5

Прочитали 27

Вскоре я обнаружил ещё один плюс Эрика в качестве моего помощника — он не любит сладкое.

Поначалу, когда я сопровождал его в столовку, он ел всё. Это я точно помню, я тогда внимательно за ним следил.

Затем я как-то раз задержался по важному делу, отправил его на обед одного, потом второй раз… Ну, и снова начал я засиживаться, рассудив, что Эрик взрослый мужик и я не могу постоянно с ним носиться.

А тут мне в один из дней позвонила мама, долго переживала, что я НАВЕРНЯКА себя не берегу и забываю есть, так что я, устыдившись, поставил напоминалку про обеденное время. И таки ж пошёл — хоть и за двадцать минут до конца.

К моему удивлению, впереди я увидел спину Эрика — это он ещё только туда идёт?

Нагнав помощника, хлопнул по плечу — чёрт, он так вздрогнул, что мне аж неловко стало.

— Всего лишь я. Что-то вы поздно, обед уже на исходе.

— Я всегда так хожу.

Не дождавшись пояснения, всё же решил спросить:

— Почему?

— Людей меньше.

Ну, это понятная стратегия. Может, при случае поговорю с поварами, чтобы Эрик тоже мог позже приходить. Толерантность и гражданские права — это хорошо, но нам, социальным меньшинствам, иногда хочется просто поесть спокойно.

Я было пристроился рядом с ним — всё равно в одном направлении идём, — но вскоре заметил повисшее в воздухе напряжение.

Эрик отодвинулся от меня подальше, на другой край дорожки. Разговаривает сквозь зубы. Как только навстречу кто идёт — многие уже из столовой возвращаются, — меня так и окатывает ощущением паники.

Не хочет, чтобы нас видели вместе? Типа, неловко, что два мутанта поддерживают дружбу? Или что? И почему раньше он так себя не вёл, а теперь — нате вам?

А уж когда я заметил на его щеках бледно-розовый румянец — совсем лёгкий, но тем не менее, — понял, что нужно валить. Навязываться и смущать кого-либо своим присутствием не в моих правилах.

— Зайду в лазарет, по делу.

Он кивнул — как будто с облегчением. А может, у меня паранойя.

Ни в какой лазарет мне, конечно, не надо было, сделал круг и снова направился к столовой.

Взял порцию, пошёл к своему любимому столику — в углу, подальше от входа, там ещё раскидистый фикус хорошо прикрывает, — и здрасьте, Эрик. Значит, с тех пор как я показал ему этот стол, он так за ним и обедает.

Остальные места свободны.

Однако стоило мне посмотреть на стул напротив него, как на лице Эрика вспыхнула такая растерянность, чуть ли не страх — снова, что я извинился и потопал к столику у другой стены.

Да и ладно. Не хочет — не надо. Главное, что на работе нормально общаемся. Нормально же?..

Через десять минут обеденное время закончилось, я краем глаза покосился — Эрик встал и, собрав посуду, ушёл.

А на столе осталась шоколадка в красной фольге.

Лично я чаще беру синюю — с орехами больше люблю, но от обычного молочного шоколада тоже не откажусь. А он её оставил.

Я было подвис нерешительно, но при виде уборщика — вскочил, метнулся к тому столу и забрал. Выбрасывать шоколад? Не в мою смену!

В приёмной Эрик уже пялился в свой монитор, и я положил шоколадку на стол перед ним.

— Вы забыли.

— Я не люблю сладкое.

Вот ещё открытие, раньше-то нормально ел.

— То есть… Вы специально её оставили? И часто вы так?

Вместо ответа он пожал плечами.

— Только не говорите, что каждый день. Серьёзно?! Тогда отдавайте лучше мне, чем так просто…

Я чуть было не ляпнул «выбрасывать» — оставшуюся после мутанта еду всё равно никто не возьмёт, — но успел сдержаться.

— Хорошо. Я не знал, что вы любите. Ну, тогда берите.

Он подвинул красную плитку обратно к краю стола — а мне два раза предлагать не нужно. Довольный, я половину сжевал сразу, а вторую оставил к чаю.

На следующий день лежащая рядом с кофеваркой плитка шоколада стала приятным сюрпризом — я уже успел забыть об этом разговоре.

А в ближайший понедельник — целых три, потому что Эрик и за выходные притащил.

Остановился я, значит, в приёмной с полными руками шоколада — одну грызу, на остальные любуюсь — и дверь в кабинет изучаю.

За спиной хлопнуло — Эрик откуда-то вернулся.

— Что-то не так?

— Да нет. Я просто прикидываю, может, уже сейчас оформить смету на ремонт. Нужно расширить дверной проём.

— На сколько? — встав рядом, он тоже принялся изучать дверь. — Тогда нужно шкафы менять, здесь впритык, да и с вашей стороны тоже.

От неожиданности этого делового тона я перевёл взгляд на него — ну да, физиономия такая сосредоточенная — и, не выдержав, начал ржать.

— Я что-то не так сказал?

На самом деле манера общения у Эрика мужиковатая, где-то даже грубая — не в том смысле, что он собеседников херами обкладывает, а просто без намёка на сюси-пуси, — но когда он вот так распахивает глаза в растерянности — ни за что не скажешь. Такой очаровашка! Даже забавно, насколько его внешность не совпадает с характером.

Не удержавшись, я выпалил:

— Знаете, с таким лицом вам нужно не в казарме штаны протирать, а моделью работать. Я гарантирую, что девушки бы в очередь выстраивались, чтобы вас потискать.

Но Эрик нахмурился так оскорблённо, что я поспешил хлопнуть его по плечу со всей силы — напомнить, что сейчас он вовсе не в модельном агентстве.

— Да ладно, расслабьтесь. Я всего лишь имел в виду, что скоро перестану пролезать в дверь — с такой-то кормёжкой.

— Вы же сказали…

— Ну да, спасибо. Но это не отменяет того, что придётся объединить кабинет с приёмной и я буду кататься туда-сюда.

— Я могу не приносить, — он искоса оглядел мою фигуру.

— Нет! — я возмущённо махнул шоколадиной. — Непременно приносите! Ради такого дела я готов пойти на жертвы. Тем более, женщины любят милых пухлячков.

В общем, так оно и пошло: Эрик обеспечивал меня дополнительной порцией сладкого, и каждый раз, попивая кофе с шоколадкой, я радовался, как мне наконец-то повезло с помощником. Есть всё-таки справедливость на свете, и не зря я столько времени мучился с лейтенантом Фрэнком!

15.01.2022
Марина Орлова

Также известна как Манон Марешаль и Manon_Marechal
Внешняя ссылка на социальную сеть Litres Litnet


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть