Глава 2. Обед

Прочитали 91
12+

Чтобы добраться до кружки на кухонном столе, солнечные лучи преодолели листву яблонь, что в небольшой ряд росли во дворе дома, и легкие лазурные шторки с белым чудаковатым узором в виде вертикальных волн и рассыпанных около них кружочков-горошинок. На плите варилась молочная манная каша, так сильно полюбившаяся мальчику по персональному дедушкиному рецепту. Старичок помешал содержимое кастрюли большой деревянной ложкой, после чего достал две глубокие тарелки и маленькую стеклянную коробочку, в которой, как под прозрачным граалем, тихо спало сливочное масло.

 

Домик постепенно наполнялся ароматом утренней каши, что побудило маленького сорванца выползти из постели и наполнить весь дом смешным топотом до умывальника. Дедушка отрезал два ломтика хлеба и, сдобрив сверху толстым слоем масла, положил на стол, коий был покрытый скатертью, такой же необычной, как и занавески на оконной раме. Каша готова, и самое время разложить её по белым тарелкам, поставить на стол и наслаждаться трапезой.

 

— Деда, а у нас есть планы на день? — мальчик вбежал на кухню, вытирая лицо махровым полотенцем.

 

— Смотря для чего ты спрашиваешь, — сказал дедушка, ставя на стол тарелки и нужные для завтрака столовые приборы в виде ложек. Старичок пододвинул к тарелке мальчика чай, остывший до температуры, позволяющей его пить. — Садись, ешь, пока горячее. Вопросы потом. Пока я ем я глух и нем.

 

Внук одобрительно кивнул, забросил полотенце на спинку стула, и, зачерпнув ложкой кашу, принялся её обдувать, сложив губы трубочкой. Завтрак закончился так же быстро, как и появился. Мальчик схватил свою тарелку, подбежал к раковине и сполоснул её под водой, не забыв про ложку.

 

— Так вооот… Мы успеем дочитать ту книжку, про лисичку которая? — мальчик заглянул в глаза дедушки, пытаясь увидеть в них ответ до того, как оный будет произнесен. — Ну, до приезда родителей.

 

— Наверное нет, если будем читать только перед сном. Но у меня слишком много дел по дому выделять этому время еще и днем, — сказал дедушка с явным намеком, побуждением своего маленького внука на логичные в данной ситуации действия.

 

— Давай я тебе помогу! Я могу носить ведра с водой или полоть грядки, или приберусь в своей комнате, или окна помою! — восторженно заявил мальчик, прыгая на месте от нетерпения услышать согласие чтеца.

 

Дедушка глубоко вздохнул, закрыв на секунду глаза.

 

— Мы можем прочитать еще одну главу, но только сегодня днем и только если после этого сразу пойдем работать на огород, — покачивая пальцем, серьезно ответил старичок и, увидев радостную реакцию внука, пошел в свою спальню за очками. Мальчик побежал в детскую, а после расположился на диване в гостиной, гордо вручив дедушке книгу. Мужчина уселся на мягкий стул, сложил ногу на ногу, открыл книгу на третьей части и, вытащив из неё потертую закладку, принялся читать.

 

 

» Глава 2. Обед

 

 

На шахматной доске всего две фигуры. Пара ладоней первой, облаченных в кожаные длинные перчатки, сжимали двойные мечи из мягкого металла и прорезиненных рукоятей. Этим оружием вряд ли можно было кого-то покалечить, если только не тыкнуть тыльной частью своему дуэлянту в глаз, поэтому такие клинки служили лишь для тренировки и, в отличие от своих деревянных сородичей, не оставляли синяков и ушибов. Обе пешки были одеты в легкую тканевую броню, которая чаще служила обмундированием воров, чем одеянием воинов, но в данном случае проверялась ловкость и сноровка, чем выдержка большого количества ударов. Тренер этих двоих бойцов, стоящий вне доски, к слову сказать, немолодой высокий мужчина со смешными усами и короткой бородкой, взмахнул рукой, показав внутреннюю часть ладони, будто карточку, после чего резко опустил её вниз.

 

Первая фигура сделала ход навстречу своему сопернику. Хочется отметить, что соотношение дуэлянтов было явно не в пользу одного из них, ведь как минимум по росту «защищающийся» опережал «нападающего», что уже говорить про вес.

 

— Смерть, — четко и громко крикнул учитель. — Заново.

 

Фишка вернулась на исходную позицию, что-то пробурчав под нос. Наставник снова сделал замах рукой и дал добро. Шаг вперед и снова послышалось:

 

— Смерть! Заново.

 

Среди небольшой толпы фигурок, находившихся вне доски, послышался тихий смешок. Нападающий вернулся на свою позицию, слегка покачав головой и на секунду подняв плечи, будто разминая их. Самое обидное было то, что поражение наступало без единого действия защищающегося. Раз, два, три, шаг.

 

— Смерть! — крикнул тренер. — Ты мертва, всё! — уже начал изводиться мужчина, переходя на повышенные тона.

 

— Да какая к черту смерть! Я еще ничего не сделала! — крикнула девушка и со всего размаха бросила своё оружие на землю.

 

— Дори, попрошу не выражаться. Ты сама настаивала на тренировке с двумя мечами, но даже не можешь правильно начать бой, — учитель сдвинулся с места за полем битвы и постепенно начал подходить к девушке.

 

— Кому какая разница, как я начинаю бой. Монстры не подумают об этом, когда захотят меня прибить, — принцесса сжала кулаки и опустила голову. Она еле сдерживалась, чтобы не заплакать, ведь такое от учителя она слышит не первый раз, да и к тому же, вокруг неё стояло много хороших учеников, которые владеют оружием намного, нет, многократно лучше нее и если и были на ее месте, то очень много лет назад.

 

— Но Вы не солдат и не будете принимать участие на полях сражений, а значит, Ваша техника может, как минимум, опозорить меня, если Вам бросит вызов какой-нибудь господин во фраке.

 

Тренер подошел к девушке, сел на одно колено и, поднимая брошенное оружие, заметил пролетевшие пару капель воды на землю. Плохую погоду сегодня не обещали.

 

— А ну, все отвернулись, — сказал он, повернув голову к толпе. — Быстро!

 

Наставник протянул Дори один из мечей и аккуратно сложенный белый платок, который до этого украшал камзол мужчины, уголком аккуратно высовываясь из нагрудного кармана.

 

— Принцесса, послушайте. Я не слышал ни об одном человеке, который вел бой двумя мечами и при этом никогда не проигрывал. Я понимаю Ваше рвение и даже одобряю его, если Вы сами так желаете. Но, возможно, пока Вам нужно потренироваться над техникой в целом, а потом переходить к чему-то более сложному? Давайте пока Вы сходите, умоетесь, а продолжим мы завтра?

 

 

Дори тихо угукнула, качнула головой и вытерла мокрые глаза кусочком белого шелка. Девушка подняла второй меч с земли, на секунду взглянула на него и зашагала во двор замка. Следом за ней отправился Джозеф.

 

Говоря про взаимоотношение двух друзей, нельзя не упомянуть то, что при достижении двадцати лет Лапруэ назначили личным телохранителем принцессы. Вроде это и так было понятно, но ему к тому же начали выплачивать за это некое жалование. Охрана молодой принцессы было не единственным его занятием — он также шагал по карьерной военной лестнице, готовясь, по крайней мере, по ощущениям, скоро стать главой королевской гвардии, и защита Дори играла ему на руку, так как он был в поле зрения короля, а значит, ближе к повышению. С другой стороны, у него не было никаких злых мотивов и они все так же оставались друзьями, конечно же, вне тренировочного поля.

 

Они молча дошли до одной из дверей, ведущих вглубь замка. Девушке казалось, что если она выронит хоть слово, то сразу из глаз польются ручьи, поэтому легче было просто тихо идти.

 

— Я вернусь на тренировку и буду ждать Вас вечером на этом же месте, — сказал мужчина, как только они подошли к комнате принцессы. Джозеф никогда не позволял себе разговаривать с Дори на «ты», даже с учетом того, что они были давними друзьями. Во-первых, она была выше его по происхождению, хотя, даже не так: она была дочерью главы государства. А во-вторых, если бы кто-то из королевской семьи или слуг услышал такое отношение к принцессе, то самое малое, что могло случиться — понижение его в звании.

 

Принцесса открыла дверь и растворилась в мире шелковых простыней и золотых украшений, так ничего и не ответив.

 

 

Дори в свои пятнадцать лет обладала миловидной внешностью, которую подмечал каждый, кто посещал любой королевский бал. Возможно, это была лишь лесть, но принцесса знала, что уж точно не была страхолюдиной. В сравнении со своей сестрой и братом, Дори была невысокой и, возможно, менее элегантной, чем следовало быть принцессе, но её это ничуть не расстраивало. Её рыжие волосы, имеющие бирюзовый градиент ближе к концам, были подстрижены выше плеч лучшими цирюльниками королевства, а длинные крылья ежедневно вычесывались тремя служанками. Лисий хвост Дори предпочитала оставлять пушистым, да и расчесывала она его самостоятельно до и после сна.

 

Отдав тренировочный костюм горничной, принцесса переоделась в обеденное платье, представлявшее из себя прямое белое убранство с поднятым волнистым воротом и обтягивающими рукавами с туго завязанными веревками, и проследовала на встречу со своей семьей. Каждый день ровно в полдень Дробильбенхены собиралась за обеденным столом для совместной трапезы. «Почему только в обед?» — спросите вы, а ответ совершенно на поверхности. Утром каждый член семьи встает в определённое время, соответствующее его делам на день, и поэтому завтракает каждый поодиночке в промежутке с пяти до девяти утра, на ужине же ситуация похожая, поэтому так повелось, что встречаются они только в полудне, и опоздать или не явиться было неуважением к остальным членам семьи.

 

Обычно, впрочем, как и в этот раз, за столом было тихо. Никто не любил делиться своими мыслями и проблемами, а чаще всего бывало такое, что все про всех всё уже знали, так как у каждого члена семьи в замке свои глаза и уши. Первым в огромной комнате с очень длинным белым столом и такими же большими окнами заговорил главный член семьи, сидевший в левой половине зала. Вдалеке он не казался таким большим и грозным, а его длинная квадратная борода больше напоминала реквизит волшебника.

 

— Эдалин, дочь моя, расскажи, как у тебя проходит день, — монотонно сказал отец, даже не посмотрев в сторону девушки.

 

— Все прекрасно, папа. Я встала пораньше, чтобы отточить новую технику стрельбы, — с такой же интонацией ответила старшая принцесса. Все знали, что эти разговоры лишь формальность и мало кому есть дело до другого. Может сложиться мнение, что в этой семье плохие отношения, но это не так. Их скорее бы назвали нейтральными. Когда собираешься каждый день, говорить становится не о чем, особенно если про все твои успехи и неудачи докладывается в течение пары минут прямо королю и королеве.

 

— И как, все хорошо? — спросил Вильям, разрезая кусок утиной грудки.

 

— Да, у меня получается все лучше и лучше, спасибо, — улыбнулась Эдалин, после чего взяла бокал с водой и замолчала.

 

— Замечательно. А у тебя, Алан, как обстоят дела с магией? — король повернул голову в направлении сидящего неподалеку принца. Юный волшебник посмотрел на Вильяма, улыбнулся, закрыв глаза, и ответил:

 

— Все прекрасно, отец. Я изучаю заклинание продолжительной левитации.

 

— Охохо, только сейчас не нужно его демонстрировать, — немного наигранно посмеялся король и перевел взгляд на младшую из дочерей, сидевшую дальше всех. — Дори, расскажи, как продвигаются твои успехи в ведении меча?

 

Принцесса сжала в ладони вилку и слегка приклонила голову. Она не хотела говорить правду, надеясь на то, что её семья до сих пор в неведенье.

 

— Все хорошо, папа, правда, — быстро и слегка нервно сказала Дори с дрожью в голосе, уставившись на горошек в своей тарелке. Король положил вилку на салфетку, лежащую около блюда слева, и призадумался.

 

— Господин Лу́ис, будучи твоим учителем, высказал мне переживания на твой счет. Ты должна хорошо подготовиться к своему шестнадцатому дню рождения, который, между прочим, через месяц, — после недолгого молчания сказал король, переведя глаза назад на тарелку.

 

— Да, папа, — кротко ответила Дори, не поднимая взгляда.

 

— Ты уже определилась с типом оружия, которое выберешь на кровном посвящении? — девушке казалось, что отец её мучает вопросами, ответ на которые и так давно знает. В его голосе явно читалось легкое возмущение. — Если нет, то твоя сестра и брат с радостью помогут тебе в сложных аспектах.

 

— Я еще думаю, папа, — только Дори поднесла вилку ко рту, как на её голову свалился новый вопрос, отбивший у нее всякий аппетит и испортивший и так ужасное настроение.

 

— Я надеюсь, что ты думаешь не о двух мечах, про которые мне доложил Господин Луис? — король, сказавший это весьма грубо, посмотрел в сторону своей дочери. В комнате повисло молчание, да такое, что никто не осмеливался даже скрипнуть стулом. Все замерли от удивления, нежели от шока, и перевели взгляд на младшую принцессу.

 

— Каким позором станет королевская особа, взявшая себе в предпочтительность такое мужланское оружие, при этом не умея им пользоваться. Это станет лишь пустой тратой кристаллов усиления, — возвышая себя над сестрой, старшая принцесса нарушила молчание, и первая высказалась насчет данного заявления.

 

— Эдалин, пусть Дори сама решит, что она возьмет себе в пару, без твоей помощи в этом деле, — впервые за весь обед промолвила королева Агнесса, сидевшая по левый угол стола от короля.

 

— Но мама, дракон не для такого дал нам эту силу, чтобы можно было выпендриваться и разбрасываться ей направо и налево, — возмущенно, переходя на крик, сказала старшая принцесса, после чего взмахнула рукой и направила её в сторону младшей сестры, которая сидела слева от нее. — Пусть тогда вообще дротиками от дартса стреляет, и то толку больше будет!

 

— Эдалин, хватит! — крикнул король. — Этот разговор между мной и твоей младшей сестрой. Отправляйся в свою комнату, для тебя обед на сегодня окончен, — король сморщился, после чего приказал слуге сопроводить принцессу.

 

— Хорошо, отец, — как яд выплюнула Эдалин, бросая платок с колен на стол. Она вышла из-за стола и с совершенно прямой осанкой направилась к двери, слегка задернув нос и постукивая каблуками.

 

— Я, пожалуй, тоже пойду. Извините, — промолвила Дори, как только захлопнулась дверь после старшей сестры. Нет, она не хотела догнать Эдалин и извиниться. Её глаза наполнялись слезами вновь, а нижняя губа была поджата. Она не хотела плакать, не тут, не у всех на глазах. Дори аккуратно сложила столовые приборы и удалилась из обеденного зала.

 

Чем дольше она шла по коридору, тем быстрее становился её шаг и меньше она видела. Слезы катились по щекам и никак не прекращались. Никто в неё не верил, ни тренер, ни родители, даже сестра — образец для подражания, обычно такая спокойная и хладнокровная, сорвалась на ней. Дори не понимала, почему все считали это решение глупым. Она ведь так хотела этого, она старалась, она стремилась к этому. Все планы были перечеркнуты, отец никогда не даст ей права овладеть двойным оружием. Он принял решение задолго до этого разговора.»

 

Дедушка сложил очки и сказал то, чего мальчик не надеялся и услышать:

 

— Вот, посмотри, — мужчина повернул сказку буквами к внуку.

 

— Это же рисунок! — воскликнул мальчик, начиная рассматривать изображение.

 

— Ты смотри, а потом приходи на задний двор и захвати с собой перчатки, они в чулане на полке, — улыбнулся дедушка, после чего встал и удалился.

 

Мальчик начал выводить пальцем контуры картинки. На нем была изображена Дори Дробильбенхен в одном из своих платьев, на вид очень пышном и очень розовом. Крылья, явно не желавшие помещаться на рисунке, иллюстратор решил изобразить в миниатюре. Такие же перья были и на юбке принцессы. Казалось, вся нижняя часть платья была вышита в виде крыльев. Большой красивый бант расположился на груди, завершая объемную картину. Мальчик положил закладку на эту страницу и, аккуратно сложив огромную массу страниц в переплете на стол, побежал к своим аграрным обещаниям.

 

— ———————————————————————————

Изображение из книги: vk.com/photo-102622672_457240517

Спасибо за оформление главы Gecko art (https://vk.com/gecko_art)

Бонус для всех дочитавших — референс Дори Дробильбенхен: vk.com/photo-102622672_457240516

18.06.2022
TZara


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть