Счастье Ишки

Прочитали 432

Счастье Ишки

Введение.
Мне нравится город Нэшвилл и одновременно не нравится. Тут внимательные люди живут, но чиновников хороших не видно. На должности в городском совете претендуют те, кто не может начать свой бизнес. Поэтому на них не стоит обижаться. Это они на посетителей обижаются. Знаю сам, пришлось по пустяковому вопросу, три раза обивать один и тот же порог. Хотя Губернатор и Мэр столицы люди опытные. Город стал столицей под номером 6, до этого в качестве столиц были другие города, которые расположены в пограничных районах штата. Сегрегацию отменили в середине шестидесятых годов, а Ку-Клукс-Клан жег свои кресты ещё в 1979 году. То есть живы люди, которое всё это помнят. Поэтому любой протест вспыхивает быстро, общество ещё не устоялось. Любой протест надо удовлетворять, для этого нужны деньги. Но это полбеды, любое удовлетворение потребности горожан, порождает следующую потребность. А это опять городские деньги, хорошо, если в результате граждане получают свободу на какой-то вид предпринимательства и финансируют эти потребности. Так что забот у городских чиновников много, конца им нет принципиально, поскольку требовательность людей только возрастает. Если администрация запоздала с решением, то в самом сытом обществе вдруг начинаются протесты и применяется слезоточивый газ. Это недоработка чиновников городского уровня. Не хлебом единым жив человек, эта фраза известна всем и давно, но руководятся ею только в период разрешения конфликта, а не в период его возможного предупреждения.
Пару лет назад сюда перевели из Мемфиса иммиграционной офис. Я ездил в Мемфис по своим вопросам, очень далеко и неудобно добираться. Плюс город на грани криминального кризиса. Там протестующие могут и дороги перекрыть . Нэшвилл очень быстро растёт, в штате работают почти тысяча иностранных компаний, а штаб квартиру все норовят перенести в столицу штата, эти компании дают 60 процентов бюджета. В условиях очень сильной международной конкуренции, можно заниматься только бизнесом в сфере недвижимости. Рассказ и будет касаться этой сферы, так как других тем, тут просто нет. Это особенность местного капитала. Организация Трампа тоже забила себе площадку в центре города на углу восьмой авеню. Фактически город в руках японского капитала, компании Ниссан и Бриджстоун давно стали градообразующими, из родного производства не умерла только фабрика гитар, но она нужна для поддержания мифа о столице музыки кантри и рока. Еще одной особенностью, является почти ручное управление губернатором. Он занимается любыми вопросами, даже самыми маленькими. В дела компании Фольксваген ни предыдущий, ни нынешний губернатор, не влезает, несмотря на давление из Вашингтона. Вопрос с выхлопными газами поднялся по всему миру и рубить финансовый сук, из-за либерального крика, никто не станет. В городе есть бесплатные автобусные маршруты по деловым и туристическим районам, они работают на электричестве. К автобусам, которые идут в парки и за город пристроены рамки-держатели для велосипедов, они работают на природном газе. В разное время суток на маршрут выходят разные автобусы от сдвоенных, типа «колбаса», до размера маршруток. Проект называется We go — Driving is boring. Вождение действительно утомляет, особенно в пробках. Надо ещё и проблемы парковки добавить. Автобусы же идут по специальной полосе, выезд на которую другому транспорту запрещен. Для молодежи разрешили пользоваться электрическими скутерами и сразу упало количество автомобилей в городе. Правда скутеров стало столько, что ни пройти и не проехать. Запас батареи позволяет проехать 40 миль, этим транспортом стали пользоваться все, можно увидеть и человека в строгом деловом костюме спешащем на скутере, а не на своей машине. Есть и лихачи, они выезжают на федеральную окружную дорогу. Проблем хватает. Вопрос о роботизированном трамвае и скоростном туннеле под городом решён, обсуждён в горсовте и из-за протестов отложен, может и похоронен. Структура районов города не приспособлена для современного транспорта, надо параллельно перестраивать весь город, а градостроительного опыта нет. Пока начали радиальные маршруты железнодорожных путей из центра в пригороды, с парковочными местами для автомобилей на промежуточных станциях. Скоростной электропоезд есть среднее между трамваем и пригородным составом. На всё надо время, а оно работает на будущее, которое выражается числом миллион жителей. За шесть лет население увеличилось с 420 тысяч до 610 тысяч. Темпы роста напоминают времена золотой лихорадки. Правда одну бывшую столицу, город Мерфрисборо, уговорили на такой проект перепланировки. Сейчас там приятно жить, проспекты шириной почти по Гоголю: «редкая птица долетит до середины Днепра». При таком подходе, туннель под городом оказался лишним. Город не стал ломать тихие районы, а начал строить новый стиль на пустырях, вынося туда университеты и госпиталя, научные учреждения и новые жилые дома. Всё утопает в зелени. Имею большое желание года через два туда перебраться, именно в новые дома.
Женщине растить одной ребёнка сложно, даже если она получила хорошее образование и продвинулась в бизнесе. Это накладывает отпечаток и на отношения с людьми. Надо окружать себя старыми друзьями, тогда жить легче. Самым сложным является вопрос своего ребёнка: «А где мой папа?». Это вопрос тоже стоит в рассказе, пожалуй, он основной.
Глава первая. Нора Освальд и другие.
Нора Освальд растила дочку одна, но на жизнь не жаловалась. Она из бедной семьи и знала цену деньгам. Никакое пособие тебя счастливым не сделает. Она рано усвоила, что с голода не умрешь, но будешь нищим, только сытым нищим. Кроме, как своим трудом и при хорошем образовании, не вырваться из порочного круга. И второе правило она уже вывела сама, надо открывать своё дело и не зависеть от настроения хозяина. Зависимость от хозяина и зависимость от социальной программы, мало отличаются друг от друга. Они не спутники свободы, точнее, свободного труда, который и есть настоящее богатство. Школу она закончила хорошо, поскольку это был единственный шанс поступить в колледж и выйти из нужды. Её оценки не были самыми высокими, но местный колледж её принял и она смогла получить кредит в банке на обучение. Нора подрабатывала везде, где можно, хоть что-то заработать. Она и собак выгуливала и за детьми присматривала и занималась уборкой в чужих домах, а по вечерам развозила пиццу на велосипеде. Кредитом банка она правильно распорядилась и после окончания стала соучредителем успешного бизнеса в области недвижимости, что позволило ей быстро погасить задолженность банку. Обычно, на это уходит лет 10-15, то есть самые интересные годы. На тяжкое бремя кредита жаловался в своей предвыборной программе и Сенатор Марко Рубио, хотя и его университет не входит в список престижных. Погасить долг он смог только после того, как стал Сенатором.
Рынок недвижимости требует начальных определённых вложений, а их у неё не было и она вскладчину со школьными друзьями Джоном и Присциллой открыла небольшой офис, который успешно работал. Джон дружил с Присциллой, но ему пришлось жениться на другой девушке из материальных соображений. Поиск дополнительных финансов привел Джона к знакомству с девушкой, родители которой обещали после выхода на пенсию, передать бизнес мужу дочери. Джон недолго колебался, получить налаженный бизнес было привлекательным, а без крупных капиталов поднять свой с нуля, очень сложно. Отношения с Присциллой перешли в скрытую форму. Но после рождения сына в семье, Джон не мог себе позволить их продолжение и вышел из бизнеса. Свою долю он продал Тони Блэквуду, с которым играл в одной футбольной команде колледжа.
Тони был чуть старше и его бизнес развивался по иной схеме, хотя тоже в области недвижимости. Они не были конкурентами. Тони создавал экономический спрут в столице штата, где они все проживали. Стоимость его активов превышала стоимость активов мэрии. Он два раза был женат. Первый раз в колледже, но быстро расстался с подругой, так как она за полгода успела переспать почти со всеми игроками основного состава команды. Второй раз он женился сразу после открытия бизнеса. Жена была сокурсницей, но работать не хотела ни в его фирме, ни в чужом бизнесе. Вместе они не прожили и года. Тони полагал, что жена должна иметь свой независимый источник дохода, а не сидеть на шее мужа.
Дочку Норы звали Ишмаэля. Никто не знал причины, которая побудила Нору дать своей малышке такое имя. И хотя первые заработки в бизнесе у неё были небольшие, в деньгах она не нуждалась. За что бы не бралась, всё получалось успешно и ее авторитет в среди коллег в городе был высок. Она проводила разовые сделки от своего имени с огромными суммами, которые брала под процент в банке First Land. Не было ни одной сделки, где бы она не получила планируемой прибыли. Банк тоже не оставался внакладе и пожилой управляющий Мистер Дэвид Розенталь не чаял в ней души. Она часто была в их большом доме возле искусственного озера в горах в поместье размером 1500 акров. Ханна Розенталь, жена управляющего банком, имела с ней близкие душевные отношения. Своих детей у супругов Розенталь не было и, видимо поэтому, молодая мать одиночка, находила у них тепло и всяческую поддержку. Знакомы они были давно, Нора одно время убирала их дом и они подружились. Экспертизу всех её первых проектов делал сам Мистер Розенталь, в этом и была причина ее финансового успеха, а потом она и сама начала понимать природу финансовой привлекательности идей, а не яркость их восприятия. Красиво изложить можно любую мысль, а вот прибыль даст не каждая красивая идея.
Нора долго не сидела дома с малышкой и две монахини следили за ребёнком. Девочку не баловали, но и не держали в строгости. В садик она не ходила, как и в начальную школу. Монахини преподавали ей всё, что надо ребёнку из порядочной семьи. Мать очень бережно относилась к ребёнку, скорее тщательно заботилась, чем безмерно любила. Никогда на девочку не повышала голос и не бранила. В доме не было условий, при которых она могла бы шалить. Её не отдали в начальную школу по причине отсутствия отца. В неполных семьях маленькие дети очень чувствительны к отсутствию одного из родителей. На её вопрос об отце отвечали, что он о ней помнит и заботится и когда Бог позволит она его узнает. Есть Бог и его надо почитать за отца всех людей, в том числе и ее. В средней частной школе дети её не беспокоили вопросами об отце. Она училась лучше многих, но была слишком вольна в суждениях. Учителя для неё не представляли большого авторитета и однажды учитель истории пожаловался на совете попечителей на ее независимый характер и даже выразился в сердцах:
— Эта Ишка Освальд настоящая заноза.
Что он имел в виду, дав такое прозвище, никто не знал, но оно из комнаты заседаний быстро попало в среду учеников и девочку все стали называть Ишка. Она на прозвище не обижалась, поскольку имя Ишмаэля её как-то сдерживало в поступках. Частые гости дома Джон и Присцилла тоже называли её Ишка. Только одна мать делала вид, что этого прозвища нет.
Уход Джона из бизнеса объяснили переходом на работу в страховую компанию тестя, который собрался уходить на пенсию и Джон должен быть его преемником. Эта версия всех устроила. Данное событие совпало с шестнадцатилетием Ишки. Отмечали день рождения дома. Пришли Присцилла, Джон и обе монахини. Они стали совсем старенькими и Нора послала за ними машину. Под конец вечера Ишка спросила:
— Дядя Джон, почему ты бросил тётю Присциллу?
Все сразу замолкли. Вопрос был поставлен прямо и врать на него не имело смысла, так как Ишмаэля их роман видела много лет и считала это нормальным. А разрыв объяснить не могла.
— Я плохо поступил с одной молодой женщиной,- сказал Джон,- и мне пришлось таким образом загладить свою вину. Ты права, я продолжаю любить Присциллу, но Бог направил меня к сыну именно в это время.
-Я поняла, дядя Джон, думаю скоро Бог направит и моего папу ко мне. Я это чувствую.
Присутствующие повернули головы к Норе.
— Доченька, Бог сам выбирает и время и ребёнка к которому представить папу.
На этом инцидент был исчерпан. Ишмаэля получила разумный ответ и обе монашки помолились, чтобы Бог долго не затягивал это событие для неё.
Глава вторая. Новый хозяин.
Поскольку Джон был старший партнёр, то и купивший его долю Тони, становился формальным хозяином бизнеса. Сделка еще не была утверждена антимонопольной комиссией и бухгалтерия не проверена налоговым ведомством, поэтому скорое появление нового хозяина никто не ожидал. Если у проверяющих возникнут сомнения в чистоте помыслов и монополизации рынка недвижимости, то сделку не утвердят. Такое неопределенное положение может длиться и несколько дней и несколько месяцев. Но Джон перестал появляться на работе и принялся за дела у тестя.
В пятницу после окончания рабочего дня сотрудникам пояснили ситуацию и предоставили неделю оплачиваемого отпуска, так хотел Джон. Присцилла не спешила домой и сортировала документы по важности предъявления новому боссу. Появится он в ближайший понедельник или через месяц, роли не играло, он должен иметь четкое представление о своей роли в компании, так как Присцилла и Нора оставались на правах партнеров и имели право голоса . Присцилла о Тони еще не наводила справки, хотя слышала об его успехах. Он работал в другом секторе рынка и они никогда не встречались
Тони не собирался ждать результатов экспертизы, он через адвоката получил разрешение принять бизнес и начать работать в размере своих инвестиций. Тони не долго рассуждал и влил в бизнес долю, превышающую долю Джона в десять раз. Этими деньгами имел право распоряжаться только он, а не действующие партнёры. Эти “девочки” его мало интересовали. Это их доли будут оценивать чиновники, а не его. Его люди под прикрытием этого бизнеса с понедельника займутся интересным делом со своих рабочих мест. Этот офис купит земли от города к горнолыжному курорту под жилищную застройку. А его головная компания через юристов пробьёт в Сенате штата разрешение на строительство скоростной ветки трамвая. Цена земли после этого взлетает до небес. Плюс строительство и вся инфраструктура будут под его руководством. Для других целей ему этот офис и не нужен. Если хотят, то пусть эти девочки продолжают свои дела, он в них вмешиваться не будет. Торговые центры не его профиль Мистер Блэквуд был богатый человек. Богатство жителя Среднего Запада отличается от богатства жителя Нью Йорка и Калифорнии. В городах, на побережье обоих океанов, богатство составляют ценные бумаги, которые котируются на бирже. Расторопные люди, то их продают, то покупают, наращивая объёмы сделок. Там вложенные деньги дают быстрый рост. Рост капитала на Среднем Западе медленный, он растёт годами. Но есть одно преимущество. Богатство банковских и биржевых дельцов эфемерно и зависит от многих причин. Одно неосторожное слово Президента или сгоревшая батарея телефона Самсунг, вызывают обвал стоимости большинства ценных бумаг компаний, завязанных на спонсоров Президента или на производителя электронных компонентов. Стоимость же недвижимости и средств промышленного производства, транспорта и сельского хозяйства таким колебаниям не подвержены и год от года растёт в цене. Про стоимость акций социальных сетей вообще серьёзно говорить нельзя. Китай, Иран и Россия регулярно сети блокируют и цена акций падает в зависимости от воли того или иного руководителя страны. Страны ЕС постоянно штрафуют эти сети то за излишний контроль, то за отсутствия контроля, в том или ином секторе информации. Сети очень хлопотный бизнес и штрафы могут достигать миллиардных размеров. Компания Блумберг передает биржевую информацию в реальном времени через космос и её владелец является одним из самых богатых людей мира. Но если спутники выйдут из строя из-за солнечной активности, метеоритного дождя или происков врагов, то состояние Майка растает, как лёд.
Тони занимался бизнесом, который занимает место в реальном пространстве, а не в виртуальном. Его привлекает то, что можно увидеть глазами и потрогать руками. Математические ухищрения хороши только при заполнении налоговой декларации и для проверки сдачи в магазине. Реальный мир так и не вышел за рамки геометрии Евклида и законов Архимеда. Тони давно усвоил, что лучше иметь дом стоимостью в миллион, чем миллион наличных в банке и тем более дом много лучше акций на миллион долларов. При инфляции стоимость дома автоматически компенсируется, а наличные автоматически обесцениваются. Реальная стоимость доллара падает уже много лет. Акции вообще даже не бумага, а строчка на экране монитора, то есть их даже печатать не имеет смысла. Хорошо жить можно в любой стране при любой валюте, если заниматься реальным делом
Тони поставил машину на стоянку возле здания в котором располагалась фирма Джона и покачал головой. Джон дал промашку, когда оформил на него аренду, а не выкупил у города. Ещё с десяток фирм арендовали помещения и суммарный их платёж скорее всего не покрывал расходы на содержание небоскреба. Городу содержать его невыгодно. У него возникла идея, выкупить здание, перевести сюда телецентр и доходы от рекламы быстро перекроют все издержки, а платежи арендаторов будут чистым доходом. Верхние этажи он решил перепланировать в пентхаусы для богатых горожан. Не всегда удобно добираться час или полтора из пригородного дома. Для богатого человека дополнительная недвижимость есть удобное помещение капитала с уменьшением размера налогооблагаемого дохода. Бизнес Джона был ориентирован на кошелёк простых людей, а бизнес Тони на богатых.
С такими мыслями он поднялся на лифте до нужного этажа, открыл своим ключом дверь и попал в приёмную Джона. Ему не понравилось, что сотрудники будут мельтешить перед глазами. Скорее всего они все приятели и их это устраивает, решил он. Ладно, как хотят, пусть так и работают. У противоположной стены сидела миловидная блондинка и с широко открытыми глазами на него смотрела. Наверное секретарша задержалась на работе, решил он.
— Сэр,- рабочий день закончился, бизнес закрыт.
Присцилла пыталась вспомнить, запирала ли она дверь или нет. Так и не смогла воспроизвести в памяти окончание рабочего дня. Мужчина слишком смело вошёл и не обратил на неё внимания. Нахал и только.
-Кто его закрыл? И почему людей отпустили раньше пяти?
-Кто вы такой, чтобы задавать такие вопросы?
Стерва, а не баба, пробубнил себе под нос Тони. Но у стервы был отличный слух и она вспылила.
-Вон отсюда, нахал, или я позвоню в охрану.
-Я на тебя красавица не обижаюсь, поскольку все блондинки недалекого ума.
Так с Присциллой никто никогда не разговаривал. Она даже потеряла дар речи. Мужчина подошел ближе и прочитал вслух на табличке имя:
-Присцилла Кеннет, вице президент.
Тони понял, что это подружка Джона. Да, не повезло девушке. Он пододвинул стул и сел напротив нее.
-Циля, давай не будем ссориться, меня зовут Тони Блэквуд.
Присциллу так называл только Джон и он наверняка рассказал слишком много. Мужчины болтливее женщин в таких делах. Но она твёрдо решила свою репутацию второй раз не портить.
-Тони, зови меня Присциллой пожалуйста. Я уже “Цилей” сыта по самое горло. Надеюсь ты меня, как других блондинок, в кровать затаскивать не станешь.
-Не буду, хотя я свободен и хотел бы иметь подругу, которая разбирается в бизнесе. Девушки с подиума меня уже перестали интересовать. Покажи мне помещения компании пожалуйста. Я в понедельник начну работать.
-Ты уже всё оформил?
-Я сделал инвестиции, которыми и буду управлять, а ты вашими деньгами на своё усмотрение.
-У тебя много людей сюда перейдёт?
-Только я сам, мои люди тут не поместятся.
-Пойдём я тебе покажу все помещения, но Джон перед уходом отпустил на неделю всех в оплачиваемый отпуск.
-Пускай отдыхают. Новый начальник всегда стресс для подчиненного. Я тебе потом расскажу зачем я вошёл в долю,надеюсь тебе идея понравится.
Они вышли в коридор, везде было аварийное освещение, только в одной комнате ярко горел свет и они туда направились. За стеклянной дверью сидела приятного вида брюнетка и быстро печатала на лэптопе. Она отвлеклась от своей работы и взглянула на вошедших с интересом.
-Разрешите вас представить друг другу. Это Нора Освальд, финансовый директор и партнер. А это Тони Блэквуд, старший партнер и владелец бизнеса.
-Добрый вечер Тони. Рада знакомству, надеюсь новый босс придаст энергичный импульс нашей фирме. Я сейчас работаю над отчетом для вас и вижу, что мы замедлили рост. А если фирма перестает расти, она разоряется.
-Спасибо Нора, это как раз то, что я и хотел услышать в первый день. Я знаю, что у вас троих были дружеские отношения со школы. Я тоже сторонник неформальных отношений. Они порой огорчают, но меньше ежедневного стресса. А он больше всего укорачивает нам жизнь. Если у вас обеих нет срочных дел дома, я предлагаю поехать поужинать в хороший ресторан и обсудить наше ближайшее будущее.
— Тони я не против, но я привыкла к кошерной пище,- сказала Нора.
— Поедем в ресторан еврейской кухни, там продукты свежее. Присцилла ты не возражаешь?
— У меня есть час в запасе, так что я с вами поужинаю. Тони, а ты оказывается не только ковбой, но и джентльмен.
— Кем только в большом бизнесе быть не приходится. Некоторые могут и трагических артистов на сцене заменить.
— Нора , мы с ним поругались при знакомстве.
— Ты кричала?
— Она ещё обозвала нехорошим словом. Это и охладило мой ковбойский пыл.
Глава третья. После ужина
Женщинам понравилась идея Тони о строительстве трамвайного пути и о покупке здания с переездом телецентра. Решили, что если соберут достаточно свободных средств, то купят и вещательный канал. Сам центр просто набор оборудования, которое дает прибыль, а канал даёт очень большую прибыль. Тони сторонник больших рисков и минимальных займов. Нора сторонник минимальных рисков и больших займов, а Присцилла хороший исполнитель продуманной задачи. Поэтому, к концу часа ей стало скучно с этими двумя прожектёрами и она попрощалась с ними с облегчением. Босс объявился, немного пижонистый фантазёр, но ставить задачу может. А большего ей и не надо. И потом ей хотелось приехать домой, забраться под одеяло, полистать модный журнал, выпить бокал вина и уснуть. После ухода Джона у неё кроме Норы и Ишки никого в жизни не осталось. А Тони кажется запал на Нору. Она умеет поражать мужчин логикой. Все восхищаются, но ни один не предложил выйти замуж. Богатым мужчинам в среднем возрасте не нужны ни глупые блондинки, ни умные брюнетки, их интересует норма прибыли и способы уклонения от уплаты налогов. Дома и женщины с детьми у них уже есть.
Уговорить Нору провести остаток вечера дома для Тони труда не составило. Ей было интересно с этим мужчиной и на посягателя её чести он не походил. Такой же открытый, как её Ишмаэля. Вопросы задаёт прямо и сам не юлит при ответах. Правда хвастать любит и не очень далёкого ума. Предложил посмотреть и испытать его сногсшибательную ванную комнату. Он говорил это настолько просто, что она согласилась и они поехали к нему домой. Она была в восторге от такой ванной совмещенной с зимним садом. Тропические растения и огромная купальня ее потрясли. Тони к ней не приставал, принес халат и собрался выйти, но она его задержала и сказала, что хочет тут с ним поболтать. Тони остался. Она плескалась и говорила глупости, а он сидел рядом на мягком пуфике и смеялся.
— Тони, ты меня не узнал?-спросила она, когда вышла из ванны подсушив волосы.
— Ты имеешь ввиду новогодний бал у губернатора?
— Да.
— Я подумал, может тебе это будет неприятно в присутствии Присциллы, поэтому и сделал вид, что мы не встречались. Хотя мы и правда не встречались, а только пару раз останавливали равнодушный взгляд друг на друге. Возле тебя крутился брат мэра. Три года назад я не был еще так самоуверен, как сейчас.
— А сейчас подошёл бы?
— Если честно, то нет. Ты слишком сложна для меня. Я не понимаю откуда в тебе такая уверенность в завтрашнем дне. Чувство непотопляемости, которого у меня нет.
— А как тебе Присцилла?
— Она слишком проста для меня. У меня есть хорошие знакомые в Кентукки, я их познакомлю, ей после ухода Джона трудно быть одной.
— А мне не трудно?
— Ты не хочешь замуж. Я же вижу, что тебе сложившийся комфорт дороже новой нервотрёпки.
-Ты прав, я могу пару раз переспать, но когда меня начинают нагружать обязательствами, я ухожу.
— Присцилла упомянула имя Ишка, кто это?
— Моя дочь.
— Ты в разводе?
— Нет, это дело случая.
— С твоими мозгами таких случаев не бывает.
— Отчасти ты прав, но я об этом ни разу не пожалела.
— Ты останешься или тебя отвезти домой?
— Отвези домой, я только хотела посмотреть ванну, ты прав, мне никто не нужен надолго. Вызови такси.
— Я тебя сам отвезу. Я не собираюсь каждый день бывать в офисе, приезжайте ко мне с Присциллой домой в любое время после окончания работы, если есть в этом потребность. Тут всё обсудим. В следующий раз я тебе спальню покажу, думаю тебе понравится.
— Хочешь заманить в ловушку?
— Нет, просто похвалиться. Ты там будешь спать, а я на втором этаже.
— Мне обидно, что ты меня не воспринимаешь, как женщину.
— Очень даже воспринимаю. Но у меня предчувствие, что ты получишь надо мной власть, а у меня ещё много в голове тщеславных задач, которые я хочу решить.
— Окей босс. Помоги мне одеться и отвези домой.
С этими словами она спустила с плеч халат и направилась в ванную, где лежала ее одежда. Он вошел вслед за ней. Нора продолжала быть обнаженной и держала в руках блузку. Повернулась к нему и сказала?
— Тони, у тебя не найдётся тонкой рубашки, я не хочу одевать несвежую блузку.
Тони вышел и направился в спальную комнату, где был его гардероб. Через пять минут вернулся. Нора приводила волосы в порядок сидя на пуфике перед зеркалом. Увидев Тони она приподнялась, взяла рубашку, накинула на себя и сказала:
— Я решила остаться, проводи меня в спальню.
Тони обнял её за плечи и поцеловал в губы.
— Мне жаль, что три года назад ты не подошёл ко мне на балу. Три года назад я выглядела намного свежее. Без регулярного секса женщина быстро увядает. А сейчас мне его уже и не сильно хочется.
— Регулярного?
— Да. Дочке уже пошел семнадцатый год. Она очень развитая и раскрепощенная. Того и гляди, я бабушкой стану.
— У неё есть парень?
— Нет, она от них в стороне держится, особенно спортсменов. Но может назло мне сделать. Отсутствие отца ее стало беспокоить. Она называет это генетической кармой.
— Ты ей не рассказала правду, поэтому.
— Я никому её не могу рассказать. Оставим этот неприятный разговор. Ты будешь спать сегодня со мной тут, а не на втором этаже. Я нуждаюсь в тепле твоего тела. Обнять хочу и уснуть на груди. На большее я не рассчитываю.
— Переезжай ко мне.
-Ты слишком заметный человек в городе, пойдут разговоры. Я опасаюсь резко менять свою жизнь. У меня есть на это причины.
Глава четвёртая. Фурия
В канун дня Благодарения Тони решил не появляться в компании, а побыть дома. Он любил свой дом, в котором воплотил свои юношеские фантазии о жилище. Порядок в доме и на участке поддерживала семья мексиканцев. Они уже восемь лет у него работают и переехали с ним во второй дом. У Марии и Педро дети оставались в Мексике, они там имели своё дело и переезжать в Америку не собирались. Собственно их дело куплено на деньги, которые подарил им Тони, разумеется по просьбе родителей. Эта супружеская пара жила в отдельном хорошем доме, который располагался при въезде в усадьбу. Педро следил за состоянием газона, бассейна и тремя автомобилями в гараже. Одним из которых они сами пользовались на своё усмотрение. Дом был большой, работы Марии хватало и по уборке и на кухне, иногда она приводила помощницу, свою двоюродную сестру. Тони хорошо платил Айрис, да и сестра отпускала её не с пустыми руками домой. Педро привозил и отвозил родственницу на кадиллаке своего хозяина, если тот его не забирал для поездки в бизнес. Тони нравились такие родственные связи. Но его родители рано умерли, а братьев и сестёр они ему не родили.
Мистер Блэквуд позвонил в офис и сказал секретарю, что сегодня его не будет и все с обеда могут быть свободны до понедельника. Он предоставляет сотрудникам оплачиваемый длинный выходной. Мистер Блэквуд понимал, что все озабочены приготовлением индейки, посещением родственников, может даже планируют полететь на острова в Карибском море. Конечно, у них хорошая зарплата, но денежные подарки всем приятно получать перед праздниками. Это не их проблема, что ему не к кому ехать или лететь, да и не с кем провести три-четыре дня на курорте. Мистер Блэквуд стоял у окна после принятия ванны. Он чисто брился каждый день и следил за собой. Его папа был фермером и не мог себе этого позволить, поэтому готовил сына не к продолжению фермерского дела, а к “чистой” жизни. Так он всегда говорил, когда семья собиралась за Рождественским столом.
-Да, после Дня Благодарения наступит Рождественская неделя. Надо будет устроить местным детям развлечения на площадке возле школы. Своих нет, пусть чужие веселяться,- подумал Тони.
Он позвонил директору школы и попросил прислать для оплаты смету расходов на Рождественские гуляния. Пола Майер тоже не имела детей и всячески пыталась сделать пребывание в школе привлекательным. Родители шли ей навстречу, вносили дополнительные платежи и школа не имела пороков воспитания таких, как драки, подростковая беременность и наркомания. Её частная школа может и не всё соблюдает из либерального кодекса свобод, но и не стыдится за своих выпускников. Сам Мистер Блэквуд учился в общественной школе и там узнал, что такое сила, конкуренция и личная власть. Частная же школа воспитывает законопослушных служащих, средний класс, а не предпринимателей. Чем больше прослойка довольных жизнью людей, тем лучше в стране и бедным. Собственный бизнес это вынужденная мера в постиндустриальном обществе, где не каждому доступна лестница корпоративных ступеней власти. Одни поднимаются по ступенькам всю жизнь, другие эти ступени устанавливают, он относил себя ко второй группе людей. Никогда ни на кого не работал. Он не знал состояние человека, который не согласен, но произносит вежливо
— Да, Сэр, я всё выполню, как вы сказали.
Он выглянул в окно и засмотрелся на свой лесопарк. Деревья в начали терять листву. Порывы осеннего ветра срывали листья десятками и сотнями. Некоторые деревья и кусты уже стояли голыми, другие отчаянно сопротивлялись первым ночным заморозкам и пытались сохранить красивое одеяние. К ступеням дома подъехало такси и из него вышла молодая женщина или девушка. Со второго этажа ему было трудно разобрать, но то, что это молодая особа было видно по энергичным движениями. Особа задрала голову вверх и увидела Мистера Блэквуда смотрящего на неё из окна. Она радостно замахала ему руками и сказала вышедшей на крыльцо Марии:
-Он меня ждет, Мария, посмотрите в окно.
-Как доложить о вас сеньорита?
-Ишмаэля Освальд. Ему знакомы моя фамилия и имя.
Мария дотронулась до циферблата часов и произнесла:
-Синьорита Ишмаэля Освальд просит вас её принять прямо сейчас.
Тони коснулся циферблата часов и произнёс:
-Спасибо Мария, я сейчас спущусь в холл первого этажа.
Он спустился, Мария открыла дверь и пропустила девушку вперёд. Следом за девушкой вошёл водитель такси. Он принёс её чемоданчик. Тони ничего не мог понять, но был рад такому интересному началу дня. Девушка оглядела залу, сделал восторженное лицо и направилась к нему с широко раскинутыми руками. Она, как на крыльях, подлетела и приложилась губами к щеке. Тони потерял дар речи. Мария с улыбкой наблюдала за развитием ситуации, а девушка вся сияла от счастья, нарушить которое Тони не решился.
-Дорогой, я так рада за приглашение. Мама прожужжала мне все уши за последние два дня, я не пошла в школу и приехала к тебе погостить на праздники. Заплати пожалуйста водителю 20 долларов за поездку.
Мистер Блэквуд никогда не видел такой открытости в людях, хотя и сам не был угрюм. Девушка сняла пальто, шарфик и перчатки, поискала глазами вешалку, но за неимением таковой вручила свою одежду хозяину дома и еще раз прижалась к его щеке.
-Я потрясена Тони.
Посетительница сняла обувь и прошлась по зале:
-Я люблю в доме ходить босиком. Мария, дорогая, не могли бы вы чуть повысить температуру в кондиционере, я буду вам очень признательна за это. Тони, тебя такое мотовство не разорит? Ха,ха. Мне хочется танцевать. О, Боже, какой рояль!
Тони наконец пришёл в себя и отметил, что девушка понравилась Марии, понравилась именно своей непосредственностью, граничащей с глупостью. Он передал вещи Марии, достал кошелек и рассчитался с водителем.
-Приятель, тебе достаточно?
-Да сэр, ваша знакомая меня наняла на последней трамвайной остановке, так что тут хватит и на обратную дорогу и на чаевые. Очень приятная особа, все десять минут поездки восторгалась жизнью и вами. Хороших вам праздников сэр.
Тони достал еще сорок долларов и протянул водителю со словами:
-Купи по пути хорошую индейку и привези её домой, чтобы жена не носила сама тяжести , ей ведь еще сутки на кухне крутиться.
-Спасибо сэр, я очень вам признателен.
Когда за водителем закрылась дверь он сказал:
-Мария, сделайте пожалуйста немного теплее, чтобы девочка не простыла. Кажется она минут сорок ехала в трамвае до последней остановки и наверняка замерзла. Взять такси возле своего дома она не решилась. Может я не всё понимаю или не всё помню за прошедшие дни, но происшествие из приятных.
Ишмаэля села за рояль, пробежала пальцами по клавишам прислушиваясь к звукам, а потом запела:
В один из прекрасных дней
Я здесь проснусь,
Увижу в окно голубое небо
На котором будет сиять яркое солнце.
Моя песня станет правдой
И мой мир станет другим.
В один из прекрасных дней
Я здесь проснусь.
Я сама буду музыкой в этом доме
И все будут петь под этот красивый мотив
И весь мир станет моей песней.
Я знаю, что это будет.

24.08.2019


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть