Слепота

 

Лучи яркого весеннего солнца, проникая сквозь оконное стекло, падали на керамическую плитку коридора. Она была выложена на полу в шахматной раскладке в двух цветах: сером и чёрном. Ничего особенного, самая обычная плитка, по которой целый день носятся самые обычные работники главного офиса компании «Феникс Плюс».

Но по ней ходит и один особенный человек. Его костюм светло-синего цвета, туфли натёрты до блеска так, что всё вокруг отражается в них, а чёрный галстук и ослепительно белая рубашка достойны отдельной похвалы. Вся одежда его идеальна. Сказать, что причёска тоже хороша, значит ничего не сказать.

В общем, создавался образ заботящегося о себе успешного и аккуратного человека.

Но тут произошло что-то странное. Мужчина, шагая по коридору совершенно спокойно, вдруг резко остановился. Его глазные яблоки чуть не выпали из орбит. Он сверлил взглядом криво уложенную плитку. Её стороны не сходились со сторонами другой плитки на целых два миллиметра!

Работник смотрел на плитку, и ему казалось, что никакая сила в мире не заставит его перевести глаза. Он судорожно достал телефон из внутреннего кармана, быстро набрал номер и позвонил.

– Алло, здравствуйте. Мне необходимы ваши услуги. Да, да, приезжайте по адресу… в главный офис компании «Феникс Плюс». Да, жду.

Спустя полчаса коридор офиса заполонили не только работники офиса, но и плиточники. Спустя час работа офиса была нарушена, атмосфера накалялась. Спустя полтора часа стороны плиток сходились между собой, и пол в коридоре был уложен идеально.

Мужчина, довольный собой, пошёл дальше по коридору. Но тут его остановили, положив руку на плечо.

– Алекс, шеф тебя вызывает к себе.

Алекс обернулся и лишь вздохнул, закатив глаза. Ему не оставляли никакого выбора.

Спустя пять минут раздался стук в дверь директора.

– Войдите, – сказал он, не отрываясь от чтения бумаг.

Алекс вошёл и скромно спросил:

– Вызывали?

– А вот и герой сегодняшнего дня, – саркастически промолвил шеф, небрежно бросив бумаги на стол. – Ты проходи, проходи, садись, не стесняйся.

Алекс сел перед столом своего начальника, совершенно не чувствуя себя виноватым.

– Сколько это, чёрт возьми, может продолжаться?! – резко перешёл на другой тон шеф мистер Креденс. – Ты нарушал работу моей компании уже трижды! Я просто не понимаю, зачем тебе это?! Сначала ремонт в мужском туалете на первом этаже, затем в офисе в правом крыле второго этажа, а теперь в самом часто проходимом помещении здания! Да ты просто надо мной издеваешься!

– Нет, – коротко ответил спокойный Алекс.

Мистер Креденс сомкнул кисти рук в замок и тяжело вздохнул. Помолчал пару мгновений, а потом строго, но спокойно объявил:

– Алекс, ты уволен.

У того чуть второй раз за день не выпали глазные яблоки из орбит.

– Это я-то?

– Именно, – чувствуя победу, подтвердил шеф.

– Я слишком много сделал для этой компании, чтобы вот так меня убирать! – чуть ли не набрасываясь на начальника, кричал уволенный работник.

Он попытался приблизиться к мистеру Креденсу, но тот успел крикнуть одно ужасное слово:

– Охрана-а-а-а!

Двое крепких мужчин вывели Алекса сначала из помещения, а затем из здания. Все его вещи постигла та же незавидная участь.

Озлобленный на весь мир, раздражённый и подавленный, Алекс с грехом пополам вернулся домой. Для него это было страшным мучением. Почему же?

Во-первых, не было никакого порядка на дороге. Все машины носились туда-сюда, яростно сигналя друг другу, а водители вопили так, что за полчаса в пробке можно было выучить все самые разнообразные ругательства языка. К тому же состояние дорог оставляло желать лучшего.

Во-вторых, пока Алекс шёл от машины до дома, встретил невероятно много разрушенных частей дорог и зданий, ужасное состояние парка и прочую, казалось бы, не всегда заметную ерунду. Ну а денег, чтобы переехать в более ухоженное место, не было.

Идя по тротуару, Алекс примечал все огрехи на нём. Трещины, чёрные ямы, полуразрушенный поребрик, остриженный неровно газон, кривые стволы деревьев…

Когда Алекс пересёк порог своей квартиры, он вздохнул с облегчением. Из сущего ада он вошёл в настоящий рай.

Идеальный порядок в квартире Алекса царил всегда. Аккуратно уложенные стопки вещей, ровно расставленная посуда, идеально чистые полы и полки. Именно здесь Алекс мог жить спокойно, раздражение улетучивалось в считанные секунды, а ненужные мысли уходили из головы. Но только не сегодня.

Всё так же беспокойный, как и на улице, он сел на диван и стал думать.

Спустя две минуты размышлений о жизни его осенило. Алекс достал из кармана пиджака телефон, набрал номер и прислонил телефон к уху.

– Здравствуйте, можно записаться на сеанс? Ну, давайте в четыре часа сегодня. Отлично. Хорошо, сделаю.

Алекс посмотрел на свои настенные часы. Их стрелки показывали час дня. Придётся подождать. 

***

Еле–еле сохраняя выдержку, Алекс доехал на машине до нужного ему места.

Время было без пяти минут четыре. Дойдя до нужной двери, Алекс остановился и стал ждать. Поглядывая по сторонам, он целых пять минут простоял в ловушке у ужасного мира, полного беспорядка. Ему казалось, что всё будет ещё хуже. Его дыхание участилось, сердце забилось быстрее. А время, как назло, шло невероятно медленно.

Наконец время пришло, Алекс открыл дверь, но стало не намного лучше.

Его встретил своими объятиями обшарпанный коридор, покрашенный в белый успокаивающий цвет. Пройдя его, Алекс вошёл в небольшую комнату, где стоял стол и стул, на котором сидела молодая женщина в деловом костюме. Она сосредоточенно смотрела в монитор компьютера.

Окружающий интерьер был в сносном состоянии по меркам Алекса. Не то что беспорядок, но и не идеальный порядок.

Женщина поднялась из-за стола, приветливо улыбнулась и сказала:

– Мы вас ждали.

Алекс лишь угрюмо кивнул в ответ и проследовал за ней. Она завернула в какой-то коридор, где было несколько белых дверей. Постучавшись в одну из них, женщина открыла её и впустила утомлённого Алекса. Это было прекрасно.

Почти идеальный порядок царил в кабинете. Всё было аккуратно убрано, расставлено, стопки бумаг сходились с другими стопками, необходимые профессору предметы были аккуратно расставлены на столе. Даже стёкла окон были чистыми, а пол был тщательно вымыт. Видимо, всё это специально для Алекса.

Посредине помещения стоял большой стол, за которым сидел мужчина в красивом сером костюме с чёрным галстуком. Сам Алекс так и остался в своём деловом костюме.

Мужчина встал из-за стола и, приветливо улыбнувшись, протянул руку.

– Вы как раз вовремя, мистер Уоррен. Присаживайтесь.

Алекс улыбнулся в ответ и сел на стул с другой стороны стола.

– Итак, мистер Алекс Уоррен. Я правильно произнёс?

Тот лишь кивнул.

– Вы мне отправили письмо, в котором указали свои личные данные.

Он подождал, пока письмо распечатается. После этого он представился.

– Итак, мистер Уоррен, я – доктор Стэнли Смит, буду вести у вас сеансы.

– Очень приятно, – сдержанно произнёс Алекс.

Доктор выглядел достаточно аккуратно и прилично, а так – никаких особо заметных черт. Именно так и подумает любой человек, но Алекс приметил пятно на правой части воротника белого халата, которое оставил пролитый кофе. На пальце не было кольца, но на его месте остался светлый след. Выводы напрашиваются сами собой.

Мистер Смит с важным видом прочитал про себя «досье» Алекса. Пару раз кивнув головой, он повернулся к посетителю.

– Итак, у меня есть для вас небольшой тест.

Стэнли полез в ящик стола и достал небольшую коробочку, открыв которую можно обнаружить хорошо наточенные карандаши. Выложив их на стол кончик к кончику, он обратился к Алексу:

– Перед вами совершенно обычные, ничем не примечательные инструменты письма. Можете осмотреть их.

Уоррен аккуратно взял карандаш двумя пальцами и понял, что они действительно самые обычные. Он положил их на место и стал ждать самого теста.

– Ваша задача во время сеанса ни в коем случае не трогать их, – загадочно объявил доктор. – Это непросто, но выполнимо.

Алекс понимающе кивнул, а Стэнли подвинул карандаш так, чтобы он выбивался из идеально ровного строя. Тут-то выражение лица пациента поменялось. Из добродушного и спокойного оно превратилось в шокированное и непонимающее. Он смотрел на карандаши и раздражался, но отвести взгляд не удавалось. Казалось бы, такая мелочь, но вызывает столько эмоций, что становится как-то неуютно и даже стыдно. Алекс пытался держать себя в руках, но у него это плохо получалось. Уоррен проклинал всё в этом мире за то, что он не владеет телекинезом.

– Ну, что же, я письмо уже прочитал. Скажу честно, я с таким сталкивался, но уж очень редко. Вы написали мне о причинах беспокойства. Это похвально. Если вы это сделали, значит, осознаёте всю серьёзность сложившейся ситуации. Посмотрите на меня, пожалуйста.

Алекс с большим трудом поднял глаза на доктора. Тут он не выдержал. Задержав дыхание, пациент подвинул злосчастный карандаш. Строй из канцелярских принадлежностей стал ровным, и Алекс выдохнул спокойно.

– На сегодня сеанс окончен, до свидания. Вы завалили этот тест. Всю необходимую информацию я отправлю вам по электронной почте, ‒ быстро, жёстко и чётко произнёс доктор, сменив спокойное выражение лица на разочарованное.

Пытаясь возразить, пациента вывели из кабинета и далее уже из здания. На улице его ждал холодный и неприветливый мир, полный сущего кошмара.

По пути домой каждая неровность, каждая маленькая трещинка стали заметными ещё больше для зоркого глаза Алекса. Полная раздражительность в сумме с навязчивой радостью вокруг (небо было голубым и чистым, а весеннее солнце сияло очень ярко) только ещё сильнее выводили из себя мистера Уоррена. Зайдя в квартиру, Алекс успокоился. Он не представлял, как может жить так дальше.

                                    ***

Прошло несколько сеансов. Нет нужды подробно описывать их, так как они не принесли особой пользы для пациента. Каждый раз мистер Смит повторял одно и то же: контроль своих мыслей и  действий необходим. Не менее важно сдерживать и свои эмоции.

Спустя четыре почти бесполезных посещений доктора, Алекс стал приходить грустным и подавленным. Он считал, что тратит время впустую, но понимал, что ему нужно вылечиться.

Пациент зашёл в кабинет, сел на стул, смотря глазами куда-то в пол. Ему предложили всё тот же самый тест с карандашами, который он благополучно завалил.

– Знаете, мне надоело просто сидеть и разговаривать на какие-то темы. Мне ничего не помогает, и с каждым сеансом я понимаю, что всё бесполезно, – вырвалось у Алекса.

Он сказал это так зло и свирепо, что доктор Смит, слушая эти слова, загадочно произнёс:

– Знаете, у меня есть кое-что для вас. Более, так сказать, эффективное средство.

Он полез куда-то в ящик стола и достал закрытую колбу с таблетками. На ней было написано белым на тёмно-сером фоне: Propagator sensus. Перевода этой фразы не было.

– Средство может производить побочный эффект, так что внимательно читайте инструкцию. Употреблять один раз в день в определённое время. Лучше делать это перед каждыми нашими сеансами. И помните, что из бардака никогда нельзя сделать порядок полностью.

Алекс взял колбочку, бросил на неё слегка пренебрежительный взгляд и убрал в карман.

Доктор и пациент попрощались.

                                  ***

Ещё одно испытание — добраться до дома.

Идя по ужасно неровной дороге, Алекс очень сильно старался. Старался не обращать внимания ни на какие детали. К сожалению, ему это снова плохо удавалось.

Мистер Уоррен зашёл в кофейню, взял капучино, попутно поругавшись с официанткой. Спустя полчаса Алекс оказался в его самом любимом месте на свете – дома. Немного отдохнув, он переоделся в домашнюю одежду, помыл руки и пошёл на кухню. Медленно и задумчиво поев ароматную индейку в сливочном соусе, Алекс пристально посмотрел на нож, которым резал мясо. Его лезвие было острым, как бритва. Усталое его лицо отражалось в блестящей стали. Холодный нож обжёг кисть руки Алекса. Он зажмурился, глубоко вздохнул. В один миг найден был выход из такого ничтожного положения.

Где друзья Алекса? У него их нет, и никогда не было.

А, может, семья? Её нет уж и подавно. А родители, братья и сёстры уже давно отвернулись от одного из Уорренов.

Работа? Безуспешно.

Сплошное, бесконечное одиночество и больше ничего.

И, конечно же, проклятая странная болезнь, сопровождающая его уже полжизни.

А ведь избавление от всех страданий сейчас так близко.

Алекс бросил нож на стол так сильно, что на дереве осталась длинная царапина. Он тяжело открыл глаза и выдохнул. Заметив царапину, Уоррен чертыхнулся. Но тут он вспомнил то, что говорил ему Стэнли Смит: «Из бардака никогда нельзя сделать порядок полностью». Алекс, постаравшись не обращать внимания на испорченный стол, прибрался на кухне и вошёл в спальню. Вот здесь-то всё было идеально: аккуратно заправленная кровать, ровно расставленные вещи и абсолютная чистота. Уоррен лёг на кровать, попытался заснуть как можно быстрее. Только глаза оказались закрыты, как его вдруг осенило: нужно выпить таблетку!

Алекс достал из кармана пиджака колбочку с надписью. Он сел в кресло в прихожей, открыл крышку и вынул инструкцию. Там было что-то про употребление, побочные эффекты, режим приёма и всё то, что не особо нужно было Алексу. Он небрежно бросил инструкцию на деревянную консоль и, подержав немного во рту, проглотил таблетку, надеясь на её мощный эффект. Посидев в кресле ещё с полминуты, Уоррен встал и лёг на кровать. Снова закрыл глаза. Он постарался не вспоминать про бардак на кухне и в прихожей (плохо получалось). Алекс повернулся набок, бросил сонный взгляд на часы, которые показывали ровно пять часов, и крепко заснул.

***

Ослепительно яркий свет.

Алекс еле-еле смог открыть глаза. Поначалу ничего не было видно, но потом он понял, что смотреть было не на что. Всё вокруг – небо и земля – было чисто белым. Единственное отличие у них – это то, что поверхность земли была немного глянцевой. Уоррен обернулся, посмотрел по сторонам – никого.

‒ Э-э-э-э-эй! Есть тут кто?

Ответом была гробовая тишина.

Алекс огляделся ещё раз: оказывается, он сидел на стуле, сделанном из некоего белого камня. Вернее, это был даже не стул, а настоящее кресло, составленное из идеально ровных параллелепипедов. Уоррен попытался встать, но ничего не удалось. Руки и ноги словно были примагничены к белому креслу.

У Алекса началась паника.

‒ Э-э-э-э-э-э-эй! Спасите меня кто-нибудь! Прошу, отзовитесь!

Ещё несколько попыток встать и найти кого-либо окончились неудачей.

Уоррен стал тяжело дышать, и спустя некоторое время он заплакал. Одинокий человек впал в отчаяние.

Спустя несколько минут полной тишины и полного отсутствия движения кресло вдруг опустилось вниз. Прямо под ним бесшумно образовалась небольшая котловина размером с ширину кресла. Сама она уходила куда-то вдаль. Алекс нахмурился и снова попытался встать. Опять безуспешно.

Вдруг кресло сдвинулось с места и устремилось вперёд. Казалось, что оно движется невероятно быстро, но это было невозможно определить: не было ни малейшего дуновения ветра.

Алекс заёрзал и вновь попытался позвать кого-либо. Всё закончилось также безуспешно.

Тем временем небо стало сереть. Из ярко-белого оно стало превращаться в унылое, тёмное. Земля тоже начала становиться более серой, но она с небом имела чёткую границу: небо было темнее.

Казалось, кресло стало ехать быстрее. У Алекса снова началась паника. А в то же время оттенки неба и земли становились всё темнее и темнее.

Вдруг на горизонте появилась ослепительно яркая белая точка. Она стала приближаться и увеличиваться в размерах, нагоняя ещё больший ужас на Алекса.

‒ А-а-а-а-а! Всё, хватит! Я не могу так больше! Отпустите!

Ответом была гробовая тишина.

Когда точка стала занимать полнеба, Уоррен зажмурился. Точка оказалась плоскостью, которая хотела поглотить беспомощного человека в кресле. И вот, она становилась всё ближе, ближе и ближе. Алекс даже мог определить, сколько секунд осталось до столкновения.

Пять, четыре, три, два, один…

В последний момент Алекс закричал.

Снова всё белое. Только в этот раз кресло пропало, и Уоррен стоял на белом стеклянном полу. Он обернулся, снова позвал на помощь. И снова мёртвая тишина.

 Где-то под ногами Алекс заметил маленькую чёрную точку. Она стала приближаться в два раза быстрее, чем предыдущая. Одинокий человек попытался убежать от чего-то неизвестного. Уоррен обернулся и увидел, что это был туннель, сделанный из чёрных каркасов квадрата. Через мгновение туннель поглотил Алекса. Он полетел сквозь него вниз, и, подняв голову наверх, Алекс увидел, что туннель начал, громко щёлкая, быстро крутиться. Уоррен завопил от резко появившейся головной боли, закрыл глаза и проснулся.

***

Тяжело дыша, Алекс сел на кровати. Его глаза были широко выпучены, волосы взлохмачены, а в голове творился настоящий ад и хаос. Казалось, будто кто-то воткнул иглы в мозг Алексу.

С большим трудом поднявшись с кровати, он, опираясь на светло-зелёные стены своей квартиры, еле-еле дошёл до кухни, чтобы выпить стакан холодной воды. Налив себе в стакан, Алекс повернулся лицом к столу, опёршись рукой на кухонный гарнитур. Немного придя в себя, Уоррен обнаружил, что гигантская по его меркам царапина исчезла. Он подошёл, прищурился и чертыхнулся. Алекс потёр глаза, но результат оставался таким же шокирующим. Ничего не понимающий взгляд молодого человека дошёл и до консоли в коридоре. Колбочка с лекарством и инструкция лежали ровно, словно их кто-то поднял, пока Уоррен мучился в спальне. Но всё это не сравнится с тем, что увидел Алекс Уоррен в окне.

Это было невероятно.

Такое ощущение, что, пока Алекс спал, одновременно заснули и все другие люди, а за этот небольшой промежуток времени власти города решили провести самый масштабный в мире капитальный ремонт целого города, ведь всё было просто идеально! Не веря своим глазам, молодой человек, одевшись, вышел из аккуратного теперь подъезда во двор дома. О чудо!

Тротуар не имел трещин, он был уложен так же качественно, как и дорога, находившаяся неподалёку. Стволы деревьев были ровными, а кусты были идеально ровно пострижены, зелены и красивы. На дороге машины стояли ровно и упорядоченно.

Забежав домой и поправив свою причёску с одеждой, Алекс закрыл дверь квартиры, подбежал к своей машине, судорожно завёл её и поехал к мистеру Стэнли Смиту. По пути, набирая номер своего доктора, Уоррен оглядывался вокруг и удивлялся.

Вид у всех сооружений был такой, словно их минуту назад закончили реставрировать. Люди шли по улицам ровными рядами, но при этом они шли естественно и непринуждённо. Небо было чисто лазурного цвета, на нём встречались небольшие облачка и светило яркое весеннее солнце.

Вскоре Алекс узнал, что набранного номера не существует. Перезвонив ещё раз, он получил тот же ответ. Тогда Уоррен доехал до здания, где работал мистер Смит. Он обнаружил, что в этом здании располагается офис некой компании. Зайдя внутрь, Алекс огляделся.

Интерьер был обставлен очень модно и стильно, но это не то, что привлекало Уоррена. Он заметил две странности.

Во-первых, всё внутри было просто идеально. Аккуратные столики, кресла, прибранные рабочие места, царила тихая, спокойная и мирная обстановка.

Во-вторых, на стене прямо напротив Алекса располагался огромный логотип компании «Феникс Плюс». Присмотревшись, вошедший увидел, что внизу есть маленькая надпись: Алекса Уоррена. Совместив две данные фразы, получалось нечто вроде «Феникс Плюс Алекса Уоррена».

Изумлённого молодого человека прервал некий работник, сказав:

‒ Доброе утро, шеф! Вот отчёт за апрель месяц, как вы и просили.

Он протянул мистеру Уоррену толстую серую папку с аккуратно разложенными по файлам листами.

Алекс, постояв немного, попытался понять, что же тут происходит. Спустя пару мгновений он понял, что стал начальником компании «Феникс Плюс».

***

Уже два года мистера Уоррена не беспокоило ничего. Не было таких мелких неидеальных деталей, которые раздражали бы его. Он тихо, мирно и спокойно работал, ел, спал ‒ просто жил. Он стал почти неотделимой частью этого общества.

Алекс подмечал, что в обновлённом городе люди забыли. Никто не слышал и не знал слов  «страх», «гнев», «боль» и много других. Люди не ссорились, не спорили, а просто жили.

Но вскоре течение спокойной жизни было нарушено.

Как-то раз, добираясь на машине до офиса, Алекс говорил по телефону. Он не обратил внимания на несущийся слева от него автомобиль, и они неожиданно столкнулись. Телефон Уоррена упал на асфальт и был разбит, сам владелец получил синяк, а бампер его автомобиля помялся в районе правой фары. Алекс вышел из машины, прижав руку к опухшему синяку на виске. То же самое сделал и водитель другого автомобиля.

Всё движение остановилось. Машины просто останавливались, и непонимающие ничего водители выходили на проезжую часть, надеясь выяснить, в чём же дело.

Вдруг произошёл слабоватый толчок, словно началось землетрясение. Земля немного содрогнулась, но почувствовали это лишь немногие из присутствующих. Алекс, возмущённый халатностью водителя, закричал:

‒ Что тут творится?! Ты куда смотрел вообще?! Вызывайте полицию!

Земля содрогнулась ещё раз, только теперь уже сильнее. Уоррен огляделся, пытаясь понять причину толчка, но он всё же продолжил свою речь, осыпая мужчину всеми ругательствами, которые он успел выучить за время пребывания в бесконечных пробках на дорогах. Земля содрогнулась очень сильно, да так, что Алекс упал. Он в ужасе посмотрел на лица других, они были каменными. Казалось, что это для них обычное дело, ничего удивительного. Но Уоррен действительно испугался. Он побежал домой, к себе, в свою крепость, в место, где его никто не тронет.

Домчав до дома, Алекс сел в кресло, оставаясь всё в том же деловом костюме. Он немного отдышался.

Что же здесь происходит, чёрт возьми?!

Немного поразмышляв и придя в себя, до Уоррена дошло, его осенило. Он выбежал на улицу, взял камень размером с половину его кулака. Потом он снова забежал домой и открыл окно.

Алекс вздохнул свежий весенний воздух. Ему не хотелось этого делать. Он же идёт против своих же принципов! Но сейчас ему нужно было узнать правду во что бы то ни стало.

Размахнувшись, мистер Уоррен изо всех сил кинул камень в окно одной из квартир (дом был П-образной формы). Камень разбил оконное стекло, попав в кого-то из людей в этой квартире. Напрягая своё зрение, Алекс увидел, что на полу той квартиры разлита кровь.

Мистер Уоррен, поднеся руки к лицу, побежал вниз, во двор дома. Он и не думал, что всё обернётся именно так. Алекс изо всех сил рванул к той самой квартире, причитая: «Господи, что же я натворил…»

Не успел молодой мужчина добежать до подъезда, как произошёл очень сильный толчок. Алекс неудачно упал, повредив себе кисть правой руки. Он не заметил, как его глаз и губа задёргались, а волосы были полностью испачканы  в грязи, а уж костюм был и подавно испорчен. С неописуемым ужасом оглядываясь вокруг, Уоррен увидел, что часть земли провалилась куда-то вниз. Все остальные люди посмотрели на Алекса с презрением и в то же время сожалением. Все сооружения вокруг начали рушиться, а люди падать вниз. Уоррен увидел то самое знакомое пространство в белом цвете, когда очнулся.

***

Тяжело дыша, Уоррен сел на кровати. Его глаза были широко выпучены, волосы взлохмачены, а в голове творился настоящий ад и хаос. Снова.

Но всё же кое-что было не так.

Алекс выпил воды и приметил небольшую деталь. Оказалось, что царапина на половину стола загадочным образом вернулась на своё место. Уоррен недоумённо повернул голову и направил свой взгляд на лежащую на полу инструкцию и колбочку с таблетками. В ужасе он подбежал к окну и судорожно открыл его. Ох, лучше бы он этого не делал.

Всё вернулось на свои места. Город снова стал грязным, унылым, хоть и светило яркое солнце. Дороги снова стали неровными, стволы деревьев кривыми, а стены зданий неприглядными и ужасно обшарпанными. Ужас двухлетней давности вернулся в душу Уоррена.

В безумии Алекс, не веря своим глазам, снова решился кое-что проверить. Он подбежал к полке, взял серебряную фамильную шкатулку Уорренов и бросил её в окно соседней квартиры. Она с ужасным грохотом разбила окно, задев большой горшок с цветком. Часть осколков полетела вниз, а другая часть внутрь помещения. Послышались крики, полные ужаса. Горшок, покачавшись, полетел вниз за осколками. По пути он уже разваливался на небольшие куски, и как раз один из таких прилетел острым концом в голову некоего прохожего мужчины. Кусок вошёл на четверть в череп человека, и он, под крики перепуганных прохожих, упал замертво, истекая багровой кровью. Алекс, поднеся ладони к лицу, нервно и часто задышал. Он и не думал что, всё обернётся таким образом, ведь он лишь хотел проверить… Тут Уоррен вспомнил это и оглядел улицу. Бродили только пара прохожих, остальные обступили мертвеца, но держались на безопасном расстоянии от тела, опасаясь новой атаки. Ничего больше не произошло.

‒ Не-е-е-е-ет! Я лишь хотел проверить!!! Господи, Боже мой, нет! Это невозможно! ‒ нервно и пронзительно закричал Алекс, затем он сполз по стене к полу и зарыдал. Дрожащими руками он закрыл своё лицо.

Спустя две минуты после этого, мягкого и сломленного Алекса утащили под руки в полицейскую машину, и следующим его воспоминанием был желтоватый свет. Он был не такой яркий, как прежде.

Уоррен оказался на стуле за столом, находящемся в центре небольшой комнаты. На правой стене висело огромное по своим размерам зеркало. Только вот зеркало ли это? Алекс огляделся и увидел на втором стуле тоже за столом мужчину средних лет в полицейской униформе. Он с суровым лицом разглядывал бумаги в серой папке. Увидев, что Алекс очнулся, полицейский положил папку на стол, сомкнул руки в замок, положив их на стол, и тяжело вздохнул.

‒ Итак, мистер… ‒ он подглядел в папку, ‒ Алекс Уоррен. Верно?

Алекс кивнул и обвёл глазами помещение.

‒ Нам позвонили очевидцы с места преступления. Они утверждают, что вы сегодня, 19 апреля, открыв окно в 17:01, кинули в окно пятого этажа 237 квартиры серебряную шкатулку, принадлежащей семейству Уорренов.

Всё это полицейский произнёс жёстким и осуждающим голосом.

‒ Вы, как утверждают очевидцы, разбили окно этой шкатулкой. Осколки стекла попали в руку 62-летней Элизабет Уолтер. Сейчас она находится в Городской больнице №2. Также шкатулка задела стеклянный горшок с белой орхидеей, который выпал из окна квартиры. Один из таких кусков попал в голову 55-летнего Томаса Палмера. Осколок расколол ему череп, и он скончался спустя примерно десять секунд после происшествия. Вы отрицаете что-либо из этого?

Алекс медленно покачал головой и устремил свой взгляд на пол. Нижняя его губа задёргалась, а глаза обессмыслились.

‒ И с какой же целью вы натворили всё это безобразие? ‒ снова задал вопрос полицейский.

Уоррен нашёл в себе силы ответить ему:

‒ Я ничего не расскажу без своего адвоката.

‒ Что ж, вы имеете на это право, ‒ мужчина попросил рядом стоящего коллегу принести телефон. Спустя полминуты тот лежал перед Алексом.

Медленно набрав необходимый номер, Уоррен дрожащей рукой прислонил телефон к уху.

‒ Соедините меня с мистером Смитом, ‒ попросил он секретаря. ‒ Мистер Смит, добрый вечер. Мне нужна ваша помощь… Да, серьёзно. Приезжайте в…

— Центральный участковый пункт полиции, — договорил за него полицейский.

Спустя десять минут обеспокоенный Стэнли Смит зашёл к Уоррену. Полицейский вышел из комнаты, закрыв за собой железную дверь.

‒ Мистер Смит, я…

‒ Не нужно оправданий. Мне нужны только лишь ответы на мои вопросы и причины сделанного вами, ‒ сурово отчеканил тот. Он достал блокнот и ручку из кармана пиджака.

‒ Я лишь хотел проверить…

‒ Проверить что?

‒ Я был в идеальном месте, ‒ грустно и тихо сказал Алекс. ‒ Там было всё так аккуратно, ровно и невероятно красиво. Дороги ровные, стены покрашенные, стволы деревьев идеально ровные, а люди… Они были просто чудными созданиями. Там не знают ругательств, слов «полиция», «медицина», «страх», «боль», «ненависть», «безумие», «нелюбовь», «война». Машины ездят ровно, люди ходят спокойно, там все просто счастливы. А ещё я был директором крупной компании, у меня была жена, семья…

Алекс отвёл голову в сторону, всхлипнул и продолжил. Глаза его загорелись безумием.

‒ Но если нарушить что-то в этом месте, то тебя ждёт кара. Начинается какое-то… землетрясение что ли? И если совершить что-то очень ужасное и кошмарное, то появляются дыры в земле, откуда исходит свет… Понимаете, о чём я? Вы же мне поможете?

Стэнли усердно писал всё, что говорил его пациент. На последний вопрос он лишь кивнул в ответ и с суровым лицом вышел из помещения. Вернулся он спустя лишь десять минут.

‒ Алекс… ‒ мистер Смит тяжело вздохнул. ‒ То, что ты совершил, является тяжким преступлением. Вскоре состоится суд, и, скорее всего, тебя ждёт пожизненное заключение в тюрьме за убийство. Я не смогу оправдать тебя, так как ты сам не отрицаешь совершения преступления, но, возможно, я смогу доказать, что ты… (здесь он замялся) психически неуравновешенный человек. Это сложная процедура, всё это будет длиться достаточно долго, так что я ничего не могу тебе обещать.

Алекс посмотрел на Стэнли осуждающе.

‒ Н…н…но ведь место, то самое место, оно есть! ‒ жалобно ответил на это Уоррен. ‒ Я жил там два года!

‒  По заявлениям очевидцев и твоих соседей ты прибыл домой к пяти часам вечера, где-то в 16 часов 55 минут. В 17 часов 1 минуту ты открыл окно и совершил преступление.

‒ Я вам не верю! Это не вымысел! Это место есть! Оно существует!!! ‒ закричал на своего врача Алекс.

‒ Я буду ещё долго следить за твоим состоянием, мы всё тщательно проанализируем и вынесем вердикт, ‒ попытался успокоить его ровным голосом мистер Смит.

У Уоррена вспыхнули глаза. Он набросился на Стэнли, крича при этом одно и то же: «Я вам не верю! Оно есть! Оно существует! Я жил там! Я знаю, вы можете вернуть меня туда!» Доктор попытался защититься, но всё было безуспешно. Пациент уронил Стэнли со стула на пол и принялся душить его.

В комнату забежали двое охранников, которые оттащили Алекса от Смита. Уоррен сильно сопротивлялся, крича всё то же самое: «Вы можете вернуть меня туда! Это место есть, оно существует! Я это знаю! Верните меня туда!» Поражённый доктор смотрел в глаза Алекса, и из его глаза потекла слеза. Он понял, что вряд ли поможет этому человеку.

Уоррена утаскивали за руки двое высоких охранников. Они открыли ногой дверь, протолкнули туда сопротивляющегося Алекса и вывели его из помещения. Из коридора доносились истошные крики пациента о помощи. Доктор Стэнли Смит замер в шоке, прислушиваясь к возгласам Уоррена. Но тяжёлая железная дверь в комнату допроса закрылась, и ни один звук больше не проникал сюда, в том числе и жуткие вопли несчастного Алекса Уоррена.

0
15.04.2020
avataravatar
Ислам Гильмутдинов
172

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть