Мост

 Непривычно тихо. Ушам как будто не хватает чего-то, гула машин нет, глазам не хватает бегущих в  потоке людей. В шесть вечера стоя на балконе я не верил, что может быть так пусто на улице. Первую неделю , просыпаясь по нужде, буквально ощупывая  углы дверных проемов, искал туалет. Я уже забыл, что ночи бывают такими темными, что в окна не льется свет от рекламных вывесок и уличных фонарей.  Два года я не был в родительском доме. 

 Неделя пролетела в звонках и встречах с друзьями. Застолья  продолжались до утра, просыпался в гостях, взрослые друзья, это очень удобно. Накормят, напоят и спать уложат. Даже пытаются иногда уложить не одного а с разведенной подругой. 
Приезжать к родителям всегда удовольствие, а если рядом с ними еще и твои друзья детства, удовольствие вдвойне. Вечером ужинаешь у друзей, утром завтракаешь у родителей. Добавим к этому лето, яркое знойное солнце днем, прохладное звездное небо ночью, идеально для отдыха. И я отдыхал. 

 Дружеские пьянки конечно не были целью приезда, основная цель была в строительстве родительской дачи, строить начали лет пять до этого. Так как мой отец уже не испытывал большого желания забивать гвозди, то этим занимался я. Приезжал на пару месяцев, закупал стройматериалы, инструменты и строил. В это раз надо было обустроить мансарду. Поставить лестницу на второй этаж и закончить отделку балкона. Дача была в соседней деревне на берегу извилистой реки, пятнадцать минут езды и ты в месте утопающем в зелени деревьев и быстро растущей траве. 

 Итак я начал, сделал смету, заказал грузовик и привез с  города нужные стройматериалы. Отец помогал разгружать, медленно шаркая сапогами по зеленой траве  грузно дыша, я старался давать ему самое легкое, но иногда он нагружал себя слишком и я бежал подхватывать
  — Зачем столько взял?
  — Ээ. да я донесу. — отвечал он и спотыкался об ступеньки.
 В итоге первый этаж дачи был полон досок, мешков штукатурки, и банок с краской. Стройка началась, я приезжал рано утром включал радио и приступал, шум циркулярной пилы разносился по всему берегу реки, уходя эхом вдаль вместе с утренним туманом. 
Ближе к обеду начиналась жара, солнце припекало тебя как яичницу сковорода, выходить лишний раз из дому не хотелось. Хотя работать на втором этаже не легче, утепленная крыша спасла дом от перегрева, на первом этаже было всегда прохладно, но вверху работать сложно, уже через полчаса активного движения становился мокрым. Я работал в одних шортах, кеды на ногах. Мне нравится что то делать своими руками. У меня есть опыт в строительстве, приходилось зарабатывать на стройке. Конечно это не умственный заработок, умом заработаешь намного больше. Но я знаю несколько мест, куда я приеду и увижу сделанное моими руками. Когда смотришь на то, что ты сделал, даже если это было очень давно, у тебя внутри наступает умиротворение и покой. Поэтому строить дачу для меня такой же отдых, как лежать под пальмами запивая кокосовым соком крепкий алкоголь. 

 Накануне погуляли с друзьями, поэтому рано выехать на дачу не получилось. Часов в одиннадцать утра я притормозил у продуктового магазина, он стоял на перекрестке при въезде в деревню.Через дорогу на автобусной остановке шумела компания подростков. Купив сигарет и кефира я направился к выходу.
  — Здравствуйте!
  — Привет.. 
Это было неожиданное “здравствуйте”, может быть сказанное по другому, по повседневному я пропустил бы мимо, но это “здравствуйте” заставило меня обернуться. Заставило захлопнуть дверь автомобиля и найти повод вернуться в магазин. Мне надо было увидеть ее еще раз, и это был главный повод. Зачем мне говорить “здравствуйте” именно ей и именно так..
Внутри на входе обернувшись мне улыбалось юное лицо, курносый нос в веснушках, под козырьком бейсболки сверкали светло зеленые глаза. 
Я задержался в магазине,  вышел следом, сел за руль. На повороте в мою сторону , метров в пятидесяти от магазина я увидел ее, шагающую кроссовками по горячему летнему асфальту.  
  — Тебя подвезти? — крикнул я через открытое окно автомобиля поравнявшись с ней.
  — Да.
Дверь хлопнула и теперь ее глаза были в зеркале заднего вида. Я не спеша вел машину по прямой дороге, разглядывая украдкой ее черты. 
  — Ты здесь живешь? 
  — Там дальше, за мостом, ближе к кладбищу. 
  — Как тебя зовут?
Она назвала имя и фамилию, которая мне ничего не говорила. 
  — Не знаю таких. У моих родителей тут дача, перед мостом, я ее иногда строю. Ты тут родилась?
  — Нет, я с детдома, меня удочерили.
Я оторвал взгляд от дороги и з посмотрел на нее в зеркало. Светлые чуть рыжего оттенка волосы горели на фоне темного салона автомобиля. 
  — Давно?
  — Пять лет назад. 
  — А в детдоме долго жила? 
  — Всегда.
Проехав мост  повернул налево, асфальт закончился, не спеша объезжая лужи,  я подъехал к концу улицы. 
  — Здесь можно  — сказала она и посмотрела на меня в зеркало. 
  — Тебя родители не будут ругать если увидят, что приехала на машине? 
  — Нет — заулыбалась она.
Дверь салона хлопнула и горящие на солнце волосы развеялись по ветру из под бейсболки, быстрым шагом ее тонкая фигурка скрылась за калиткой забора. 

 Всю неделю я встречал ее по дороге на дачу, часто в компании подростков она шагала на встречу. Замечая друг друга, я жал на клаксон , а она выкидывала руку в небо и махала мне, ее лицо светилось улыбкой, мое улыбалось ей в ответ.    
В один из дней работая на мансарде, я услышал шум компании подростков. Они шли вдоль нашего участка. Посмотрев в окно я заметил знакомую бейсболку, она шла впереди компании часто оборачиваясь к ней и что то выкрикивала, смеясь и приплясывая под музыку с телефона.  Я прислонился к краю окна и смотрел на ее фигуру. Похожую на мальчишку в этих джинсах и бейсболке. Подросток одним словом, сколько ей лет даже не понятно, вроде не ребенок, но совсем нет зрелости в ее походке, жестах, поведении. В ней не было никакой сексуальности. Но в ней была какая то красота, в ее лице , в ее руках, она не отпускала и заставляла любоваться собой. Неожиданно она повернулась и посмотрела в мое окно, я замер. Мне захотелось поднять руку и помахать ей. Но не уверен был что она видит меня, солнце светило в мои окна  и из за бликов на стекле я наверное был незаметен. Но мне казалось , что она смотрит именно в мое окно, и видит меня.
Они прошли дальше и скрылись из виду. 
Я спустился на улицу, вышел за ворота и подошел к машине, как будто что то хотел в ней взять, но на самом деле смотрел вслед той компании. И тут она обернулась, моя рука как то сама собой поднялась и помахала ей,  “привет”. Она подпрыгнула вверх и помахала мне в ответ.Так я понял, что ищу встречи с ней. 

 На другой день или немного позже я вновь встретил ее по пути на дороге, предложил подвезти. 
В этот раз на ней была смешная кепка с кошачьими ушками. Я поглядывал на нее, сидящую в соседнем кресле спереди и что то искавшую в своем телефоне, с разбитым экраном. Иногда она отрывалась от телефона и смотрела на меня. Проезжая мимо поселковой школы и я спросил:
  — Ты в этой школе учишься?
  — Училась. Слава богу уже не буду.
  — В каком ты классе, почему не будешь больше учиться?
  — Девятый закончила. Эта школа только до девятого класса.
  — А дальше куда, в какую школу?
  — Я не пойду в школу ,я поеду учиться в город.
Девятый класс, она совсем еще ребенок, подумал я.
  — Сколько тебе лет?
  — Шестнадцать.
Я еще больше удивился.
  — Точно? Что то мне не верится.
  — Да точно, могу паспорт показать — она засмеялась.
  — Покажи
  — Он у мамы сейчас, она его забрала.Но у меня есть фото в телефоне — она протянула свой телефон, и на разбитом экране я увидел ее паспорт. 
  — Точно шестнадцать. Забрала, что бы ты не сбежала из дома?
  — Ахаха нет! Она боится, что я его потеряю, а он нужен для поступление в училище.
  — На кого будешь поступать?
  — Мм. На повара, я люблю готовить, а тебе сколько лет?
  — Ну сколько дашь?
  — Двадцать пять наверное.
  — Пусть будет двадцать пять..

Я повернулся к ней, немного пухлые щечки с веснушками под глазами добавляли в ее образ еще больше умиления. Представил ее поварихой с колпаком и в фартуке, которая разделывает курицу большим острым ножом, это было смешно.

  — Ты наверное любишь поесть.
  — Нет — протянула она с улыбкой — я мало ем, мяса вообще не ем. 
  — Тогда будешь печь пирожки ,и станешь потом толстой поварихой.
  — Ахаха, не стану! Я буду торты печь. 
Мы подъезжали к ее дому.
  — Высади меня тут, я дойду.
  — Хорошо — я притормозил, мне и самому не хотелось светиться перед окнами ее родителей —  у тебя есть мессенджер ? 
  — Конечно.
  — Дашь мне номер?
  — Записывай. 

Вечером в пятницу я написал : “Привет, гуляешь?”
Вскоре телефон мигнул ответом : “Нет, я дома.”
Я набрал: “Сейчас заеду, выйдешь?”
“Да”

 Она вышла раньше, чем я выехал, и встретила меня уже возле моста. Я заметил в этот раз на лице косметику, не яркую, но она  сделала ее немного  взрослее. 
  — Держи — протянул я ей в руке плитку шоколада.
  — Ой спасибо — она одарила меня улыбкой и засунула ее в карман джинсов.
  — Растает же.
  — Не, не успеет.
Мы проехали мост и свернули к даче. Я заехал на поляну под дерево напротив ворот и предложил прогуляться вдоль реки по улице. 
Она шла рядом между мной и берегом реки, я делал вид что смотрю куда то на реку, но больше мой взгляд задерживался на профиле ее лица. Мне нравились эти черты, аккуратные симметричные линии выглядывали из за прядей светлых волос. Впереди был спуск к реке на которой стоял полусгнивший мостик для рыбалки, метров на пять уходивший вперед по воде. 
  — Пойдем? — я кивнул на него.
  — Ок.
Спуск был крутым, прыгнув первым и подал ей руку, мягкая ладошка с тонкими пальчиками одарила приятным ощущением чего то нежного и хрупкого в моих руках. У реки она обогнала меня и первой шагнула на сырые доски, под тяжестью они прогнулись и почти скрылись в воде.
  — Осторожнее!  — окликнул я, но девчонка смело пробежала дальше на самый край мостика. Вслед за ней, но с большей осторожностью прошел и я.

Река медленно протекала под ногами, ее берега тонули в сочной зелени деревьев. Они росли у самого края воды и слегка нависали над ней, как будто обнимали реку по всему ее изгибу. Солнце клонилось к закату и теплые, лучи пробиваясь местами сквозь густую крону, бликами сверкали на темной глади. Мостик был почти на уровне воды, и от этого казалось, что мы стоим прямо на ней. Где то за деревьями  залаяли дворовые псы. Я провел рукой по ее волосам, а она сделал вид что не заметила. 
В тот вечер мы катались по ближайшим поселкам, заезжая в каждый мы останавливались где нибудь в центре  и болтали. Ели мороженое,  я выходил на улицу закуривал сигарету и смотрел на нее через открытое окно. Каждый раз она говорила “Курить вредно”. С ее разбитого телефона неслась какая то молодежная музыка, в которой больше было для меня смешного, чем музыкального. 
Через два часа я привез ее домой. 

  — Я почти каждый день на даче, занимаюсь строительством. Если хочешь заходи.
  — Хорошо. 

 По пояс раздетый и потный от жары, я занимался строительными работами на даче. Солнце беспощадно грело крышу дома, работая на втором этаже уже через десять минут активных движений я обливался потом. Распиливая и сверля деревяшки я между делом поглядывал на телефон,  ждал сообщения от нее.  Вспоминал ее улыбку и глаза, пару раз хотел написать первым, но нет. Останавливал себя, она должна сама решить, без моей навязчивости. 

Она : “Привет, что делаешь?” было очень приятно  увидеть ее сообщение, как награда за ожидания. 
Я: “Работаю на даче, а ты?”
Она: “Иду к подруге в гости, уже на мосту”
Я: “Заходи ко мне”

Треть мансарды по плану дома оставалась открытой для первого этажа, лестницы еще не было , вместо нее стояла временная стремянка , сколоченная из досок. Я с интересом наблюдал как она вошла в дом, остановилась на пороге и не увидев меня крикнула:
  — Привет, я тут! 
  — Привет.
  — Она подняла голову вверх и увидела меня.
  — О! Что ты там делаешь?
  — Работаю, лезь ко мне.
Посмотрев на стремянку с недоверием, она нерешительно поднялась на первую ступень. 
  — Не бойся,  не упадет, давай — я протянул руку к ней.
Забравшись ко мне, она осмотрелась по сторонам. В этот раз бейсболки на ней не было, волосы немного кудрявились у плеч. Разбитый телефон в ее джинсах начитывал очередной молодежный трек. Я смотрел на нее, она смотрела по сторонам. 
  — Прикольно, что ты тут делаешь?
  — Делаю балкон, надо перила сделать. 
Я открыл дверь и показал ей балкон, она вышла вслед за мной , отсюда открывался вид на остальной участок дачи, а в конце чуть правее виднелась часть дороги, по которой я всегда ее встречал. 
  — Видишь дорогу? Я тебя отсюда видел пару раз, когда ты домой шла.
  — Следишь? — засмеялась она.
  — Присматриваю. Помоги мне немного.
  — Как?
Я достал рулетку, взял деревянную балку и приложил конец рулетки к началу балки.
  — Держи рулетку.
  — Ок.
В этот раз у меня появился напарник по строительству, пусть она не понимала, что делать, и зачем, но это был лучший напарник в моей жизни. Я ей показывал где держать, где встать на нужную деталь будущих перил, чтобы удобнее было отпилить. Рассказывал для чего тот или иной инструмент. Естественно никакой девочке не интересно все то, что я тогда нес. Интерес был в другом, она смотрела на меня, я смотрел на нее. И мне очень нравилось то, что я вижу. Красивое юное лицо светилось жизнью, энергией и чистотой, которую я давно уже не видел рядом.  Девчонка с радостью делала все, что я просил, при этом успевала пританцовывать под звуки музыки из телефона. В какие то моменты ее поведение вызывало удивление, она начинала разговаривать жаргоном, понятным только ее поколению. Местами проскальзывала совсем юношеская откровенность на грани матерных слов. Тогда внутри меня просыпался учитель, и было желание научить приличным манерам  глупую девчонку, но.. В какой то момент пришло понимание, что бы она не делала, главное для меня видеть ее. 

  — Хорош, полезли вниз, перекур.
Внизу было прохладнее, я включил чайник и вышел покурить на крыльцо. Через открытую дверь я смотрел на нее, сидящую на стуле, что то искавшую в телефоне с разбитым экраном. 
Как она после оказалась в моих руках, описывать сложно, все получилось без логики и ухищрений. Просто измеряли рост, просто смеялись, просто дурачились, просто держал ее за руки, просто я ощутил ее дыхание.
  — Сколько ты весишь?
  — Не знаю.
  — Сейчас узнаем — я подхватил ее за бедра и поднял над собой — на вид намного легче! 
Когда ее кроссовки вновь коснулись пола, передо мной сияли глаза цвета весенней сочной травы, с блеском  утренней росы. И я поцеловал.

Что такое поцелуй с девочкой младше тебя на десятилетия?  Полет разума в прошлое, туда где тебе столько же лет, как и этой девочке. Ее юные губы стерли весь мой извращенный опыт одним прикосновением. Мне на миг показалось, что я целуюсь в первый раз. 

Следующие два дня я ее не видел. Продолжая заниматься строительством мои мысли все же витали вокруг нее. Влюбленность? Возможно да,  мозг устроен так, что пытается все время показать тебе будущее, приукрашивая, делая его красивым и желанным. Вот же оно счастье, говорит он, возьми его и я покажу как будет хорошо. И действительно, где то там ты видишь идеальные сюжеты  твоей возможной жизни, где твои мечты сбылись. Это кажется таким реальным, таким правильным. Ты счастлив там,  держа свое счастье за руку, обнимая его солнечным утром, несешь ему завтрак и слышишь от него, что ты любим. Эмоции от вчерашнего поцелуя будоражили мое воображение. Мой опыт с сарказмом ухмылялся за плечом. 

Я услышал её музыку с балкона, спускаться не стал, хотя хотелось выбежать на встречу. 
  — Привет! — снизу донесся ее голос — ты где, наверху? 
  — Да, поднимайся. 
Она ловко вскарабкалась по стремянке наверх и подскочила ко мне. 
  — Что делаешь? — её лицо расплылось в широкой улыбке. 
  — Тебя ждал, вот дождался. 
  — Я не одна, со мной подружка, она внизу на крыльце. 
  — Ну пусть заходит. 
  — Не, я на минуту, займи пожалуйста сто рублей.
Я запустил руку в карман и вытащил пару смятых купюр.
  — Держи, куда собрались?
  — На репетицию, в клуб, мы танец разучиваем к празднику.
  — Что еще за танец?
  — На Ивана Купала народный в кокошниках — рассмеялась она.
Схватив за отвороты воротника  ветровки я потянул ее к себе и жадно прильнул к смеющимся губам. Ее веселые глаза тут же закрылись и она податливо прижалась ко мне. Ее тонкая талия была охвачена моей рукой, я услышал как ее дыхание замедлилось и от этого она еще глубже вдохнула воздух курносым носиком. 

  — Спасибо — крикнула она выбегая на улицу.
  — Когда придешь? — кинул я в догонку.
  — Не знаю — уже слышалось через закрытое окно с улицы.

 Сегодня с утра лил дождь, мелкий и теплый. Работать в такую погоду было комфортно, но как назло совсем не хотелось. Часто спускаясь на крыльцо я курил под навесом, смотрел на утопающий в зелени мост через реку. Где то за ним была она, наверное еще дома, а может уже убежала гулять. Тут очень теплые дожди, можно гулять под дождем промокнув до нитки и не заболеть. Я одел резиновые сапоги и пошел  в огород, сорвал зелени, салат. Попытался найти редис, но совсем забыл как он выглядит снаружи, а рвать все подряд, вытаскивая из грядки возможно совсем не то, было не уважительно к работе матушки. Вернулся в дом нарезал все, залил маслом и достал выпить. Где то в доме брякнул телефон, пришло сообщение, поискав его среди разбросанной одежды на кровати я прочитал. “Привет, ты на даче?”  
Пальцы набрали “Да, заходи.”
Она сидела на стуле у стены в черной  куртке на пару размеров больше, с мокрыми волосами и в промокших  кроссовках. Я присел напротив и убрал рукой слипшиеся пряди с ее лица. 
  — Какая то ты грустная — сказал я — налить чаю?
  — Давай — она посмотрела на стол — а ты что водку пьешь?
  — Да, немного.
  — Пить вредно — она показала руку, на которой был синяк и маленький порез — а я руку порезала.
Я включил чайник и взял ее за руку. 
  — Ерунда, заживет, где порезалась?
  — Мы стекла били, в старом доме, там никто не живет.
  — Зачем, вам заняться нечем?
  — Просто прикольно.
  — Это не прикольно, это странно, а если бы порезалась сильнее?
  — Ну и что, подумаешь. Умру значит.
  — Дура. На чай пей — я протянул ей кружку с горячим чаем. 
  — А ты алкоголик, как можно водку пить, фу.
  — Так же, как и чай, молча  — я сел на кровать напротив — что за куртка на тебе?
Она сделала глоток, осторожно держа кружку обеими руками, согреваясь от нее.
  — Это папина, он ее любит, но я забрала, я ее люблю больше. Папы приемного. 
  — А где твои настоящие родители?
  — Не знаю, я их не видела. 
Я смотрел, как она пила чай и думал, в этом наряде и промокшая, она совсем выглядела ребенком. Она даже больше походила на деревенского мальчишку, если бы не ее волосы и милое личико. Очень красивое с пухлыми губами, чистое румяное, без косметики. Волосы немного завились от дождя и небрежно раскинулись по плечам. Я вышел на крыльцо и достал сигареты. Следом вышла она и запрыгнула на перила, свесив ноги. 
  — Курить вредно — сказала она, включив на телефоне свою музыку.
  — Вредно стекла бить. Что у тебя за дурацкая музыка, одни маты.
  — Ничего ты не понимаешь. 
Я выхватил ее разбитый телефон и забежал в дом, она кинулась за мной с криком 
  —  Эй , отдай!  
Пытаясь забрать телефон с моих рук за спиной, она почти висела на мне и я пятился под ее напором спиной пока не рухнул на кровать, сверху на меня упала она. Я успел убрать руки за нее и теперь уже обнимал ее талию. Мы оказались лицом к лицу, мокрые рыжие волосы падали мне на скулы, глаза смотрели в мои. Я понял голову и поцеловал ее губы. Под звуки какого то молодежного русского сленга смеси рэпа и электронной музыки мы замерли в долгом поцелуе. В моих руках лежали ее ягодицы и я инстинктивно сжимал их, чувствуя идущее тепло ее тела даже через джинсу. В голове неслись мысли , раздеть, снять с нее все, еще немного она и будет твоя. И руки уже стремились туда, куда манило самое приятное тепло обнаженного тела. 
Она открыла глаза.
  — Мне надо идти.
  — Куда?
  — Мне домой пора, мама ждет. Я обещала.
  — Опоздаешь, ничего не будет.
  — Ага! Знаешь как она разозлиться, я и так вчера поздно пришла — она встала с меня и начала поправлять волосы. 
  — Давай довезу, дождь же идет.
  — Нет, я дойду сама, все равно промокла.
  — Я провожу до моста.
На мосту мы расстались и я повернул обратно, не спеша обходя лужи на гравийной дороге.  Наверное надо заканчивать эти детские игры, мне не шестнадцать и даже не двадцать пять, я выгляжу смешно в такой ситуации. Что я хочу от нее?  В ней нет этой взрослой сексуальности, женской похоти в предвкушении постельных утех. Другие скажут — да ты просто хотел секс с малолеткой. Не совсем так. В ней не было секса, рваные джинсы даже не в обтяжку, какие то кофты, куртки , бейсболки и пыльные кроссовки, она больше походила на мальчишку, все что в ней было сексуального это лифчик с пуш ап.  Но когда держишь ее  в руках, все тело начинает дышать глубже. Естественный, не одурманенный парфюмом, ее запах, хотелось вдыхать вместе с воздухом. Разгоняемая участившимся сердцебиением, кровь бежала по венам все быстрее, заливаясь румянцем на моих щеках. Я реагировал на нее не видя в ней сексуальный объект, тело хотело ее даже без помощи разума. 
Что же хотела от меня она? 

Неделя пролетела в делах. Я носился по дому, стараясь успеть в срок достроить запланированное. Каждый раз услышав где то на дороге звонкие голоса и смех, я всматривался в окна, надеясь увидеть ее среди компании молодежи. Когда я слышал ее голос, то  выходил на балкон, вдалеке между деревьев у дороги мелькала знакомая фигурка. Иногда она оглядывалась в мою сторону и пританцовывая под музыку из телефона скрывалась в сочной зелени крон.  Мне очень хотелось увидеть ее рядом, но она не заходила. По вечерам от нее приходили сообщения, иногда за полночь. В них были какие то банальные вопросы, на которые ответы не важны. Я спрашивал, почему она не заходит, но всегда получал один ответ. Была занята, нужно было идти домой. 
В очередной такой ночной переписке, разгоряченный алкоголем и ее дурацкими вопросами, я ответил. “Мне кажется нам пора заканчивать, я не понимаю, зачем ты мне. Мне нужно больше от девушки, чем просто переписка по телефону. ” 
Минут пятнадцать я ждал ответа, но телефон мучительно молчал. Тогда я положил его под подушку и закрыл глаза. 

Утро встретило плотным туманом в окнах от реки. В доме было прохладно, поэтому вылазить из под теплого тяжелого одеяла совсем не хотелось. Нащупав телефон я вытащил его, мигающая лампочка говорила о том, что есть сообщения. Не включая  отложил его в сторону. Заставив себя вылезти , я прошел босыми ногами по холодному полу и включил чайник. Дрожа  вышел из дома и окунулся в освежающий утренний туман.  Мягкая холодная вода в бочке на крыльце окатила лицо и шею, вздрогнув и ожив  уже более бодрым шагом вернулся в дом. Кофе с сахаром окончательно разбудило, делая очередной глоток я покосился на телефон.  Хватит тянуть, прочти их. 

1:27 “Значит я тебе больше не нужна!?” 
2:00 “Да пошел ты..” 

 Краем глаза я заметил ее в компании подружек, пролетая на машине по центру поселка. Они шагали в сторону деревни навстречу мне по тротуару вдоль главной дороги. Почти доехав до родительского дома я остановился. Мы не виделись около недели. Все это время, ни она ни я не писали друг другу. Наверное поэтому я захотел увидеть ее еще раз. Развернувшись моя машина быстро догнала их, они еще не успели перейти железнодорожный переезд и шли вдоль продуктового магазина. Я резко свернул с дороги почти перед ними и остановился у входа в магазин. Хотя мне совсем туда не нужно было. Я хотел лишь одного, чтобы она меня заметила. Все подружки повернули голову в мою сторону, кроме нее. Я смотрел через пассажирское окно на проходящую мимо компанию  девушек и думал. “Повернись.. повернись или улыбнись, я довезу тебя.” Но она делала вид, что меня нет. Так они прошли мимо и вскоре скрылись за переездом.
Вечером в родительском доме, когда уже все легли спать, я стоял на кухне без включенного света и смотрел в окно на небо, усыпанное яркими звездами. Где то вдалеке за переездом, скрываясь в густой зелени деревьев мелькали тусклые огни соседней деревни. Там, в свете одного из этих огней, засыпала она. Я набрал “ Привет, ты обиделась на меня?” 

 Сегодня я красил потолок, на мне были какие то старые рваные джинсы, которые почему то были на размер больше, и чтобы не спадали я перевязал их веревкой. Растоптанные дырявые кроссовки без шнурков и рубашка непонятной давности. Все это уже было забрызгано краской, как и руки с лицом. В таком виде я вышел покурить на крыльцо с кружкой зеленого чая. Ворота забора от ветра были немного распахнуты, сквозь эту щель я заметил как мелькнула знакомая фигурка. Не выпуская из рук кружку с чаем я выбежал на дорогу. Метров в тридцати от меня по извилистой дороге удалялась она. Я выкрикнул ее имя. Она не оборачиваясь шла вперед. И тогда я побежал. Горячий чай плескался на дорогу, ноги то и дело выскакивали с незашнурованных кроссовок. Шаркая ими по гравию я кричал на всю улицу “Подожди!” Наконец догнав и схватив за руку я оказался перед ней. 
 — Ну подожди же.
Глаза ее смеялись, хотя улыбки на румяном лице не было. 
  — Не слышишь, что ли? Кричу кричу. — я смотрел в ее зеленые веселые глаза и не знал, что говорить дальше — Хочешь чаю? 
  — Нет — она заулыбалась — прикольный у тебя вид. 
  — Деревенский. Ты ведь видела меня на днях, специально не смотрела?
  — Да, я обиделась. 
  — Хватит дуться, я ничего плохого не сделал.
  — Я же тебе не нужна! 
  — Я такого не говорил. Просто я не знаю, что с тобой делать. — на ее губах красовалась помада и ресницы горели черной тушью — Чудесно выглядишь.
  — Спасибо. 
  — Куда идешь?
  — Да так, просто гуляю. 
  — Я сегодня буду ночевать тут, если хочешь заходи. 
Мы постояли еще минут пять и она пошла дальше, я не спеша возвращался в дом, то и дело оглядываясь на нее, пока она не скрылась за поворотом.

Ночью прошел дождь, лужи на асфальте ярко горели утренним светом восходящего солнца. Лихо объезжая их на автомобиле, я мчался в магазин за стройматериалами. На пустой дороге впереди показалась пара, девушка  разговаривала с молодым человеком на велосипеде. Приближаясь я понял, что это она. Не сбавляя скорости я пронесся мимо них, задев колесом край лужи. Брызги от нее рассыпались в сторону прямо на нее и велосипедиста. Через открытое окно  вдогонку полетела матерная брань парня и девчачий визг. “Черт,  не хотел” подумал я, метров через двести развернулся на перекрестке и поехал к ним. Парень не ровно виляя по дороге на стареньком велике уже ехал на встречу, проехав его я притормозил рядом с ней. 
  — Ты обалдел? — крикнула она мне в окно — я вся мокрая!
  — Прости — виновато улыбнулся я —  не хотел, клянусь. Куда идешь в такую рань? 
  — В школу! Смотри у меня все джинсы мокрые — она показала на них.
  — Поехали со мной в магазин, туда и обратно, как раз высохнешь — и открыл ей дверь — Садись, мы не долго. 
Она запрыгнула в машину и мы поехали в поселок.
  — Как мне теперь в таких штанах ?
На самом деле, они почти не намокли, небольшие пятна должны были высохнуть через пол часа. Поэтому я не испытывал большого чувства вины.
  — Это с кем ты болтала? Твой жених?
  — Кто? На велике?
  — Да.
  — Вот еще. Так сосед с улицы, он уже с утра опохмелился.
  — По нему заметно — улыбнулся я. 
  — Зачем тебе в школу, летом?
  — Я там с детьми танцую, которые в летнем лагере при школе.
  — Учишь их танцевать?
  — Да. 
Мы ехали по проснувшемуся поселку, жители бодро шагали на работу, машины выезжали из дворов, заполняя движением еще недавно пустые дороги. Самый оживленное время в таких местах бывает утром и вечером, когда все либо едут на работу либо возвращаются домой. Только в эти моменты можно понять сколько народу живет в поселке. Я смотрел по сторонам и поглядывал на мою пассажирку. Наблюдать за ней было приятно, чувствовать ее рядом. Веснушки на курносом носике, яркие пряди золотых волос, пухлые губки, которые она надула из за лужи, все это доставляло какую то радость. Выйдя из магазина я немного замерев смотрел на нее, сидящую в машине, через залитое солнечными бликами, лобовое стекло. Мне вдруг захотелось видеть ее всегда рядом, как сейчас. 
Остановившись у школы, я повернулся к ней.
  — Что будешь делать сегодня вечером?
  — Не знаю — она оторвалась от своего телефона с разбитым стеклом — на свидание пойду!
  — О как. И с кем?
  — Какой то дурачок позвал, нашел меня через интернет, уже неделю просит встретиться. 
  — Почему дурачок? — засмеялся я.
  — Он мне не нравится. 
  — Ну ты сходи, вдруг понравится. 
  — И ты хочешь сказать, тебе не будет неприятно? — вдруг прищурилась она.
  — Хм. Я не могу тебе что то запрещать. Ты молодая, общайся. Это твоя жизнь, решать только тебе.
  — Хорошо. Ты прав. Он хочет цветы подарить.
Она вышла с машины и зашагала ко входу в школу. Оставшийся день я думал об этом, ревность вспыхнула и медленно тлела уже где то внутри. Тушить ее разумными доводами было бесполезно, пусть горит. Лишь бы не подкидывать в нее лишних дров. 

Начинало темнеть, солнце медленно ползло по краям деревьев все больше погружаясь в темнеющую зелень. Я развел костер на лужайке перед домом и сидя на крыльце потягивал алкоголь. Входящий звонок телефона ворвался в закатную тишину.
  — Алло.
  — Здравствуйте, абонент просит разрешения совершить вызов за ваш счет. Если вы согласны, наберите ..
Это была она. Я нажал нужную комбинацию и в трубке услышал ее задорный голос.
  — Привет! Ты где?
  — На даче, а ты ?
  — Я домой иду.
  — Сейчас встречу. — и завершил вызов.
Быстро переодевшись из домашнего в парадное, я выскочил на дорогу, оглядевшись по сторонам и не увидев никого, снова набрал ее номер.
  — Не вижу, где ты?
  — Иду, ха ха — слышно было что она рядом.
  — Где идешь? 
  — Ну тут на дороге.
Я не бросая трубку, быстрым шагом пошел к перекрестку, выйдя на него передо мной открылись все дороги, по которым она могла бы идти. Одна прямая уходила далеко в сторону деревни, вторая шла на мост, и третья дорога с которой я пришел, но не на одной из них ее не было. 
  — Я стою на перекрестке, ты меня видишь?
  — Да — она смеялась — я тебя вижу, почему ты меня не видишь?
Слышно было, что она где то бежит.
  — Потому что ты прячешься, я слышу как ты бежишь.
  — Да бегу, по твоей дороге.
  — Ладно, сейчас пойду навстречу.
Я уже вернулся к своим воротам и  услышал как позади меня кроссовки шлепают по асфальту, там на том самом перекрестке, где я только что был. Я обернулся и в уже сумерках заметил ее бегущую фигурку в сторону моста. “Ах ты дурочка” подумал я и рванул обратно. 
Выбежав на перекресток я увидел как она сбежала вниз перед мостом на одну из улиц вдоль реки. “Все равно вернешься, твой дом через мост на другом берегу!” подумал я и уже спокойным шагом дошел до поворота. Спустившись на улицу я услышал голоса, дальше по ней на дереве висела качель, знакомый голос перекликался с голосами каких то девушек, они смеясь и что-то выкрикивая, раскачивались на качели. Сумрак сгущался и поэтому разглядеть можно было только ее светлую голову и чье то белое платье. Я решил не идти дальше, а спустился к реке под мостом. Мелкая галька еще не вся заросла травой, но в мою молодость таких зарослей тут не было. Вода черной гладью медленно уходила под мост. В небе с каждой минутой все больше набирала свой магический свет луна. Когда то очень давно я купался тут, в какой то другой, совсем простой и беспечной жизни, ощущения от которой я уже почти не помню. Но которую мне напоминает эта девчонка, чей смех за спиной вернул меня в реальность.
Я обернулся.
  — Стой! Иди сюда.
  — Поймай! — и с хохотом побежала к началу моста.
Бежать за ней было уже поздно, длинные ноги сверкали как спицы велосипеда в лунном свете. Я решил схитрить и бросился вверх по насыпи моста, надеясь перехватить ее на верху. Пролетая сквозь кусты и заросли, с трудом уворачиваясь от летящих веток в лицо, я вскарабкался наверх. Не успел я отдышаться как, она с визгом промчалась мимо меня и моих рук, пытающихся поймать на лету птицу счастья. Я бросился изо всех сил вдогонку. Когда я добежал до середины моста, ее фигурка уже сбегала с него вниз. Я остановился и жадно глотая воздух подошел к перилам.
  — Ну и хрен с тобой. 
“Что я делаю? Взрослый мужик бегает за глупой девчонкой по деревне. Бред. Она ведет себя со мной так, как будто мне шестнадцать. Да если бы мне было столько лет, я с радостью бежал  дальше до её дома, кидал в окно ее спальни камушки, ловил бы ее из кустов, зажимал и дурачился. Смеялся над глупыми картинками в ее телефоне и плясал под матерный русский рэп. Шлялся целыми днями по этим пыльным извилистым деревенским дорогам и тропинкам вместе с ней от одной подруги к другой.Бил бы с ней стекла в старом доме. Если бы мне было шестнадцать лет.. Но это уже не мое время. Это уже не мой мир. Ее мир за этим мостом, который мне уже не перейти никогда.” 
Я спустился к реке, снял вещи и зашел в темную, тихо уходящую под мост воду. 

Через неделю мы с друзьями весело праздновали мой день рождения на даче, я успел выставить лестницу на второй этаж. Поэтому позвал всех сюда, заодно похвастаться плодами своих рук. Компания была привычная и давно устоявшаяся, старые школьные друзья и их жены. Шашлык ароматно дымился на шампурах, салаты с грядки весело хрустели под охлажденную водку. С одним из друзей приехал парень с гитарой, под которую мы уже разгоряченные смеясь и крича пели во весь голос знакомые песни, уносящиеся с крыльца в деревенскую ночь. 
Утром пришло сообщение от нее “Привет, это у тебя вчера музыка играла ночью?”
Я ответил “Да”
Она: “Я стояла на мосту и слышала”
Я: “Зачем ты ночью стояла на мосту?”
Она: “Плакала” 

Я почти не встречал ее, и перестал писать первым. Как то пару раз она прибегала занять денег, естественно я давал, естественно не занимая. Порой мне приходили мысли, а если ее забрать с собой, увезти из этого места туда, где много огней, показать ей всю красоту другого мира, о котором она знает только из программ в телевизоре. Показать какой мир может быть другой, намного ярче чем эта тусклая лампочка в ее окне и в разбитом экране телефона.  Но это “если” разбивалось о банальное “зачем”? В качестве кого и главное нужно ли ей это. 

Пришел день школьного выпускного. В поселке начался праздник, на главной площади выставили трибуну и сиденья, с обеда выступали разные коллективы, играла музыка, по центральному скверу бродили нарядные вчерашние школьники и их родители, я смотрел на все с балкона пятого этажа из квартиры родителей. Тут я вспомнил про нее, она говорила, что ее девятый класс отказался делать выпускной. Может и правда , а может дело было в другом. Может ее приемные родители не захотели участвовать в этом. Я  и не вспомнил об этом, если бы не увидел идущую быстрым шагом девочку в черном платье и заплетенными волосами, по тротуару. Я никогда не видел ее в платье, поэтому узнал не сразу, а только понял тогда, когда присмотрелся к походке. Это была ее походка, и ее ноги, но уже не в джинсах и кроссовках а в туфельках.  Она как то напряженно шла в сторону сквера, а позади, ее догоняли знакомые мне подружки. Подружки были младше ее, поэтому я понял что на праздник выпускников она пришла одна из своего класса. Пришла на праздник, где не было выпускников из ее школы, где была даже не ее школа.  Не знаю почему, но мне вдруг стало ее жалко. Я вышел из дома, сел в машину. Через полчаса я вышел из магазина с букетом роз и пурпурным шаром в виде звезды. Положил их в багажник и достал телефон.
“Привет, как праздник?”

Телефон ответил знакомой фразой “Здравствуйте, абонент просит разрешения совершить вызов за ваш счет..”
  — Привет, гуляешь?
  — Откуда ты знаешь, что я в поселке? Ты меня видел?
  — Да.
  — Займи пожалуйста немного денег.
  — Конечно, подходи к пешеходному переходу у площади, я сейчас туда подъеду.
  — Ок.

Ко мне шла настоящая девушка, в черном легком платье чуть выше колен, лакированных темных туфельках, сплетенными в прическе золотыми волосами. Глаза горели на фоне накрашенных ресниц, а губы яркой помадой горели между румяными щеками. Она запрыгнула на переднее сидение и я нажал на газ.
  — Ты куда? У меня подруги тут.
  — Мы быстро — я посмотрел на нее  — ты очень красивая в платье.
  — Спасибо.
Я пронесся мимо сквера и вырулил на дорогу в сторону дачи. 
  — Как у тебя дела? Почему такая хмурая?
  — С мамой поссорилась.
  — Из за чего?
  — Да так, достала. 
Мы повернули на дорогу идущую к мосту, заехав на него я остановился, вышел с машины, открыл багажник и достав букет с шаром протянул ей в открытое окно. Она удивленно приоткрыла рот и заулыбалась во все белоснежные ровные зубки. 
  — Держи, с выпускным тебя.
  — Спасибо..
Я закурил, стояв на безлюдном мосту, смотрел на нее сидящую с букетом роз в черном платье и ни о чем не думал. Я просто смотрел на то, что мне нравилось в этот момент больше всего.  

Вещи были собраны, документы, зарядка, кое какие бумаги, все было готово к возвращению. Самолет завтра в обед, что бы не ехать с поселка рано утром, ночевать решил у сестры в городе. До города вечером довезет отец. День был знойным и жарким, кондиционер работал без перерыва с самого утра. На улице сразу попадаешь в какую то баню, через полчаса весь мокрый. Оставался свободный час до отъезда, сидеть в квартире было не охота. Я вышел на улицу, сел в машину и поехал на дачу. Нет я не думал ее увидеть, и не хотел специально заезжать, я даже не говорил ей, что улетаю завтра. Но видимо судьба сама решила подарить последнюю встречу. Подъезжая к магазину на повороте, тому самому где мы первый раз встретились, я ее увидел. Она шла в бежевом легком платье в сторону моста, чуть позади компании молодежи. Увидев меня ее лицо засияло улыбкой. Я притормозил рядом.
  — Привет, куда такая нарядная идешь?
  — Мы купаться собрались.
  — Под мост?
  — Ага.
  — Садись, поедем покажу как я дом сделал.
Она прыгнула на соседнее сидение и мы объехав ее друзей, умчались вперед. 
В доме было прохладнее, но все таки душно. Она забежала первой и оглянулась.
  — Ого, красиво! 
Ее ножки быстро пробежались по новой, еще пахнущей лаком лестнице с белыми балясинами, на второй этаж. Я остался внизу и смотрел на нее.
  — Видишь, второй этаж готов, жаль не осталось времени отдохнуть.
  — Почему не осталось времени? — она облокотилась на перила мансарды и посмотрела на меня.
  — Я завтра улетаю.
  — Уже? Зачем?
  — Надо возвращаться.
Она спустилась вниз, я подхватил ее с последней ступеньки и обняв поднял над собой, ее руки легли на мои плечи. Пряди волос под солнечным светом из окон засияли золотым блеском и каскадом накрыли мое лицо. Медленно опуская ее вниз, я смотрел в  улыбающиеся зеленые глаза, они приближались все ближе и ближе, пока ее губы не коснулись моих. 

Я отвез ее под мост, развернул машину, снял свою бейсболку и одел на нее.
  — Держи, она тебе нравится.
  — Когда ты приедешь?
  — Не знаю, может через год, может через два.
  — Я к тебе привыкла.

Отъезжая , я смотрел в зеркало заднего вида, как она пританцовывая под музыку из телефона  бежала к своим подругам.  Смотрел на ее красивые худые ноги мелькавшие из под бежевого легкого платья, юбку которого подхватывал жаркий летний ветер.  На ее рыжие от яркого солнца волосы торчащие из под моей бывшей бейсболки. На обернувшееся личико с пухлыми губами без помады и курносый в веснушках носик. Смотрел и понимал, что больше я не увижу эту смешную беззаботную улыбашку. Что даже если мы и встретимся, когда то в будущем. Она будет уже  другой, не знакомой для меня девушкой с глазами цвета весенней травы.

https://ridero.ru/books/devochka_iz_proshlogo/#.XKOaMW9xuuM.kindleit

0
03.01.2019
avataravataravataravatar
Yaland Gulevitsky
425

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть