Глава 15

Как было прежде 2

– Слушай, Эржан, – прервав предвкушение сна на матрасе, сказал Вадим, – мы ведь, так и не познакомились, толковым образом, – неожиданно добавил он.

– Разве? – спросил Эржан, которому, так хотелось не участвовать в подобных вопросах, перед сном, когда можно валяться и летать в своём раю.

– Ну, да, – словно сказав нечто очевидное, ответил Вадим и, спросил, – вот ты, например, зачем приехал сюда работать?

– Обстоятельства, – ответил Эржан и, спросил, – а ты, здоровый русский мужик, что здесь потерял?

– Скажешь тоже здоровый, вот двадцать лет назад, но это неважно, – отаетил Вадим, – я тут из-за пакетного аппарата, да и вообще я тут всем заведую, – добавил он.

– Разве? – спросил Эржан и, добавил, – я думал дядь Слава.

– Так и есть, – ответил Вадим и, поторопился объяснить, – у меня раньше свой цех был, а Славик, в этом не разбирается. Вот я и учу его, что почём. Поэтому я тут привилегированный ,и гоняю тех чурок, – добавил он.

Услышав последние слова Эржан, не сдержав свою злость, нецензурно выразился и, попросил Вадима, воздержаться от подобных выражений, объяснив это тем, что он не приветствует национализм.

– Ну, это твои проблемы, – ответил Вадим, который почему-то решил стоять на мысли о важности оболочки, что есть путь в никуда.

– Мои проблемы легко могут стать нашими общими, если продолжишь в таком духе, – предупредил Эржан.

В этот момент в знакомство вмешался Алексей и, рассказал Вадиму о том, что Эржан увлекается писательством, после чего пару минут в сарае царила неловкая тишина.

– Извини Вадим, – наконец признав, что он был чрезмерно заносчивым, сказал Эржан и, объяснил, – я не со зла, просто меня злит, что мы забыли о том, что только благодаря единству советского народа, наши деды смогли избавить нас от фашистов. Стоит только объединиться и, перед всеми нами откроются безграничные возможности, но нет, мы хотим делиться на джунбашев и чурок.

– Что за джунбаши? – спросил Вадим.

– Так в Кыргызстане, некоторые, называют русых людей, – ответил Эржан и, объяснил, – типа у них вместо волос баранья шерсть.

Услышав это, Вадим и Алексей стали смеяться.

– Ты прямо жжешь, – ответил Вадим, – и ты меня прости, я же не знал, что ты интеллигент.

– А почему ты, не работаешь в своём цехе? – спросил Эржан, не обращая внимания, на лицемерное оправдание своей настойчивости во взглядах национализма.

– Он сгорел, – ответил Вадим, посмотрев в окошко.

– Сочувствую, – сказал Эржан и, спросил, – а причина возгорания?

– Кто- то окурок на материал бросил, – ответил Вадим, который возможно видел перед собой полыхающий огонь, который отнял многое.

– Вот идиоты! – сочувственно воскликнул Эржан, который представить не мог насколько хрупкая штука, эта жизнь.

– А ты думаешь, почему я их не люблю? – спросил Вадим, махнув головой в сторону окна.

– У нас тоже дом сгорел, первого января, одиннадцатого года, – попытался перевести тему Эржан и, добавил, – вот такой подарок на новый год.

Вскоре, желание продолжать знакомство, у всех обитателей сарая закончилось. Примерно так и проходили дни Эржана до приезда его старшего брата Эрлана. Эржану не составило труда найти вакансию для брата, так как в цехе не считая братьев из Кыргызстана, оставалось только шесть человек, что естественно снизило производительность, что естественно повлияло на сложность продать переработанное вторсырьё, что естественно и, снизило поставки. В общем, в цехе дела шли неважно и, руление привилегированного Вадима, не меняло картину, к тому же бригадира ещё не было. В последние дни Эржан работал со всеми и зарабатывал по шесть сотен за смену, что сильно портило настроение, а желание стать бригадиром росло из-за оклада, который обещают. Вскоре Эржан уже привёз своего брата на работу, хотя не раз отмечал, что работа ему не понравится. Зная своего брата, Эржан уже был готов к любому исходу, этого эксперимента. В первую же ночь, братьям была предложена подработка, на которую Эржан согласился нехотя, даже не уточнив цену вопроса, так как предложение пришло от Андрея. Работа заключалась в загрузке всех кип прессованных пластиковых бутылок, которые были разбросаны по всей территории бывшего свинарника, в машину. Братья, решив не тянуть кота за хвост, быстро переоделись и, приступили к работе. Беседа в основном, была в позитивном ключе, но Эржан не стеснялся высказывать свою точку зрения, о беременности жены его брата, а Эрлан всё больше поражался тому, как его младший братишка, имея столько возможностей, не считая документов, которые давали массу привилегий, решил тратить своё время на крайне бессмысленное и, ненужное дело. Эржан объяснял это тем, что ему надоели бесконечные скандалы с матерью, поэтому он и взялся за первое попавшееся, лишь бы подальше от угнетающей домашней обстановки. За трехчасовую больше беседу, нежели работу, братья сошлись только в одном, что метаморфозы в отношении матери, из-за приезда её подруги. Закончив работу, братья закрыли машину, и пошли спать в сарай, в котором с сегодняшнего дня живут четыре человека. Один из них был эдакий привилегированный дядька, характер босса, время которого ещё не настало и, лучшие года его впереди. На самом деле, всё выглядело иначе. Вадим был стариком, который так и не смог смириться с потерей своего дела и, бедностью, которая уносила его в мечты. Там Вадим, мнил себя членом высшего общества, которому просто не посчастливилось временно находиться в этом гадюшнике, который пригоден для жизни лишь свиньями и, разве что чуркам. Также он видел в себе гения, который умеет вертеть людьми, как ему вздумается, особенно потому, что ему удалось приручить бойцовского питбуля, в виде девяносто килограммового тупого парня, который по первому приказу загрызёт любого. Также он вечно говорил о людях, которые были его хорошими друзьями, которые по первому зову придут на помощь. «А то, что они скрывают факт того, что мы знакомы, это моя же просьба, так как его просьбы чрезвычайно конфиденциальны» говорил Вадим, который каждый раз при этом выглядел чрезвычайно жалким, так как ушёл в своё безумие с головой.

Надо же! Я ведь помог ему тогда, воскликнул творец, вспомнив ссору. Он же только тогда понял, что одними мечтаниями далеко не улетишь и, завёл пакетный аппарат и, принялся доказывать всем, что он сумеет дойти до мечты и, утрёт всем нос, восклицал творец, у которого перед глазами всё это творилось. Кого ты обманываешь? Наконец отозвалась совесть. Я спас его от оков системы, пусть грубо, но я ещё учусь делать это мягче, справедливо ответил творец. Ты один из тех, кому он хочет утереть нос, сказала совесть. А это важно? Герой не ждёт благодарности, ответил творец. Всё равно одним богом меньше за твой вариант рая, сказала совесть. Всё равно буду спасать вас люди, творец продолжал думать, держа в одной руке ручку, а во второй тетрадь.

Второй житель сарая был эдаким парнем, которого ждёт великое будущее в виде телезвезды, которая будет на устах всех горячих цыпочек и, вообще он альфа самец.

Смеясь, писал творец, в то же время, слушая как совесть ругает, его за то, что он так небрежно выставляет хорошего человека, который также потерялся в системе, как и любой другой или другая неважно, на смех.

У него за спиной уже есть необходимая история, классического парня, у которого было тяжелое детство. В мечтах он звезда, которая сорит деньгами, ездит на самых дорогих машинах и, спит с самыми клёвыми чиксами. В общем, живёт и, всё это ждёт его впереди, осталось только переждать в этом гадюшнике, так как следуя классической истории, ему надо скрываться от властей, так как он сумел выкрасть рецепт манны небесной. Прячась и притворяясь дурачком среди этого мусора в обществе, чтобы после утереть всем нос в очередном своём клипе. Пусть пока к нему клеится только Назира, девушка, которой не хватало времени, следить за своей внешностью , также обладающая характером хитрого удава, но всё же после полугода без интима, даже она выглядела привлекательной. Лёхе осталось, только переждать и, он использует рецепт, который откроет ему нужную дорогу.

***

Отложив старую тетрадь, в которой страницы уже подходили к концу, которая была обретена после последнего семейного переезда, в сторону, Эржан впервые отвлёкся от прошлого и, подумал, – А вдруг, у тебя действительно есть такое будущее? Тогда желаю тебе удачи брат, всё равно все мы видим рай по-своему. Закончив отступление и продолжил.

***

А дальше гениальные, хитрые, гордые, братья. Эрлан, двадцатисемилетний тусовщик, подросток в душе, вечно душа компании, имеющий целый город знакомых, столько же авторитета, который был рождён для высших целей, ему суждено воротить горы, его гений настолько крут, что он может играть в шахматы с компьютером на уровне эксперт и, выигрывать. В целом он великий манипулятор, который оттачивал своё мастерство, на младшем брате и сестрёнке, ставя над ними свои морально разрушающие эксперименты. При этом, умудряясь держаться естественного строя общества, где взрослая мать, которая была занята погоней за своей мечтой, не имела достаточно времени на детей, от чего бразды воспитания ушли старшему и среднему брату, что облегчало Эрлану держать два мира, своих ближайших по крови людей в своих руках. Дети, пользуясь отсутствием старших тиранов, жаловались матери, которая переживала за детей, но её мечта была слишком близко, чтобы отвлекаться…

***

А ведь, несмотря на то, что он мне неприятен, – сделав паузу, подумал Эржан, – я и ему смог помочь понять, что прошлая жизнь уже давно кончилась и, только от наших действий зависит будущее. Пусть мы и не общаемся после такой помощи, зато сейчас он стал на ноги и, снова стал достойным соперником, как когда-то в мёртвом прошлом и, снова стал его уважать как прежде. Всё это благодаря тому, что мама взялась за нашу судьбу и исправляет нас. Одно её слово влияет на наше будущее и, и добавляет нечто иной, но всё же добрый смысл. В моём случае путём того, что хвалила мои писательские начинания, будто зная, что в итоге я буду писать и эту книгу. Спасибо мам и, простите за то, что не осознавал этого прежде.

***

Младшие ненавидели старших, за те мучительные способы воспитания, которые применялись на них, что привело только к печальным воспоминаниям, которые сломал их настолько, что и по сей день им не собраться. Удивительно, но Эрлан попутно задавался такими вопросами, как: почему я – гений, должен тратить своё драгоценное время на мелочи, вместо того чтобы вертеть миллионами? Где же та золотая жила, которая поможет мне доказать, что я ещё не потерян, что смогу оправдать все те надежды, которые возлагали на меня близкие те, кого я люблю? На деле же всё выглядело так: заработав славу оболтуса, Эрлан давно находился в депрессии, так как ему всё не удавалось найти ту самую жилу, а ошибок накопилось выше крыши. Депрессия лишила его самооценки, он опустил руки и, уже почти сдался, смирился с тем, что внушала ему система. Особенно его, угнетало то, что вся популярность иссякла, стоило только снова оказаться бедным. Эрлан ещё верил, что сможет выбить участок, у того тупого предателя, который без его ведома, продал надувной замок. Беременная жена, была для него как якорь в реальном мире, который спасает его от ухода в безумие.

Эржан, двадцатичетырёхлетний будущий гениальный классик, всех жанров, времён и, народов. Наконец-то настало время, когда он мог постоять за себя и, что давало жить, как ему вздумается, не обращая внимания на условности, так как те, кто придерживался идеи тирании, больше не имели ключа к машине, которой управляет такой же бог, как и любой из вас. Он был непризнанным гением, которого ждёт великое будущее, не смотря любые его действия, так как он знал систему, видел её насквозь. Это рамки, которые почему-то стали выше естественных человеческих, но люди всегда могут открыть в себе творца, что и происходит каждый день стоит тебе выйти на улицу, или просидеть весь день дома. Факт того, что он вынужден сидеть в этом гадюшнике, это лишь сбор материала для следующей книги, которую узнает изнутри, а после осознает, а позже и напишет свою очередную книгу. Это вопрос времени, когда вселенная теорий, начнёт слияние с миром перед глазами, что говорит только о том, что вы лично увидели и, это уже ваша вселенная. На самом деле, Эржан был таким: замкнутый в себе парнем, который неумел, распоряжаться своим временем, общаться с живым человеком. Его часто посещают суицидальные мысли, но и гениальные не обходят стороной, которые из-за скудного словарного запаса, Эржан затруднялся озвучить. Он прекрасно понимал, что выбрав, как образ жизни, лист и перо, на кон шла жизнь, поэтому был готов к любому концу. Более вероятным почему-то представлялся таким: Эржан так и не был понят людьми, которых пытался спасти от оков системы, от чего он нашёл успокоение на дне бутылки, ожидая конца этой неудавшейся кому игры, а другим жизни. Второй ход событий выглядел так: ум Эржана, ушел за разум, он всё ещё не признан, но продолжает писать книги, которые читает только его мама, которая в душе мучается от безумства её сына. Третий путь: Эржану улыбается удача, он добивается всего, что хотел. Эржану легко давалось переносить бедность семьи, так как даже в безоблачном прошлом, он вёл замкнутую одинокую жизнь. Всё, что отличало его жизнь от прежней, это дешевые продукты.

***

А ведь смешно, даже удивительно представить, что вы дамы и господа читатели, знаете продолжение моей истории. Эдакий парадокс вы, находясь в прошедшем времени, будете знать моё нынешнее будущее. Возможно, прошли века, и система твердит, что я уже давно мёртв, но это неправда. Благодаря этой книге, я жив сегодня, завтра, сейчас, неважно это бессмертие. Бессмертие, которое посвящено борьбе с системой, которая мешает нам понять, всю ответственность в волнах, которые производятся нами даже при сердцебиении не говоря уже о поступках. Система, которая является частью нас, творцов, которые избрали капиталистический путь развития. Хотя быть может, прошло всего два года и, я всё ещё пишу эту книгу, дивясь своей дальнозоркости. Ладно, хватит о себе любимом, – подумал Эржан.

***

Несмотря на то, что Эржан устал от своей семьи, он был готов самоотверженно оказывать необходимую помощь своим родным людям, не щадя ни здоровья, ни молодости. Вероятнее всего желание быть: подающим надежду на лучшую жизнь, сыном. Примерным независимо от возраста, братом. Просто быть человеком. – Являлось тем, что это был единственный мир, который был комфортным для него, так как другой жизни он не знал, из-за скуки, которую она навивала, что даже виртуозная игра в – купи-продай, не привлекла его внимания. Эржан не задавался подобными вопросами, так как был уверен в том, что иного ему и не надо, он сам творец своей судьбы, своего пути, данный период его жизни, это тоже его личный выбор, который помогает ему понять людей. Эксперимент, который никогда не кончается.

Войдя в сарай, братья увидели не спящих соседей, которые смотрели телевизор. Эржан включил свет и, братья стали переодеваться, в комфортную одежду для сна. Отлично зная Эрлана, Эржан, отлично зная своего брата, был уверен, что тот не станет экономить на еде, ради заработка, поэтому он впервые преодолев границы своей гордости, спросил у Вадима покушать чего-нибудь из их запаса. Вадим, преисполненный чувством великой щедрости, присущий лишь аристократам , позволил недостойным смердам откушать из его скучного и незамысловатого запаса продуктов, который для них возможно будет являть праздничный стол, на чьей-нибудь свадьбе. Помимо этого Эржан, приготовился к тому, что ему снова придётся спать на досках, так как его брат не станет терпеть дискомфорт, потому что он великая персона. Закончив поздний ужин, братья легли спать. Эржан как прежде лёг на доски накрытые пледом, и накрылся своей курткой. Ночь оказалась холодной, от чего Эржну плохо спалось. С этих пор Эржану приходилось терпеть массу лишений, и рабочие дни стали гораздо утомительнее. Первый рабочий день Эрлана был богат на знакомства, и он сразу смог стать достойным членом сего падшего народа, благодаря своей харизме и, актёрским способностям. К концу рабочего дня, братья получили по шесть сотен рублей, за проделанную работу прошлой ночью сверх того, им и сегодня в зарплату пошло по пять сотен. Так как Эржан отдал большую часть своего аванса матери, когда ехал встречать брата, у него оставалась сущая мелочь до следующей получки, поэтому он был настроен на экономию, но не его брат. Спустя два дня Вадим сумел вытурить нежелательных соседей, поэтому братьев пересилили в другой сарай, где до сих пор в гордом одиночестве жил Борат, самый возрастной из рабочих.

***

Почувствовав, что на сегодня его мозг выполнил свою норму, Эржан отложил тетрадь и стал ждать конца смены, чтобы как обычно, показать маме проделанную работу, а творец тем временем, сохранил рукопись, в ноутбуке и лёг спать.

 

0
04.08.2019

Простите за ошибки.
21

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Мурат: посмотреть остальные.


Еще на тему: Повесть

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Поэма — что это?

avataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
перед какими союзами ставится запятая

Перед какими союзами ставится запятая с примерами

avataravataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar

Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть