18+

Ворон посещал это место не в первый раз, но каждый раз она радовало его постоянством погоды. Туман и моросящий дождь словно были здесь всегда, или это так везло Ворону, но его подобная погода вполне устраивала

— Надо осмотреться, оно должно быть где-то не далеко

Странник побрёл в сторону утёса, с которого должен открыться чудесный вид на всю окрестность. Вот только…

— Ну да, туман… — произнёс, закатив глаза Ворон стоя на вершине утёса, с которого только была смутно видна дорога, проходящая аккурат вдоль всего склона. – Ну разве я не гениален! Пытаюсь осмотреться во время тумана… — Он вздохнул – если бы только люди знали, что существо, которое старше их богов иногда выкидывает подобную тупость… боги и их служители потеряли бы всякий авторитет, а то и хуже, на них бы смотрели, как на шутов или обходили бы стороной, как опасных умалишённых… а это что?

Ворон начал пристально вглядываться в туман надеясь рассмотреть движущийся по дороге вереницу повозок

— Похоже святоши везут новых “добровольцев” на последний в их жизни праздник! Праздник по их торжественному сожжению! – Чёрный Странник криво улыбнулся – А охраны-то сколько… будто и впрямь не травниц, знахарей или неугодных везут, а действительно кого-то опасного. Надо поторопиться, нахватало чтобы они мне мешали в монастыре

Ворон сорвался с места и помчался в сторону спуска с обрыва

Спустя некоторое время он оказался на дороге. Немного позади послышались голоса.

— Они выслали в перёд разведчиков?! – удивился Ворон – да кого они там везут?

— Это кто? Там, впереди? – сказал один из воинов

— Это один из культистов! Не дайте ему уйти! – крикнул другой.

Первым в атаку бросился крикливый, единственный всадник в отряде, по всей видимости, он капитан, вряд ли простому солдата дали бы лошадь

Всадник, скорчив на лице страшную гримасу, не то специально, не то рефлекторно и замахнувшись мечом, помчался прямо на Ворона

Чёрный Странник увернулся от удара ловким движением в сторону, и всадник промчался мимо. Ворон, нарочито медленно сжал рукоять меча, появившуюся в воздухе, и вынул, чёрный словно безлунная ночь, клинок. На воинов это представление произвело бы неизгладимое впечатление если бы не туман. Вслед за всадником в бой ринулись ещё двое воинов: щитоносец, закованный в тяжёлые доспехи, и копейщик в лёгкой стёганке. Копейщик попытался пронзить Ворона, но он успел отбить удар мечом, то ли от неопытности, то ли из-за мокрой дороги копейщик упал на одно колено давая возможность Ворону нанести удар, к счастью копейщика, его соратник, щитоносец подоспел вовремя и закрыл его от удара меча. Потому как воин с щитом двигается можно понять, что у него есть хоть какой-то боевой опыт, он не бросался в атаку сломя голову, не наносил беспорядочные удары, он ждал, ждал пока противник устанет или сделает ошибку

Бой грозил затянуться, а времени и без того в обрез, караван с ещё большим количеством воинов грозил появиться из тумана в любую минуту. Не то чтобы Ворон не мог со всеми ними справиться, но его промедление грозило бойней для людей и, что, пожалуй, наиболее значимо, лишнюю трату сил. Поэтому нужно было как-то заставить щитоносца открыться

Чёрный Странник сблизился с щитоносцем почти в плотную с расчётом на то что он ударит щитом. И он ударил наотмашь со всей силы и тут же дополнил удар выпадом. Ворон едва смог отскочить от щита, как тут же в него полетел уже меч.

Промах, щитоносец промахнулся, и эта ошибка дорого ему обошлась. В тоже мгновение Ворон сделал свой выпад целясь в одно из немногих слабо защищённых мест в броне – в шею

Кольчуга не смогла остановить бритвенно-острый клинок и вот в следующее мгновение воин уже лежал на земле в луже собственной крови

Копейщик так и смотрел на дуэль с разинутым в удивлении ртом и только сейчас понял, что пора всё-таки что-то делать. Он судорожно начал шарить руками по земле с надеждой найти копьё, но к его сожалению, Ворон стремительно приблизился и нанёс удар наотмашь. Вскоре всё уже было кончено. А что же с всадником, командиром этого отряда? Лишь одинокий конь стоял возле края пропасти. Похоже коварная инерция выкинула всадника из седла

— Что-ж транспорт мне пригодится, но сперва нужно сделать кое-что ещё…

Ворон развернулся в сторону предполагаемого местонахождения каравана и воздел руки к небу, вокруг них тотчас появилась чёрная дымка, и он начал медленно их опускать. А в сторону каравана начали слетаться тени, пролетая мимо Чёрного Странника с неразборчивым шёпотом

— Это должно их задержать. – Ворон взобрался на коня и хлопнув поводьями скомандовал – Пошла!

Через некоторое время, опасной поездки по извилистой дороге, из тумана выплыл каменный мост, а за ним и очертания массивных стен монастыря, сложенных из поистине исполинских камней. Ворон немедля пересёк мост и перед его взором предстали огромные деревянные ворота. Казалось, что это вовсе не монастырь, а самая настоящая непреступная крепость! Страшно представить через что пришлось бы пройти осаждающим в случае штурма! К счастью Ворона ворота, были приоткрыты достаточно широко для того, чтобы можно было беспрепятственно войти, похоже монахи по какой-то причине не боялись осады. Впрочем, кому этот монастырь сдался в такой глуши?

Чёрный Странник спешился и вошёл внутрь. Перед ним предстал во всей красе не очень большой, но превосходно ухоженный сад: рядки аккуратно подстриженных кустов, небольшие клумбы пёстрых цветов, а в центре всего, словно вишенка на торте, стояла величественная статуя местного бога. Лицом изваяние обращено к воротам, так что каждый входящий встречался с суровым ликом здешнего покровителя казавшимся чем-то извечно недовольным.

— И почему бога зачастую изображают суровым бородатым мужиком? – подумал Ворон – А если не мужиком, то шарообразной женщиной, так называемой великой матерью… Неужели нельзя изобразить бога весёлым толстячком, а богиню красивой молодой девушкой? Неужели от этого основы религии рухнут? Хотя иногда встречаются и более оригинальные божества, например, богиня любви одного далёкого города очень даже недурна собой, как и положено богине любви… Хм – Ворон усмехнулся своим воспоминаниям – Да, точно ведь был один скульптор которой думал так же, как и я: он, изобразив богиню-мать в облике девы с весьма выдающимися достоинствами (размеров на пять так выдавались), а верховного бога он изобразил эдаким молодым обольстителем. А ведь между прочем его скульптуры имели ошеломительный успех, буквально каждый дворянин хотел его работу, он бы стал бы одним из самых богатых скульпторов в мире! Если бы об его творениях не узнала бы церковь… Нечего и говорить, что он немедленно был объявлен еретиком и сожжён на костре, а все его работы были уничтожены. Эх… жаль я не видел лица святош, когда они увидели его работы… Ладно дела не ждут…

Ворон побрёл через сад к ближайшей боковой двери, он чувствовал, что тот предмет, что он ищет где-то под ним, в подвале. Он отрыл дверь и вошёл в коридор довольно мрачный, освещённый лишь светом факелов. Идя дальше, он увидел впереди, что дорога разделяется на два пути, подойдя к развилке Ворон практически столкнулся с местным послушником. Он совсем молод, худощав, а его лицо покрывает юношеский пушок, на вид ему не более шестнадцати лет

— Извините, но у нас совсем нет мест для странников… — промямлил он

Ворон посмотрел в глаза послушнику взмахнул рукой и сказал — Ты отведёшь меня в подвальное хранилище

Глаза юного монаха остекленели, он развернулся в ту сторону откуда пришёл и совершенно безжизненным голосом произнёс — Я отведу вас в подвальное хранилище

И они брели по коридором до тех пор, пока слева не выплыла из тени дверь. Послушник открыл её и взору открылась лестница ведущая вниз, которой они незамедлительно воспользовались. По мере спуска становилось всё холоднее и мрачнее, и вот спустя некоторое время спуска и блуждания по коридорам, они, наконец, пришли к массивной дубовой двери, окованной железом и освещённой двумя факелами, но гораздо примечательнее было то, что из-под неё лился яркий свет, будто кто-то спрятал за ней солнце

— Должно быть это оно — тихо пробормотал Ворон — Открой дверь

— Простите господин, но без ключа это невозможно…

— Отойди! — Тёмный странник свёл руки вместе и тотчас же между ними образовалась сфера из яркого пламени. Он направил руки вперёд, и сфера вырвалась из них с ошеломительной скоростью. Раздался взрыв, языки жаркого пламени вместе с дубовыми щепками брызнули во все стороны. Ворон молниеносно развернулся, закрывая голову руками. Когда всё закончилось на месте двери была зияющая дыра, из которой лился свет, исходящий от пьедестала, на котором покоился какой-то осколок. Ворон вошёл внутрь. Хранилище было абсолютно пустым, если не считать нескольких железных клеток

— Этот осколок обладает невероятной силой, и он явно является частью чего-то большего… Страшно представить на что будет способен артефакт, собранный из таких кусочков…

Ворон взял в руку осколок и страшная боль не заставила себя ждать, этот маленький золотой кусочек обжигал словно пламя преисподней, а от руки начала расходится чёрная дымка. Нет, Ворон не горел, а будто испарялся, а чего ещё можно ожидать от контакта тёмной сущности с артефактом света такой мощи. Преодолев боль, он убрал осколок в толстый кожаный мешочек с нарисованной на ней руной, созданной для блокирования магии, к счастью, этого хватило чтобы защититься от его пагубного воздействия. В хранилище моментально стала кромешная тьма, и неудивительно, единственный источник света погас, а факелы на входе были уничтожены взрывом, ближайший источник света сеял, словно одинокая звезда, далеко впереди, да и весь коридор, кажется самой настоящей бездной, такой же чёрной, такой же безжизненной, лишь два существа были там Ворон и небольшой серый комочек, старавшийся как можно сильнее вжаться в стену, это, некто иной как, юный послушник здешнего монастыря

— Вставай! — приказал ему Ворон — Веди меня к выходу

Послушник неуверенно осмотрелся, отряхнул робу и побрёл во тьму

В полной тишине они дошли до лестницы ведущей наверх, как вдруг словно из неоткуда раздался голос.

— Послушник? Что ты здесь делаешь? А ты ещё кто так… — в тот же миг Ворон вытащил из ножен закреплённых на бедре кинжал и нанёс удар в грудь жреца. Он даже не успел нечего понять и вот уже в следующее мгновение он с широко раскрытыми от удивления глазами испускает свой последний вздох

Чёрный странник вытер свой кинжал об робу сановника и подумал — Хм… синяя явно не дешёвая ткань, вышивка, похоже, серебром, а это что? Камни? Едва ли это стекляшки… похоже он был главным в этом монастыре

Послушник тем временем лишь удивлённо смотрел на происходящее не в силах что-либо сделать. Ворону пришлось тряхнуть молодого сановника, что бы он пришёл в чувство. К счастью, остаток пути до ворот прошёл без происшествий. На улице их встретил всё тот же туман и немного усилившийся дождь, всё вокруг стало гораздо мрачнее, что свидетельствовало о скором конце дня.

Приказав послушнику идти по своим делам, Ворон нашёл во внутреннем дворике монастыря, уже ставшего своим коня, который лениво живал аккуратно подстриженные кустики, вскочил в седло и направил коня трусцой к воротам.

— А ведь караван так и не объявился… неужто их так заняла моя простая иллюзия? Ладно, чёрт с ними. — С этими мыслями он проскакал по мосту, а затем и дальше, постепенно растворяясь в тумане.

16.10.2021
Raven864


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть