Глава 4. Бал

Прочитали 58
12+

 Во всей вселенной с её многочисленными ветвями развития миров нет такого предмета, который бы не изменялся. Все подвержено либо эволюции, если живое, либо трансформации. Рост является одним из основополагающих факторов выживаемости вида. Изменение как интеллектуальное понятие продолжается всю жизнь. Во втором же смысле, физическом, живые организмы развиваются до индивидуальной точки максимума. Возьмем за пример felis catus, или по-простому, кошку. При рождении еще нисколько не пушистое четвероногое весит около ста граммов, не умеет ходить и только жалобно пищит, прося мать покормить его. Но в течение нескольких, чаще двух, лет кошка достигнет своего предела в размере и, при полноценном сбалансированном рационе, оптимального веса. Но умственно кошка будет развиваться всю жизнь. Она научится обходить опасные места, прятаться в найденных укрытиях и адаптироваться под ситуации.

 

Можно ли сравнить человека с кошкой? Да. Можно ли поставить между ними математический знак равно? Ни в коем случае. Каждый из известных существ уникален, как внешне, так и внутренне. Люди не растут всю жизнь физически, но, обладая данной возможностью лишь в детстве, несказанно радуются каждому её проявлению.

 

Вот и наш главный герой, кудрявый семилетний мальчик, раз в неделю перед сном, помимо прожитого календарного дня, отмечал на уголке шкафа свой рост. Паренек вставал к стенке спиной, максимально выпрямлялся, после чего дедушка у самой его макушки делал небольшую черточку карандашом. Иногда эти отметки имели совсем маленький интервал, но более желанными были те линии, которые издали смотрели на своего соседа, как бы превознося себя над всеми предыдущими копиями.

 

— Дедушка, слушай. А вот в книжке есть эти, виселевцы… — сказал мальчик, пока залезал в прохладную и мягкую постель.

 

— Веосивцы, — поправил старичок своего внука и слегка улыбнулся. Больно комичными иногда были словечки мальчишки.

 

— Веосивцы… — тихо произнес внук. – Так вот, у них же есть крылья. Когда те рождаются, они что, как у курицы, голые?

 

— Ну, наверное, да, — ответил мужчина, потирая лоб. Вопрос был скорее нелепый, но при представлении этого зрелища невольно начинаешь смеяться.

 

— А вот вторые, которые драконо-люди, у них же тоже крылья есть. Они в яйцах что-ли рождаются, ну, как змеи?

 

На этот вопрос толкования не было ни в книге, что так много раз читал сам себе дедушка, ни в воображении старика. Возможно, ответ лучше предоставить биологам, которые смогут логично объяснить порождение этих созданий и возможность их существования.

 

— Ложись давай, иначе читать не буду, — все, что смог возразить на это дедушка. Мальчик недовольно хмыкнул и натянул одеяло. Может ли ответ на такой, казалось бы, философский вопрос, появиться во сне? Паренек вспомнил что-то про мужчину, которому пришла идея чего-то гениального, пока тот спал. Размышления на этот счет прервал дедушка, начавший читать новую главу.

 

 

“ Глава 4. Бал

 

Люди любят отдыхать и веселиться, а если желание совпадает с чрезвычайной нуждой в этом, то развлечение приносит двойную эмоциональную пользу. Утром ты решаешь торговые вопросы, яростно отстаивая свою точку зрения, а вечером в элегантном костюме приглашаешь понравившуюся напудренную мамзель на танец. Этот ритуал, как со стороны мужчин, так и женщин, способствовал регуляции отношений в обществе. Иногда человеку даже не важен повод для эмоциональной встряски, но если это мероприятие организовано высшими чинами, а еще лучше, королевской семьей, то все будет на лучшем, правильном, уровне, начиная едой и заканчивая музыкой.

 

Благородно теплый свет покрывал своей прозрачно-мягкой шалью не только людей, но и резные стены с потолком. Главной красотой зала королевского замка в Кластане была бронзовая узорная люстра, подвешенная цепями, с хрустальными фигурчатыми плафонами и многочисленными свечами. В толпе легко можно было вычислить человека, что был тут впервые, по одному единственному признаку – его взгляд будет прикован ко всем мельчайшим деталям, что тесно друг с другом соприкасались на балу, будь это вазы с цветами, что украшали не только столы, но и были подвешены чуть выше голов людей, или же тонкость вышивки ковров, которые так несчастно подвергались сотням и тысячам пляскам гостей.

 

На мероприятиях определенного назначения был дресс-код, но празднования дней рождений это не касалось. При этом каждый гость желал показать своё великолепие, придя в своем самом ярком, с точки зрения постельных тонов, наряде. Именно поэтому зал пестрил красками, будто кто-то неосторожный рассыпал корзинку с ягодами различных мастей. Перья, драгоценности, головные уборы и перчатки – все это дополняло и обогащало образы танцующих людей. На самом широком балконе, между двух длинных столов с напитками, играл свою нежную музыку оркестр, тонко выводя все ноты в воздух, отправляя их в полет перфомансу и тихим служителям.

 

Одними танцами балы не славились, на них также можно было обзавестись полезными знакомствами, а иногда и найти партнера по жизни. Впрочем, все же, что было на празднике, пусть на нем и остается. И сейчас мы говорим о грациозной девушке, стоявшей недалеко от окна и мило беседующей с каким-то молодым человеком. Дори и не знала, что её сестра умеет общаться с кем-то, кроме учителей и приближенных. А если присмотреться, то в фигуре мужчины можно разглядеть принца Сальвалы, который, как и некоторые представители других содружественных стран, не отказались посетить день рождения принцессы. Она бы придала этому значение, если бы так жадно не выискивала своего старого друга среди толпы. Больше всего на свете она боялась увидеть Джозефа, кокетничающего в танце с очередной дочерью графини. Не сказать бы, что мужчина этим грезил, да и вообще он не был частым посетителем подобных мероприятий, но отсутствие его в зале одновременно удручало и радовало именинницу. Конечно, в свой шестнадцатый день рождения Дори позволяла себе хотя бы на вечер забыть о присущих ей обязанностях, мыслей и переживаний и хоть на пару часов слиться с веселой массой в танце, где каждый из её членов так и вырывал её для присвоения с целью поздравить с такой замечательной датой. Поэтому сегодня принцесса оттачивала мастерство синхронности и проверяла свои ноги на устойчивость к длительным нагрузкам. Чем ближе праздник шел к вечеру, тем спонтаннее и беспорядочнее становились пляски, переходя с грациозности на прыгучесть. Примерно раз в час выходили артисты, шуты и гимнастки, чем несказанно радовали уставшую публику, давая время передохнуть от постоянных танцев. Все же, масштаб праздников королевской семьи не сравнится ни с чем, поэтому люди желали задержаться до конца. Мероприятие продлится до полуночи.

 

Интересной особенностью балов королевских семей было то, что приглашались на них представители разных рас. Этот факт никогда не пугал людей из высшего общества, но все же некоторым это доставляло неудобства. Помимо веосивцев, людей с белоснежными крыльями и лисьими чертами, на празднике присутствовали высокие и худощавые эльфы, в частности принц со свитой, а также парочка змеелюдей из Дратона, что славится разнообразием гуманоидов. По правилам этикета подобных мероприятий, было запрещено косо смотреть на того, кто отличается от тебя, а уж тем более, если это персона из дружественной страны.

 

Общеизвестным фактом является то, что на праздники дарят подарки. Что же получила от родителей принцесса Веосии? Если говорить грубо, то ничего. Она самостоятельно попросила оставить факт “подарка” на будущее, если ей вдруг что-то понадобится. Безусловно, было обговорено, что нельзя будет потребовать, но Дори полностью устроили эти рамки. Она знала, что данное желание ей еще пригодится, а пока, из вещественного ныне существующего мира, что можно потрогать, она имела все, чего хотелось бы.

 

Принцесса была одета по-королевски. Белое кружевное платье с черной юбкой и таким же смуглым бантом на груди покрывала снежная накидка, проходящая до талии и скрепленная золотыми цепочками. Дори сидела на одном из стульев около западной стены зала, держа в руках, облаченных в небесные перчатки, бокал, и внимательно рассматривала лица людей, желая увидеть хоть кого-то знакомого для интересного диалога, когда к ней подошел молодой человек и поклонился. Это был сын ландрата Кластена, а значит, как и его отец, имел полное право находиться на этом мероприятии. Не сказать, что принцесса была рада его появлению, но такой собеседник был лучше, чем его отсутствие.

 

— Добрый вечер, Ваше Высочество. Прекрасно ли Вы проводите время? – невысокий, долговязый и светловолосый мужчина в красно-черном фраке уставился на неё, ожидая ответа.

 

— Добрый, господин Ве́стен. Спасибо, все хорошо. А Вам по нраву моё празднование? – все из семьи Дробильбенхенов должны были знать хотя бы фамилии тех людей, что обеспечивали порядок и процветание страны. Дори отвечала такими же словами, что и тридцати людям до этого. Как и прочие светские беседы, данная имела подводящее начало к тому, что желал инициатор.

 

— Благодарю, все вышло на славу, — мужчина ненадолго замолчал, повернув голову куда-то вправо, пробегая глазами по стоящим у лестницы господам. – Окажите ли Вы мне такую честь, потанцевать со мной хоть минутку? Я был бы весьма рад, если бы такая замечательная девушка, и я это говорю без секунды лести, уделила бы мне кроху своего внимания, — молодой человек прижал одну руку к груди, а вторую протянул принцессе, настаивая на своем желании.

 

— Милостивый, пощадите мои девичьи ножки, — улыбнулась Дори, пытаясь ласково отказать и отвязаться от непрошенного кавалера. По правде говоря, под конец вечера ни она одна была измотана, поэтому самая середина зала начала редеть, отчего все женщины в корсетах могли дышать хоть не полной, но грудью.

 

— Бросьте, молю Вас, это всего на минутку. Коль как раз начнется павана, слушайте, — мужчина слегка попятился вперед к принцессе, самостоятельно забирая её ладонь своею.

 

“Молю, спасите”, – как бы передразнивая своего партнера подумала Дори. Что с неё взять, она до сих пор была лишь ребенком, который начал капризничать, как только устал и захотел спать.

 

Сформировавшиеся пары выстроились рядом с балконом, где играл оркестр, и как только по залу пролетела птица скрипки, мужчины сделали шаг вперед, ведя за собой прекрасных дам. Большими, довольно спящими шагами лебеди танца обошли своеобразную половину круга, после чего остановились. Представители сильного пола развернулись лицом к девушкам, и, поклонившись, сняли головные уборы и приложили их к сердцу. В ответ же дамы отклонили ногу назад и присели. Девушки прошли небольшой круг вокруг себя, после чего сомкнулись посередине зала, взяв найденную партнёршу за руку и начали кружить вокруг друг друга. Вернувшись к своим мужским половинкам, женщины проделали то же, а после быстро прокрутились по часовой.

 

— Ваше Высочество, Вы еще не устали? Сразу говорите, если почувствуете себя худо, — произнес господин Вестен во время поворота.

 

— Все хорошо, — улыбнулась принцесса, взяв молодого человека за руку и зашагав вправо. Хоть вечер и подходил к концу, его гости все равно пытались совершать действия синхронно.

 

Сомкнувшись в один ряд, птицы обменялись местами и пролетели на противоположную сторону. Далее началась вторая половина танца, суть которой заключалась в повторении всех действий сначала, но со стороны мужчин. Закончилось все неприкосновенным кружением вокруг собственной оси и зала в целом, после чего скрипка умолкла. Пары вновь поклонились друг другу в знак признательности и начали расходиться.

 

— Возможно, Вы захотите остаться со мной на еще один танец? – с надеждой спросил мужчина, но вдруг перевел свои глаза за спину девушки. Молодой человек слегка улыбнулся, а после склонил колено и слегка прикоснулся губами к облаченной в перчатку руке. – Прошу меня простить, мне нужно удалиться, иначе, все, что Вы от меня увидите, это лишь одни белоснежные кости.

 

“Слишком быстро ретировался, да настолько, что я и сказать ничего не успела” – подумала принцесса, наблюдая, как её уже бывший партнер по танцам растворяется в толпе гостей. Не станет ложью тот факт, что на секунду Дори почудилось, что проблема в ней или её внешнем виде. Так бы и стояла она дальше с протянутой рукой, если бы сзади не услышала голос, который порядком её напугал.

 

— Добрый вечер, принцесса, — теплым, слегка заметным огоньком вспыхнула мужская речь, заставляя лисьи ушки на рыжей макушке встрепенуться. Дори обхватила ногами свой хвост под платьем, не давая ему начать ерзать, явно выдавая смену настроения. Девушка обернулась, чуть ли не утыкаясь носом в грудную клетку собеседника, но так и не смогла поднять глаза.

 

— Прошу прощения за опоздание, — молодой человек приклонил колено, сложив руку на левой половине ключицы, а после продолжил. – Охрана такого масштабного мероприятия требует задействования всех оборонных сил Кластена.

 

Дори редко видела макушку Джозефа, так как была почти на две головы ниже его, поэтому возможность рассмотреть густые каштановые волосы не осталась неиспользованной. Чаще всего, характер человека, а иногда, и вид его деятельности, можно определить по ушам: круглые, завернутые или острые, как бритва. У Джозефа они были примерно, как и у самой принцессы, но намного, намного менее пушистые и приглаженные. Как только молодой лис выпрямился, девушка уставилась на него, мимолетно оценивая костюм – синяя рубашка и черный пиджак с белыми вырезами, как она и предполагала, ведь это любимые его цвета.

 

— Хоть на секунду бы постыдился своего опоздания, — первое, что из адекватного пришло в голову, сразу получило свою словесную реализацию.

 

— Вы не поверите, как мне стыдно, — усмехнулся мужчина. – Но если Вы в будущем желаете быть схваченной мимо проходящим разбойником, то я обязательно явлюсь вовремя.

 

— Этот мир не развалится, коль не будешь им управлять, — Дори тыкнула указательным пальцем чуть ниже пушистого банта, что красовался под самым воротником Джозефа.

 

— Скажите это, как только я вновь буду собирать Вас по кусочкам, — молодой человек схватил девушку за ладонь, как только услышал начинавшуюся музыку. – Ну что, подарите танец беглецу?

 

И они кружились, пока гости совсем не начали расходиться, а врата замка не начали закрываться. Ночное небо было озарено тысячами звезд, среди которых, во мгле туч, прятался месяц. Хотелось бы Дори взять кисть и соединить все эти точки, дабы пронаблюдать явившийся рисунок, который, возможно, дал бы ответ на многие вопросы. Постепенно в городе затухали свечи в домах, закрывались двери в тавернах, люди исчезали с переулков, и все это было видно с маленького балкона комнаты принцессы, который разместил в себе двух человек, облокотившихся на периллы.

 

— Я завтра буду, — начал новый, может, уже тысячный диалог за этот вечер, Джозеф. — Будет тяжело.

 

— Да, я знаю, — ответила принцесса, смотря за тем, как фонтан, стоящий в конце лестницы, ведущей к замку, и вокруг которого расположились дома самых приближенных к королю людей, разбрызгивал свои капли по пустому гранитному бортику.

 

— Мы все надеемся, что Вы примите правильное решение, — мужчина посмотрел на молодую лисицу, а потом призадумался. – Но в первую очередь, выберете то, что сами считаете нужным.

 

Дори ничего не ответила. Она не хотела вновь поднимать эту тему, решение которой ей вбивали на протяжении месяца. Может, именно в этот момент у нее появилась идея, которая в дальнейшем послужит началом истории, а также чьей-то головной болью. Хотя, может, она появилась еще раньше.

 

— Я чуть не забыл, — Джозеф попятился назад, проверяя внутренние карманы пиджака, а после, вынул маленький серебристо-синий мешочек. Принцесса повернулась к нему, сомкнув руки в замок и начала покачиваться вперед-назад. В данный момент её уже не смущал пушистый хвост, метавшийся из стороны в сторону. Иногда, она сравнивала это с такими же непроизвольными движениями, как у волков или собак, но объяснить схожесть, кроме как тем, что все животные, включая людей, чем-то всегда одинаковые, не могла.

 

Джозеф аккуратно развязал нитки, закрепленные у основания ткани, и вынул небольшую подвеску с большой золотой звездой.

 

— Я правда не знал, что Вам понравится, поэтому вот… — молодой человек присел, расстегивая замок на украшении. – Разрешите.

 

Принцесса наклонилась, закрыв глаза, не желая наблюдать, как она постепенно приближается к Джозефу. Возможно, её, еще пока юношеский, разум автоматически сопоставлял такие картины, от которых обычно люди краснеют. И как бы она ни пыталась отбиваться от таких мыслей, они иногда догоняли её не в самых лучших ситуациях. Ей еще расти и расти, не только физически, но и интеллектуально, а лучше, в сторону сдерживания своих эмоций.

 

— Как-то так, — произнес Джозеф и отпрянул, когда украшение самостоятельно держалось на шее девушки, — С ночного неба прямо моей Звездочке. С днем рождения, принцесса.

 

Наверное, зря он такое сказал, особенно молодой даме. Но, по правде говоря, лис просто хотел её порадовать и, в частности, подбодрить перед завтрашним днем.

 

— Да, спасибо, — тихо, чуть ли не переходя на мышиный писк, ответила Дори, сложив ладони треугольником на носу, закрывая горящие щеки. Ей хотелось верить, что в темноте человек, находящийся в паре десятков сантиметров от неё, не увидит ни лица, ни ушей, ни хвоста, а если так подумать, то пусть бы лучше он не видел её сейчас всецело.

 

Нужно было срочно прервать неловкое молчание между ними, поэтому, как обычно

поступают в знак благодарности, она решилась на объятия. А еще, его крылья были такими большими и мягкими… “

 

Зачастую, картинки в книгах были либо черно-белыми, либо на плохой бумаге, а иногда и все вместе. И как радостно глазу было наблюдать за красочными героями на глянце, что так красиво переливался на свету ночника. Бо́льшее же удовольствие оставлялось тактильным ощущениям. На следующем развороте в две страницы расположились ангелы, танцующие на балу в честь дня рождения принцессы, и, видимо, в те секунды их не заботило уже ничего.

———————————————————

Для это главы Gecko Art подготовила замечательную иллюстрацию, и я спешу с Вами ей поделиться: https://vk.com/photo-102622672_457240518
Благодарю за редактуру текста Sachime Sakunosuke!

21.06.2022
TZara


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть