Глава II. «Вспышка».


avatar

Наутро голова не болела. Антон долго не собирался, надев в этот раз майку и лёгкие шорты, он долго мучал себя напоминаниями «Не забыть листок с адресом». Как тогда сказал Игорь: «Он больше любит разговоры вживую, а не по трубке с кнопками». Да ещё и в больнице… По телефону скорее всего он точно пошлёт его куда-подальше. В девять часов было не жарко. Даже прохладно. Опять Антон не угадал с погодой и одеждой. Можно бы было и посмотреть. Беспечность. Больница находилась буквально в двух шагах, что оказалось приятным совпадением. Войдя в больницу, первым делом Антон заметил врачей, что резво метались туда-сюда. Вдали коридора слышался крик «Носилку сюда! Быстрее! Где вас Мать носит?!» мужским, твёрдым голосом. Не став зацикливаться на врачах, Антон пошёл к регистратуре. 
— У Вас тут пациент… Лежит… — демонстративно кашлянув, молвил Антон. Чуть не заснувшая, дежурная женщина поправила колпак.
— Давайте быстрее, у нас тут сейчас тяжело. Все болеют чем-то… Я тоже очень занята. — типичной отмазкой торопила Антона дежурная. На халате был прикреплён бейджик «Галина Кондратьевна. Дежурная медсестра.»
— Пациент Холостьев в какой палате лежит? Я могу пройти к нему? — Протараторил Антон. Медсестра почесала висок, будто что-то вспоминая. 
— Я знаю этого пациента. Вы ему кто? 
— Я… Знакомый я ему, вот… 
— Он сейчас немного не в себе. Лучше уйдите из этой больницы и не появляйтесь несколько дней. Тут, говорят, зараза ходит страшная. Аж мороз по коже. -вздрогнув, хотела запугать Антона медсестра. 
— Хорошо. А что произошло с Холостьевым? — поинтересовался Антон. Медсестра Галина с явным интересом выпрямилась и набрала воздуха в лёгкие.
— Ну, он, как я поняла, какой-то там археолог. В лесу, наверное, веткой долбанулся и у него крышу снесло. Это так считают все врачи, а те, кто его лечат шепнули мне, что раны там, от чего-от чего, ну уж точно не от деревяшки. Прокушенная насквозь рука, синяки по телу и исключительно огромными когтями исцарапанное туловище. Не знаю, как он там выжил, но поступил он нам вчера. Привезли какие-то дальнобойщики, на трассу выполз, видать. 
— Что он сам говорит?
-Вообще, он говорил мало, лишь один раз врачу упомянул про какого-то зверя. Огромного, говорит. И его команду всю он вспорол насмерть, говорит, мол, большой, да мощный такой. Я уж не верю… На медведя напоролся, видать, вот и стряс он ему бошку.
— Ладно, спасибо… Когда я к нему зайти смогу?
— Судя по ранам… Даже так и не скажу… Недельки две уж погодите, ага?
— Ага.. — передразнивая медсестру, ответил Антон. 
Развернувшись, он зашагал «на работу». Нестерпимыми казались выходки начальника Антону. 
У входа его встретил охранник Степан.
— Здравствуй, дядь Стёп. 
— А? А… Здравствуй-здравствуй… — огорчённо молвил Степан Афанасьевич. 
— Чего грустный такой? Я увольняюсь, а не умираю. — Антон попытался поддержать добродушной улыбкой старого охранника. . 
Тот сморщил лицо.
-Да не это, парень, не это… Жена моя… Вчера удар солнечный жахнул, в больницу уж повёл, кого делать то… В Больнице тоже какую-то дрянь подхватила… Всю ночь рефлексы эти блевотные, температура. Волнуюсь я.. Волнуюсь, парень… 
-А, извини, дядь Стёп, не хотел чес-слово… 
-Да ничего, парень… Ладно, отвлечься надо. Сожрут меня эти душегубки. Ты чего это увольняться то надумал?
-Да… Не впрок работать за бесплатно месяц. Жрать то что-то надо, а? -свёл на шутку всё Антон. Степан выдавил смешок.
-Да-а.. В этом то ты прав. Мне вот тоже пенсии не хватает, сижу тут, понимаешь, караулю никому ненужное здание. Бог с ними, платят и ладно. А вот ты, Антон, и вправду увольняйся отсюда ко всем матерям. Не нужна она тебе эта.. «Работа»… Ты парень молодой, новую сыщешь, да быстро научишься что там, к чему, куда, почему… 
-Прав ты, дядь Стёп. Как всегда прав. Ты же немец, да?
-Ну-м, и горжусь этим! А что?
-А чего это у нас немцев то так много? 
-А… Это…. Не знаю я, Антон.. Ей Богу, weiß nicht…
-Темнишь, старый…
-Придёт время — увидешь, может и я расскажу. Один Бог знает. Ладно, иди ты по делам, я уж продолжу службу. 
-Давай, дядь Стёп. -Антон пошагал к начальнику, уже представляя, как пишет заявление. Всплывает сразу лицо Верхоува. Наконец-то он не будет зависеть от этого жлоба. Секретарша сначала не хотела впускать Антона, видите-ли сегодня наш Аристарх немного злой. Все тут знают какие услуги «Рыжая» начальникам оказывает. Поэтому отношение с коллективом у неё так себе. 
-Впускай давай, горгулья! Я тут в последний раз. Надеюсь.
-Ну раз так… -секретарша зажала кнопку и раздражённо проговорила: -Аристарх, к Вам этот Антон ломиться. Мне впускать? 
Оттуда послышалось «Впускайте». 
В кабинете царствовал табачный дым, начальник никого не стеснялся. Директор, уже, вернее. 
-Зачем ты здесь? Работай иди, у тебя там непочатый край, сынок. -усмехнулся Верхоухов. Долго думая что сказать, Антон наконец четко проговорил:
— Работы у меня здесь больше нет. Заявление в кармане. Подпишите. 
И Стрельцов достал из кармана немного потёртую бумажку, протягивая ее директору.
-Рехнулся?! Где ж ты работу найдёшь? На помойке?! -загоготал Аристарх. -Я ведь это подпишу! Такого мудака, как ты никуда вообще не возьмут! Ты умолять меня будешь, чтоб обратно тебя взял, а я не стану этого делать. Вот так, подумай ещё. Даже понижать не буду, и глаза закрою на такую наглость, не вру. -с широкой улыбкой отшил Антона Аристарх.
-Нет уж, я сейчас возьму и уволюсь отсюда к матери собачьей. Подписывайте!
-Ты мне ещё указывать будешь, мальчишка?! Пошёл вон отсюда! 
-Я отсюда никуда не уйду, пока ты, собака, мне подпись на бумаге не оставишь!
-Никакого расчёта, понял?!
-Подписывай! -с разговоров они уже давно перешли на ор. Антон почувствовал свои права, Аристарх возмутился такому тону. Но подписал. С такими же криками Антона выпроводил пузатый и попрощаться осталось лишь с Степаном Афанасьевичем. На выходе его не было, по дороге к нему Антон его не встретил. Странновато. Ладно, пора бы и домой уже валить.
Дома было уютно, тепло. Всяко лучше, чем в здании этого жлоба. По телевизору шла новостная программа, Антон не стал переключать. Женский голос телеведущей вещал: «Больница №4 закрыта на карантин. Вспышка вируса произошла оттуда, как говорят медсёстры от некоего гражданина Холостьёва. Заболевшим вирусом, рекомендуем немедленно обратиться к врачу. Остерегайтесь больных, замечены приступы агрессии. Юлия Халустова, программа «942». 
-Вот такие пироги… -ошарашенно пробормотал сам себе Антон.

0
22.07.2019
avatar
Paul Gauptman

Пауль Гауптман. У этого псевдонима нет истории и почти нет смысла. Кроме моей любви к немцам. Всё, что стоит обо мне знать - я молодой, начинающий писатель. Пока что мои произведения назвать литературой сложно. Для этого я здесь. За критикой.
42

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Paul: посмотреть остальные.


Еще на тему: Постапокалипсис

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar
Чем отзыв отличается от рецензии

Чем отзыв отличается от рецензии? И как научиться писать их интересно?

avataravataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar
Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravataravatar
Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть