Пролог

 

Знаете ли вы, каково это, идти туда, откуда в панике убегают люди? А бывали ли вы в ситуациях, когда от ваших действий зависят чьи-то жизни, ситуации, где у вас нет права на ошибку? А знакомы ли вам чувства, когда каждый день вы ставите свою жизнь на кон и готовы, не раздумывая, обменять ее на чужую?

Конечно же нет, если вы среднестатистический человек. А вот у меня был подобный опыт.

Я – смертник. Нет, нет, не тот, который с криками и воплями взрывается посреди толпы, сея смерть и разрушения. Моя задача полностью противоположная, я пытаюсь спасать, а не наоборот.

Вы, наверное, спросите. А кто же такие эти смертники?

В один момент, агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях создало специальный отряд «Смертников». В его рядах состоят люди с колоссально высокой способностью к регенерации. Любая полученная рана заживала за считаные дни. Даже, казалось бы, смертельные раны при должном уходе не убивают тех, кто обладает этим даром. Но даже при наличии всего этого мы не бессмертны, мы можем умереть.

Задача отряда Смертников – это оказание поддержки основным силам агентства. В основном – это операции, где очень высока вероятность провала и присутствует риск потерь личного состава. Но, учитывая сильные стороны смертников, шанс на успех операции значительно возрастает.

В обмен на все эти риски государство дает всем, кто состоит в отряде, ряд льгот. Бесплатное проживание, получение бесплатной медицинской помощи, скидки на различные услуги и многое другое, что облегчает жизнь.

Но за всеми этими благами стоит то, что жизнь смертников, как правило, довольно коротка. Ведь на заданиях не все идет по плану…

Глава первая

Шепот призраков прошлого

Мне кажется, у каждого человека есть история, которую не хочется вспоминать. У некоторых она даже не одна.

Я всегда думал, что окончание любой истории очевидно и понятно, что это можно увидеть. И после того, как она закончилась, можно о ней забыть, ведь это конец, ничего больше не произойдет.

Но со временем я понял. Никто не знает, когда истории заканчиваются…

 

Громкий хлопок дверцей шкафа. Звон связки ключей. Характерный щелчок закрывающегося замка. Протяжный выдох.

«Теперь можно будет отдохнуть какое-то время»,– подумал я про себя.

На выходе я сдал личный жетон и ключи от шкафчика охраннику.

-Это же тот переведенный? Слышала, он взял отпуск на неопределенный период, — доносилось из столовой, что была у меня за спиной.

-Только перевелся, а уже в отпуск? И не стыдно? Только бюджет прожигает.

-Тише, услышит же.

-Я слышала, что он был командиром группы, которая погибла во время операции два месяца назад.

-Ты про инцидент «Тихой смерти»?

-Да, про него. Тогда мы потеряли два отряда смертников, выжил только один человек.

-Так это он? Так быстро восстановился.

-Тише же, услышит… ну вот.

Уже несколько секунд мой взгляд был устремлен на них. После короткого неловкого молчания я направился к выходу, а через мгновение дверь за моими плечами закрылась, и я оказался на улице.

-Холодно, — сказал я себе под нос.

Застегнув куртку, я обвязал вокруг шеи шарф и начал потихоньку в нем тонуть. После всего этого путь мой лежал через торговый квартал, прямиком домой.

На календаре была середина декабря, но как обычно на улицах ни грамма снега. Это обычно для нашего города. Если снег и выпадает, то он довольно быстро тает. Но сегодня был прохладный день, поэтому гулять по улице не было никакого желания, да и настроения тоже.

Еще пару шагов, и вот я уже в торговом квартале. Его так называют из-за того, что по обе стороны улицы расположены различные магазины, забегаловки и сувенирные лавки. А так как уже середина декабря, некоторые люди уже начали готовиться к праздникам.

В эту пору торговый квартал особенно прекрасен. Высотные здания с панорамными окнами, в которых тут и там сверкают разноцветные гирлянды, фонари и украшения, дающие блики от окна к окну. Повсюду слышались смех и разговоры людей. Вообще было довольно людно, но для этого места это не удивительно. Отовсюду была слышна музыка, которая задавала особое настроение и отвлекала от посторонних мыслей.

— Кэльпи, эй, Кэльпи.

Но некоторые мысли не выходили из моей головы…

Знаете, что такое одиночество? Нет, я не про то, когда вы одни дома и вам скучно, не с кем поговорить. Или про то, когда вам захотелось прогуляться, но в этот момент никто из знакомых не может. Нет, я не про это все, я про настоящее одиночество. Про то, когда даже будучи в толпе людей ты чувствуешь себя одиноким.

Резкий толчок в спину вернул меня в реальность. Я обернулся. Передо мной стояла девушка в белом пальто, очках с черной оправой и с не очень довольным выражением лица.

-Кэльпи, блин, сколько можно тебя звать?

-А, извини, что-то я задумался.

Ее зовут Ирэ, она моя давняя подруга, еще со школы. Некоторое время мы не общались, но потом узнали, что снова живем в одном городе, и начали изредка пересекаться.

Сменив недовольную гримасу на улыбчивое и жизнерадостное выражение лица, она поправила свои рыжие, как закат, волосы, взяла меня под руку, и мы пошли вперед.

-С работы идешь? – с улыбкой сказала она.

-Да, а ты?

— Я тоже. Слушай, не хочешь зайти, выпить кофе? Посидим, поболтаем. А то из-за наших с тобой работ мы видимся раз в месяц, и то в лучшем случае.

-Хорошо, я не против, куда идем?

Через пару минут, мы зашли в кофейню и, сделав заказ, в ожидании сели за столик.

-Как у тебя дела? Завтра на дежурство? – спросила Ирэ.

-Я в порядке, спасибо. На счет дежурства и работы… Эм, я взял отпуск.

-Отпуск? Но тебя же только недавно опять переводили, разве нет? Хотя, думаю, что перерыв пойдет тебе на пользу. И не ври на счет того, что ты в порядке, я же знаю, что тебе все еще нелегко.

-От тебя ничего не утаить. Просто не хочу, чтобы ты лишний раз переживала за меня. Ну ничего, со временем я приду в норму. Говорят же, что время лечит. А учитывая то, что я смертник, все пройдет гораздо быстрее. – улыбнувшись, произнес я.

Но это совсем не так. Время не лечит, оно закаляет. Точно так же, как кузнец закаляет сталь. И только от прочности этой стали зависит, сломается она или станет еще прочнее.

-Эй, не говори так, я наоборот, очень хочу тебе помочь, хоть чем-то.

К нам подошла официантка, поставила наш заказ на стол. Я протянул ей карточку смертника, которая давала мне определенные льготы при оплате ей. В данном случае это довольно неплохая скидка на все. После того, как оплата была произведена, пожелав приятного вечера, ушла брать следующий заказ.

-Извини за просьбу, но может расскажешь, что же всё-таки тогда произошло? – спросила Ирэ неуверенным голосом.

-Прости, я правда не хочу об этом говорить. И я очень ценю то, что ты хочешь мне помочь, спасибо тебе.

-Понимаю, ну ничего. Но, если что, ты всегда знаешь, кому звонить. Я всегда тебя выслушаю, помогу, даже лучше психологов из агентства! – громким голосом ответила она.

На улице уже стемнело, мы с Ирэ вышли на улицу и попрощались, дав друг другу обещание, что увидимся на праздниках.

Я надел капюшон, достал наушники, включил музыку и направился домой.

Через некоторое время я уже подходил к высотке, которая находилась на окраине торгового района, где и была моя квартира. Поднявшись на тридцать седьмой этаж, я открыл дверь, немного подождал и вошел в квартиру.

-С возвращением меня, — тихо прошептал я.

Сняв с себя верхнюю одежду, я зашел в ванную комнату. Положил очки и быстро умылся. Мой взгляд упал на зеркало, которое висело прямо над раковиной.

Темные волосы, легкая щетина, голубые, словно небо, глаза – это все про меня.

После ванной я вышел в основную комнату, откуда через панорамные окна открывался прекрасный вид на ближайшие окрестности города.

Квартиру, в которой я жил, предоставило мне государство. Каждый смертник, находившийся на службе в агентстве, получал от государства квартиру, в которой ему предоставлялось бесплатное проживание.

Немного посмотрев в окно, я рухнул на кровать.

-Как же тихо…

Чтобы избежать ненавистной тишины, пришлось включить телевизор. Мне было все равно, что происходило на экране, главное, чтобы комната наполнилась звуками.

Я положил руку на лицо и закрыл глаза.

Каждый раз, находясь в тишине, я вспоминаю историю, историю которая уже закончилась, но я так и не могу ее забыть.

Каждый раз, когда я закрываю глаза, я будто снова нахожусь в том здании. Передо мной фрагментами, всплывает картина тех самых событий, событий двухмесячной давности…

Глава вторая

Боль, окутанная языками пламени

 

-Уже несколько часов пожарные из агентства по управлению в чрезвычайных ситуациях не могут потушить пожар в исследовательском центре космических технологий. По нашим данным причиной возгорания стала ошибка при проведении эксперимента с новыми образцами топлива для ракетоносителей. Как сообщают с места, в здании еще находятся люди, но из-за высокого риска обрушения кровли работа пожарных и спасателей затруднена…Постойте, срочная новость — для спасения заложников этого страшного инцидента агентство привлекло два отряда смертников… — доносился голос диктора из автомобильного радио.

-Почти на месте, готовность две минуты, — крикнул водитель микроавтобуса.

-Итак, еще раз пробежимся по известной информации. Горит исследовательский центр с цистернами экспериментального ракетного топлива. Цистерны расположены в тестовой зоне, в самом центре комплекса. Наша задача — спасти гражданских, которые застряли как раз в тестовой. Работаем быстро, нам нужно успеть до того момента, когда огонь доберется до цистерн. С нами работает еще один отряд, они прокладывают рукав, по которому будет течь вода, для того, чтобы не дать огню дойти до цистерн. Фокс, ты — наши уши, на тебе будет все оборудование, найдем их по звукам в случае чего. Слоу, Мира, следите за обстановкой вокруг. На мне будет связь, буду снабжать нас информацией со штаба и от второго отряда. И давайте без потерь. Всем все ясно?

-Да! – хором крикнули они.

-Мы на месте, высадка, — донеслось с водительского сиденья.

Открылась дверь, салон в мгновение наполнился дымом и гарью. После того, как мы вышли из транспорта, наш путь лежал прямиком ко входу в исследовательский центр.

Все вокруг было в дыму, повсюду летал пепел и разнообразная пыль, дышать стало куда труднее, а видимость была сильно ограничена.

Пройдя чуть дальше, мы уперлись в опечатанный вход, где нас ждали руководители операции, которые, как только увидели наше приближение, направились к нам на встречу. Из-за смога мы не сразу могли их разглядеть.

Когда они подошли ближе, а завеса пепла расступилась, перед нами оказалось три человека, одетые в огнестойкие плащи черного цвета, на ногах были высокие ботинки, колени были защищены наколенниками, а на лице находились кислородные маски. Красные повязки на их предплечье говорили о том, что по должности, у них есть полномочия руководить подобными операциями.

Один из них снял маску и подошел еще ближе.

-Приветствую вас, меня зовут Майлз Кайт, я офицер агентства, допущен до решения чрезвычайных ситуаций красного уровня угрозы. Буду краток, ведь время играет против нас. Всю информацию вы уже получили, поэтому сильно задерживать вас не буду, — тяжелым, как сталь голосом сказал мужчина, находившийся перед нами.

-Кто капитан группы? – спросил он.

Я сделал шаг вперед.

-Мое имя Кэльпьер, капитан четвертой группы смертников.

Он достал руку из-под плаща, в которой находился блокнот. После чего протянул его мне.

-В этом блокноте есть все радиочастоты, настройте их, капитан, для связи со штабом и седьмой группой.

Я тут же вбил нужные цифры в передатчик.

-Да, и еще вот что. Седьмая группа уже внутри комплекса, прокладывает водный рукав. А сейчас мы вас просканируем, приготовьте свои жетоны…

Каждый, кого агентство принимало на работу в качестве смертника, лишался своего имени и своей фамилии, вместо этого он получал позывной и жетон из сверхпрочного сплава с кодом. Все это делалось для того, чтобы в случае смерти носителя его было легче опознать. Перед тем, как приступить к операции, каждый смертник проходит процедуру сканирования. Руководитель операции сканирует код, который находится в жетоне, после чего в базе данных агентства смертник, чей жетон был просканирован, переходит в статус «Участник операции». После возвращения с операции каждый проходит повторное сканирование, после чего его статус меняется с «Участник операции» на «В резерве».

После сканирования нам выдали все необходимое оборудование, огнестойкие костюмы, шлемы с системой безопасного дыхания и наушники для коммуникации.

-Мы рассчитываем на вас, возвращайтесь живыми, удачи! – произнес офицер.

-Вас понял, не переживайте, сегодня мы будем вашими смертниками, — ответил я.

А дальше мы отправились прямиком ко входу в комплекс.

На пути ко входу мы шли мимо пожарных машин, вокруг которых стояли спасатели, тщетно пытающиеся потушить огонь, который уже охватил большую часть комплекса и неумолимо направлялся к тестовой зоне.

-Вот он, вход в комплекс. Итак, проверим внутреннюю связь. Ребята, скажите что-нибудь в эфир.– сказал я.

-Мира на связи.

-Фокс в эфире.

-Слоу на частоте, прием.

-Отлично, слышу вас хорошо. Внутри будет шумно, поэтому сделайте вывод звука по громче.

Я вдохнул и медленно выдохнул.

-Приступаем, всем быть на чеку, — добавил я.

-Есть! – хором крикнули они.

По данным, главный вход был завален и находился в огне, поэтому было принято решение заходить в здание с севера, где находился аварийный выход, он должен был быть безопасной точкой входа. Но когда мы прошли через его двери, нас уже встречали языки необъятного пламени, которые в динамичном танце расходились по большей части помещения.

-Это четвертая группа, штаб, ответьте, проверка связи, прием.

-Слышим вас, как обстановка?

-Северный вход в огне, двигаемся в сторону системы коридоров, прием.

-Поняли вас, работайте, конец связи.

После проверки связи со штабом, я решил проверить связь с седьмой группой.

-Четвертая седьмой, в эфире Кэльпьер, проверка связи.

-Рада слышать вас, четвертая, меня зовут Лаки, приятно познакомиться, вы уже внутри? – донёсся бархатный, тягучий, как мед, приятный на слух голос из наушников.

-Да, направляемся к коридорам. Как ваша обстановка?

-Умеренно. Находимся в системе коридоров, обходим завалы и зоны с предельно высокими температурами. Но, из-за того, что с нами рукав, двигаемся медленнее, чем следовало бы.

-Вас понял, до связи.

-Принято, до связи, четвертая.

Шаг за шагом мы потихоньку шли вперед сквозь технические и административные помещения, медленно, но верно, приближаясь к системе коридоров, которая соединяла весь комплекс. Через них мы попадем в зону для тестов.

-Ну и пекло, — передал по внутренней связи Слоу.

-Эй, Мира, надеюсь в твой день рождения на следующей неделе будет так же жарко, — смеясь, сказал Фокс.

-Не переживай, скучать не будем, — ответила Мира.

Резкий шум и грохот заставили всех остановиться. Недалеко от нас, видимо, произошел обвал, поэтому было принято решение ускорить шаг, ведь до коридоров оставалось всего ничего.

-Седьмая четвертой, вы в порядке? – послышалось из наушников.

-Да, седьмая, все целы. Недалеко от нас случился обвал.

-Хорошо, что у вас все в порядке, до связи.

-До связи.

Через пару минут мы вышли из владений огня, завернули за угол и уткнулись прямиком во вход в коридор.

-Народ, сделаем минуту тишины, пусть Фокс послушает на наличие криков и сигналов о помощи, — сказал я во внутренний эфир.

Вся группа остановилась, а Фокс достал аппаратуру и начал прослушивать.

-Кэльп, прямо по коридору, там тихо, скорее всего завал, нужно проверить. Ни криков, ни сигналов я не услышал, к сожалению.

-Понял, проверим что там впереди, если что, перейдем в соседний коридор, будем обходить, — ответил я.

Быстро, без происшествий мы прошли коридор, прошли через дверь и оказались в комнате, которая, по-видимому, являлась буферной комнатой, между коридором и тестовой. Странно, пока мы шли, никакого завала не обнаружили. Но после того, как вошли в эту комнату, поняли, почему впереди было тихо.

В этой комнате стояла полная тишина. Было тихо настолько, что в ушах звенело. А дым и гарь по какой-то причине не попали сюда, поэтому я решил снять шлем, чтобы было приятнее осматриваться.

-Ну и тишина, — послышался голос Миры из наушников.

-Да, словно в другой мир попали, — сказал Слоу.

Все тело болело от напряжения, очень хотелось пить от этого жара.

Я сделал несколько шагов вперед по направлению к двери в тестовую зону и нечаянно выронил шлем из руки.

Что? Почему?

Холодный пот прошел по спине, а все тело впало в оцепенение. Все инстинкты говорили мне, что тут что-то не так.

Почему!? Почему не было слышно удар шлема об землю?

Подняв шлем, я несколько раз ударил его об пол… Ни единого звука.

Почему? Думай, Кэльпьер, думай!

Мгновение и меня охватывает ужас. В горле пересохло, дыхание участилось.

Это не тишина, нет, тут совсем не тихо. Утечка топлива, вот что это, вот откуда этот «звон» в ушах!

Бежать. Нужно бежать!

-Уходим, быстро, уходим отсюда! – прокричал я, что есть сил.

-Что? – спросил Фокс.

-Звон в ушах – это утечка топлива. Уходим немедленно!

Развернувшись, мы побежали, что есть сил, по коридору в обратном направлении.

Откуда-то слева, раздался глухой хлопок, затем еще один и еще один. Стены тряслись, осыпая нас мелкими обломками.

-Четвертая, нам срочно нужна помощь! – донёсся панический голос Лаки.

-Что случилось?

-Мы не справились, в коридоре что-то взорвалось, рукав потерян, половина моей группы мертва, пожалуйста…

Но дальше я не услышал ее слов. Позади нас раздался взрыв. Резко развернувшись, я увидел, как дверь, через которую мы прошли минуту назад, оторвало от петель, и в нашу сторону, на огромной скорости двигается струя пламени. Время будто остановилось. Я схватил Миру за рюкзак и швырнул в соседний коридор, рядом со входом которого, мы должны были пройти все вместе.

Больно, правую руку будто проткнули тысячи иголок. Противный писк в ушах. Нужно вставать!

Открыв глаза, я увидел перед собой лежащую Миру, а позади нее завал…

-Фокс, Слоу, выйдете на связь, прием! Фокс, Слоу, вашу мать!

Мира! Что с ней?

Подбежав к Мире, я с облегчением вздохнул, она была в порядке.

Она поднялась, но шлема на ней не было.

-Я ничего не вижу, что происходит! Фокс и Слоу погибли? Кэльпьер, где ты! – кричала она.

-Мира, не паникуй, приди в себя, успокойся! – выкрикнул я, попутно обняв ее.

-Нам сейчас главное выбраться, слышишь. Возьмись за меня, я буду нас вести.

Рука сильно обгорела. Внутри меня бушевала буря, в которой смешались боль, страх и отчаяние.

Впереди снова были административные помещения, объятые пламенем.

Вбежав в одно из них, раздался грохот, и я почувствовал толчок в спину. После чего последовал крик и все тело окутала боль.

Поднявшись с земли, я увидел картину, от которой я потерял голову.

Огромная часть крыши вместе со стальными балками и кирпичом обрушилась вниз, прямо на Миру. Она лежала на полу, ее рука была засыпана обломками, а в левой ноге торчало несколько железных прутьев. Ее крик, который я услышал тогда, не получается забыть до сих пор.

Со скоростью молнии я оказался рядом с ней.

-Потерпи, я сейчас вытащу тебя, остановлю кровь. Где же чертов рюкзак и эта чертова аптечка!

-Уходи, пожалуйста, уходи! – кричала она.

-Я не брошу тебя, слышишь, мы выберемся.

-С такой ногой, я все равно далеко не уйду, просто убирайся отсюда!

-Я понесу тебя на руках!

-Тогда мы умрем вдвоем, глупец, вопрос нескольких минут, когда огонь дойдет до цистерн!

-Что-нибудь придумаю, доверься мне.

После моих слов она ударила меня в грудь.

-Просто убирайся отсюда к черту, конченый придурок! – надрываясь выкрикнула она.

После ее слов я опешил, сделал несколько шагов назад…

И через секунду случился повторный обвал.

Не помню, сколько времени я сидел там, но помню эту боль, боль в горле, боль от того, как я, сидя на коленях, кричал, разрывая себе голосовые связки. Боль от того, что я потерял ребят, которые были мне как родные. С которыми мы радовались, грустили, выбирались из передряг, работали плечом к плечу, последние полгода.

Я продолжал сидеть там, в этой комнате, перед кучей обломков и пламенем, языки которого в смертельном танце все ближе подбирались ко мне.

А через миг последовал взрыв первой цистерны.

Честно говоря, я плохо помню, что было дальше. Помню лишь то, что все тело болело, а глаза заливала кровь. Не знаю, откуда у меня были силы, но я все брел и брел по бесчисленным коридорам и комнатам, шел вперед, на свет.

Когда я, наконец, вышел из комплекса, я прошел еще немного, дошел практически до ворот, но упал и потерял сознание. После чего меня нашли пожарные и отнесли в пункт оказания первой помощи, где, после того, как пришел в себя, рассказал руководству все, что я видел и знал. Весь этот инцидент назвали: «Тихая смерть». Название очень точно описывало всю ситуацию. Смерть пришла очень тихо и в мгновение убила пятнадцать человек.

Пожар потушить так и не удалось. Огонь добрался до центральных цистерн, и цепочка взрывов уничтожила весь комплекс. А я отправился в больницу на реабилитацию, хоть и к тому моменту, как я приехал в саму больницу, практически все порезы и рассечения затянулись, благодаря моей регенерации. И провел там чуть больше месяца.

Глава третья

История, наконец ставшая пеплом

-Что это за звук? – сонным голосом сказал я.

В комнате с периодичностью раздавался противный и громкий писк.

Открыл глаза, ко мне пришло понимание того, что прошлым вечером, под звуки телевизора я уснул прямо в одежде.

После того, как я выключил надоедливый будильник, встал и потянулся, следующее, что я сделал – это принял душ и переоделся в домашнюю одежду.

Следом ко мне в голову пришла мысль о том, чтобы сделать себе завтрак, но мой путь на кухню прервал звонок телефона.

-Да?

-Кэльп, привет. Это Ирэ, не разбудила? Чем занят?

-Доброе утро. Все в порядке, я уже встал. Собирался завтракать. Ты как? Что-то случилось?

-Извини, что беспокою в твой первый выходной, тут такое дело… Мы с Даной заболели, видимо она подхватила ветрянку, а мы обе ей не болели. Не мог бы ты зайти в аптеку и купить нам жаропонижающих?

-Оу, конечно, без проблем. Сильно плохо? Как Данка?

-Все не так плохо, как кажется. Дана еще валяется. Спасибо тебе большое. Тогда завтрак с меня. Кстати, а ты то ветрянкой переболел?

-Смертники не болеют ветрянкой, все в порядке, скоро буду.

Положив трубку и переодевшись, я поспешил в аптеку.

Через час с небольшим я уже стоял на пороге дома, где жила Ирэ со своей сестрой.

Они жили в небольшом, четырехэтажном старом домике, который стоял по соседству, между двумя высотками. А их квартира находилась на втором этаже, справа от лестницы. Хоть дом и был старым, внешне он выглядел ухоженным. Внутри подъезда повсюду стояли цветы, и все было украшено разноцветным стеклом.

Поднявшись на второй этаж, я повернул к их квартире и позвонил в звонок. Спустя несколько секунд дверь мне открыла девочка, среднего роста, темными волосами шоколадного цвета, чуть ниже плеч, большими карими глазами и милой улыбкой.

-Кэльпи, привет! – сказала Дана, попутно открывая дверь.

-Привет, как себя чувствуешь? – ответил я.

Я вошел в квартиру и отдал ей пакет с лекарствами.

-Да более-менее, правда, знобит из-за температуры.

-Кэльпи, проходи, — доносился голос Ирэ из кухни.

После того, как я снял верхнюю одежу и обувь, затем вошел на кухню и сел за стол.

Ирэ и Дана жили одни. Дана — младшая сестра Ирэ, сейчас ей шестнадцать лет. Она учится в школе при академии. А Ирэ работает медсестрой, в центральной больнице. Их родители умерли уже давно, еще в те времена, когда мы с Ирэ учились в одной школе. После окончания школы она с Даной переехала сюда.

У них дома я был уже не в первый раз, но снова и снова я удивлялся атмосфере в их квартире. На стенах было множество полок, на которых стояло огромное количество книг, несколько плюшевых игрушек, разнообразных фигурок и красивой посуды. Теплые мягкие ковры, которые, кажется, были в каждой комнате, запах еды, которая готовилась на старенькой газовой плите и мягкий свет, падавший из окна. Все это создавало невероятный уют и теплоту. Казалось, будто все вокруг светится от умиротворения и комфорта. Обычные разговоры сестер, их смех, их улыбки. Это грело меня изнутри. Каждый раз, когда я к ним приходил, меня встречали как родного. Было очень приятно осознавать то, что меня здесь ждут.

-Держи, обещанный завтрак. – сказала Ирэ, поставив передо мной тарелку с омлетом и чашку горячего кофе.

-Спасибо, приятного аппетита, — ответил я.

-Приятного аппетита, – усевшись за стол, хором сказали сестры.

После того, как мы позавтракали и немного поговорили, я попрощался с Даной и Ирэ и отправился домой.

-Вот и я, — закрыв за собой дверь, тихо произнес я сам себе.

Включив свет, я окинул взглядом комнату, разделся и лег на кровать.

 

*  *  *

 

С того момента, как я был в гостях У Ирэ и Даны, прошло уже несколько недель. Народ вовсю готовился к тому, чтобы встретить приближающийся новый год, который был уже на подходе. Торговый квартал в это время был одним из самых оживленных районов города.

Несколько дней назад мы с Ирэ договорились встретиться у них дома, чтобы подготовить все к празднику. По пути к ним я решил зайти в магазин, чтобы купить продукты, которые попросила Ирэ, для ужина.

Взяв две бутылки минеральной воды, упаковку сыра и батон хлеба, я подошел к кассе для оплаты покупки.

-Спасибо за покупку! – ответил продавец.

Попрощавшись, я вышел на улицу и направился к дому Ирэ.

Уже стемнело, и на улице тут и там начали загораться огни. Было довольно холодно, поэтому я накинул на голову капюшон, продолжая путь к дому сестер, попутно любуясь городом и снегом, который начал лениво падать с неба, мелькая в свете фонарей.

Я уже подходил к их дому, как вдруг услышал звук сирен, и мимо меня промчались две кареты скорой помощи. Подняв свой взгляд и скинув капюшон, для улучшения обзора, я увидел столб дыма, который поднимался между двух высоток, оттуда, где стоит дом Ирэ и Даны.

Чувство тревоги понемногу начало поглощать меня. Я ускорил шаг и направился к дому сестер.

Оказавшись рядом с домом, я перевел дыхание. Моим глазам предстала картина, которую я больше всего боялся увидеть.

Около дома столпилась толпа зевак, а на дороге стояли машины скорой помощи, около которых стояли врачи и пострадавшие. Дом был объят пламенем.

Я подбежал к машине скорой помощи, которая стояла ближе всего ко мне.

-Где пожарные? – тревожным голосом спросил я.

-Они в пути, будут через несколько минут.

Долго!

К дому начало подтягиваться все больше людей.

Я прошел сквозь толпу и подошел ближе к дому, как вдруг услышал знакомый голос.

Около входа двое полицейских держали Ирэ, которая рвалась внутрь здания.

Я поспешил к ним. Заметив меня, она подбежала ко мне и вцепилась в куртку.

-Кэльпи! Дана! Она осталась внутри! Мы разделились на лестнице, когда поток людей выбегал на улицу. Что делать? Кэльпи! – кричала старшая из сестер.

Ее руки дрожали, рыжие, словно закат, волосы были растрепаны, а по щекам рекой лились слезы.

Я думал, та история уже закончилась. Думал, что эта история сгорела в пламени исследовательского комплекса. Но истории так просто не кончаются…

Страх, ужас и отчаяние окутали все тело, словно цепями. Жар, запах гари и крики людей, все напоминало события двухмесячной давности. Все тело дрожало, а по спине бежал холодный пот.

Неужели близкие мне люди снова погибнут? Я что, опять не смогу никого спасти?

Нет, только не снова! Я устал сожалеть и бояться. Пусть история боли, страха и сожалений, наконец, станет пеплом.

-Да, я услышал тебя, — сказал я, взяв Ирэ за руки.

Она подняла заплаканное лицо и посмотрела мне в глаза.

-Сегодня, я буду вашим смертником. – прозвучал мой решительный голос.

Отпустив ее руки, я устремился к дому, но путь мне перегородили полицейские.

-Входить запрещено, угроза взрыва бытового газа! – крикнул один из них.

-Внутри остался человек, пропустите меня!

-Этим займутся спасатели и пожарные…

-Вы видите тут хоть одного пожарного или спасателя? – со злостью выкрикнул я.

Достав из внутреннего кармана куртки карточку смертника, я протянул им.

-Смертник!? – с удивлением проговорили они.

-Но мы не можем вас пропустить без предоставления жетона…

-Человек может погибнуть, не мешайте мне!

После этих слов я прошел между ними и поднялся на крыльцо дома.

Спокойно, Кэльпьер, тише, тише. Вдох, выдох, вдох, выдох. Я просто зайду туда, осмотрю этажи, найду Дану и выйду оттуда. Все будет хорошо.

Выдохнув в последний раз, я снял куртку, кинул ее на землю и достал из пакета бутылки с водой, которые купил в магазине по пути сюда. Открыв их, я начал выливать воду на одежду, чтобы намочить кофту и джинсы, которые были на мне. После этого быстро забежал в дом. Закрыв рот и нос влажным рукавом кофты. Вокруг было практически ничего не видно, поэтому я старался держаться ближе к полу, где было меньше дыма.

-Данка, ты слышишь меня! Данка! – кричал я в надежде на ответ.

Осмотрев весь первый этаж и не найдя младшую из сестер, я стремительно направился на второй этаж, через лестницу.

Успев отреагировать, я отпрыгнул назад. Горящая балка упала прямиком на лестницу, загородив мне проход наверх.

Пригнувшись, у меня получилось пролезть под ней. После чего я поднялся на второй этаж. Там, возле двери чужой квартиры, прислонившись к стене, без движений, сидела Дана. Подбежав к ней, я первым делом проверил пульс.

Жива. Выдохнув с облегчением, я снял с себя кофту и накинул ее на Дану. Затем взял ее на руки и поспешил к выходу. На лестнице дорогу нам преграждала упавшая балка. Вдвоем нам под ней не пролезть. Я посадил Данку, облокотив ее спиной к стене, после чего начал толкать балку вперед.

Больно. Но боль лишь придавала мне сил. Физическая боль – ничто в сравнении с душевной. Я не смогу пережить смерть Даны. Мой дар может лечить только тело, душевные раны он залечить не в силах.

Набравшись последних сил, с криком я сдвинул балку с места, и она, вместе с остальными обломками, скатились вниз, открыв нам проход. Вновь взяв Дану на руки, я прошел через завал и подошел к выходу.

Жар постепенно сменился холодом, который был на улице. Мы вышли из дома, и к нам тут же подбежали медики и спасатели. Я передал Данку врачам.

-Хорошая работа, как вас зов… — недоговорил один из спасателей.

— Кэльпьер, смертник по имени Кэльпьер, — перебив его, ответил я.

Мой взгляд был устремлен на небо, откуда хлопьями, лениво падал белый снег и пепел. Пепел горящего здания и пепел моей догорающей истории.

Эпилог

После пожара прошло уже больше недели. Дану, после того, как доставили в больницу, обследовали и, не найдя ничего серьезного, через несколько дней выписали. После чего они с Ирэ отправились в новый дом, который выделили для потерявших кров в том пожаре людей.

Что же до меня? Мои ожоги уже почти прошли, думаю, через пару дней руки уже придут в норму. А в данный момент я направляюсь на свою работу, у меня начинается дежурная неделя.

Звук закрывающейся двери за моей спиной привлек внимание девушек, сидевших за столом, в столовой. Любопытные взгляды устремились прямо на меня.

Доброе утро, — сказал я девушкам, смотревшим на меня.

Сняв с себя куртку, я подошел к столу, протянул к нему перебинтованную руку и поставил на него бисквитный торт. Взял стул и подсел к ним рядом.

-Меня зовут Кэльпьер, будем знакомы.

 

Конец.

(Сорока)

0
16.08.2019
avatar
29

просмотров



2 Комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Soro: посмотреть остальные.


Еще на тему: Драма

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
перед какими союзами ставится запятая

Перед какими союзами ставится запятая с примерами

avataravataravataravataravataravatar
Как написать хороший рассказ - Penfox

Как написать хороший рассказ, если ты новичок?

avataravataravataravataravataravataravatar
Идеи для детектива

11 Детективных сюжетов

avataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть