Доктор людей Нью Йоркского сабвея


avatar

Доктор людей Нью Йоркского сабвея.

Нью йоркская подземка похожа на кровеносную систему, она пронизывает весь Манхэттэн и переносит миллионы миллионы животворящих частиц поддерживающих жизнь города. Люди живут каждый по своему усмотрению, но в целом картина жизни города типовая. Проблемы на работе, проблемы в семье, таланты и неудачники, старики и молодые и все они к тому же делятся на традиционных и нетрадиционных в сексе, консерваторов и демократов в политике. Деление можно продолжать до бесконечности. И все они едут в подземке без перерыва 24 часа в сутки.
Сэмми Дэвису сегодня поваляться не удалось. Вчера днём его поймал по телефону Томми Брук, редактор небольшого кабельного телеканала и предложил встретиться на предмет оживления передач. Сэмми был тридцати годов острый на глаз свободный журналист и художник, музыкант и сценарист. Насколько он был одарён талантами, настолько он был и беден. Платили ему приличные деньги для его квалификации, но они утекали с его банковского счёта со скоростью потоков летнего нью йоркского дождя, стремящихся в сточные люки городский канализации.
Своих попутчиков в вагоне подземки Сэмми знал хорошо. Он из творческого любопытства отследил места работы и жительства почти всех, кто дремал рядом, читал утреннюю газету или слушал в наушниках музыку. Он их всех систематизировал и собирал негласное досье. Особую категорию составляли любители пить кофе из бумажного стаканчика. Почти все они ехали поздно на работу, по выходе из подземки не спешили, садились на скамеечку в сквере, допивали кофе перед тем как войти в двери бизнеса, где проводили несколько часов до вечера. Сэмми вывел закономерность, чем дольше служащий пьёт кофе на скамейке, тем выше его положение в фирме. Читающие биржевые сводки за вчерашний день просто спят держась одной рукой за поручень, а другой за газету. Читать Нью Йорк Таймс в таком положении просто имиджевая традиция, биржевые сводки в реальном времени и их анализ у всех на телефоне или планшете. Если мужчина около сорока и слегка хипповат, то это преподаватель, он пытается заигрывать с обучаемой молодёжью и самим собой, хотя прекрасно отдаёт отчёт, что старше своих учениц в два раза, но надежда умирает последней. Пожилые джентльмены с графскими замашками, как правило доживают свой век на низкооплачиваемых позициях. Денег у них достаточно, просто привыкли быть центром внимания, так как по каким то причинам упустили возможность иметь детей и внуков , а дома им скучно и не хватает внимания женщин. Они безукоризненно одеты, чисто выбриты, аккуратно подстрижены и приятно благоухают модным парфюмом. Эти графы нью йоркского сабвея никогда не садятся на лавки. Во первых, обозревать попутчиц удобнее, ведь ради этого обозрения, лёгкого приветственного кивка головы и ответной улыбки милого личика, они и не сидят дома. Во вторых, как и в случае с авиацией, посадка и взлёт довольно рискованное дело, при котором проявляется немощь их коленей и дрожание старческих рук. Это в их среде не допустимо.
И так, Сэмми сел в вагон напротив молодой задастой девицы с какого то острова в Карибском море и подмигнул ей. Подмигнул он просто так, чтобы не было скучно ехать, да и на всякий случай, может быть и краткосрочный роман получится. Долгосрочных романов он не имел, так как кончались деньги и вместе с ними иссякал интерес девиц. Он не получал еженедельного чека. Сначала небольшой аванс, а по выполнении задания остаток суммы. Сам он не смог бы просаживать получаемые суммы. На его попечении была изрядно выпивающая тётя. Он платил за её квартиру и периодическое лечение. Тётя выпивала всегда, на сколько он помнил, но его мама умерла рано, когда он был школьником и тётя его взяла к себе. И мама тоже выпивала и приводила мужчин в квартиру, но они долго не задерживались. Сэмми избежал подобной тяги к алкоголю и даже не курил. О просто не жил в нормальной семье и создать её себе не смог, так и ограничивался генетически заложенными краткосрочным связями, но парень он был хороший.
Томми Брук сегодня ему предложил сделать сюжет о жизни людей заполняющих вагоны подземки. Это их город, а не тех, кто ездит на лимузинах и может позволить себе ежедневное такси. Пользование такси тоже стиль, типа чтения Нью Йорк Таймс. Сэмми вышел из здания редакции и направился в находящийся напротив Юнион сквер чтобы на лавочке глядя на прохожих, появляющихся и исчезающих на ступеньках выхода подземки, обдумать план выполнения задания. Разумеется он согласился и получил аванс, точнее ему перечислят деньги на счёт завтра и эта мысль его радовала.
Не успел он сосредоточиться, как почувствовал запах хорошего свежего кофе из Старбакса, смешанный с ароматом Allure Sensuelle фирмы Шанель. В парфюмерных запахах он научился разбираться делая материал о девушках сети магазина Сефора. Кто они эти красавицы, работа которых показывать на себе достоинства лучших фирм, продавцы завлекающего аромата и надежд на незаметность морщин, продавщицы лести, самообмана и приманки для мужчин, стоящие целый день на сквозняке не успевающей закрываться двери? Этот магазин никогда не бывает пуст. Роман с девушкой из такого магазина не принесет восторгов, так как подруга всегда будет утомлена многочасовым топтанием вокруг своего стенда, расточаемым во все стороны вниманием, улыбками и деловыми советами, на вашу долю после закрытия магазина ничего не остаётся. Это конвейер, на таком же конвейере в Детройте собирают автомашины, в Шанхае электронику, а в Дакке шьют одежду.
Сэмми немного откинулся и посмотрел на создание принёсшее столь чарующие запахи. Он не стал сегодня завтракать в расчёте посетить на Ист сайде хорошее кафе, но визит к редактору затянулся и аппетит мигом проснулся от запаха кофе. Рядом сидела ухоженная женщина. Кто такая ухоженная женщина? Это не модно или дорого одетая, не красавица с обложки глянцевого журнала и даже не “приличная” , принадлежащая к определенному социальному слою. Последние на лавочках возле метро не сидели даже в школьные годы. Ухоженная женщина удовлетворена положением, работой, мужем , всем тем, что называется жизнью в большом городе. Присядь рядом с ней на лавочку Джон Клуни или Брэд Питт, во всей красоте голливудского грима, она даже их не заметит, как не заметит красоток их сопровождающих. В жизни этой женщины нет свободного места, всё расставлено по полочкам, прибрано и ухожено до уровня её личного понимания красоты, комфорта и счастья. Хотя это понимание не соответствует вашему, вы много разнообразнее и выше в полётах своих фантазий, вам не достичь состояния, которое Сэмми называет “ухоженностью”. Но это только из опыта жизни Сэмми, у вас свой опыт, но таких женщин вы тоже встречали. Радости от общения с ними мало, они не из тех, для кого жизнь есть нескончаемое ток шоу. Обычный мужчина встретив такую женщину в компании понимает с первого взгляда, что “ловить тут нечего”, хотя её семейный статус к этому не имеет никакого отношения. “Ухоженность” это не семейный статус, а состояние души.
Сэмми не спеша встал и направился к продавцу фотографий с видами города.Там толкались несколько приезжих, за спинами которых он достал из сумки свою репортёрскую технику и начал украдкой снимать “ухоженную “ женщину. У него возник план сделать сюжет о людях, которые окружают эту женщину. Их не будет так много, но все они будут в её орбите спутниками, которые никогда не падают на планету, а кармически к ней привязаны. Сэмми родился и вырос здесь и знает, что чем больше город, тем больше шансов чувствовать одиночество. “Ухоженная” женщина не исключение. Он найдёт этот момент, который будет удачей сюжета.
Женщина была лет на 5-7 старше Сэмми, одета в пальто из шерстяной ткани и вокруг шеи повязан шарфик по случаю прохладной погоды. Она никуда не торопилась, изредка прикладывалась к стаканчику, сидела ровно и не обращала внимания на окружающих. По лицу было заметно, что думами оно не отягощено. Осеннее солнце в Манхеттене приятно, на Юнион сквер оно не заслоняется небоскребами и не часто совпадает с перерывом на ленч. Тот, кто здесь обитает это ценит. Скорее всего у женщины перерыв на ленч. Плотно она не кушает, значит рабочий день не особенно длинный и она часа через три позволит себе пообедать.
-Интересно, одна или в компании она будет обедать, подумал Сэмми.
После этого у него опять дал о себе знать аппетит, но уже с некоторым неприятным чувством пробуждающейся ревности. Незнакомка начинала ему нравиться, она стала сюжетом его передачи и, соответственно, частью его самого. Прошло минут пятнадцать. Женщина встала не посмотрев на часы, это привилегия первого лица бизнеса, покидать рабочее место и возвращаться по положению осеннего солнца на небе. Кофе допивать она не стала, но и стаканчик в мусор не выбросила. Стакан кофе Старбакс на ленч это тоже ритуал, как чтение Нью Йорк Таймс. Этот стаканчик будет при ней на работе, на пути домой и только дома будет допит. Стакан кофе Старбакс это не напиток, а принадлежность к определённому культурному слою мегаполиса.
Сэмми последовал за ней делая видеофрагменты, из которых позже выберет наиболее удачные стоп кадры для фотографий. Шарфик-стаканчик-светофор, потом стаканчик-сапоги-зебра перехода, затем пуговица на рукаве-стаканчик-отражение в витрине. Закончил он серию касанием руки медной ручки двери и поворотом головы в
сторону покидаемого сквера.
Узнать, что за бизнес находится за дверью и позицию женщины в этом бизнесе труда не представило. Женщину, которая понравилась Сэмми, звали Сара Кронфельд и она была хозяйкой медицинского офиса по проблемам онкологии головного мозга. Сэмми никогда не любил детективные сериалы и под видом больного на приём записываться не стал. К четырём часам он вернулся в сквер и стал ждать появление Сары, так он её начал называть, ведя с ней нескончаемые внутренние диалоги, которые помогали ему в раскрытии облика героини. По социальной сети Линкедин он узнал о ней достаточно много, включая разводы. Установил кто был её муж и покинутый сейчас и предыдущий. Оба поддерживали с ней дружеские связи и оба имели новые семьи. Следовательно они покидали Сару без скандала. Первый муж, судя по годам брака, оплачивал обучение на врача, а второй получение степени мастера. Нутром он чувствовал, что пока никто её счета не оплачивает. Она имеет прекрасный стабильный доход и может позволить себе оставаться свободной.
В четверть пятого дверь открылась и Сара ступила на тротуар. Она никого не ждала и поэтому не поискала глазами по сторонам, не торопилась, так как не тормозила проходящие мимо такси. Она держала в руке стакан кофе Старбакс и через плечо у неё была сумочка с рисунком фирмы Коач. Во время ленча она была без данного аксессуара. В сабвей она не пошла, а медленно двинулась в стороны книжного магазина. В магазин она тоже не зашла , а постояла на углу Бродвея допивая кофе. Когда стаканчик опустел она положила его в стоящую на углу урну. На вид казалось, что Сара решала как убить свободное время. Небо стало темнеть, зажглись уличные фонари и реклама в витринах магазинов. Камера у Сэмми была профессиональная и могла работать даже почти в полной темноте. Тут он заметил, что шарфик, как предмет гардероба отсутствует, а ведь теплее не стало. Он отвлёкся этой мыслью на несколько секунд и когда сознание вернулось к нему он не увидел Сары. Заволновался и стал всматриваться в толпу. За такой короткий промежуток времени она не могла далеко уйти.
-Вы хотите меня о чём то спросить, сэр?
Он повернул голову и увидел Сару. Вопрос был корректный и ответ должен быть тоже корректный. Она знала, что он за ней следит. Но не паниковала и не позвала полицию. Она могла ему устроить через суд хорошую прочистку мозгов и банковского счёта, но не сделала этого, значит у неё были на это причины, смекнул он, полез в карман, достал свою бизнес карточку и протянул Саре
-Сэмми Дэвис, свободный репортёр ТВ канала “Город”, мэм. Меня смутило отсутствие шарфика, который был на вас во время ленча.
— Сэмми, как меня зовут вы знаете?
— Разумеется, я приношу вам извинения, если доставил неприятные моменты.
— Они были неприятные до вашего появления на моей странице в Линкедин, там только профессионалы и вы один из них, сэр. Я видела ваши передачи о людях в лимузинах и такси. Сейчас вы делаете материал о шарфиках?
— О пассажирах подземки.
— Почему вы не спрашиваете как я узнала о слежке?
— Это моя ошибка, мэм, мы были не одни на Юнион сквер.
— Верное замечание, но и в сабвее мы тоже не будем вдвоём, рискуете немного.
— Мягко сказано, “немного”, у вас есть идея на этот счёт?
— Заключим соглашение, что я дала согласия на съёмку, еду домой, а вы в сторонке делаете свою работу, если вас “остановят”, то я помогу разрешить ситуацию и мы продолжим поездку ко мне домой. Там я вас угощу обедом,а вы мне покажете отснятые кадры и мы обсудим развитие сценария.
— Но сценарий передачи в компетенции моего редактора Томми Брука.
— Меня не интересует сценарий передачи, только сценарий наших отношений.
— От такой идеи нельзя отказаться, я её принимаю, хотя мотив не ясен.
— Он прост, ваша передача поднимет мне рейтинг и я смогу получить кредиты на открытие клиники.
— Разумно, а какова моя дальнейшая судьба? Как у Боба и Ричарда?
— Я не собираюсь выходить за вас замуж. Вы будете делать следующую передачу, точнее сериал о работе клиники и достижениях фармации с условным названием “ Не все уходят, мы помогаем им остаться с нами”.
— Сара, когда я начал вас фотографировать, то представил, что вы после работы отправились на обед с кем то и меня охватило чувство ревности. Когда вы присели на скамейку рядом со мной, то я встал, так как не мог даже открыто посмотреть вам в глаза. Вы были не досягаемая женщина, на меня не обратили внимания ни до того как рядом присели , ни после того, как я поднялся . Если бы я начал тогда разговор о передаче, то вы просто встали и ушли, не так ли?
— Так.
— Что вас заставило изменить такую позицию, на .. даже затрудняюсь в выборе подходящего слова, на сценарий для хорошего фильма, который можно показывать в Европе. Там есть умные зрители.
— Сэм, давай будем начистоту. Оставим все любезности и формальности. Я не буду тебе врать, как и ты не соврал мне сейчас. Меня вчера бросил мужчина, на которого я возлагала надежды с открытием клиники. Она действительна нужна не только мне, но и десяткам и даже сотням людей, время которых ещё не до конца упущено. Но я не знаю других вариантов, как через близкие отношения. Верных мужчин с деньгами в подходящем мне возрасте мало, крайне мало. Потом он действительно мне нравился и, даже если бы он не согласился вложить часть денег в проект, то я бы с ним не рассталась. У меня была досада на себя, я обманулась в нём. Ему нужна была была женщина для приличия, к сексу он не тяготел. Я заметила, что на скамейке сидит молодой мужчина , явно не женатый и о чём то думает. Решила присяду и посмотрю на его реакцию, ведь я не совсем плохо выгляжу, хотя и не красавица. Я считала, что от меня в пространство кругами расходятся флюиды неудовлетворенного чувства, которые кто то должен уловить, но ты встал и ушёл. Я посидела немного, успокоилась и вернулась к себе в кабинет. Потом пригласила охранника и попросила прокрутить мне записи камер наружного наблюдения. Я хотела узнать, что было в сквере до моего прихода. Ничего не было, ты там появился без всякой цели. Но когда встал со скамейки, то скрылся за спинами туристов и стал украдкой меня снимать. Это меня обрадовало, так как моё излучение ты уловил, но сделал непонятный мне ход. Если бы заговорил, то я встала и ушла довольная собой и продолжила поиски свободного мужчины со свободными деньгами. После посещения моей страницы в соцсети я поняла, что ты мой шанс для открытия клиники и у меня сложился план, который пока выполняется нами обоими.
— Сара, я одинок и у меня никогда не было жены. Никто из моих знакомых женщин даже не намекал на брак. Как иссякал мой гонорар моя квартира становилась женщине ненавистной. В моём понимании, ты потрясающая женщина, о которой можно только фильмы делать, а в реальной жизни таких как ты не бывает. После твоего откровенного рассказа я убедился, что был прав, в моей жизни таких женщин не было и никогда не будет. Надеюсь ты не изменишь своих намерений и после открытия клиники мы создадим счастливую семью. Мне нравится тебя снимать, приедем к тебе домой и ты оценишь искренность моих чувств по запечатлённым моментам.
Поездка до кондо Сары в Бруклине на Президент стрит прошла удачно. Сэмми одел жакет с крупными буквами “Пресса” и особенно не беспокоил пассажиров. Сара не играла роль, специально не позировала, но изнутри светилась. И было от чего, мечта её юности о клинике начала воплощаться в жизнь. Воплощаться честно, без вступления в брак по расчёту. Прошлые мужья были состоятельными людьми и размер платежей за обучение их особенно не напрягал, хотя оба надеялись, что Сара превратится в любящую жену. На это можно рассчитывать, если сам любишь, а не покупаешь годы совместной жизни с молодой и уверенной в себе одарённой женщиной. Они не понимали важности идеи клиники в личной жизни Сары, просто вложение денег с низким возвратом. Сэм увидел своё будущее в этом проекте, оно было неразрывно с проектом Сары и это их сближало. Кредиты придётся выплачивать обоим. Супруги ставшие партнёрами модный тренд в СМИ.
Когда они вошли в прихожую, то Сара не удержала эмоций, обняла Сэма и стала его жадно целовать.
— Сэм, ты меня вернул к жизни, нет ты показал как надо жить. Сэм, ты гений репортажа, так снимать!!! Во мне каждый клик затвора камеры пробегал по всем клеткам моего тела.
Бери лэптоп и загружай результаты, а я пока приготовлю кушать. Пассворд “Сара 1977”. Я не очень стара для тебя?
— Сара не кокетничай, это я слишком молод для такой женщины, как ты. Мне ещё расти и расти до твоего уровня понимания мира и оценки своего положения в нём. Я не стану говорить, что люблю тебя, я тебя боготворю. Сегодняшний день самый важный день в моей жизни. Ты никогда не будешь жалеть о вовлечении меня в твой проект и в твою жизнь. Я даже волнуюсь, понравятся тебе мои снимки, может ты ожидала достойное тебя, но оно не получилось, фотограф не того класса, такое тоже случается и довольно часто. Не каждую хорошую модель можно сделать звездой, надо уловить её внутренний мир, а не навязывать ей свой. Из за этой ошибки многие модели и многие фотографы бросают своё призвание на полпути.
— Через десять минут сядем за стол. Ты уже перекинул фотографии ?
— Нет, пока загружаю свой фоторедактор с интернета, это минут на пятнадцать, а перекидка займёт пару минут. Не так много я и заснял. Ты желаешь посмотреть снимки до обеда ?
— После,после. Для самооценки с минимальными погрешностями желудок не должен быть пустым. Верь мне на слово, я практикующий нейрохирург.
Обед был простой из салата и немецких колбасок, плюс бутылка французского столового вина.
— Сэм наливай вино, ты сегодня не за рулём.
— Сара, может быть сначала посмотришь?
— Не дури, я знаю кого ты снимал сегодня, очень хорошо знаю эту даму. Но я её знаю изнутри, а ты мне покажешь её со стороны. Если мне не понравится, то мы купим тебе камеру получше.
После обеда Сара убрала тарелки и положила их в посудомойку, а Сэмми начал загружать снимки в лэптоп. После загрузки вывел файл для просмотра на телевизор.
Сара устроилась в удобном кресле и протянула Сэму пульт дистанционного управления лэптопом. Кому то продукция компании НР и не по душе, а её лэптоп уже два года является незаменимым медиацентром в квартире. Эпоха проводов и кабелей закончилась, теперь в моде струящиеся волны невидимого эфира и облака набитые файлами. Идеализм и материализм никогда не закончат своё противостояние.
Сара внимательно смотрела подолгу на каждый снимок, иногда просила вернуться обратно на несколько шагов. Никаких восторгов она не проявляла, несмотря на выпитый стакан вина. Наконец она сказала:
— Выключай, спасибо, ты хорошо поработал, теперь это надо обдумать.
— Довольно холодный приём.
— Глубокий, Сэм, глубокий. С материалом для твоей передачи надо обращаться серьёзно, у нас большие надежды на неё.
— Что тебе не понравилось?
— Твой взгляд. Во первых, я слишком молодо там выгляжу. Во вторых, я излишне сексуальна, такой надо быть на ток шоу у Дэвида Леттермана после показа передачи на телевидении. В третьих,..
— Сара этого достаточно, я попрошу оператора Эндрю и он сделает всё, как ты хочешь, а я по другому не могу.
— Ты не дал мне зкончить фразу. Фотографии мне понравились, я там выгляжу много лучше , чем на самом деле, ты классный мастер. Идея с Эндрю хорошая. Заканчивая критику отмечу, что главный недостаток в том, что я тебе действительно нравлюсь. Я вижу как ты улавливаешь моё внутреннее волнение. И знаешь почему я волнуюсь?
— Почему?
— Я боюсь потерять тебя Сэмми. Я старше тебя, рано или поздно, ты встретишь женщину подходящего возраста и я опять останусь одна. Если раньше я воспринимала расставание, как ступеньку в будущее, то расставание с тобой станет началом конца жизни. Мне уже поздно заводить детей, у меня не будет мужа, останется только клиника, в которой я и умру.
— Ладно, спасибо за угощение и интересную беседу,- Сэмми поднялся и стал отсоединять камеру от лэптопа.
— Ты куда собрался, Сэм?!
— Домой, домечтались в первый день свидания до развода и не насильственной смерти.
— Но ты не закончил сегодняшнюю фотосессию.
— Есть свежая идея?
— Замерь освещённость в ванной комнате и сделай мои снимки под душем и в пенистой воде, а потом я наведу на них критику.
— Сара, ты правда этого хочешь?
— Но ты же пока меня не бросил ради кого то?
— Вроде бы выпили одинаково, а соображаем по разному.
Сэмми остался и потом пожалел об этом. Сара была в постели более, чем раскрепощенная. Созданный им образ женщины рухнул, он не мог отделаться от подобных мыслей и потерял интерес к сексу с ней. Встал с постели и пошёл в душ. Когда вернулся Сара лежала свернувшись калачиком и рыдала.
— Прости Сара, я не готов к отношениям такого рода.
— А к чему ты готов, если с тобой нельзя быть физиологически откровенной? У одних людей простые желания, а у других сложные и это во всех аспектах жизни. Сдерживать себя вредно и насиловать себя тоже вредно. Это несовместимость. Ничего унизительного в этом нет для обоих. Одни умеют писать книги, а другие только читать. Но без сочинителя и без читателя литература не существует. Спасибо за фотографии, дверь захлопни и она сама закроется.
Сэм ушёл и старался не вспоминать о Саре и её образ стал стираться из памяти. Было наваждение, которое случается у творческих личностей, к коим он себя причислял. Сару он ни в чём не обвинял, она оказалась много сложнее и душевно и физиологически и эта разница его угнетала. В воскресение он зарулил к одной своей знакомой с платной услугой за секс. Она ему нравилась прежде, а в этот раз всё было пресно и банально пошло с его стороны.
— Что то не так , Сэмми?
— Знаешь Никки, что во мне изменилось, ты всегда меня привлекала и я сам себе казался успешным и достойным всех благ жизни, а сегодня я увидел, что являюсь обычным пошляком и неудачником. Томми дал хороший аванс и интересное задание, а у меня нет ни желания, ни сил его выполнять. Ушёл в пространство жизненный драйв, впору запить или сесть на иглу.
— Ты же знаешь, что я не падшая женщина, а студентка и зарабатываю таким образом недостающую сумму для обучения. Восемь тысяч долларов надо заплатить за семестр. Нет такой работы, которая позволила бы иметь и деньги и время на обучение, а кредит мне банк не дал. Никто меня замуж не звал. Кому нужна в Нью Йорке жена без образования, получающая десятку в час, с которой ещё и налог платить надо и за обучение которой надо отдавать почти всю свою зарплату. А получит ли она работу после окончания, которая вернёт вложенное не через 10 лет, а быстро, не известно.
Скорее всего ты прав, что посчитал себя неудачником. Для тебя жизнь заключается в подготовке передач и ты ими живёшь, живёшь в мифическом мире, где ты властитель всего с позволения Томми Брука, а после окончания сериала ты потерянный во времени и в пространстве мужчина у которого нет семьи , которая должна составляет его жизнь. Работа просто способ заработка средств для достойного существования и не более. Тебя должны любить и ждать дома после репетиций и съёмок. Ты изредка заходишь ко мне и мы с тобой неплохо проводим время, неплохо из-за разговоров по душам, собственно за ними ты приходишь и платишь, а не за секс, который можно легко получить бесплатно сняв молоденькую девицу в баре. Я не права?
— Никки, когда ты закончишь своё обучение и найдёшь работу у меня не будет возможности поговорить с кем -либо по душам и я сопьюсь. Я никто, меня подобрал на вечеринке в баре Томми и сделал из меня репортёра с хорошей зарплатой. А был я непризнанный поэт и не признанный худеожник без гроша в кармане и жил прихлебателем у случайных друзей. Если Томми меня выгонит, то я опять таким стану . Я могу и люблю хорошо воплощать чужие задумки, а моя голова пуста.
— С кем ты спал в последний раз?
— Не доспал и ушёл, Никки.
-Иди, Сэм и доспи с ней, иначе пропадёшь, учиться мне осталось совсем немного.
Сэмми Дэвис так и поступил, но не сразу, а через две недели. За это время он нашёл среди пациентов Сары пожилого мужчину с молодой женой , которая всячески его поддерживала в трудную минуту. Шансы на спасение есть, когда человек сам их видит и умножает в своём подсознании. Для этого ему нужна помощь близких людей. Проводить в последний путь и прочитать завещание о наследстве самое лёгкое решение и к нему надо прибегать в последнюю очередь.
Этот материал Томми принял хорошо и начал работать с этими людьми на предмет разрешения показа материала. Они согласились, отредактировали некоторые моменты и что то переснял Эндрю. Затем супруги получили деньги , которые им в этот жизненный момент не были лишними.
Расследовал он и роман секретарши Сары, миленькой Марти, со школьным учителем. Учитель ему не понравился. С Марти он встречался часто и убалтывал её на выпивку, а потом занимался с ней сексом на заднем сидении своего огромного Тахое. А в другое время крутился возле своих молоденьких подопечных и тешил свою душу ощупыванием их мягких форм. За что получил под оба глаза от брата одной ученицы. Мартине соврал, что был на пробе съёмкок нового фильма, но за неимением хороших навыков пропустил пару ударов, но в целом понравился режиссеру и тот взял его телефон, на всякий случай. Не часто люди среднего возраста умеют хорошо драться, вполне может подойти для следующего сценария. Марти души не чаяла в своём поклоннике, он представлялся ей, как минимум благородным и смелым, как Зорро. Томми долго смеялся над увиденном, потом позвонил знакомому в отделе образования и предложил ему посмотреть запись в присутствии детективов. Марти ходила расстроенная, так как её тоже Томми пригласил на просмотр.
Запечатлел он на видео и попытку самой Сары воскресить из небытия отношения с бросившим её мужчиной. Попытка провалилась, у мужчины был роман со жгучей мексиканкой, его домработницей, который обходился ему карманной мелочью, а не финансированием клиники. Это видео он приберёг для визита в офис Сары.
В понедельник он встал пораньше, прилично оделся и купил букет цветов для Марти. Пришёл немного ранее Сары, вручил молодице цветы, чем вызвал благодарственную улыбку и она простила ему видео огорчения и факт шпионажа.
— Мистер Дэвис, а у вас есть подарок Саре? Неужели вы пришли с пустыми руками, я не верю, покажите мне его, я умираю от любопытства.
Сэм рассмеялся и достал из кармана флешку.
— О боже, это видео?
— Да,
— А , что там? Встреча с мужчиной?
— От вас Марти ничего нельзя утаить, да это последняя встреча с ..
— Генри Брауном?
— Да.
— Кошмар, как она выносит исходящий от него запах? Вы знаете, мистер Дэвис , что я люблю свою хозяйку, но некоторые её поступки не воспринимаю, хотя и сама не без греха, ха, ха. Кому это я говорю, тому, кто меня сам подловил, ха, ха. Мистер Дэвис снимите сериал “ Дуры набитые”, его на премию Оскара выдвинут. Ну, а чем дело у них закончилось?
— Он ей в очередной раз отказал в внимании.
— Если женщины дуры, то мужчины идиоты. От такой успешной, холёной и главное чувственной женщины отказываются. Вы их понимаете?
— Понимаю Марти, я один из этих идиотов и пришёл просить прощения.
— Так интересно, так интересно. Об этом тоже будет передача?
— Обязательно, название Марти вы уже придумали “Набитые дуры для полных идиотов”.
— Ха,ха.. вам бы снять на эту тему немое кино, было бы не хуже, чем “В компании Макса Линдера”. Если займётесь , то пригласите меня на роль секретарши ха, ха… с вами не соскучишься.
Входит Сара и общий смех обрывается. Сара замечает букет цветов на столе Марти и вопросительно смотрит на Сэма:
— Мистер Дэвис, чем могу быть вам полезна?
— Миссис Кронфельд, мне кажется у меня проблемы с головой.
— Я об этом давно знаю, проходите и устраивайтесь поудобнее, желаете кофе?
— Спасибо, я теперь, как и вы, со своим стаканчиком из Старбакса везде появляюсь.
— Рада за вас, наконец то приобретаете стиль. Какое у вас дело?
Перед ним сидела ухоженная женщина и его опять было начала охватывать робость, но он её переборол и набрав в лёгкие воздуха выпалил:
— Хочу с тобой закончить фотосессию с того места, где мы её прервали.
— Сэм, ты уверен, что я свободна?
— Абсолютно,- и достал флешку из кармана,- здесь запись встречи с Генри Брауном.
Без всякой тени на лице и без малейшего интереса к флешке она сказала:
— У меня сегодня занятый день, займи себя чем-нибудь. Если ты не забыл адрес , приходи пол седьмого.
Сэм встал, поклонился и не прощаясь вышел. В приёмной Марти его остановила вопросом:
— Ну?
— Я полный идиот, Мартина.
— Значит всё нормально, мистер Дэвис.
Целый день Сэмми мучался сомнениями и страдал, даже в трёх барах виски принял, что с ним никогда не случалось. В половину седьмого он толкнул дверь квартиры на Президент стрит, она не была заперта. Он вошёл в гостинную , но там никого не было. Через приоткрытую дверь спальни он увидел улыбающееся лицо Сары и простёртые к нему руки, призывающие в кровать.
Сара умела прощать, для неё это было моральной нормой. Она прощала Мартину за витание в облаках в рабочее время. Она не только её прощала, но немного завидовала. У неё тоже появлялись свободные минуты, но она не мечтала о мужчинах в это время. Обе женщины были “свободны” и обе хотели быть “занятыми”. Очень трудно в Нью Йорке выполнить такое желание. Быть временно “занятой” им удавалось, а найти того, кому она нужна для жизни не получалось. Не потому, что мужчины коварные и плохие, они такие же как женщины. Хотят быть “занятыми” для жизни, но самой жизни в городе очень мало. Её на всех не хватает. Нью Йорк город устремлений, движений, взлётов, падений и даже воскрешений в финансовой сфере. Здесь для этого есть все условия. Это город для денег, а не для людей. Поэтому очень трудно остаться человеком и не превратиться в манимейкера. Ничего в делании капитала плохого нет, он материальный базис всего.
Это только в кино миллионер, в исполнении Ричарда Гира, соединяет свою жизнь с женщиной с улицы, в исполнении Джулии Робертс. Не забыта сказка и о женитьбе мистера Форда. Мифы живучи, любому необычному соединению душ всегда можно талантливо присоединить миф. Миллионы людей обитают в черте влияния денег мегаполиса и по теории вероятности новости полны неожиданностей бракосочетания. Момент сочетания заметен, процесс сохранения скрыт от глаз широкой публики. Никто его на показ не выставляет, так как он не стабилен. С изменением финансового статуса изменяется и отношение друг к другу.
Сара прощала и пациентов, которые были разочарованы результатами даже первичной беседы. Многие приходили к ней по ошибке. Она хирург, то есть специалист по последнему шансу. Очень часто её вмешательство либо не требуется, либо слишком поздно человек спохватился о своём здоровье. Сэмми чутко уловил этот момент. Он снимал пациентов, едущих на консультацию и возвращающихся с консультации. Параллельно снимал и врача в той же последовательности. Были кадры больных следующих в госпиталь и покидающих госпиталь после операции. Он снимал Сару, которая ехала на операцию, а потом возвращалась с операции. Длинный видеоряд без пояснений и комментариев, только музыка за кадром.
Сара простила и Сэма. Он не видел разницы между сексом, как потребностью организма и сексом, как видом глубокого взаимного доверия, понимания и желания доставить радость удовлетворения партнёру. Она не ошиблась в нём, просто мужчина оказался не подготовленным к близости с такой сложной женщиной. По натуре он был ведомым. Но если на работе он признавал авторитет Тонни Брука, то о необходимости признании своей роли ведомого в сексуальных отношениях с Сарой он даже не догадывался. Та встреча выходила за рамки понятия “как всегда”. Свои чувства он считал чистыми, таковыми они и были. Откровенными были и чувства Сары. Перед его глазами находился миф, а перед её глазами находился малограмотный в психологии увалень. Она переоценила его уровень прогресса за столь короткий период знакомства. Она его простила как женщина, так как он был репортёр, значит изрядный фантазёр, мастак трансформировать ситуацию в наиболее привлекательную для зрителя форму и подстраиваться под собеседника. Сара оказалась зрительницей, а не участницей развития отношений с Сэмом. В этом он её профессионально переиграл, но осознать это у него не было знаний. Он просто влюблённый самоучка в опытную и грамотную во всех отношениях женщину. Он это осознал в процессе работы над заданием, пришёл с покаянием и был принят в объятия.
Работа подходила к концу, но Сэмми она не устраивала, не было общей увязки с первоначальным замыслом. Он попросил Эндрю поснимать его и Сару в разные моменты совместной работы . Оператор снимал их в госпитале, кафе, офисе городского клерка по здравоохранению и при передвижении по городу на сабвее. В конце работы Томми стал сторонником клиники для простых людей с дешёвыми городскими страховками и придумал название , которое точно определяло направленность передачи “Доктор людей Нью Йоркского сабвея”.

0
01.07.2019
avatar
89

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Vladimir: посмотреть остальные.


Еще на тему: Современная проза

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravataravatar

Лучшие книги для начинающих писателей

avataravataravatar
Чем отзыв отличается от рецензии

Чем отзыв отличается от рецензии? И как научиться писать их интересно?

avataravataravataravatar

Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть