Глава 1: Белый шум

Прочитали 73
18+

Тишину ноябрьской ночи разрывал зловещий вой ветра. За окном срывался дождь. Эммет Беккер сидел в своем кресле и прислушивался к шепоту бушевавшей стихии. Словно через «белый шум» он мог слышать отдельные фразы и простые слова.

Ветер говорил с ним. Он был голосом мертвых, монотонным и холодным. От каждой фразы у Беккера стыла в жилах кровь. Он чувствовал чье то незримое присутствие. Эта тварь была рядом, она смотрела за человеком, укрываясь в ночи. Через завесу нескончаемого воя Беккер слышал потустороннее, тяжелое дыхание. Но кто это был? В голове человека на мгновение показалась картина: перед ним, на четвереньках стояло существо, похожее на человека. Оно было бесполое и тяжело дышало, с каждым вдохом опуская лысую голову к полу. На нем не было одежды, а серую кожу покрывали многочисленные фиолетовые вены. И вот, оно подняло голову и посмотрело на человека. Эммет успел рассмотреть два ярких желтых глаза и широкий рот, усеянный кривыми зубами. Тварь мгновенно ринулась к человеку, передвигаясь на четвереньках быстрее, чем Эммет смог бы убежать. Она прыгнула на него и растворилась в воздухе.

Беккер остался сидеть на своем кресле. В его руке тряслась зажженная сигарета, а из глаз потекли слезы. Это был ужас, что разжигал угли безумия в его сердце. Он не позволял Эммету пошевелиться. Он парализовал его волю, выжигая в голове картину за картиной.

Эта тварь где-то тут. Она ходит по квартире и скрывается в тенях. Два ярких желтых глаза смотрят на человека из темноты ночи. Она ждет, когда Эммет уснет, ждет момента, чтобы забраться сверху на человека и вцепиться зубами в его лицо.

Эти голоса. Они что-то шепчут ей. Говорят, что в данный момент делает Эммет. Переговариваются между собой, находясь в самом сердце бури. А что делает Эммет? Он продолжает сидеть в своем любимом кресле, выкуривая сигарету за сигаретой и слушая «белый шум». Его сердце готово разорваться от страха, душа стонет от нескончаемого потока ужаса, но человек молчит. Через завесу табачного дыма он наблюдает за происходящем. Эммет знает, что нельзя вставать, нельзя бежать и не в коем случае, нельзя показывать свой страх.

Вон она! Медленно ползает по полу, прячась за мебелью. Насмехается над человеком. Это эхо безумия, червь, пожирающий разум Беккера.

Эммет потушил очередную сигарету. Он медленно поднялся со своего кресла и посмотрел в окно. За спиной послышалось движение. Беккер распахнул оконные створки и встал ногами на подоконник. Не раздумывая ни секунды он сделал шаг вперед.

Свободный полет с седьмого этажа. Нет больше воя ветра, нет голосов мертвых, нет больше никаких проблем.

Четвертый этаж, третий, первый, удар…

***

Эхо кошмара развеял мягкий женский голос.

— Эммет Беккер! Проснитесь.

Эммет поднял заспанный взгляд и посмотрел на симпатичную девушку — секретаря. Ее рыжие волосы, под светом лампы образовывали едва заметный ореол вокруг ее головы. В голубых глазах читалось спокойствие, а тонкие губы, щедро накрашенные красной помадой, растягивались в теплой улыбке.

Если ангелы существуют, пусть это будет она!

Доктор Коул ждет вас.

Эммет поднялся со стула и направился в кабинет психиатра. Девушка молча проводила его взглядом. Она едва заметно улыбнулась, поправляя челку, упавшую на ее усеянные веснушками щеки.

***

Гул ветра за окном заполнял тишину кабинета. Психиатр долго изучала свои записи с прошлого сеанса, лишь изредка посматривая на Эммета. Парень тридцати лет. Его большие карие глаза всеми силами показывали недоверие ко всему, что может словами заставить его повернуть свою жизнь вспять. Он был одет максимально просто: тонкая серая водолазка, да потрепанные джинсы. Эммет каждый раз бросал взволнованный взгляд в сторону вешалки, будто кто-то хотел украсть его старое черное пальто.

Уютный кабинет. Вдоль стен расположились шкафы с книгами, у двери стояла большая домашняя пальма, которую всеми силами своего величия украшал, сидя в горшке с растением кот Феня. Жалюзи едва пропускали тусклый осенний свет, отчего все помещение смахивало на старую библиотеку, посередине которой стоял большой дорогой стол, а на нем табличка с надписью: Селена Коул.

Даже она занимала свое место в общем декоре помещения. Строгий черный деловой костюм сочетался с обстановкой серости и пыли. Сама по себе, молодая девушка выглядела намного старше своих лет. Аккуратно заколотые «крабом» светлые волосы оставляли поле действия для больших зеленых глаз. Она задумчиво проводила карандашом себе по губам, иногда покусывая мягкий ластик, посматривая в блокнот. В верхнем левом углу отчетливо была видна надпись: Эммет Беккер, биполярное расстройство второго типа, тяжелая степень депрессии.

Отставив блокнот в сторону, девушка спокойным голосом обратилась к пациенту:

— Эммет, расскажите мне, как ваши дела?

Эммет молча, из-под бровей посмотрел на доктора. В его глазах читался некий ужас. В любом состоянии, мимика и взгляд, будто молили проходящих о помощи.

— С таблетками лучше.

Девушка сделала несколько записей в блокноте.

— Как вы после них себя чувствуете? — Поинтересовалась она. — Вы прекратили бить себя?

Немая сцена. Беккер вспоминал болезненный опыт ночей, когда его разум поднимал мятеж.

— Да. — Выдавил из себя он. — Я лишь пытался, чтобы истерика в моей душе сменилась физической болью.

— Помогало?

Эммет кивнул. Он вытащил пустую пачку таблеток из кармана джинсов и демонстративно показал ее доктору, намекая тем самым, что это все эффект лечения, а не его сила воли.

— Как у вас со сном? — продолжила она, — кошмары прекратились? Спите крепко?

«Спите крепко?» Крепко, даже очень. Если до лечения Эммет мог развеять свой кошмар, то во время него это сделать практически невозможно. Остается прятаться до самого утра, в надежде, что тебя не найдет очередное «нечто», захватившая твой сон.

— Кошмары усилились, они более реальны, чем раньше. — Ответил Эммет. — Сплю крепко, но это мало что меняет. Утром просыпаюсь уставшим.

Беккер вытащил пачку сигарет из кармана и закурил. Едкий дым заполонил комнату, смешавшись с хаотично летающей по воздуху пылью.

— Для достижения результата лечения нужно больше времени. — Монотонным голосом произнесла девушка, смотря на собеседника через завесу табачного дыма.

Эммет кивнул. Он сделал очередную затяжку и сбросил пепел в пепельницу, стоящую перед ним.

У этого доктора было то, что отличало ее от всех, с кем довелось иметь дело Эммету. А именно — пепельница. Если отбросить маниакальный взгляд этого «специалиста», то ее методы «разговоров по душам» и «я дам тебе таблетки, только не убей себя» очень даже нравились Беккеру. Самое удивительное — Эммет не помнил ее имени.

Беккер сделал крайнюю затяжку и потушил остаток сигареты. Он посмотрел на кружащий по кабинету сигаретный дым и закрыл глаза в легкой никотиновой эйфории. Мгновения побежденного безумия.

— Вы стали больше курить? — Поинтересовалась Селена.

— Сразу не скажу, — засомневался Эммет, — это помогает на время уйти в себя. Может половина пачки в день, иногда больше.

Селена оторвалась от записей в блокноте и подняла на собеседника строгий взгляд.

— Раньше вам хватало пары сигарет в день, чтобы разгрузить мысли. Вы теряете контроль.

Эммет почувствовал себя виноватым.

— Это единственное, что может отсрочить приступы.

— Отсрочить, но не убрать их полностью! — Вмешалась Селена. — С каждым разом вам нужно больше сигарет, чтобы восполнить потребность в никотине.

Беккер виновато опустил взгляд в пол. Доктор снова сделала несколько пометок в своем блокноте, после чего вновь обратилась к пациенту:

— Вы принимаете снотворное, которое я прописала?

— Зачем? Препарат и без них меня усыпляет.

Последовал очередной строгий взгляд в сторону Эммета.

— Принимайте ровно столько, сколько я вам выписала. Не больше и не меньше. Четвертинка, и того и того.

Беккер с ужасом вспомнил как он выпивал целую таблетку и падал от сонливости. Он достал из кармана лист бумаги, сложенный множество раз. На очередном изгибе была надпись: Сандол, одна четвертая на ночь, Рамцеклон, одна четверная, три раза в день.

Селена покачала головой, смотря на собеседника, который поменялся в лице.

— Эти препараты могут вас убить, Эммет. Большинство препаратов может вас убить, если их принимать так как это делайте вы.

Коул умела «сглаживать углы». Эммет едва заметно кивнул и снова опустил взгляд в пол.

Девушка снова сделала пометки в блокноте.

Вы прекратили смотреть фильмы ужасов? — вновь обратилась к Эммету Селена. — Никаких «страшных» компьютерных игр? Кофеина?

Эммет кивнул. Как раз сегодня утром он стоял перед открытым окном и пил крепкий кофе, потягивая очередную сигарету.

— Расскажите, что вам сниться. В мельчайших подробностях.

— Сегодня? — Удивленно переспросил Эммет, с ужасом вспоминая ночную тварь.

— Можно сегодня, вчера, позавчера. То, что показалось вам самым страшным.

Беккер снова достал сигарету и закурил.

— Мертвецы, — ответил Эммет, — они сняться больше всего. Потом разные твари, от которых кровь стынет в жилах. Некоторые сшиты из человеческих частей тела, но большинство — измененные люди.

— Человекоподобные? — Вмешалась Селена.

— Да! Они гонятся за мной. Тварям нельзя показывать страх, мертвецов и вовсе нужно избегать. — Эммет нервно посмотрел в сторону окна и выпустил горький дым из легких. — Мертвецы могут просто «быть». Общаться с ними не стоит.

— Почему не стоит? — Спросила Коул, не отрываясь от своего блокнота.

Беккер потушил сигарету. Он глубоко вдохнул и продолжил:

— Он могут быть враждебными. Нападать и драться.

— Они настолько страшные?

Эммет из-под бровей посмотрел на доктора. Его зловещий взгляд столкнулся с ее глазами. Беккер молча кивнул, после чего продолжил рассказ:

— Представьте вашего мужа. Он улыбается вам зловещей улыбкой, его глаза широко распахнуты и вы видите в них абсолютное безумие. И вот, он набрасывается на вас, пытаясь обглодать лицо. Его кривые и острые зубы впиваются в ваши руки, когда вы пытаетесь отбиться! И вот, теперь, глаза вашего любимого — два стеклянных шара. Без зрачков, с черными ореолами вокруг. Его зубы окроплены вашей кровью, а рот открывается все шире и шире, разрывая плоть и ломая челюсть. Ваше сопротивление гаснет и он впивается в ваше лицо, откусывая от него куски, и до рассвета еще далеко.

Селена замолчала. Она остановила очередную запись в блокноте. Ее взгляд «дрогнул», показав отпечаток ужаса в бездонных зеленых глазах. Это был первый раз когда Селена Коул, вместо очередного порицания, впала в ступор.

— Ночь за ночью, — продолжил Эммет, твари, которые наблюдают за вами, прячась по углам темной комнаты, мертвецы, чей вой опустошает душу, оставляя в ней только ужас, и вы совершенно одни.

Селена испуганно посмотрела на Беккера. Она выдержала паузу, после чего дрожащим голосом ответила:

— Снотворное должно помочь…

Беккер снова отвел взгляд в сторону окна. Его сердце колотилось в припадке, а по рукам пошла заметная дрожь. Они здесь! Наблюдают за ним, перешептываются и смеются за спиной.

Атмосфера кабинета заполнилась зловещей тишиной. Селена снова замолчала, она сделала несколько записей в блокноте, после чего положила его на стол перед собой. В это самое время Эммет прокручивал в голове кошмары. Они готовы были вырваться из его головы, заполонив весь кабинет.

Беккер видел как мертвецы стоят за Селеной. Их взгляд опущен в пол. Они молча слушают исповедь сумасшедшего, лишь изредка что-то шепчут друг другу. Разум не справился с наполнившими его воспоминаниями. Эммет смотрел за спину Коул и молчал. Он широко распахнул глаза, пытаясь понять, сон это или нет.

— Эммет! Эммет, очнитесь! — Прозвучал командирский голос Селены.

Беккер испуганно посмотрел на собеседника. Его душа готова была «взорваться» от наполняющего ее безумия.

Селена вытащила из ящика стола пузырек с таблетками и протянула одну пилюлю Эммету. Тот без раздумий взял ее в руку и кинул в рот.

Коул замолчала. Она молча встала и распахнула окно. Приятно запахло осенним воздухом. Гул оживленной улицы вытеснил гробовую тишину кабинета. На шкафу, с характерным звуком вылизывался Феня, а Селена стояла и молча смотрела в окно, пытаясь развеять стах, заполонивший ее сердце.

— Предлагаю сделать перерыв. — Предложила Коул.

Эммет согласился. Он лениво поднялся на ноги, ощущая всю «прелесть» таблеток. Однако, они ему помогли. Эммет вышел из кабинета, оставив доктора одну.

***

Пациентов в приемной не было. Вместо них за стойкой регистрации, засыпая сидела секретарь. Казалось, что она не замечает Беккера. Маленькое помещение сильно провоняло лаком для ногтей, из-за чего Эммет открыл окно.

Девушка вмиг оживилась.

— Как все прошло? — Спросила она ласковым голосом.

— Как обычно. — С улыбкой ответил Эммет.

Беккер высунулся в окно и полной грудью вдохнул такой манящий осенний воздух. Ветер раскидывал по улице газеты, люди шли кто куда, даже оглушительный звук полицейской сирены вносил каплю спокойствия в общую картину городской осени.

Эммет подумал, что стоит взять про запас этих таблеток. Тогда уж точно все с ним будет в порядке.

Девушка тихо подошла к Беккеру. Она смущенно улыбнулась, после чего заговорила с парнем:

— Я люблю осень. Это время, когда природа готовиться ко сну, уступая место зиме.

Эммет уловил в воздухе пряный запах женских духов. Он был настолько сильный, что казалось обжигает нос.

— И я люблю. — Не отрываясь от созерцания улицы ответил Беккер.

Девушка встала рядом и тепло улыбнулась. Эммет отодвинулся, уступив место у окна.

***

Селена взяла блокнот и прочла свои записи. Она вчитывалась в каждую строчку, прокручивая в голове этот откровенный диалог.

Феня в очередной раз спустился к миске и громко жевал сухой корм, не давая Коул сосредоточится. Доктор взяла пузырек и приняла одну таблетку. Она нервно осматривалась по сторонам, выискивая в кабинете «нечто», что могло вырваться из больного сознания Эммета.

Селена глубоко вдохнула прохладный воздух, после чего вышла в приемную.

— Эммет, давайте продолжим. — Командирским голосом скомандовала Коул.

Беккер напоследок улыбнулся девушке и направился в кабинет.

***

— Со снами мы разобрались, — начала она, закрывая окно — снотворное поможет избавиться от кошмаров. Теперь вернемся к паническим атакам и сменам настроения. — Она снова взяла блокнот с карандашом и посмотрела в глаза собеседнику. — Я вижу, что вас гложет нечто большее, чем кошмары.

После «чудо таблеток» Эммет чувствовал себя лучше. Он не хотел возвращаться к проблемам, отравляющим его жизнь, но Селена была непреклонна. Она смотрела прямиком в глаза Эммета, ожидая очередную исповедь.

Беккер не понимал, от чего в его душе бушевали ураганы из эмоций. Безусловно, мужчина был болен. Сегодня утром, впервые за несколько недель он был готов снова биться головой об дубовую дверь, чтобы пожирающие его чувства отступили освобождающей болью.

— Я не могу… — тихо произнес он, — я не могу быть счастливым, не могу улыбаться или радоваться, все, что я чувствую — боль! Она подчиняет меня, когда кажется, что хуже уже не будет, значит все только начинается.

— Опишите ее. — Спокойным голосом произнесла девушка.

Эммет снова достал из кармана пачку сигарет и закурил. Он сделал щедрую затяжку и на мгновение его лицо показало хоть какую-то радость. Доктор крутила карандаш в своей руке и посматривала на страницы блокнота через легкую завесу табачного дыма.

— Это похоже на водоворот, — начал пациент, — он затягивает всю радость, что попадает в его поле зрения, вызывая у меня истерику. Мне кажется, что что-то плохое должно со мной произойти, я боюсь звонка телефона, боюсь стука в дверь.

— Тревожность? — Перебила Селена.

— Это не просто тревожность, это яд, который медленно всасывается в кожу, постепенно парализуя волю. — Парировал Беккер.

От очередной дозы никотина Эммет улыбнулся. Последовала еще одна затяжка. Кабинет окончательно наполнился сигаретным дымом и редкие лучи света теперь подсвечивали прозрачный табачный воздух. Кот Феня удалился со своего коронного места в горшке и запрыгнул на стол, за что получил награду – чесание уха от хозяйки. Животное брезгливо принюхалось к табачному дыму и громко, по кошачьим меркам, чихнуло. Эммет робко потушил сигарету за это кот со стола прыгнул на колени пациента и активно начал мурлыкать.

Доктор не торопиться давить на пациента, а Эммет, поглаживая Феню что-то вспоминал. По его лицу видно, что воспоминания не совсем приятные. По середине трапезы «ласкания» кота, пациент грустно опустил взгляд на пол.

— Вы не можете это контролировать? — Не выдержав тишины переспросила доктор.

Эммет молча повертел головой.

— Вам сейчас страшно? — Спросила Коул.

— В данный момент нет, благодаря вашим таблеткам.

Беккер боялся, что действие таблеток рано или поздно закончится. Он останется вновь беззащитен перед водоворотом кошмара и ужаса.

Эммет прижал к себе Феню, который на тот момент уже не мог связно урчать от количества внимания к его персоне.

— Я очень боюсь, — начал Беккер, — боюсь не справится со своей головой. Боюсь наступления ночи, когда я останусь совсем один. И в конце концов, я сдамся и сведу счеты с жизнью.

Селена снова сделала пометки в блокноте. Беккер больше не хотел разговаривать и она видела это. Он ненавидел себя и все, что связано с собой. Мертвец, который не понимает, что он уже мертв и старается доказать себе обратное. Однако, шанс «воскреснуть» еще был. Девушка достала из стола бланки рецептов. Заполнив один она передала его Эммету.

— Ваше «чудо лекарство» — Произнесла Коул. Оно не сможет помогать вечно, через пару дней дозу придется увеличивать, но не в коем случае не превышайте ее сразу, постепенно. Помните — выполняйте мои назначения!

— Да. — Кивнул Эммет.

Эммет накинул на себя пальто и попрощавшись с Селеной, удалился. Дверь захлопнулась. Феня жадно чавкал своим кормом, мурлыкая будто кушает первый и последний раз. За окном пошел дождь, гул полицейской сирены заполнил тихий кабинет, а девушка сидела за столом, записывая все, что считала важным.

***

После сеанса Беккер зашел в аптеку. Он робко сжимал в руке рецептурный бланк, дожидаясь своей очереди. Действие препарата прекратилось. Его душа стонала. Вечная апатия, вечная тревога и пожирающий страх. Эммет не заметил как люди разошлись и он остался наедине с девушкой — фармацевтом.

На мгновение Беккер замешкался. Он посмотрел на бейджик, где было написано имя — Николь. Девушка была прекрасна! Она обладала яркой азиатской внешностью, черными волосами, собранными в «хвост» и тонкими губами, которые она постоянно покусывала.

Николь терпеливо выждала, и после нескольких мгновений обратилась к Эммету легким голосом:

— Чем могу помочь?

Беккер молча протянул ей скомканную в руке бумагу и две пятидолларовые купюры. Николь внимательно изучила рецепт и бросила в сторону покупателя осторожный взгляд. Она молча ушла в подсобку и пробыла там почти пять минут.

Вернувшись Николь развела руками в стороны и отдала рецепт обратно. Лекарства не было.

— Приходите завтра после обеда, обещали привезти.

Эммет поменялся в лице. Осознавая, что эта ночь будет сущим адом он взял из рук фармацевта рецепт и молча поспешил удалиться.

***

Стоя на улице Эммет осмотрелся. Эта серость мира одновременно успокаивала и пугала. Серые дома, серые люди, серые тротуары, серые деревья с опавшей листвой и дождь, что поливал этот город, приобняв его серыми тучами.

Одно черно — белое кино, где Беккер играет изгоя, внушая себе, что мир его ненавидит и ему нужно отвечать взаимностью.

Он направился домой, прокручивая в голове титры окончания первой части своего фильма, после которых старый телевизор терял сигнал и показывал только помехи. После них — ничего, лишь шипящий белый шум.

22.07.2022
Евгений Андреевич

Всем привет! Я рад видеть вас на своей странице. Очень надеюсь, что вам понравиться мое скромное творчество. Понравились рассказы? Поддержите автора: Сбер 4274320105105780 Полные версии работ: https://www.wattpad.com/user/Voron-FM
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть