Эквилибриум: Чёрное и Белое. Глава 1. Возвращение

Прочитали 906
18+








Оглавление
Содержание серии

Стоя на крыше, юноша чувствовал, как его пронизывали холодные порывы ветра до самых костей, пытаясь отчистить от грязи и засохшей крови. Но ничем не смыть те грехи, что он накопил. Не смыть крови с его рук.

Глядя на этот некогда прекрасный город, Фирс Арнатов видел лишь дым тлеющих останков своего провала… Его самого большого проигрыша. Жизней, которых он не уберег, пути, по которому не смог следовать.

Но что пошло не так? Как всё привело к этому? Глядя на свои окровавленные руки, он сам задал себе вопрос, вспоминая отправную точку своей истории — обычный день, с самого начала не сулящий ничего необычного.

Весеннее утро в Запорожье. За окном гудели машины и рычали их многоцилиндровые двигатели, а в самой комнате звучал отвратительный для недавно проснувшегося юноши, звонок телефона. Поднявшись с кровати, он взглянул на часы. 7:55 — не лучшее время для звонков, так что если бы это не был его старый друг Алексей, то наверняка телефон бы перешел на беззвучный.

― Ты хоть знаешь, сколько времени? — сонным голосом пробубнил Фирс в трубку телефона, продирая зеленые глаза.

― Ну извини, я живу в другой стране. У меня сейчас разгар дня. — чуть виновато проговорил друг.

― Ладно, Лёха, с чем нужна помощь?

― Короче, моя винда сказала мне «Прощай» и улетела в далёкие края.

― Что? — мозг парня всё ещё отвергал столь раннее пробуждение.

― Да комп запускаю, а мне выбивает чёрный экран с надписью: «Операционная система потеряна».

― Хм, а ты из USB-разъемов пробовал всё вытащить?

― А зачем? — удивился друг.

Фирс совсем потерял надежду на продолжение сна и сел на край кровати, грустно посмотрев на подушку.

― Возможно, твой комп ищет операционку на флэшке, а не на жёстком диске, из-за неправильного завершения работы.

― Хорошо, попробую. Повиси на связи.

Спустя несколько минут Фирс услышал радостный крик:

― Заработало! Спасибо, хакер!

― Всегда пожалуйста. Хотя мог и в Интернете глянуть.

― Да, но у меня трафика осталось мало, да и к тому же давно мы не разговаривали. Текстовые сообщения не считаются. — искал оправдания товарищ.

― Не поспорю. — зевая, ответил юноша. Он встал с кровати и подошёл к окну, чтобы посмотреть на погоду и понять, во что одеться.

― Ты ещё играешь в ту игру? — быстро перевёл тему Алексей.

― Нет, уже примерно два года в неё не заходил. — ответил юноша, взглянул на компьютер и невольно вздохнул.

― Хорошие времена тогда были, а? — в его голосе послышалась нотка ностальгической грусти.

― Да, забыть те дни невозможно…

В голове Фирса невольно всплыли воспоминания о тех днях, когда он после школы спешил домой, чтобы быстро сделать домашку и зайти в горячо любимую игру, где его уже ждали друзья. Но радостные деньки закончились, когда игру покинул её главный сценарист. Проект пошёл по наклонной, и игроки начали уходить. Среди таковых был и Фирс, но несмотря на это, те моменты, наполнение эмоциями и радостью общих побед, навсегда остались в памяти их дружеской компании, их команды, что носила название «Стражи».

― Нужно когда-нибудь собрать нашу команду и вспомнить былые деньки. — предложил Алексей.

― Не думаю, что получится. Саша с головой погрузился в учёбу, даже на красный диплом идёт, вроде бы. Мы с Юрой на последнем курсе и нам нужно готовится к защите диплома, а ты почти всё свободное время проводишь со своей девушкой.

― Х-ха, — послышался разочарованный смешок, — и то верно. Ты говорил, что по уши в учебниках и зубрёжке. Твоя фотка, вроде, даже на стене почёта красуется, да?.. Эх, ладно, спасибо за помощь. Потом ещё спишемся.

― Ага.

Положив трубку, Фирс улыбнулся, ведь до начала пар было ещё полтора часа, а это значит, что можно полежать и порыться в телефоне. С этой сладкой мыслью парень рухнул на кровать, но тут пришло уведомление:

«Первая пара не отменяется. Всем быть к восьми тридцати.»

С округленными глазами парень вскочил и проорал:

— Да быть не может, мать вашу!

И начал собираться. На его крик пришла мать и взволнованно спросила:

— Ты чего разорался с утра?

— Первую пару вернули!

Удивления на её лице не было, была решимость. Быстро уходя на кухню, женщина проговорила.

— Тогда собирайся побыстрее. Поесть не успеешь, сделаю с нарезки бутерброды.

— Спасибо! — ответил Фирс.

Закончив укладывать всё в рюкзак, парень выскочил с комнаты, и, закинув в свой биологический бак пару бутербродов с чаем, выбежал на улицу, где уже стоял его верный железный конь. Вскочив на него так, что едва не упали велосипеды, припаркованные по соседству, он помчал что есть сил. Несмотря на своё худощавое, явно неспортивное телосложение, парень летел на всех парах, будто в последний раз. Игнорируя светофоры и водителей, Фирс пару раз задумался, а стоят ли пары его жизни? Но, вспомнив, что делал преподаватель с прогульщиками, юноша осознал, что умереть под машиной будет приятней, так что не сбавлял ходу. Мимо него проносились дома, магазины, лающие собаки и гудки автомобилей с последующими криками самих водителей, но от этого парень лишь сильнее крутил педали.

На часах было уже 8:27. Оставалось всего ничего до начала занятия, но перед Фирсом стояло всего лишь одно препятствие на пути к месту — Запорожскому институту технологий — дорога. Перехода на этом участке, конечно, не было. Точнее, он был, но чуть ниже по улице, а времени хватало только для того, чтобы перескочить на другую сторону. Фирс осмотрелся по сторонам: машин не видно.

― Так, сейчас или никогда. — решительно проговорил он сам себе.

Как только Фирс стартовал, на дороге показался мчащий на всех парах чёрный джип. Скрип тормозов чуть не оглушил паренька, хотя это была меньшая из его проблем. Автомобиль чуть не поцеловался бампером с велосипедом юного гонщика, благо последний, пускай и испугался, но всё же смог ускориться и его не задело. Но водителю, чуть не случившегося ДТП было мало, поэтому, вытолкав своё пузо, спрятанное под дорогим костюмчиком, из машины, он начал дерзить:

― Смотри куда едешь! — почти плевался слюнями от ярости толстяк.

Но парень не опешил и быстро нашёл, что кинуть в ответ:

― А тебе жир глаза замылил? На этой улице ограничение по скорости!

Мужчина никак не ожидал такой наглости от худощавого паренька на велике. Единственное, что он смог ответить, скрывая минутную растерянность:

― Подонок, свали, пока я тебя не раздавил!

― Уже бегу, колобочек! — Фирс засмеялся и поднажал, ведь пара начнётся уже с минуты на минуту.

Слыша за собой один лишь мат, он доехал до входа в главный корпус. Припарковав велик, парень забежал в аудиторию, и, тяжело дыша, завалился на своё место. К счастью, преподавателя пока не было, а значит можно отдышаться спокойно. Но друг Юра уже смотрел на него с ухмылкой:

― Ну ты даешь…

― Просто дай мне помереть. — прилипая к парте, ответил ему Фирс.

― Сколько раз Семён Викторович пары отменял, а потом возвращал? Надо привыкнуть уже.

― Я склерозник, отстань. У нас эта пара раз в пару недель, и я должен помнить, что её ведет Сёма Биполярочка?

― Х-ха, смотри, чтобы он про эту кличку не узнал, а то опять домашки накинет. А я не хочу опять писать эссе! Кстати, насчёт этого… Презентацию сделал?

Лицо Фирса обрело страдальческий вид, вызывающий жалость у любого.

― Прошу, добей меня…

― За меня это сделает преподаватель. Хотя может повезет, и он опять про домашку забудет…

― Я на это надеюсь. Кстати, представь себе, мне наш Лёха звонил. — дыхание немного выровнялось.

― Ого, он ещё живой? — искренне удивился Юра.

― Да… Он вспоминал о том времени, когда постоянно проводил время у компьютера, а мы с тобой не парились по поводу диплома.

― Ох, как же давно это было. Как молоды мы были!.. — Юра хлопнул друга по спине ладонью и снова ухмыльнулся.

― «Как молоды мы были». Нам всего лишь по девятнадцать, так что начнешь разбрасываться такими фразочками лет через тридцать.

Фирс начал вытягивать из портфеля тетради и обнаружил упакованный завтрак.

«Мама закинула, пока я бутеры жевал? Ну хоть с голоду не помру сегодня», — обрадовался парень и застегнул рюкзак.

Вскоре в аудиторию вошел преподаватель, и началось занятие. Оно ничем не отличалось от прочих: конспектирование, ответы на вопросы и самостоятельная работа под конец. За исключением небольшого запоздания, день был обычной каплей в океане серых будней.

После занятия Фирс немного отстал от своих одногруппников, он зацепил своё внимание на стене почёта, где висело его фото. Закрытые глаза, дурацкая улыбка – это была лишь малая капля тех минусов, которые тут можно было найти. Сколько было подколок и подшучиваний от Юры тогда, когда его повесили. Вспоминая всё это, юноша с новой порцией ненависти ко всему фотостудийному бизнесу всё же оторвался от созерцания себя и направился к остальным. Догоняя друга, он столкнулся в коридоре с девушкой и из её рук упала коробка.

― Извини, я задумался и не смотрел куда иду. Давай помогу донести. — пытаясь загладить свою вину, говорил Фирс и бросился поднимать коробку.

― Руки убрал! — неожиданно крикнула девушка и оттолкнула юношу от коробки.

― Ладно-ладно, — опешил парень, — я пойду, пожалуй.

Быстро скрывшись с места неприятного приключения, парень забежал в аудиторию, где должна была пройти следующая пара. На входе его снова ждал Юрий.

― Ты сегодня в ленивца превратился или что? — уже с недовольством кинул друг, заходя в аудиторию.

― Нет, просто в коридоре столкнулся с одной девушкой. Хотел помочь поднять коробку, которую она уронила, а она накричала на меня.

Фирс говорил Юре, будто сам себе, обдумывая каждую секунду произошедшего. Он пытался понять, что сделал не так и чем вызвал такую реакцию девушки.

― Может, она несла торт? Или… Ну не знаю… Кучу любовных записок? Или вообще бомбу? — голос Юры стал таинственным, как будто он раскрыл тайну убийства королевы.

― Опять шутишь? Больная она просто, парней боится. Пофиг, пошли на пару.

― Ну пойдем. — засмеялся Юра.

И снова типичная, унылая пара… Тот же нудный преподавательский тон, те же студенты, которых от сна отделяет держащая голову рука. Так продолжалось бы до конца пары, но вдруг… Здание внезапно затряслось, прозвучал грохот, похожий на взрыв. На потолке и стенах мгновенно появились трещины. На головы студентам посыпалась пыль и мелкие куски извести. Все вокруг смотрели друг на друга перепуганными глазами, девчонки начинали паниковать, но преподаватель, пускай и с лёгкой дрожью в голосе, не растерялся:

― С-сохран-няйте сп-покойствие! Сейч-час мы п-пройдём к-к выходу. Всем д-д-держат-ться груп-п-пой! Не тратьте врем-мя на сборы, уход-дим прямо сейчас!

Выйдя с кабинета, студенты тут же побежали к выходу, лишь краем глаза увидев приближающееся пламя. Все паниковали, толпились и толкали друг друга, стараясь как можно скорее убраться отсюда, со всех сторон доносились оглушающие крики. Группе Фирса повезло, что их кабинет был неподалеку от запасного выхода, которым они и воспользовались.

Снаружи обстановка была не лучше, чем внутри. Эта подавляющая атмосфера страха и ужаса, эти рыдания и крики не прекращающиеся и на секунду. Панику было не сдержать, хотя учителя и пытались. Собрав студентов возле своих преподавателей по потокам, ректор дал указание пересчитать учеников. Куратор Фирса, подойдя к ним, спросил:

― Т-так, вс-се тут? — не дожидаясь ответа, он начал взглядом пересчитывать молодых людей.

― Да, в-все… — таким же дрожащим голосом ответила староста.

Увидев, что все целы, куратор немного успокоился. Остальные преподаватели тоже начали пересчитывать студентов по несколько раз, стараясь никого не упустить. Уже через пару минут стало понятно, что некоторые так и не выбрались оттуда… Вскоре к ректору подошёл один из преподавателей. Его трясло от страха.

Фирс решился подойди поближе, чтобы услышать их разговор, несмотря на страх, любопытство всё же взяло верх. Преподаватель сильно заикался, но даже так можно было расслышать его слова.

― М-много детей т-так и не выб-б-брались из здания.

― Тише, не начинайте панику раньше времени!

― Д-да, но… Но ч-что н-нам д-делать?

― Мы ничего не можем сделать. Пожарники едут, полиция и скорая тоже. Будем надеяться, что те, кто внутри, смогут дотянуть до их приезда.

Услышав это, Фирс побледнел… Люди, что всего лишь пару минут назад имели желания и мечты, родных и любимых, хотевшие прожить долгую и счастливую жизнь сейчас лежали мёртвые под обломками или даже сгорели заживо в огне. И он мог стать одним из них.

Гнетущая атмосфера отчаяния и боли, эти ужасающие мысли заставляли всё тело дрожать от ужаса. Парню хотелось просто сесть на землю и закрыть глаза с ушами, чтобы просто не видеть всей этой разрухи, не слышать всех этих мучительных криков. Не впасть в объятья страха помогло мгновение, развеявшее эти мысли, словно дымку. Мгновение, когда Фирс увидел в окне второго этажа девушку. Всё еще живую, всё еще борющуюся за свою жизнь. Она быстро исчезла за дверью кабинета, но её появление ясно дало понять, что спасать внутри есть кого.

«Мне не показалось? Значит некоторые ещё живы! — пронеслись молнией мысли в голове Фирса. — Даже если в живых осталась только она, то как могли не заметить этого в процессе эвакуации? Хотя, о чём я думаю… Поднялась паника, все начали ломиться к выходу, спасая свою шкуру. Кто будет задумываться о посторонних? Сейчас она находится в опасности, и вопрос лишь в том, успеют ли приехать пожарные вовремя.»

Подойдя к ректору, Фирс встревоженным тоном спросил:

― Извините, скоро приедет пожарная машина?

― Я не знаю, парень, они скоро будут…

― Скоро?.. Я увидел в окне девушку! Она была жива, её нужно спасти! Сейчас!

― Жива? Значит она сумеет спрятаться до приезда спасателей. Мы не в силах ей помочь.

Взглянув Фирсу в глаза, ректор смог догадаться о том, что парень что-то замыслил, поэтому резко схватил его за плечо и сдавил посильнее:

― Я надеюсь, ты уже вышел из того возраста, когда думают о геройстве, правда? Не поднимай панику и ступай к остальным. Ей помогут специалисты.

― А вы уже, как я понял, того возраста, что можно забивать на жизни других и волноваться только за свою задницу?! Девушка осталась в рушащемся здании, а вы не можете ей ничем помочь!

― Я всё сказал. Ступай! — на этих словах ректор отвернулся и ушёл в толпу, не желая продолжать разговор.

Немного подумав, Фирс вспомнил, как попасть в ту часть корпуса, где предположительно находилась девушка. Лестница не должна быть завалена, ведь взрыв был в противоположной стороне, но соваться туда — чистое самоубийство. Пламя наверняка уже дошло и туда.

― Чёрт, она может умереть, и никто не собирается ничего делать… — чуть слышно сказал юноша.

В этот момент на лице ректора Фирс увидел страх и понял, что что-то пошло не так. Краем уха он услышал обрывки фраз из разговора ректора с кем-то по телефону:

― Как нет машин?.. Дети в завалах!.. Какие двадцать минут?.. Да пошли вы!..

Двадцать минут. Это число эхом отбивалось в ушах парня. Больше не слыша ничего вокруг, он медленно возвращался к своей группе. Глаза то и дело оглядывались на других студентов, которые ничем от него не отличались. Они стояли и дрожали, всё что им оставалось – это смотреть и тихо молится, или рыдать…

«Чёрт-чёрт-чёрт! Её не спасут, никого не спасут! За двадцать минут тут всё уже сгорит, а мы просто стоим и смотрим на это!.. Смотрим как наши знакомые и друзья умирают!»

С осознанием этого по спине прошел холодный пот, а к горлу подступил комок, мешающий вдохнуть. Словно юноша был не на улице, а там, в здании, объятый пламенем.

«Неужели мы ничего не можем для них сделать?! Хоть что-то должно быть! Хоть что-то…»

Фирс остановился. Он больше не мог пошевелиться, тело просто не двигалось, но в один миг в голове промелькнули давние детские воспоминания: фильм, где были герои, что наполняли его сердце надеждой, которое сейчас билось в диком танце.

Это немного успокоило его и, оглянувшись вокруг, юноша задумался:

«Не я один думаю об этом… Сейчас все мы смотрим на пожар, все мы думаем о том, чтобы застрявших внутри людей спасли… Но когда доходит до решения действовать все мысли кончаются одним: «Это не моя проблема», «Я должен думать о себе», «Я всё равно ничего не смогу сделать»… Но если моя совесть будет рвать меня изнутри до конца жизни, то это и моя проблема!»

Едва держа себя в руках и подойдя к Юрию, Фирс снял сумку и сказал:

― Д-держи…

― Хорошо… Что ты хочешь сделать?

― Х-ха, — нервно улыбнулся парень, — я сотворю ужасную глупость. Сумка эту глупость делать не должна.

― Что ты?.. Подожди, ты же не собираешься. — глаза Юры округлились, и он попытался схватить Фирса за руку, но тот быстро и ловко увернулся.

― Как только вернусь — побьём наш рекорд по съеданию чипсов.

― Стой, придурок!

Но парень уже ничего не слышал. Думал только о спасении жизни, хотя бы одной. За парнем погнался куратор, который услышал крики студентов, но Фирс уже успел забежать в здание института. Как только он оказался внутри, в лицо хлынул горячий воздух, обжигающий глаза. Пригнувшись и прикрывшись рукавом от дыма, он пробирался к лестнице на второй этаж, чудом обходя языки пламени. И тут его глаза округлились… Горящие тела… Их застывшие боль и страх на лице, уже покрывшиеся чёрной коркой… Они будто кричали: «Почему нас оставили умирать?» и Фирс не мог ничего им ответить.

Эта ужасающая картина заставила его проблеваться, а ноги уже были готовы повернуть назад и бежать из всех сил. Прийти в себя помогли пощечины.

«Я не могу повернуть назад! Если вернусь никогда не смогу себя простить… Я должен спасти хотя бы одного человека из этого ада!»

Пересилив свой страх, хотя бы ненадолго, парень дошел до лестницы. Поднявшись наверх и зайдя в кабинет, увидел девушку, сидящую под столом. Она дрожала, даже не обратила внимания на появившегося в дверном проёме парня. Фирс подскочил к ней только с одной мыслью — «Жива!»

― Эй, ты меня слышишь? — пытаясь разузнать, в здравом ли она рассудке, крикнул паренек и положил ей руку на плечо.

Услышав голос, она пришла в себя и тут же вцепилась в руку юноши так сильно, будто это был последний спасительный канат.

― Т-ты пришел спасти меня? — спросила она, рыдая.

― Да, нужно поскорее бежать отсюда! — парень хотел помочь ей встать, но она отстранилась. — Спокойно, тебе нужно успокоиться. Разве ты хочешь сгореть в этом здании заживо? Я так не думаю, поэтому пойдем со мной, если хочешь жить.

Фирс на мгновенье испугался, что она не примет помощь, пребывая в сильнейшем шоке, но девушка вдруг быстро поменялась:

― Ты прав.

Собравшись духом, она вылезла из-под стола.

― Как тебя зовут? — пытаясь отвлечь её от царящего вокруг ужаса, поинтересовался паренек.

― Анастасия. — ответила девушка, смотря прямо в глаза.

― Красивое имя, меня зовут Фирс. Может знаешь, где ещё есть выжившие?

― Н-нет… Здесь лишь мертвецы.

Понимая, что с каждой секундой шансов на спасение всё меньше, Фирс схватил её за руку, и, попытавшись выдавить из себя улыбку, проговорил:

― Ладно, тогда давай выбираться отсюда поскорее! Я не дам тебе погибнуть!

Они вместе направились к выходу. Фирс бежал впереди, крепко держа девушку за руку, как и она его. Здание трещало по швам, разрушаясь прямо на глазах, но думать об этом было некогда. Пламя уже добралось до них и заполнило коридор, по которому всего лишь минуту назад пробегал юноша. Лестница была уже в пяти метрах, как потолок затрещал. Увидев падающий кусок стены, парень машинально отпустил руку девушки и отпихнул её в сторону. Спасти её ему удалось, но не себя…

Горящий обломок не убил парня, но сильно придавил, сломав пару костей. Парень кричал от жгучей боли, но даже подскочивший адреналин не помог ему сдвинуть эту балку с места.

― Я помогу тебе! — бросилась к Фирсу Анастасия.

Её потуги не давали результатов, но она не переставала пытаться.

― Давай, у нас получится! — кричал парень, но…

«Да нихрена не получится! Мы не сдвинули эту хрень ни на сантиметр, а огонь всё ближе! Вот, что бывает, когда пытаешься подражать героем из телека… Сценарист вытащит их из любой ситуации, а у меня такого помощника нет…»

Они пытались, что есть сил, но ситуация не изменилась. Упав на колени возле юноши, Анастасия пробормотала:

— Мы умрём…

Она протянула руку в сторону, но тут Фирс схватил её и сказал:

— Иди отсюда.

Его зубы сжимались от боли чуть ли не до треска, но он всё равно попытался сделать голос хоть немного уверенней.

— Там прямо будет лестница, по ней спустишься, выход будет неподалеку…

— Что?.. — не поняла девушка. — А ты?

— Пошла отсюда, я справлюсь сам!

Как только он отбросил её руку, она тут же побежала прочь, оставив парня наедине с поглощающим всё пламенем. Крича во всё горло, он безуспешно пытался сдвинуть балку, но в итоге лишь сильнее обжог тело. По стенам и потолку уже пробивались большие трещины.

«Хотя бы она спасется, я надеюсь… Иначе зачем всё это было?! Героем себя возомнил, а теперь лежу здесь и скоро подохну!.. Какой же я имбицил…»

Закрыв глаза, он начал ждать неминуемой кончины, вспоминая самые приятные моменты из жизни. Не сдержав слезы, парень тихо проговорил:

― Я не хочу умирать…

Потолок трещал и вот в конце концов обвалился. Не было ни проносящейся жизни перед глазами, ни замедленных последних секунд. Лишь мгновение… А затем чёрная пустота. Время жизни Фирса Арнатова на Земле подошло к концу.

По крайней мере, он так думал.

Когда он открыл глаза, то увидел, что находится в больнице. Она точно не была похожа на ту, что была в его городе: белые кристально чистые стены, продвинутое оборудование, показывающее кучу показателей, но к парню от него не отходило никаких датчиков.

― Что?.. — едва произнес Фирс.

Язык слушался его с большим трудом, да и тело казалось намного тяжелее.

― Где я? Это точно не запорожская клиника…

Увидев, что пациент пришел в себя, медсестра сразу же подошла к его постели.

― Наконец-то вы пришли в себя! ― с улыбкой и приятным голосом она заговорила с парнем, но ему явно двоилось, ведь он слышал два голоса.

― Сколько я был в отключке?

― Две недели.

― Чего?! ― едва оторвав туловище от кровати, прокричал юноша, но тут же охрип. ― Я хочу увидеться со своими родными. Где они? В коридоре? Позовите…

― Простите, но при вас не было никаких документов, так что некого было позвать. Напишите своё имя, фамилию и адрес, по которому проживаете. Можно также вписать номер медицинской карточки, пожалуйста. — медсестра продолжала говорить формальности.

― Стоп, то есть меня сюда привезли, не сказав, кто я?

― Да, вы были в таком ужасном состоянии, что мы незамедлительно взялись помочь вам, но тот, кто доставил вас сюда, ушел, ничего не сказав.

― Ничего не понимаю… Кто принёс меня сюда?

― Это была женщина в плаще и капюшоне. Она появилась прямо в вестибюле и, паря в воздухе, отдала нам вас.

― Что?! — опять прокричал парень. — Появилась прямо в вестибюле?! Паря в воздухе?!

― Видимо, она была супергероиней, которая вытащила вас из пожара, — абсолютно спокойно говорила медсестра.

― Супер… Героиней?.. — не верил своим ушам Фирс, как вдруг заметил другую важную деталь. — Стоп! Вы говорите на английском?

― Да, мы с Вами сейчас на нём общаемся.

Всё это время ему не двоилось. Он понял, что понятный ему язык накладывался на английский, словно какой-то переводчик. Этот факт рассмешил Фирса до полуистерического смеха. Он не хотел верить в то, что видит и слышит, поэтому тут же ущипнул себя. Но сон не прекратился, а медсестра уже смотрела на него не так радужно, как при пробуждении.

«Ну так какого хрена происходит??» — мысль, занявшая весь мозг паренька.

Сказать, что Фирс впал в ступор — это ничего не сказать. Взяв волю в кулак и на секунду попытавшись забыть о сказанном медсестрой ранее, он спросил:

― В каком я районе?

― Эта больница находится на улице Гвардис.

― Стоп. Разве это не запорожская больница? — ещё больше удивился Фирс.

― Запорожская? Я не слышала о такой. Мы сейчас находимся в городской больнице города Лейвенс.

― Вы шутите?!

Эта информация стала последней каплей. На всё еще ослабленный организм медсестра вывалила слишком много информации, большая часть которой звучала как полный бред, поданный совершенно серьезно. Парень не смог всё это переварить, поэтому перешел на крик, на сколько он мог. Медсестре это не понравилось, так что, когда она нажала пару кнопок на приборе, Фирс отключился.

Таким было его возвращение в мир любимой игры. Правда Фирс точно не ожидал, что вернётся в неё именно таким образом.

16.04.2023
Theodor Weaver


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть