Глава 5

Прочитали 22
12+








Оглавление
Содержание серии

Столица

Вытащивший Меч Света лишится жизни. Попробовать вытащить меч — 1 золотой. — Табличка у Меча Света.

Клерком оказался маленький мужчина в огромных очках и с всклокоченными седыми волосами, опоясывающих его череп. Он сидел в кабинете в своем доме у ворот города. Кабинет был завален высокими стопками пергаментов и свитков, которые служили одновременно и столами, и стульями.

— Имя? — Клерк постарался перекричать детский гвалт, от бегающей вокруг толпы детей разных возрастов. Они поднимали в воздух отдельные листки. Мрачноглаз сомневался в осмысленности регистрации, если потом заполненную форму подложат под зад или будут разбрасывать дети. Но правила есть правила.

— Мрачноглаз.

Клерк послушно записал имя на пергаменте:

— Род деятельности?

— Пастух, хотя меня можно назвать и нянькой.

Клерк посмотрел на него поверх очков и улыбнулся:

— Так вас можно назвать коллегой?

— У меня не было столько подопечных, — Мрачник вдруг вспомнил про несбалансированность мужчин и женщин в городе. — Это ваши дети? Вас принуждают…

— О нет, какая у вас богатая фантазия, молодой сударь, — ответил клерк. — Я ведь регистрирую всех жителей. А когда ко мне приводят маленьких сирот, я же не могу потом их отправить на улицу. Но мы отвлеклись. Жена?

***

После того как все бюрократические процедуры были завершены, Швец предложил найти таверну, и это предложение было встречено всеми с большим энтузиазмом.

Город казался творением гигантов. У Мрачника не было другого объяснения тому, как люди могли построить такие величественные сооружения. Огромные белые колонны, гигантские статуи мужчин и женщин, многоэтажные каменные дома — всё это производило неизгладимое впечатление.

Все было покрыто грязью, где то покрошено, где-то совсем разрушено, город был полон дыма от уличных костров и подозрительных запахов, но всё равно впечатлял своим величием.

Земля была покрыта мелкими полированными камешками, но кое-где встречались ямы. Жители выращивали странные спиральные растения и грибы прямо в этих ямах. Также городские разводили каких-то покрытых шипами животных с восемью очень длинными и тонкими ногами, ползающих слизистых комочков и хряков. Мрачник даже хотел подойти погладить их, но решил не отставать от остальных.

Прохожих было немного для такого большого города, хотя что Мрачноглаз понимал в городах? Люди сновали по своим делам, кто-то работал с тканью и глиной. Процессия прошла мимо чего-то вроде базара, где жители продавали вещи прямо с земли. Рексана не обманула, в основном жители были жительницами. Многие оглядывались на деревенских, вернее новых городских. Купчиха взяла Волки под руку, чего никогда раньше не делала.

Город состоял из одной большой широкой улицы (не считая множества аллей между домами), уходящей на возвышенность, где виднелось огромное здание. Заноза ткнула Мрачника в бок:

— Надо будет сходить рассмотреть дворец поближе.

— Зачем? — не понял Мрачноглаз.

— А ты что, дворцы каждый день видишь? — спросила Заноза. — Что-то я не заметила у тебя дома, если подумать, вообще всего.

— Тебя туда принесли в клетке, — буркнул парень и поправил штаны. — Вот. Придумай себе мой ответ поядовитей сама. Ты ведь такой специалист по едкости.

— Хм, ладно, — Заноза всерьез начала придумывать себе ответ. — Как насчёт такого: «Хоть моим домом и была кучка грязи, у меня хотя бы был дом»? — Или вот: «Твой дом — это клетка, так что заткни свою вонючую пасть, пленная мразь», — ещё предложила она.

— Эй, я не такой ублюдок! — возмутился Мрачник.

— Как я, да? — Заноза не дала возможности ответить и подошла к мечу, рядом с которым как раз проходила компания. Меч был воткнут в землю прямо посередине улицы, и из него исходили застывшие каменные волны и трещины.

— «Вытащивший Меч Света лишится жизни. Попробовать вытащить меч — 1 золотой», — прочитала девушка табличку рядом с мечом. Мрачноглаз отметил про себя, что она умеет читать. Или же она полностью выдумала, что там написано. Жаль, проверить нельзя.

— И зачем его вытаскивать? — спросил Грибница.

— Незачем, поэтому он и не вытащен, — ответил Волки. — Пойдёмте, кажется, я нашёл достаточно большую таверну, — и махнул рукой в её сторону.

Таверна была большим помещением с длинными каменными столами и скамьями, которые также стояли и у входа. Внутри было много людей, которые замолчали при виде ввалившейся толпы, но вскоре продолжили свои разговоры. В таверне царил полумрак, витал густой дым и приятно пахло чем-то жареным.

На одной из скамей Мрачноглаз заметил альма с человеческим комплектом тела, в одежде, но со звериной вытянутой мордой и размером с Хохотуна. Потешное существо сидело, болтая ногами в воздухе, и пило что-то из кружки, сделанной из дощечек, перетянутых металлическими обручами.

Волки сел у стены и расслаблено полусполз со своего сиденья, заложив на голову руки. Сказитель с Хохотуном о чём-то спорили. Купчиха с Лосихой смеялись над чем-то своим. Пройдоха и Мастер обсуждали других посетителей. Мрачноглаз подумал, что не в одном из рассказов, что он слышал, герои не путешествовали с семьей. Сказитель всегда избавляется от родителей главного героя при первой возможности. Возможно, это проявления каких-то личных проблем.

К ним подошёл рыжий молодой человек в фартуке и спросил:

— Чем обычный владелец простой таверны может помочь вам?

— Всем самой лучшей еды, я плачу. И алкоголя! — провозгласил Волки. — Вот это настоящая жизнь! Давно надо было прийти в Столицу, — обратился он уже к своим людям.

— Ох, это мне напоминает одну историю… Ну да ладно, не буду её рассказывать… — Обычный владелец простой таверны загадочно улыбнулся и ушёл выполнять заказ.

Когда он принёс еду, Грибница спросил его про Меч Света.

— Возможно, я слышал только слухи, что до Перелома был великий и ужасный герой, носивший сей меч… Был этот меч проклят, как и все знаменитые мечи… Герой смог расстаться с мечом и доспехом прямо здесь… Во всяком случае, так мне люди передали, верьте, если хотите, – многозначительно закончил рыжий.

— А пророчество? — спросил Борода.

— Кто знает эти пророчества? Возможно, это предупреждение… Только написавший эти слова знает… — Тавернщик медленно попятился от стола.

— Никто ещё не находит, что этот тип очень подозрительный? Нет? Только я? — Но Грибнице никто не ответил, так как все набросились на еду.

Мрачноглаз получил нарезанное квадратами мясо с покрошенными на него растениями и какой-то белой тягучей субстанцией, а также вкусную воду, которая ему понравилась, хоть и была с горчинкой. Наевшись, он принялся прислушиваться к чужим разговорам.

— …Небоокий Император захватывает юг. Это, очевидно, не понравится Доминике Захватчице. Побыли 15 зим без больших войн, ну, и хватит, — сказала стражница за стойкой.

Её о чем-то неразборчиво спросили, и она ответила:

— У южан тёмные глаза. У тебя, скорее, зелёные. Хотя я не знаю, какого цвета небо на юге, возможно, оно такого же цвета.

— …Виль-то опять устроил пьяное представление.

— …Думаешь, работорговцы ещё вернуться?

Но тут Мрачноглаз услышал знакомое слово.

— …Траурники столько людей собрали, настоящая армия. Понятно, как кочерга, что для того, чтобы пойти на Двор Безумия, куда же ещё? Последний оставшийся Двор и практикующий магию, какая ирония.

— Да. Действительно Двор Безумия, — поддакнул его собеседник.

— Да только не думаю, что у Траурников что-либо получится. У того Двора, как я слышал, есть огромное чудовище размером в город.

— Да брось ты, все же знают, как слухи работают. Каждый до тебя увеличивал его размер. Или город из трёх хибар, сейчас настоящих городов нет, кроме нашей Столицы.

Мрачноглаз увидел, как рука Занозы с кружкой заходила ходуном. Она поставила её на стол, разбрызгав половину напитка. Она тоже вслушивалась в этот разговор?

«Что?» — спросил он её одними глазами. Она покачала головой и принялась смахивать пролитую жидкость ладонью на пол.

— Вот что, — обратился к собравшимся Волки. — Думаю, мы задержимся в городе на какое-то время. Не будет лишним подкрепить наш общак деньгами. Так что каждый должен найти источник дохода.

— Говорите о деньгах? — хозяин таверны возник перед ними и широко улыбнулся.

— Этого хватит? – вальяжно спросил Волки, доставая золотую монету.

— За один обед вполне, а вот за всех, конечно, нет, — ответил рыжий парень, с той же шириной улыбки, но уже со сползающими вниз краями.

— Но это же золотой! – как-то по-детски изумился Волки. Он тут же собрался.

— Вы не знаете? У нас много золота. После Перелома появились кучи золотых месторождений, прямо на поверхности, размером с мою таверну. Не иначе, какой-то чудак решил разбогатеть во время, когда мир ломался. Это называется “де-ва-ль-ва-ция”. Что нам действительно нужно — это железные деньги, их ведь можно плавить и делать хорошие вещи.

— Как насчет скидки спасителям города? – спросил Волки без особой надежды.

— Спасители города? А как насчёт того, чтобы спасти гору посуды от грязи на моей кухне? – улыбка окончательно сползла с лица таверщика.

— Ха! Я уже нашел себе работу. Видите, как легко? Вы пока идите, найдите нам жильё получше, – с фальшивой бодростью заявил не-вождь.

Выбор пал на многоэтажный дом неподалёку. Внутри здание оказалось белокаменным, с колоннами, хоть и меньшими по размеру, чем уличные. На первом этаже было множество комнат с квадратными углублёнными площадками на полу, и множество металлических труб. В стенах были разноцветные камешки, образующие изображения: птицу с головой женщины или людей, вместо ног которых были стволы, оканчивающиеся двумя лепестками.

Мрачноглазу понравилось разглядывать эти изображения. Неужели люди создавали такое? Столько труда — только для красоты? Наверное, это как рассказы Сказителя, только в камне.

Наверх можно было подняться по удобно натесанным камням одинаковой длины, так называемым ступеням. Мрачник выбрал себе комнату и лёг на какое-то плоское приспособление с мягким верхом. Неизвестно, для чего оно было на самом деле, но теперь это будет его лежанкой. При прикосновении к лежанке в воздух поднялась туча пыли.

Мрачноглаз попытался осмыслить происходящее, но сначала его отвлёк зашедший Хохотун, который сказал, что его отец собирается передать ему все свои умения рассказчика. Хоть Хохот прямо этого и не сказал, но это значило, что Мрачноглазу больше не нужно было следить за мальчиком.

Потом зашёл, вернее, впал, Первой с головой, заставшей в расширенном конце отломанной трубы. Мрачник помог её снять. Потом заглянул Мамаша, который занимался обходом помещений. Затем Купчиха, которая делала то же самое, но с другой стороны. Зашла Крушила, но увидев Мрачника, сразу же развернулась и вышла. Мимо двери прокрался Шелест, ничего не сказав. Он любил красться и молчать.

Последней заявилась Заноза. Видно, ей стало скучно, и она нашла отличный объект для упражнений в острословии. Или же она готовит отчёт Траурникам. Надо бы поговорить с ней об этом, да только повода пока нет. И она явно заготовила кучу шуток вместо ответа.

На следующий день Мрачник пошел к хрякам, но женщина-хрякопаска со сросшимися бровями грубо сказала ему, что его услуги пастуха не нужны. Тогда Мрачноглаз, подумав, пошёл к клерку. Децимус, так его звали, налил парню какой-то ароматной жидкости, но и он сказал, что его услуги не требуются, так как старшие дети присматривают за младшими.

Возвращаясь домой, Мрачноглаз почувствовал в толпе кого-то знакомого, что было очень странно, ведь помимо Мирокрая он почти не видел других людей. Только изредка появлялись бродяги, которые иногда становились частью деревни. Но тут у него снова сползли штаны, а когда он вернул взгляд в толпу, чувство пропало.

У дома его встретила Заноза:

— Герой, пошли во дворец скорее. Посмотрим, как нужно оформлять комнаты. Да, сейчас. Тебе всё равно заняться нечем, кроме своих штанов. Наподтягиваешь их на ходу, — девушка за руку потянула Мрачноглаза в сторону дворца.

Она была права, так что парень последовал за ней. Он завязал узел сбоку на своих штанах, чтобы они держались, но это было временным решением. Поэтому он искал какую-нибудь верёвку, чтобы сделать пояс. Но вместо верёвки он нашёл Грибницу, который спорил с кем-то у очередной ямы с грибами. А Щвец изучал устройство для шитья рядом с какой-то женщиной. Кроме того, парень натыкался на изображения птиц с человеческими головами на стенах и тротуаре. Кто-то, явно намного позже создания самих изображений, нарисовал пятиугольники над странными птичьими альмами. Или странными людьми? Мрачноглаз никогда не слышал, чтобы у альм были человеческие части.

 — Как ты думаешь, это птичьи люди или человеческие альмы? — спросил он решительно тащащую его спутницу.

— Ты что, в норе вырос? Ах, да, точно! Там. Это проводник человечества, старый религиозный символ стремления в рай. Райская птица, иными словами. Сейчас ей рисуют Звезду Надежды, оставлю тебя поразмыслить, что это символизирует.

— Ого, а у тебя есть некоторые знания для человека, тратящего все свои мысли на придумывание непрямых оскорблений. Называть тебя человеком не оскорбительно? Может, ты считаешь себя жалоспином человеческого размера?

— Неплохо, — Заноза одобрительно кивнула. — Но ты все ещё нерешительный — ты оставляешь себе пути отступления, оборачивая оскорбления в вопрос. Так что ты пока личинка жалоспина маленького размера.

Так, перебрасываясь колкостями, они добрались до цели. Дворец оказался намного больше, чем представлялось Мрачноглазу на расстоянии. Огромные колонны уходили высоко вверх, между ними развевались на ветру навесы из красной ткани. Ветер приносил красные семена бархатника, которые неспешно парили в воздухе.

У входа, в который мог бы свободно войти летаргик, балансирующий среднегриб на голове, и даже подпрыгнув, висели белые полотна с теми же символами, что и на набедренных повязках стражниц.

Стражницы, охраняющие вход, не сказали ничего пришедшим. Они старались справиться с жаром, который приносил ветер. Внутри дворец напоминал новый дом Мрачника, только был намного просторнее в любую сторону. У стен длинных коридоров стояли статуи лысых мужчин, завёрнутых в тряпки и склонивших головы.

Заноза решительно направилась куда-то:

— Мы ищем что-то определённое? — Мрачноглаз пытался понять, что происходит.

— Нет, с чего бы? Но если увидишь внутренний сад, то нам туда.

Заноза довольно быстро нашла сад. Это было помещение без потолка и пола, со стенами, доходившими до пояса, в которых были художественно вырезаны отверстия. Можно ли было назвать это помещением? В саду росли неизвестные Мрачноглазу растения яркой окраски, и находились люди.

— Вы ждали посетителей, юная госпожа? — вперёд выступил человек.

Он носил странную стоячую шапку с вышитыми золотыми узорами по бокам. Из-под шапки виднелись прилизанные черные волосы средней длины, а также острые бакенбарды. В мелкой бородке мужчина, зачем-то, выбривал символ Х, который аж до бровей доходил. Были у него серые округлые глаза, длинный нос и чуть полные щёки. Одет он был в бордовый костюм с четырьмя пуговицами на груди и длинным свисающим подолом, разделённым на две части. С серебряных эполетов свисало множество цепочек, часть из которых крепилась на груди справа. Белая рубашка с кружевными манжетами выглядывала из-под рукавов и шеи, на которой также была драгоценная брошь. Чёрные штаны доходили до слегка круглого живота, а кожаные туфли заканчивались загнутыми носками.

Звали мужчину Виль, он работал мажордом во дворце, но не всегда. До Перелома он был простым уборщиком. Катастрофу он пережил в пьяном сне в подвале своего дома.

Виль был прагматиком, лентяем и эгоистом. Он часто воровал из дворца, тратя деньги на алкоголь и азартные игры в тавернах. Но всё же в нём было что-то хорошее — его любовь к пеге, которую он выиграл в «Император-подданый-раб на костях», что случалось нечасто. Пегу звали Травинка, она была серой с одним белым «носочком». Травинка любила своего нового хозяина, хоть он не ездил на ней.

За ним вышла блондинка, похожая на Мрачноглаза взглядом и на Рексану лицом, в нарядном платье:

— Нет. Возможно, они просто осматривают дворец, — сказала она, проскользив по посетителям взглядом и потеряв к ним интерес.

Вдруг нарядный мужчина упал на задницу, и его глаза расширились от ужаса. Он показал рукой за спину Мрачноглаза, и незнакомая девушка, взглянув в том направлении, тоже испугалась.

Заноза закричала:

— Это призрак! Герой, ты же знаешь, как сражаться с призраками! Спаси нас!

Мрачник обернулся и увидел призрака, который был похож на того, кто отчитывался перед главой Траурников. Только этот призрак снял маску, и за ней оказалось обычное лицо с мощными скулами и лбом, но прозрачное. Курсор стоял по пояс в земле и целился прозрачным кинжалом в дворцовую девушку.

Мрачноглаз попятился и наткнулся спиной на Занозу. Она толкнула его в сторону призрака и закричала:

-Не время скромничать, герой! Только ты сможешь спасти наши души!

Наконец, Мрачноглаз сориентировался. Он решительно подошёл к призраку и попытался развеять его голову рукой, как дым. Курсор медленно погрузился под землю, то ли потому что это сработало, то ли от стыда за парня.

— Он ушёл? — спросила дворцовая девушка, стоя прямо за спиной Мрачноглаза и с беспокойством наблюдая за землёй, куда провалился неудачный метатель прозрачного кинжала. — В смысле, навсегда?

— О, да, этот прозрачный негодяй ещё долго вас не побеспокоит, если не навсегда, — Заноза продолжала говорить своим паникующе-торжественным голосом. — Мрачноглаз здорово ему наподдал. Он знает, как обращаться с подобными типами, хватит на всю его противоестественно мерзкую вечную жизнь.

— Ах, я знаю кто ты. Из группы, что прогнала работорговцев. И ты был непосредственно там, когда это случилось? Их была целая армия! — восхищённо сказала девушка.

Мрачник был удивлён, что девушка не игнорирует его и не сыплет сарказмом, а восхищается им.

— Да, вот забрал у их главного костюмчик, — ответил он и оттянул ткань на груди, как бы показывая реальность своего костюма. Это было ошибкой, так как, вернувшись, ткань отомстила, спустив с Мрачноглаза штаны. К счастью, верхняя часть костюма была достаточно длинной, чтобы парень не получил ментальную травму до конца жизни.

Девушка захихикала и отвернулась, в отличие от Занозы, которая открыла рот и поджала губы, чтобы не рассмеяться в голос.

— Я вижу, что ты гораздо стройнее предыдущего владельца. Меня зовут Дара, я дочь Рексаны.

— Я Мрачноглаз, — произнёс парень. Он натянул штаны обратно и теперь крепко сжимал их обеими руками, словно в наказание.

— А меня зовут Занозой, — представилась Заноза.

— Да, да… — Дара только отмахнулась от неё рукой. — Мы ещё не до конца решили нашу форму правления, так что мой статус не определен.

«Дочь правительницы — это же принцесса. Вот и главная злодейка«, — парень зачем-то вспомнил свой разговор с Хохотуном. — «Перестань думать всякие глупости, а то, чего доброго, скажешь это вслух«.

— Ты спас мне жизнь, я обязана вознаградить тебя, — продолжила Дара. — Я обязательно что-нибудь придумаю. А теперь не хочешь ли ты экскурсию по дворцу? Можешь даже взять свою служанку.

— Она мне не служанка, — попытался объяснить Мрачноглаз.

— Поверь, будет лучше, если я не буду знать статус твоей девки, — уверила его Дара.

— Да, что-то ты распустил меня, господин, — с наигранным возмущением сказала Заноза, вернувшись к нормальной себе.

Мрачноглаз вдруг понял, что стоит рядом с девушкой, и она не Заноза. Он моментально покрылся испариной.

— Да, принцесса, — проговорился Мрачник.

— Принцесса? — Дара снова захихикала. Любила она это дело. — Вот как ты про меня думаешь? Мне нравится.

— Ах, Принцесса! Не Заноза, не Вонючка, не Мешок-с-Дерьмом. Принцесса, — подала голос Заноза.

— Это твоя отсталая в развитии сестра, за которой тебя заставляют присматривать? Я не вижу других причин терпеть её, — раздраженно бросила Принцесса. — Лучше пойдем, — сказала она совсем другим голосом и потянула Мрачноглаза за руку, — я все тебе расскажу об этом месте.

Дари Псов

Решил я начать писать книги, и самый простой способ, до которого смог додуматься, - это писать и выкладывать это на всеобщее обозрение для обратной связи, благодаря которой будет происходить корректировка моего писательства и, следовательно, повышение моих писательских навыков.
Мои работы на Author Today


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть