ВНИМАНИЕ! Автор однозначно осуждает фашизм, расовую и национальную дискриминацию и религиозный экстремизм во всех их проявлениях.

— Дверь напротив входа ведет в спальню, — сказала хозяйка квартиры, взрослая женщина приятной внешности с заботливыми карими глазами, указывая связкой ключей на дверь со стеклянными вставками. Джера кивнула, и женщина свернула за угол коридора, — Здесь туалет, здесь ванная комната, впереди кухня. Пройдите, посмотрите.
Джера оставила тяжелую сумку в коридоре и стала осматривать квартиру. Ничего особо необычного та из себя не представляла. Квартире не помешал бы косметический ремонт, но в ней вполне можно было жить. Глупо было ожидать чего-то сверхъестественного за такие небольшие деньги.
— Ну как? — спросила хозяйка, — Вас всё устраивает?
— Вполне.
— Отлично. Цену за месяц вы знаете. В квартире не курить, шумных сборищ не устраивать, никаких домашних животных. Я живу в соседнем доме, если что-то случится — обращайтесь. Вас будет примерно раз в месяц навещать моя дочь, проверять всё ли в порядке с квартирой. Пожалуйста, не принимайте это на свой счет, просто у нас были неприятные… эксцессы с предыдущими клиентами… Я думаю, завтра дочка придет к вам познакомиться. Ну что, вы не передумали снимать квартиру?
— Нет. Сейчас я переведу деньги на ваш счет, — ответила Джера, выводя свой НПК из спящего режима.
— Прекрасно! Тогда я ухожу, оставлю вас в покое. Спокойной вам ночи.
Джера безразлично кивнула в ответ. Женщина ушла. Её арендатор же тяжело вздохнула, потянулась и направилась в спальню, оставив сумку лежать в коридоре неразобранной.
Спальня оказалась довольно невзрачной комнатой. Кровать, письменный стол со стулом, дешевый, потрепанный платяной шкаф, и пара полок — вот и вся мебель. Джера прошла к окну, оперлась руками на подоконник и стала смотреть на вечерний город. Опустила взгляд и увидела на подоконнике большого жука, раздавила его пальцем. Потом повернулась к окну спиной и активировала НПК.
«Плохи дела», — подумала она, открыв банковское приложение, — «Для политической карьеры нужны деньги, хоть какой-то стартовый капитал… Едва ли мне в моей будущей партии кто-то будет платить за работу, всё нужно будет делать на чистом энтузиазме и, при этом, вкладываться в работу на полную катушку, если я хочу пробиться наверх».
Воительница возмущенно вздохнула, сняла высокотехнологичный браслет, бросила его на полку и растянулась на кровати.
«Свинство», — подумала она с негодованием, — «Я дослужилась до капитана, получила четыре военные награды, прошла войну от начала и до конца — и всё ради того, чтобы жить на эти копейки?!»
Джера повернулась на бок.
«Надо искать работу… Еще завтра придет эта девушка, дочь хозяйки… Интересно, как она выглядит?»
#
Ночь уставшая от переезда Джера провела, проспав мертвецким сном. Проснулась она поздно, солнце уже стояло в зените. А проснувшись, поняла, что ей нечем пообедать. Уныло собираясь в поход за продуктами, Джера думала о множестве проблем, стоящих у неё на пути и о том, как сложно будет их преодолеть.
Перебирая в голове список дел на сегодня, воительница стала спускаться по лестнице жилого дома к выходу. Когда она была на уровне второго этажа, то увидела, что ей на встречу идет миловидная шатенка с собраными в хвост волосами и жизнерадостным взглядом, одетая в симпатичную светло-голубую блузку и джинсы.
— О, здравствуйте! Это вы госпожа Джера? — мило улыбнулась она, смотря в глаза Джеры с невинным, почти детским любопытством.
— Здравствуй, — воительница улыбнулась уголками губ, с интересом разглядывая девушку.
— А я как раз хотела с вами познакомиться. Меня зовут Гейла, я дочь Миры Чалдис, которая сдает вам квартиру, — Гейла протянула Джере ручку, — Ого, какая вы сильная! — удивилась она, после рукопожатия.
— Говори со мной на «ты». И не бойся так, я тебя не покусаю, — добродушно улыбнулась Джера.
Гейла, несколько смутившись, хихикнула.
— Хорошо. Ты идешь в магазин? Знаешь, где он находится? Тебе сразу после выхода из подъезда нужно повернуться направо, пересечь двор и обогнуть дом 56, а там ты его увидишь.
— Спасибо.
— Всегда пожалуйста. До встречи, Джера! — весело поклонилась Гейла. Она развернулась и стала спускаться по лестнице
— Пока, — ответила воительница, смотря ей вслед.
«Надо же, а она оказалась такой милашкой. И красива. Весьма красива…»
— Гейла! — окликнула Джера девушку.
— Да?
— Я в этом городе совсем недавно, приехала издалека. Может, выпьем завтра по чашке чая вечером? Расскажешь мне про интересные места в городе, где находится больница, полиция и остальное?
Гейла на секунду задумалась.
— Так, завтра я свободна… Хорошо, конечно, можем пообщаться. Когда мне прийти?
— В пять часов вечера.
— Отлично. Увидимся!
Джера кивнула в ответ.
#
Закупившись всем необходимым и решив все бытовые вопросы, Джера принялась искать в универс-вебе информацию о фашистских партиях города Сильвен. В местной социальной сети тут же возникли сотни пабликов разной степени популярности. Весь вечер Джера перебирала группу за группой, писала админам, знакомилась с аудиторией и очень скоро поняла, что смысла в этом никакого — современные ей фашисты представляли собой жалкое зрелище. В лучшем случае, это были освященные младой глупостью школьники, в худшем — странные трансвеститы в полосатых чулках. И, конечно, ни те, ни другие не спешили создавать партию. Наконец, из десятков открытых вкладок, осталась одна. Авторы этого весьма малочисленного паблика называли себя партией. В качестве своего флага они взяли традиционный флаг Адегерской империи — сине-бело-оранжевый — и черный символ, очень похожий на букву «W». Аудитория в этой группе была более или менее подходящая — молодые и сильные люди, многие из которых, судя по фото, успели повоевать. Остальных же вполне можно было обучить. Кроме того, у этой организации был свой офис, адрес которого благожелательно оставили в шапке группы. Решив в ближайшее время навести им визит, Джера перешла к более насущным проблемам и занялась поиском работы.
Здесь, впрочем, было ничуть не лучше. Сказывалась минувшая проигранная война. Достойных вакансий не было совсем, даже для медиума разряда А — или высшего разряда по классификации того региона Вселенной, где Джера жила раньше. А те, что были, предлагали такое низкое жалование, что при самом экономном образе жизни, не давали Джере шанса начать откладывать деньги. Скрепя сердце девушка всё-таки сохранила в закладках несколько более или менее достойных объявлений.
Укладываясь спать, медиум вспомнила с усмешкой такую милую и добродушную Гейлу. Обдумывая, как сблизиться с ней, и какую пользу из этого можно было бы вынести, Джера уснула.
#
Утро следующего дня Джера провела в разъездах, безуспешно пытаясь найти хоть какую-то работу, где могли быть применимы её боевые и магические навыки, но ей упорно не везло. Конечно, с её статусом можно было без труда вернуться в армию и служить Адегеру дальше, но это её не устраивало. О какой политической карьере в таком случае можно мечтать? Превращение головы в запекшееся месиво из мозга, мяса и костей после попадания из энергетического пистолета — это определенно не то, что может помочь её становлению в мире политики. Не хотелось ей соглашаться и на профессии вышибалы в клубе или фитнес-тренера в какой-нибудь захудалый спортзал — здесь в дело вступала джерина гордость и память о былой славе. Дочь прославленного воина Даре`эльмира и бывшая императрица собственной Эрента`арской империи — разве место ей в провонявшем потом спортивном зале среди пытающихся привести себя в форму жирных коров? Впрочем, к вечеру её возвышенный настрой несколько расшатался.

— Подожди, ты не шутишь? Ты правда воевала? — с круглыми от удивления глазами спросила Гейла, нервно сжимая пальцами чашку с фиолетовым чаем из чанских цветков.
— Конечно. Тебя это так удивляет? — спокойно ответила Джера, всем своим видом показывая, что в войне нет для неё ничего необычного.
— Но… Но как? Я, конечно, заметила, что ты очень сильная, но… Ты медиум, да?
— Да. И очень хороший.
— С ума сойти… И ты сражалась наравне с мужчинами?
— Только первые полтора года. Оставшийся год я была телохранительницей одной очень талантливой чародейки, — Джера едва сдержала усмешку, думая о Рене.
— Ты, наверное, очень храбрая. Я бы не смогла так…
— Перестань. Наш господь Адемир уготовил каждому из нас своё определенное место. У каждого свои достоинства. Я храбрая, а ты очень хорошенькая, глаз не оторвать, — улыбнулась воительница.
Гейла смутилась.
— Спасибо. Но ты тоже очень красивая. И сильная.
— Теперь тебе есть к кому обратиться, если тебя кто-нибудь обидит, — подмигнула Джера.
— Хорошо, — улыбнулась милашка Чалдис.
— Война закаляет человека, Гейла, но не каждый человек рожден, чтобы воевать. И всё же, те люди, что прошли кровавые битвы и доказали свою силу, достойны называться истинными гражданами своей страны.
— Ты правда так думаешь?
— А что, это не так на самом деле? Мы, солдаты, платим кровью за то, чтобы гражданских не постиг позор поражения и лишения проигравших. Разве мы не достойны больших прав?
— Ну… Может ты и права…
— Ладно, давай сменим тему, — воительница благодушно улыбнулась.
Дальше разговор у двух девушек пошел хорошо. Джера расспрашивала собеседницу о её жизни, узнала, что та собирается осенью поступать в ВУЗ на художницу, а пока отдыхает на каникулах, помогая матери по дому и работая с её арендаторами. И всё же, молодой девочке было страшно интересно узнать о военной службе своей новой подруги, и госпожа де Аракт стала травить ей разного рода байки о минувших днях войны — сначала смешные, потом грустные. С удовлетворением Джера думала о том, что смогла искренне заинтересовать Гейлу, и остальное было лишь делом техники. И действительно, расстались они едва ли не как лучшие подруги, и Джера выпросила у девушки обещание на следующий день прогуляться с ней по району.
#
— У вас довольно милый город, — заметила Джера, идя на следующий день рядом с Гейлой по длинной алее, засеянной деревьями, очень похожими на кипарисы.
— Да, мне тоже здесь нравится. У нас очень открытые и добрые люди, — улыбнулась девушка, задумчиво смотря под ноги, — Я здесь выросла, выучилась в школе, собираюсь в ВУЗ… Этот город — моя Родина. Он мне как отец.
— Настоящего отца у тебя нет?
— Нет, он умер до моего рождения. Меня вырастила мать и бабушка. Бабушка, к сожалению, тоже уже умерла, без неё я бы так и не решилась стать художницей. Это она учила меня рисовать и быть упорной, не переставать пытаться…
— Покажешь мне свои рисунки?
— Да, конечно… Мама у меня тоже прекрасная женщина. Она очень любила папу, но когда он умер, сделала всё, чтобы я выросла счастливой. Наверное, она считала, что это её долг перед отцом.
— Да, очень жаль, что так вышло… Одинокой женщине не так-то просто воспитать ребенка.
— Мама сильнее, чём ты думаешь, — улыбнулась Гейла, — Её ничто не способно сломать.
— Разве что, с тобой может что-нибудь случиться.
Гейла поёжилась.
— Надеюсь, не случится. Времена сейчас очень сложные, война только закончилась, но…
— Не бойся, — сказала воительница, приобнимая девушку за плечо, — Я не допущу, чтобы с тобой что-то произошло. Ты хорошая, Гейла. Тебе нужно жить.
— Джера… На нас смотрят, — смущённо пробормотала девушка.
— И что? Это просто дружеское объятие.
Уверенный и нарочито расслабленный тон Джеры успокоил спутницу, и та не сбросила руки со своего плеча, но, чувствуя её напряжение, это сделала сама Джера.
— Эх, Гейла… — вздохнула она, — Такая хорошая, а к объятиям не привыкла. Неужели тебя ни разу не обнимали влюбленные мальчики?
— М-м… — смешалась Чалдис, — Нет.
— Врешь. Неужели ни разу?
— Нет! С чего бы мне тебя обманывать?
— Ну, ладно… — Джера хитро улыбнулась, — А, может, девочки?
Гейла покраснела до корней волос.
— Нет.
— Хах, понимаю. Тебе бы следовало это исправить, — воительница подмигнула подружке.
— Джера, ты такая… Хулиганка, — примирительно хихикнула Гейла, — Мы знакомы всего лишь два дня, а ты уже говоришь о таких вещах.
— Жизнь коротка, милая, нечего топтаться на одном месте… Ну что, кажется, мы обошли весь район, — Джера остановилась. Левитирующий в воздухе пакет с продуктами, который солдатка удерживала силой телекинеза, плавно покачнулся, — Надо отнести еду домой. Ты не заглянешь на огонек?
— Нет, прости, меня мама ждёт.
— Тогда до встречи?
— Пока.
#
Прошло несколько дней, а дела Джеры так и не сдвигались с мертвой точки. Она не могла вступить в партию, потому что не могла себя в полной мере обеспечить, а решить финансовые вопросы не могла, потому что не могла найти работу. День ото дня она ходила по самым разным учреждениям и просила принять её, но всё без толку. Девушка всерьез начинала задумываться над тем, чтобы бросить думать о своей гордости и попытаться устроиться хотя бы на недостойную работу.
Единственной отрадой для неё была Гейла, вокруг которой Джера, как гигантский удав, медленно, но неуклонно затягивала свои кольца. Однажды солдатка увидела, как предмет её интереса общается у подъезда с вполне симпатичным, хотя и простоватым на вид пареньком. Общались они, судя по мимике, жестам и тому, как они держали себя, исключительно дружески, хотя, когда Гейла увидела Джеру, счастливо улыбнувшись, помахала ей рукой и пригласила подойти к ним, во взгляде паренька будто бы мелькнула ревность.
Когда воительница подошла к парочке, парень представился. Его звали Нокт. И Джера ему не понравилась с первого взгляда. Чем дольше они говорили, тем отчётливее в его взгляде проступала неприязнь, та самая антипатия, когда ненавидишь человека буквально за всё: за лицо, мимику, взгляд, жесты, привычки, манеру говорить, когда бесит каждый волосок на теле, каждая пора… Гейла мило щебетала, то и дело смеясь и хихикая, и не замечала того, как Нокт пытается испепелить Джеру взглядом, а та, нарочито наплевательски отвернувшись к Гейле, участливо её слушает и смеётся в ответ.

На третий день после их с Гейлой чаепития, Джера проснулась с мыслью, что ей надоело спать в пустой и холодной постели. Завершив все свои утренние процедуры, она первым делом написала избраннице, приглашая её к себе в гости. И, как обычно, искренняя и отзывчивая девушка согласилась провести вечер за дружеской беседой.

— Гейла, дорогая, я всё никак не могу понять одного — как всё-таки так получилось, что у тебя ни разу не было парня? — спросила Джера, подперев щеку рукой.
— Ну… Понимаешь, меня так воспитала мама. Необдуманные отношения, связи — всё это может привести к проблемам, от разбитого сердца до нежелательной беременности… И всё такое…
— Понятно. Но неужели тебе ни разу не хотелось обнять любимого человека? Не хотелось, чтобы рядом был близкий?
— Хотелось, но… Я ни в кого никогда даже не влюблялась. Даже Нокт — он очень милый, но очень нерешительный и… Не знаю, наверное, я жестоко поступаю с ним…
— Ты не виновата, что он не в твоём вкусе… Ха, а тебе нравятся решительные люди? — улыбнулась Джера.
Гейла помолчала, задумчиво уставившись на лежащий на столе бокс с пирожными.
— Не знаю, я никогда не задумывалась об этом. Но мне точно не нравится, когда мужчина мнется и боится, что его отвергнут, — решительно добавила она.
— О, Гейла, какой пыл! — рассмеялась воительница, — Ты бы видела своё гордое личико.
Джера качнула голову на бок, как любопытный щенок, а потом протянула руку и погладила Гейлу по щеке.
— Джера! — вспыхнула та, замерев от страха.
— Так ты хотела, чтобы сделал Нокт? Хах, боюсь, я украду этот шанс у него.
— Д-джера…
— Что? Тебе неприятно?
— Джера, это… Это неправильно!
— Почему же? У тебя такие бархатные щёчки… — протянула воительница, коснувшись её щеки губами.
— Ты… Ты ведь тоже женщина!
Джера отдалилась, смотря Гейле в глаза.
— Это всё, что тебя останавливает?
— Ну… Да…
Джера неопределенно хмыкнула, несколько секунд свеля глазами кафель, а затем резко приблизилась к девушке и страстно поцеловала её в губы. Гейла хотела была оттолкнуть её, но слишком долго сомневалась, и Джера заключила её в объятия. Девочка ещё пару секунд трепетала как пойманная хитрым котом маленькая птичка, но затем вдруг расслабилась, невольно наслаждаясь поцелуем.

21.03.2022


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть