибары, который был мокрой бугристой землёй.

Когда Олм ушёл, Заноза скрестила на груди руки:

— Каннибалы.

— Скорее всего, просто скрывают у себя что-то магическое, что поддерживает их поселение на плаву. А ты что думаешь, Крыс? – сказал парень.

Крыс опустил голову к плечам, осклабился и начал разрезать воздух невидимыми кинжалами, потом отбросил их и начал опасливо озираться.

— Бывшие бандиты? Прямо как мой клан. О, я не говорил тебе об этом?

Крыс махнул рукой.

— В любом случае, тут намного лучше, чем в певучей деревне. Мы дадим ногам отдохнуть от езды, а потом уберёмся отсюда.

Заноза, как обычно, не стала спорить и села на пол, вытянув ноги. Вскоре в хижину вошёл дядя Олм с раздутыми грязными корнями и кувшином с чуть мутной водой. Он потребовал за них пять золотых, и Мрачник заплатил, но с чувством, что его обманывают, вот только где?

После этого в хибару заглянула девушка, которая встретила компанию:

— Героиня, мне нужно поговорить с тобой наедине, – Гайфулла выразительно посмотрела на мужчин в помещении.

— О нет, — скривилась Заноза, — речь идёт, о чём я думаю? Хочешь поговорить о мерзких телесных штуках? Для этого есть матери.

— У меня нет матери. У нас в поселении мало женщин, – погрустнела жительница.

— Ладно, ладно, пойдём. Только побыстрее, – Заноза вскочила и, подталкивая Гайфуллу, повела её перед собой.

Крыс и Мрачноглаз переглянулись. Ждать подругу обратно долго не пришлось, вот только двигалась она странно (не по-занозьему), более женственно. Заноза оперлась о проход, согнула ногу и, облокотившись одной подошвой на стенку, а рукой подпёрла затылок. Эта поза была максимально далека от того, что можно было ожидать от девушки.

— Мрачноглаз, у нас выдался небольшой отдых, почему мы проводим его так скучно? – пародия на неё Регентом звучала более похоже, чем её текущие интонации.

Парень сидел на ящике и молча смотрел на эту Занозу. Она, не дождавшись ответа, подплыла к Мрачнику и нависла над ним, опираясь рукой на стену:

— Молодая женщина есть, молодой парень есть, путешествие почти наедине есть, причины не стать парой – нет. – Девушка начала водить пальцем по груди Мрачноглаза, он только следил за её действиями глазами.

— И все твои родители не против. Если судить по их возрасту… – девушка вздохнула и остановилась. – Ну, долго ты не будешь меня останавливать? Или ты поверил? Нет, он использует твой разум, чтобы создать меня. А твой разум не так прост, я знаю, я ведь его порождение.

— Где Заноза? – сумрачно спросил Мрачноглаз.

— Я знаю то же, что и ты. Ты понял, что говоришь с комбинацией его разума и своими воспоминаниями. Он – зверь, даже не умеет говорить, а я даже не материальна, – иллюзия пролетела рукой сквозь щеку парня. – Но не буду тебя отвлекать, надо спешить, спасать настоящую меня. Только не мучай её слишком сильно, рассказывая о позоре, который я только что устроила, – с этими словами Лжезаноза растворилась в воздухе.

Олм копался в земле неподалёку:

— Вы не ели? А я ведь так потрудился над этими плодами, – Олм выглядел разочарованным. Он выдал себя тем, что он мог знать, поели ли его плоды или нет, только если эффект от них должен был затруднить хождение. Но это было сейчас неважно.

— Моя спутница, вы не знаете, где она? – прямо спросил его Мрачноглаз.

— Это не моя работа — следить за чужаками. Возможно, она ушла, — предположил житель.

— Точно! — Мрачник изобразил задумчивость, потерев подбородок. — Она ведь хотела бросить всё, подарить мне своего пега и уйти пешком в пустоши.

Олм купился на этот жирный сарказм (Заноза бы одобрила) и обрадовался:

— Хорошо, что мы во всём разобрались, а теперь будет лучше, если вы тоже уйдёте.

Отойдя на безопасное расстояние, Мрачноглаз громко (но не крича) позвал:

— Курсор! Курсор! Траурник? Как там тебя звали? Яр?

Но никто не ответил. Придётся искать Занозу своими силами.

— Есть два варианта: либо Заноза находится в той большой пещере, либо её там нет, и тогда нам придётся отправиться по её следу в далёкое путешествие. На этом пути мы будем то находить её, то терять, почти добравшись, и сталкиваться с трудностями и обретать врагов и друзей. Возможно, это займёт годы, — объяснил Мрачноглаз Крысу.

— Фух! – Мрачник смахнул невидимые капельки пота со лба, наблюдая за Занозой, стоя у входа в пещеру. В ней нестройными рядами стояли скамейки, а в конце был каменный стол, на который падал дневной свет. Заноза сидела в клетке из костей какого-то большого альма, вокруг неё ходила толпа людей в чёрных балахонах с откинутыми капюшонами. На их поясах висели ножи, а также ножи на палках или даже двухклинковые кинжалы. Некоторые из них игрались, раскручивая ржавые цепи с острыми грузами на концах (а к некоторым кольцам цепей были прикреплены другие цепи). Парень не знал, как сражаются таким оружием, и не хотел узнавать. Можно было попытаться пробиться боем, но тогда они с Занозой окажутся в замкнутом пространстве в окружении врагов.

Прозрачная голова, высунувшаяся из-под земли, напугала Мрачноглаза, хоть он раньше и звал её обладателя.

— Нам нельзя вступать в прямой контакт, — заявил курсор спокойным голосом.

— Только прямой контакт нам и остаётся, раз наш посредник в беде, – парень кивнул на пещерную клетку.

— Я ничем не могу помочь. Моё тело далеко отсюда, а влиять на физический мир я могу, только управляя им.

— Такая же беда. Но мы справимся своими телами. Просто присмотри за Занозой. Если они будут делать что-то подозрительное с ней, предупреди меня, ладно?

— Вообще-то я должен следить за тобой… Но ты явно не оставишь свою подругу, — голова скрылась под землёй.

Выйдя из пещеры, Мрачник заметил ещё одну прячущуюся от него голову. Она нырнула в заросли каких-то растений, выращиваемых деревней. От сильного движения они закачались. Однако парню было сейчас на них плевать. Он бросился в гущу растений, поломал кучу, но шпиона повалил на землю. Им оказалась Гайфулла.

— Я закричу! – заявила она.

— Спасибо за предупреждение, — поблагодарил Мрачноглаз, зажав ей рот ладонью. Другой рукой он удерживал руки девушки за спиной.

— Не надо стараться стать особенной. Знаете, вы оказались правы: от чужаков одни неприятности. Я — чужак для вас, вы — чужаки для меня. Если со мной что-то случится – вам будет всё равно, так же как и мне, если что-то случится с вами. А вот моя подруга совсем для меня не чужая. И я сделаю так, что вы окажетесь ещё более правы, да так, что ваши правнуки будут помнить вашу правоту, – Мрачноглаз смотрел прямо в глаза Гайфулле. Он постарался утихомирить свой гнев, но он всё же прорвался в его голос, хоть и приглушённый.

В её глазах появился страх, она поверила ему и закивала головой. Мрачноглаз чуть отодвинул руку, но чтобы была возможность сразу же вернуть её на место.

— Ты убьёшь нас всех ради любимой? Ещё и пытать будешь? Это… это так романтично! – вздохнула Гайфулла. Её страх сменился привычным восторгом.

— Я очень сомневаюсь, что ты могла сказать ей такое, что она решила теперь жить в клетке в той пещере. Вы её похитили. Зачем? – Мрачник всё-таки отбросил гнев.

— Отдать Верхнему. Он послан вместе с демоном желаний самим Регентом защищать нашу деревню, — ответила Гайфулла.

— Я сам посланник Регента, – заявил парень.

— И как Регент выглядит? – подозрительно спросила девушка.

— В странном костюме, лицо всегда вне поля зрения, – с надеждой рассказал Мрачник.

— Не знаю, правда это или нет, но звучит интригующе. Вполне может быть, — девушка согласно кивнула. — Но другие тебе не поверят. Они более недоверчивы.

Парень окончательно отпустил её:

— У тебя есть ваш сектантский балахон?

— На тебя он не налезет. У нас кончается чёрная ткань, поэтому даже для меня он тугой, – ответила Гайфулла, смерив Мрачноглаза взглядом. Но, увидев, как Мрачноглаз помрачнел, она поспешила добавить: — У Бореаса подходящий размер, балахон достался ему от отца.

***

В пещеру вошла фигура в балахоне с накинутым на голову капюшоном. Она начала пробираться сквозь толпу других фигур в балахонах. Но не успела она пройти и половины пути, как её остановил громкий звук, похожий на звук из огромной трубы. Затем появился сектант, тоже в балахоне, но с маской из черепа рогатого альма набекрень. Он поправил маску и взмахами пальцев велел всем сесть.

— Я уже вызвал Верхнего, так что давайте поторопимся. Приведите девственницу! – сказал главный сектант голосом дяди Олма.

Двое больших сектантов (вот на кого чёрную ткань истратили) открыли клетку и вытащили связанную, но сопротивляющуюся Занозу. Её одели в белый балахон и остригли волосы так, чтобы они не закрывали лицо. С открытым лицом она выглядела непривычно.

Один из толпы встал и начал приближаться к месту, где происходило главное действие. Олм заметил его:

— Зачем ты встал? У всех должны быть равные возможности, чтобы наблюдать за Великим. Смысл общей униформы в равенстве. Да, кто ты? Сними капюшон, тут все свои.

Вставший человек остановился, но подумав немного, продолжил идти. Тем временем обновлённую Занозу поставили на стол и связали ей ноги.

— Остановите его или её. Не хватало ещё опозориться перед Верхним, – приказал главный сектант. Но камень из пращи смутьяна разбил его маску и опрокинул того на спину. Пращник подбежал к связанной девственнице. Его капюшон слетел, показав, что он Мрачноглаз.

— Мрачноглаз! Это сектанты! – закричала обрадованная Заноза.

— Ты увере… – начал Мрачник саркастично, но не договорил.

Сверху спустилась огромная голова. У неё был вытянутый нос и усы, как у Крыса, но она была покрыта светло-зелёной чешуей, через которую пробивалась серебристая грива волос. Голова ткнулась в стол, скрыв за собой Занозу, и убралась через отверстие на потолке. Девушка пропала.

Мрачноглаз схватил голову двумя рука и развернулся к толпе:

— Я был неправ. У вас не будет правнуков.

Тут сектанты, тащившие Занозу, повалили Мрачноглаза на землю, прижав к земле.

— Она жива! Верхний унёс её к себе домой! – крикнула Гайфулла из толпы, и её быстро увели из пещеры.

— Я работаю на Регента! – сообщил Мрачноглаз, когда его подняли на ноги.

— Молвить ты можешь что угодно, особенно пред страхом будущего заклания (не поздновато для высокопарности?), – перед ним встал Олм, осматривая трещины на своей маске и решая, стала ли она более зловещей. — Что написано на скрижали, дарованной нам нашим Господином? – сектант указал на каменную табличку, стоящую на выдолбленной полке в стене пещеры.

— “Отстаньте от меня, идиоты”, – честно прочитал Мрачноглаз. Судя по шокированным вздохам, они не знали, что там действительно написано.

— Демонохульство! – закричал Олм.

В этот момент в пещеру едва втиснулось огромное чудовище. Оно было покрыто бурым мехом, передвигалось на шести лапах и имело множество хвостов, похожих на активный хлыстовик. Морда чудовища была сплюснута сверху и снизу и разрезана на две части широким зубастым ртом. Глаз не было, только большой альмовский нос. Когда чудовище начало распространяться по пещере, сектанты в ужасе падали ниц, в том числе и те, кто удерживал Мрачника.

— Это он, Желание. Это – чужак, – наябедничал Олм, стоя на коленях и указывая на Мрачноглаза.

Мрачноглаз понял, что это ещё одна иллюзия, как и похотливая Заноза ранее. Он раскрутил камень в праще и запустил его в нос монстра. Но вместо того чтобы пролететь насквозь, камень ударил более чем реальный нос. Желание прервало свою медленную угрожающую походку, панически развернулось, разбросав скамейки и сектантов, и бросилось прочь из пещеры, поджав хвосты.

— Хватит демонохульствовать! – снова закричал Олм.

— Регент наделил меня способностью говорить на любом языке, – объявил Мрачноглаз. Однако, заметив, что сектанты поднялись и начали приближаться к нему, он отступил назад. — И я могу читать любой текст. У вас есть что-нибудь почитать, кроме той скрижали? — Мрачник встал так, чтобы между ним и толпой находился каменный стол. Деревня медленно окружала его.

— О, ещё он, ну его секретарь, дала мне вот это! – Парень вытащил свой ремень и гордо продемонстрировал его сектантам. С него свалились штаны. В этот момент Мрачник заметил голову курсора, которая выглядывала из-под жертвенного стола.

— А как вы относитесь к повелителям мёртвых? – Мрачноглаз ухмыльнулся.

Дари Псов

Решил я начать писать книги, и самый простой способ, до которого смог додуматься, - это писать и выкладывать это на всеобщее обозрение для обратной связи, благодаря которой будет происходить корректировка моего писательства и, следовательно, повышение моих писательских навыков.
Мои работы на Author Today


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть