Глава 14

 

Как было прежде 1.

 

       Проснулся Эржан на час раньше назначенного времени в будильнике. Радуясь, такой возможности, не притворяться коммуникабельным Эржан, стал представлять будущую жизнь с Айсулуу, с тех пор как, Эржан стал переписываться с ней, он увлёкся сценарной жизнью, которая больше не была такой очевидной, серой и, однообразной, как было прежде. Вместе с этим Эржан, открыл в себе неумелость планировать своё будущее, в следствии чего, он не мог детально продумать путь, по которому он идёт к достижению своих целей. Эржан временно отказался от листа и пера, ради времени, которое он сможет уделить обучению правильному взгляду на мир, хотя и понимал, что такового просто нет. Начав с того, что мечтания должны иметь реальную основу, Эржан стал медленно знакомиться с окружающим его миром, во время работы он уходил в себя пытаясь, максимально эффективно распоряжаться временем, которое как ему казалось было у него в избытке.

       Будто сейчас так не думаешь? Спросила совесть. Не совсем, ответил творец.

       Это помогло Эржану понять, насколько длинный путь предстоит, так как жизнь в глубине своего разума, мешала видеть основу строя, который укоренился в этом мире, а к такому надо либо приспособиться, либо быть готовым к ударам судьбы корень, которых ваши же поступки, а вместе с ними и мысли, а там и человек, а там и творец своего рая. Поэтому вариант приспособиться значит – уподобиться, а мир принято видеть разноцветным, но это как бы в разумных пределах, как вариант к причине того, что мы не верим, что можем лучше. В общем такие мысли мешают, Эржану выбрать конкретный вариант, от того и путь к Айсулуу, казался дальним. Он учился жизни, пытаясь планировать, свои дальнейшие действия, постепенно менял хаотичный образ мышления. Эржан не заходил далеко, он начал с трёх заданий для себя в день. Обязательно умываться и чистить зубы, а главное работать, но не на работе, а в бескрайних глубинах вселенной теорий, которая открывает для тебя весь мир, просто пойми его.

       Ага пойми его, когда играет дабстеп, сказала совесть. Это несложно, не хаотичный, хаос, который только имитирует, ответил творец. Вот-вот… сказала совесть. Хаос – нельзя обуздать, тем более сделать из него музыку, объяснил творец.

       Эржан даже пытался продумывать свои действия на час вперёд, но это получалось, только если никто не вмешивался в его, личное пространство. В таком случае Эржан, быстро выполнял поставленную задачу, в режиме импровизации, позже возвращаясь к своей тяге обуздать время. Эржан понимал, что для полноценной жизни ему нужно общаться с людьми, несмотря на его неприязнь к необходимости быть коммуникабельным, это давалось ему сложнее чем спланировать свой день.

       Мысли Эржана, прервал будильник, который не был выключен, как раз для того, чтобы не забыться в мечтах. Лениво отключая будильник, Эржан поймал себя на мысли, что его соседи могут подумать, что он подслушивал их разговор, который он даже не слышал. Поняв, что день его ждёт нелёгкий, Эржан быстро переоделся в рабочую одежду, выпил воды, и пошёл в ангар, где он встретил Саида, который наводил порядок в мастерской. Эржан узнал, что их ждёт работа на грануляторе, который грелся час. Привыкший к расслабленному образу жизни, Эржан уже начал переживать то о чём думал, когда переодевался в рабочую одежду, так как гранулятор, требовал максимального внимания, скорости и, находчивости, от чего не получалось оставить тело на автопилоте, и мыслить о своём, а попасть в ритм работы Саида, было очень сложно учитывая, что предмет труда Эржану был неизвестен, что в итоге приводило к большому количеству литников вторсырья, которые в итоге перерабатываются в дробилке, что естественно убавляло количество гранул, которые были для Саида самым лучшим способом заработка.

– Всё, иди обедать, – Впервые с момента начала работы, снимая перчатки сказал Саид, который владел ломаным русским языком.

– Нет, я не голоден, – отвечал Эржан, который мучил себя мыслью о том, что он больше мешает, нежели помогает, – давай я лучше продолжу работу, как раз пойму систему работы.

– Иди кушать, – настаивал Саид, который скорее всего, уже понял насколько «интересно» новенькому работа в этом ангаре и, добавил, – не будешь кушать, не будешь сильным.

       Прежде чем уйти Саид, пригласил в гости, но Эржан отказался и, остался в цехе. Сидя на мешке пластиковых гранул, слушая свой хаотичный плейлист Эржан, как обычно находился во вселенной теорий. Почувствовав несколько хлопков по левому плечу, Эржан снял наушники и, спросил, – что снова работать?

– Нет, пойдём чай попьём, – ответил Саид, который почему-то отнёсся к новичку по-человечески.

– Саша, я же уже говорил, что не голоден, – ответил Эржан, который всё ещё хотел держаться на воде до первого аванса и, добавил, – спасибо за предложение.

– Я уже налил, – ответил Саид, который будто не слышал новичка и, спросил, – пойдём?

       После последних слов, Эржан больше не мог отказывать, так как всегда верил, что нельзя отказывать, когда тебе уже выделили долю. Не без радости для желудка, который уже почти научился бурчать так, чтобы звучало как «голоден», Эржан согласился и, помыв руки пошёл к сараю Саида, в коридоре которого, царил порядок, а он ничем не отличался от того, в котором жил сам Эржан. Вся обувь была аккуратно собрана на невысокой полке. В сарае Саида легко могло поместиться и пять человек, когда в том, где жил Эржан и, один чувствовал бы себя ущемлённым в такой обстановке.

       Да, разве это сложно навести порядок? Спросил внутренний голос. Нет, сложнее после рабочего дня, выбирать куда вложить остатки часов жизни, этого дня, ответил творец.

       От пыли не было и следа, что позволяло Эржану дышать свободнее, буквально всё радовало глаз и, придавало чувство уюта. Всё увиденное с порога, даже смутило Эржана и, он сомневаясь стоит ли ему вообще входить, в сие чудо, в столь гнилом и смердящем мусором месте, тем более обутым, застыл, так и не позволяя себе перешагнуть порог.

– Заходи не стесняйся, – пригласил Саид.

– Прямо так, в обуви? – неуверенно спросил Эржан, который впервые взглянул на ботинки Саида и, свои вездеходы, которые использовались как на выход, так и на работе.

– Да, да, – ответил Саид, который закрыл дверь в комнату, чтобы не запустить уличный холод.

       Опустив голову, от стыда за свой неопрятный вид, Эржан взялся за дверную ручку и, для того чтобы придать себе уверенности, стал отсчитывать от десяти до одного. На цифре семь, Эржан почувствовал, как Саид толкает дверь. Не имея представления, как на это принято реагировать, Эржан снова вошёл в режим импровизации, но успел лишь выдать пустую, ненужную улыбку, которая больше походила на ухмылку.

– Что ты так долго? – спокойно, но всё же озадаченный поведением новичка, спросил Саид и, добавил, – заходи, не стесняйся.

– Хорошо, – стараясь звучать увереннее, ответил Эржан, который в то же время ругал себя за то, возможно его неуверенность в себе, могла навести на мысль связи с вором, который пользуясь удобным случаем выискивал себе что-то плохо лежащее.

       Эржан сел за стол и, пытаясь скрыть свой голод, неторопливо поедал Куринный суп. Во время обеда Саид рассказал о том, что женат с прошлого года и, у него уже есть сын, его близкие жили в Узбекистане. Во время общения с людьми Эржан, пытался подобрать удобное для собеседника наречие, но по большей мере менялся только уровень необходимости искать синонимы матерным словам. Во время того же обеденного перерыва Эржан узнал о том, как довольно в жёсткой манере был уволен прежний бригадир, который был обвинён в воровстве переработанного материала, избит и, напуган настолько, что даже не явился за зарплатой в день получки. Этой же новостью поделится и сам Станислав, но без подробностей, так же он попросил Эржана зайти в офис для серьёзного разговора. Утомительный рабочий день был плодотворным, Саид с неумелым Эржаном сумели переработать две тонны предоставленного материала, тем самым заработав по одной тысячи рублей. Эржан привёл себя в порядок и пошёл в офис Станислава.

– Как ты уже знаешь мы остались без бригадира, – наконец перешёл к сути Станислав, после нескольких ненужных вопросах о том, как прошёл день и, добавил, – Я сейчас занят подбором кандидата. Ты хочешь попробовать реализовать себя в этом направлении?

– Даже, не знаю, – ответил Эржан, который никогда прежде не был больше рабочего и, спросил, – что кроме меня нет, более подходящей кандидатуры? Саид или Леха, например. У них стаж больше, они лучше подходят.

– А что ты сразу отказываешься? – удивился Станислав и, добавил, – тридцать тысяч оклад и, разные привилегии.

– Серьёзно? – спросил Эржан, который только представил, как это всё может изменить и, добавил, – вы тогда у них спросите и, если они откажутся, тогда поговорим, тем более оклад довольно заманчивое предложение, вряд ли они откажутся.

– Ну хорошо, – сказал Станислав, который так и не смог понять истинную причину отказа Эржана и, добавил, – но ты подумай об этом.

– Хорошо, – спокойно ответил Эржан и, спросил, – это всё?

– Да, – ответил Станислав, который явно не был готов к отказу.

       Эржан уже направился к выходу, как вспомнив что-то, снова вернулся к столу Станислава.

– А что там с моим трудовым договором? – спросил Эржан.

– У бухгалтера сегодня выходной, – ответил Станислав и, добавил, – скоро всё будет.

– Может хотя бы матрас я сегодня получу? – спросил Эржан.

– Хорошо, что ты напомнил! – воскликнул Станислав и, позвонил коммерческому директору, который по совместительству был его бизнес партнёром.

       Спустя минуту в кабинете стоял коммерческий директор, увидев его хитрые бегающие глаза, опухшие от жира щёки, наполовину облысевшую голову, щетину на всю челюсть, волосатые толстые пальцы, свисающий почти до колен живот, Эржан сразу испытал к данной персоне глубокое отвращение.

– Андрей, дай парню матрас, – сказал Станислав, – Кстати познакомьтесь.

– Андрей, – хрукая, нежели говоря и, протягивая свою волосатую руку, улыбаясь устремив свой взор на пору дюймов от моего взгляда, представился коммерческий директор.

– Эржан, – представился я, тот кто всегда мог сдержать зверя в себе, но по непонятным причинам, некоторые словно маяк чего-то враждебного, и показав свои грязные руки, не стал жать ему руку.

– Приятно познакомиться, – сказал коммерческий директор.

– Не знаю, как тебе, но мне приятно знакомиться, только с приятными на внешность представительницами прекрасного пола, – ответил я, тот кто вечно в себе, а там целая вселенная теорий, где бесконечность не предел и, добавил, – а, так будем знакомы.

       Андрей растеряно посмотрел на своего начальника.

– Он и с Лёшой, так знакомился, – объяснил Станислав.

– Узбек? – спросил коммерческий директор, лицо которого больше не напоминало лживой улыбки.

– Кыргыз, – ответил я, даже не удивляясь, тому что вся эта образцовость, только мешает людям вырвать, своего алчного, морального урода и, спросил, – Татарин?

– Да, – радуясь тому, что у него на лице это написано, ответил коммерческий директор.

       И вот все уже на меня кидаются, но ударение на профессию. Объяснил творец, но совесть, всё равно уже имеет преимущество, и всё меньше сил, творить. Неважно, мир плюс вселенная теорий, и мне не нужны аргументы, не согласился творец.

– Никогда не понимал, почему люди называют своих детей отлично от национальной принадлежности, – осуждающе сказал я, будучи юнцом, который просто плавает в своём сознании, где его терзает комплекс страх, от чего он всегда торопился в драку, так как там нужна техника, а главное безразличие.

– Ладно пойдём за матрасом, – ответил коммерческий директор, который не желал продолжать этот детский лепет.

       А всё потому, что Саид рассказал, что они сделали с прошлым бригадиром, оправдывался творец. Вот уже и виновного нашёл, ответила совесть. Нет же! Уже впадал в истерику творец, которому и по сей день тяжело бороться с комплексом, от чего злоба в душе вызывает отвращение, факт того, что эти гады готовы покалечить за этот мусор, да это их деньги, но как же так!? Как ещё относится к людям, которые так поступают? Спрашивал себя творец. Просто также, как к себе, они такие же творцы, также, как и ты были в плену образа и, это их личный путь, твой творить, объясняла совесть. Заработай, купи, ничего сложного, а правила они не должны доводить тебя до такого состояния, когда ты говоришь со мной каждый день, даже не стесняясь присутствия незнакомых тебе людей, добавила совесть. И что теперь ты хочешь сказать ты включаешься только, когда я хочу идти за идею богов? Спросил творец. Возможно, ответила, совесть.

       Открыв второй кабинет, который располагался буквально в метре от офиса Станислава, коммерческий директор передал постельный комплект и, через пятнадцать минут, Эржан уже лежал в своей постели.

 

0
28.06.2019

Простите за ошибки.
51

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Мурат: посмотреть остальные.


Еще на тему: Повесть


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Лучшие книги для начинающих писателей

avataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravataravatar

Лучшие книги в жанре детектив

avataravataravataravataravataravataravatar

ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar
перед какими союзами ставится запятая

Перед какими союзами ставится запятая с примерами

avataravataravataravataravataravatar

Что такое род, вид и жанр художественного произведения

avataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть